Научная статья на тему 'Письма И. А. Бунина к дону Аминадо (А. П. Шполянскому)'

Письма И. А. Бунина к дону Аминадо (А. П. Шполянскому) Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
557
74
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ / EPISTOLARY LEGACY / И.А. БУНИН / I. A. BUNIN / ДОН АМИНАДО / DON AMINADO (A. P. SHPOLYANSKY)

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Желтова Н.Ю., Орлова Е.В., Егорова Н.С.

Впервые публикуются письма И.А. Бунина к Дону Аминаду (А. П. Шполянскому), хранящиеся в Бахметевском архиве Колумбийского университета (США).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LETTERS BY I. A. BUNIN TO DON AMINADO (TO A. P. SHPOLYANSKY)

This is the first time, when two letters by I. A. Bunin to Don Aminado (A. P. Shpolyansky) published. This letters were safe in Bakhmetjev archive of Columbian University (USA).

Текст научной работы на тему «Письма И. А. Бунина к дону Аминадо (А. П. Шполянскому)»

Наши публикации

е письма и. а. Бунина к дону аминадо 2 (а. п. шполянскому)

Villa Alba Rui Jonquiere Le Cannet (а. м.) 14-XII-25

Дорогой Аминад Петрович1,

впервые публикуются письма И. А. Бунина к дону Аминаду (а. п. Шполянскому), хранящиеся в бахметевском архиве колумбийского университета (сША).

ключевые слова:

эпистолярное наследие, И. А. бунин, дон Аминадо (А. п. Шполянский).

Только сейчас получили Ваше письмо,— мы уже чуть не 2 недели тому назад покинули Грасс. Думаю, что и Cannet покинем и очень скоро Ваш Paris, конечно, — где однако у нас нет квартиры и куда ехать просто страшно поэтому. Так что до скорого свидания, надеюсь, а пока спешу Вам сказать, что это было бы чудесно — воскресить «Сатирикон». Кажется, потребность в еженедельных журналах все растет, пример: «Иллюстрированная] Россия», «Перезвоны» «Огонек» в Риге и т. д. Все дело однако в том, есть ли достаточное количество пишущих сотрудников для «Сатирикона», т. е. и остряков и художников. Во всяком же случае попытка не пытка, спрос не беда. Во главе дела, конечно, должны стать Вы — лучше и выдумать нельзя, — что же до меня, т. е. до моего, как пишите, «ближайшего участия», то я, полагаю, совсем буду бесполезен, ибо какое же я могу принять не только ближайшее, а даже и просто участие в «Сатириконе»? (Подчеркнуто.— Н.Ж.). Вы знаете, дорогой, как я Вас люблю и ценю Ваш ум, донельзя и как я Вам все таки готов был бы помочь, но что же я могу, повторяю, в этом-то (Подчеркнуто.— Н.Ж.) деле? Могу только давать обычные (Подчеркнуто. — Н. Ж.) стихи, рассказы.

Сердечно Вас обнимаю и желаю удачи. Еще раз до скорого свидания (когда и поговорим [неразборчиво]).

Ваш Ив. Бунин P. S. Кроме Вас мне пока по этому делу еще никто не писал.

10.X.1932

Дорогой друг,

Как всегда, очень рад был Вашему письму, спасибо, что вспомнили, простите, что не сразу ответил. Все собирался и хотел — и тем более, что с утра до вечера долбил (?) несколько дней подряд: «Ну, [неразборчиво]. А я-то при чем?» — а все таки все не мог собраться. Между прочим, и вот почему: все не решался сделать Вам неприятность, которую задумал включить в ответ Вам и которую наконец включаю: дорогой,

1 В письмах сохранена авторская постановка знаков препинания.

подумайте обо мне! Дайте совет, как мне быть? Знаю, что Вам сейчас (Подчеркнуто.— Н.Ж.) в работах и муках на счет 22 октября, особенно не до меня. Но все-таки улучите свободную минутку — и подумайте обо мне (не обижусь, если даже что произойдет в [неразборчиво]). А в чем дело, Вы знаете. Эту зиму я никак не проживу без доброй руки помощи со стороны моих соотечественников,— совершенно твердо говоря. Дело доходит уже просто до безобразия. И вот, скажите: можно ли все-таки надеяться на эту руку? Лично думаю: обязательно можно и должно — я вот уже скоро три года, как не прибегал к ней, к этой руке, и кроме того считать «гордостью». Но в какой форме поднять мне эту руку? Вечер? Или просто сбор — например, под видом продажи с автографом моих «Избранных стихов» (издать которые для этого очень прилично)? Думаю — [неразборчиво], но посоветуйте. Это необходимо, как мне ни совестно хватать Вас за лацканы пиджака,— я действительно в [неразборчиво] положении.

Целую Вас крепко, поклон от всех нас Вам и Надежде Михайловне. [Неразборчиво] я уже забыл.

Ваш Ив. Бунин

Комментарий

В Бахметевском архиве Колумбийского университета (США) хранятся письма И. А. Бунина к Дону Аминадо (А. П. Шполянскому). Первое письмо Бунина датировано 1920 годом. (Дон Аминадо эмигрировал в январе 1920 года, Бунин — в феврале). Далее переписка продолжалась вплоть до смерти писателя. Некоторые письма написаны В. Н. Муромцевой-Буниной накануне и после кончины её супруга.

В письмах к Дону Аминадо Бунин обращается исключительно как «дорогой друг», «милый, дорогой друг» или «дорогой Аминад Петрович». И это неслучайно. Бунина и Дона Аминадо связывали долгие дружеские отношения. Они познакомились еще в 1914 году во время посещений литературного кружка свояченицы В. Я. Брюсова Б. М. Рунт.

В 1919 году, накануне отъезда в эмиграцию Дон Аминадо и Бунин активно общались в Одессе. В записях В. Н. Муромцевой-Буниной этого периода много трогательных замечаний по этому поводу: «Болтаем с милым Шполянским, который неизменно острит. Узнаем, что Саша Койранский "в сумасшедшем доме",— он находит, что это единственное место, где теперь можно жить спокойно» [Бунин, Бунина, I: 236]. Видимо, Шполянский принимал активное участие в организации отъезда Буниных за границу. В. Н. Муромцева-Бунина 22 декабря 1919 года по ст. ст., 4 января 1920 года — по новому делает следующую запись: «Был у нас Ам. П. [Шполянский] за паспортами — может быть, и устроится

проезд» [Бунин, Бунина, I: 269]. Однако по разным причинам Бунины не поехали со Шполянским и другими журналистами и отплыли позднее на пароходе «Спарта».

Согласно дневниковым записям В. Н. Муромцевой-Буниной, сатирик активно поддерживал настроение Буниных после их приезда в Париж, помогал им адаптироваться: «Аминад зашел и рассказал несколько анекдотов» [Бунин, Бунина, II: 18]. Согласно этим же записям Дон Аминадо не забывал своего друга и в последний год его жизни. В записи В. Н. Муромцевой-Буниной от 11 января 1953 года отмечено: «Был Аминад. Как всегда, приятен, умен и полон любви к Яну» [Бунин, Бунина, II: 405].

Любопытно заметить, что, видимо, дружба Бунина и Дона Аминадо была современникам столь очевидна и заметна, что иногда им казалось, что под загадочным псевдонимом скрывается сам Бунин. Характерен в этой связи вопрос Троцкого, который он адресовал в письме Воронскому и Городецкому от 10 сентября 1922 года: «1. Верно ли, что Дон Аминадо, автор "Сына без отечества" — Иван Бунин?» [РГАСПИ, 325, 2, 505, 3]. Известен и ответ Воронского от 11 сентября: «1) Настоящая фамилия Дон-Аминадо — ШПОЛЯНСКИЙ. Раньше сотрудничал в "Сатириконе" и других изданиях. Никакого отношения этот псевдоним к Ив. Бунину не имеет» [РГАСПИ, 325, 2, 505, 5]. Книга стихов Дон Аминадо «Дым без отечества» увидела свет в парижском издательстве «Север» в 1921 году. Возможно, путаница возникла и оттого, что Бунин откликнулся на нее прекрасной рецензией: «...Главное в <...> книге, поминутно озаряемой умом, тонким юмором, талантом,— едкий и холодный "дым без отечества", дым нашего пепелища <... > Аминадо он ест глаза, иногда до слез» [Бунин 1921: 2]. Более того, первые двенадцать строк из этого сочинения Бунин поместил в свои «Автобиографические заметки».

Бунин всегда с большим уважением отзывался о литературном таланте своего друга. В рецензии на книгу «Наша маленькая жизнь» (Париж, 1927) Дона Аминадо обычно скупой на похвалу Бунин назвал его «одним из самых выдающихся русских юмористов, строки которого дают художественное наслаждение» [Бунин 1927: 523].

Судя по письмам, которые хранятся в архиве, Дон Аминадо разослал сразу нескольким литераторам предложения об участии в возрождении «Сатирикона» (сохранился, например, ответ А. Амфитеатрова). Однако этот проект удалось осуществить только в апреле 1931 года, когда вышел первый номер журнала. Его редактором стал М. Г. Корнфельд. Интересно заметить, что Бунин не смог отказать своему «другу Аминаду Петровичу» даже спустя

X

О

х

к ^

о

о ta

го

X <

X

О

<=д

го

LO

ГО

X

1_1

о

Г\|

го

го

OI &

го <v

о о

много лет и наряду с тем же Доном Аминадо принял участие в первом номере журнала с «обычным» стихотворением «Санкт-Петербург», которое было помещено под рисунком А. Бенуа. Художественный отдел журнала составили А. Бенуа, И. Билибин, А. Гросс, М. Добужинский, К. Коровин. Однако, несмотря на солидные привлеченные силы, возрожденный «Сатирикон» особого успеха не имел и прекратил свое существование в октябре этого же года (всего вышло 28 номеров).

В письме Бунин также упоминает о нескольких журналах. Литературно-художественный журнал «Перезвоны» (1925-1929) еженедельно издавался в Риге с 1925 по 1926 (№ 1-14), затем периодичность постепенно уменьшалась вплоть до одного раза в два месяца. Ответственным редактором был С. А. Белоцветов, а литературным отделом заведовал сам Б. К. Зайцев, обложки создавал М. Добужинский. Бунин входил в число основных авторов наряду с А. И. Куприным, Б. К. Зайцевым, М. И. Цветаевой, Н. А. Тэффи, К. Бальмонтом, М. Алдановым.

В этом же письме Бунин упоминает о журнале «Огонек» — правильнее «Наш Огонек», который также издавался в Риге с 1924 по 1926 годы. Но в отличие от «Перезвонов» крупных имен русской эмиграции журнал не собрал за исключением К. Бальмонта, А. Ремизова, зато много печатал писателей из Советской России: А. Коринфского, С. Есенина, Ю. Галича, Скитальца, М. Зощенко, П. Романова, В. Шишкова.

Дольше других выходил в Париже знаменитый сначала двухнедельный, затем еженедельный литературно-иллюстрированный журнал «Иллюстрированная Россия» (1924-1939), который Бунин в письме упомянул первым. Редактором

был М. П. Миронов, но два номера редактировал А. И. Куприн (№ 28 за 1931 г., 30 за 1932 г.). Бунин входил в редколлегию журнала наряду с З. Н. Гиппиус, Б. К. Зайцевым, Д. С. Мережковским и И. С. Шмелевым.

Второе письмо свидетельствует о бедственном положении Бунина за год до вручения ему Нобелевской премии и об истинном доверии, которое он испытывал к Дону Аминадо. Характерно в этой связи замечание З. Н. Шаховской: «...Не так уж легко он сближался с людьми. Человек Бунин был сложный и в какой-то мере трудный <...>. Любил он уважение, но не терпел лести. <...> .В деньгах нуждался всю жизнь» [Шаховская 1991: 202].

ЛИТЕРАТУРА

Бунин И. А. «Дым без отечества» // Общее дело. 1921.

№ 346. 27 июня. Бунин И. А. [Рецензия] // Современные записки. 1927. № 33.

Бунин И. А., Бунина В. Н. Устами Буниных. Дневники:

в 2 т. / сост. М. Грин. М., 2004. РГАСПИ. Ф. 325. Оп. 2. Д. 505. Л. 3. Машинописная копия

РГАСПИ. Ф. 325. Оп. 2. Д. 505. Л. 5. Машинописный подлинник.

Шаховская 3. А. В поисках Набокова. Отражения. М., 1991.

Публикация Н. Ю. Желтовой, Е. В. Орловой, Н. С. Егоровой. Комментарий Н. Ю. Желтовой.

ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина». Поступила в редакцию 31.03.2014 г.

UDC 82-6 LETTERS BY I. A. BuNIN TO DON AMINADO (TO A. P. SHPOLYANSKY)

Publications by N. Yu. Zheltova, E. V. Orlova, N. S. Egorova. Commentary by N. Yu. Zheltova

This is the first time, when two letters by I. A. Bunin to Don Aminado (A. P. Shpolyansky) published. This letters were safe in Bakhmetjev archive of Columbian University (USA). KEY WORDS: epistolary legacy, I. A. Bunin, Don Aminado (A. P. Shpolyansky).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.