Научная статья на тему 'Первый «Градостроительный» план в истории Новосибирска'

Первый «Градостроительный» план в истории Новосибирска Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
442
78
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НОВОСИБИРСК / НОВОНИКОЛАЕВСК / ПЛАН / ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫЙ ПЛАН / ИСТОРИЧЕСКИЙ ЦЕНТР / АЛТАЙСКИЙ ГОРНЫЙ ОКРУГ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Минина Наталья Алексеевна

В статье рассматривается формирование первоначальной планировочной структуры г. Новониколаевска, в тот период поселка Кривощековского. Новые исторические факты о создании летом 1894 г. плана поселка, ставшего первым в истории будущего города, и последующей его реализации позволяют пересмотреть устоявшееся представление о стихийном, хаотичном развитии Новониколаевска на начальном этапе его истории.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The First City Plan of Novonikolayevsk (Novosibirsk)

This article deals with the first city plan of Novonikolaevsk, which was called Krivoschekovsky village at that time. New historical facts about creation of the first plan of the settlement in summer of 1894 and its further realization make it possible to revise our common long-held assumption about spontaneous, chaotic development of Novonikolayevsk at the initial stage of its history.

Текст научной работы на тему «Первый «Градостроительный» план в истории Новосибирска»

УДК: 711.1 ББК: 85.118 г

Н.А. Минина, г. Новосибирск Первый «градостроительный» план в истории Новосибирска

Аннотация

В статье рассматривается формирование первоначальной планировочной структуры г. Но-вониколаевска, в тот период — поселка Кривощековского. Новые исторические факты о создании летом 1894 г. плана поселка, ставшего первым в истории будущего города, и последующей его реализации позволяют пересмотреть устоявшееся представление о стихийном, хао-тичном развитии Новониколаевска на начальном этапе его истории.

Ключевые слова: Новосибирск, Новониколаевск, план, градостроительный план, исторический центр, Алтайский горный округ.

Новосибирск издавна позиционируется как город с молодой историей. Но, несмотря на молодость, есть в его прошлом такие «белые пятна», изучение которых имеет принципиальное значение. В первую очередь актуальной до сих пор является тема территориального развития города в период его зарождения.

Очевидно, что исследование истории любого города начинается со скрупулезного поиска и изучения фактов о его основании, определения первых улиц, установления имен первых горожан; для Новосибирска эти первостепенные задачи получают особенное значение, так как город развивался стремительно и буквально с нуля. Но профессиональный этап новосибирской историографии начался в 1920-1930-е гг. не с изучения или, вернее, не с фиксации совсем недавних событий, которые еще помнили старожилы, а с создания малопривлекательного образа дореволюционного Новосибирска. В результате утвердилось представление о стихийности развития города, впервые высказанное Сибирской советской энциклопедией: «у станции и моста возникло два рабочих поселка, которые стихийно росли, скоро соединились друг с другом и поглотили в себе бывший крестьянский поселок, именовавшийся по имени одного из засель-щиков «Гусевкой» [11]. Позже в авторитетных исследованиях Л.М. Горюшкина [6] и С.Н. Баландина [1] были приведены сведения о «первом плане Кузнецова» 1896 г., но этот новый факт не получил развития — были сделаны все те же выводы о стихийности города, причем план подвергся беспощадной критике с точки зрения современных авторам градостроительных норм. Факты о планировке поселка не позволили и в дальнейшем сформировать четкое представление о территориальном развитии Новониколаевска, что отразилось даже в новейшей энциклопедии, изданной в 2009 г.: «Новосибирск зародился в 1893 г. в связи со строительством Транссиба. Стихийно возникшие поселки строителей на правом берегу Оби слились в один, названный в ноябре 1894 г. в честь императора Александра III Александровским». Далее статья только запутывает читателя, поясняя изменение топонимики первых лет: «в 1893 г. — поселок Новая Деревня, затем поселок у станции Обь. Май-июнь 1894 г. — строительство Нового поселка у р. Каменки, затем Объединенный поселок, в ноябре 1894 г. переименован в пос. Александровский, в феврале 1898г. — в пос. Новониколаевский» [9].

Несмотря на отсутствие ранее имевших место идеологических рамок, даже в новейших исторических, краеведческих, историко-архитектурных, справочных исследованиях авторы предпочитают теоретизировать на основе сведений, изложенных в 1920-1970-х гг., не при-

248

водя новых источников по предмету своего научного интереса. В этом отношении наиболее показательно исследование исторических этапов формирования планировочной структуры Новониколаевска Т.Б. Кожурковой [8]. Автор на основе морфологического анализа делает заключение, что «по типовому проекту закладывалось только Вокзальное поселение, поселок мостостроителей вырос стихийно на кабинетской земле... из Кривощековского выселка, который, по сути, являлся стихийной «нахаловкой». Период 1890-1910 гг. автор выделила как первый этап формирования планировочной системы города, в которую вошли, почему-то лишь два района — Центральный и Железнодорожный. Поселок, по мнению автора, рос беспланово до линии храма А. Невского, откуда начинались «новые регулярные кварталы», имея в виду, вероятно, реализацию «плана Кузнецова», хотя сам план в исследовании не упоминается и его роль, соответственно, не рассматривается. Ошибочен вывод исследователя, что «одновременно с развитием поселения ст. Обь и поселка мостостроителей формируется Большая и Малая Нахаловка— селитебные территории самовольных переселенцев». Но если речь о 1890-х гг., то известно, что образование названных «нахаловок» шло в период первой русской революции. Однако отметим, что эта ошибка довольно типична [10].

Таким образом, историографический обзор вопроса планировки города показывает, что и советские, и современные исследования создавались при явном дефиците исторических источ-ников, и частично по этой причине сформировался образ «стихийного», «нахального» города. Но комплексное изучение вновь выявленных источников подводит нас к выводу, что такое представление — не более чем исторический миф.

Крупный массив землеустроительных документов периода 1890-х гг. из фондов Главного управления Алтайского горного округа дает подробную информацию о первой планировке поселка, начавшейся летом 1894 г., еще до официальной закладки Обского моста. Первый план, разработанный чинами Алтайского округа, стал неотложной мерой по землеустройству нового быстрорастущего поселения, расположенного рядом со строительством моста на местности, самовольно занятой кривощековскими крестьянами, рабочими и разночинцами.

С началом строительства Транссиба территория, где появился город, интенсивно картографировалась чинами Алтайского округа, в частности, в связи с необходимостью переноса с. Кривощекова. Летом 1893 г. под руководством заведующего межевыми работами Алтайского округа инженера А.В. Розанова был составлен план с. Большого Кривощекова с выселками [2]. Этот план отражает начавшийся процесс урбанизации Правобережья, где находился практически нетронутый Верх-Обской бор. Судя по плану, уже в это время здесь складываются три функциональных сектора (рис. 1)15:

1. Транспортно-логистический. По берегу Оби, чуть ниже проектируемого Обского моста, Алтайским округом были отведены места под пристань, конторы и пароходство фирмы Бого-словских заводов, которая снабжала стройку рельсами, железом и всем необходимым с заводов Урала. К пристани была проложена ветка от ст. Обь. В дальнейшем эта береговая территория, отрезанная Транссибом от собственно города, сформировалась как промышленная зона (сейчас ул. Фабричная и территория речпорта).

2. На левом берегу Каменки образовалась служебная и селитебная территория строителей железной дороги и Обского моста — в новосибирской историографии известна как «поселок мостостроителей». На плане показаны места, занятые железной дорогой: для зданий строителя Обского моста, конторы 1-го участка Средне-Сибирской железной дороги (там, где сейчас парк «Городское начало»), для кузниц и пакгаузов. Чуть дальше вглубь бораобозначена мест-

15 На плане правобережный Кривощековский выселок авторами ошибочно обозначен как с. Мало-Кривощеково.

ность, самовольно занятая в 1893 г. рабочими, разночинцами и прочим людом, приехавшим на большую стройку.

3. Крестьянско-торговый сектор — выселок Кривощековский16. Сложился ранее остальных, еще в 1877 г. Выселок попал в зону отчуждения железной дороги, и по распоряжению Алтайского округа должен быть перенесен за пределы данной местности, но на рубеже 18931894 гг. крестьяне поставили свои дома сразу за насыпь железной дороги, и с этого времени их поселок стал расцениваться окружными властями как самовольный. Выселок состоял из 33 домов, а к концу 1894 — уже из 53. Местными жителями выселок в обиходе назывался д. Гусевкой (Гусевой) [5, л. 1].

Последние два сектора — исходные точки роста города, которые и стали объектами планировки. Заметим, что эти две функциональных территории чиновниками не разделялись и воспринимались как одно поселение, причем называли его традиционно — пос. Кривощековский (с вариантами: выселок, заселок, встречается и «село Кривощеково»), и, хотя поселок быстро развивался, это название употреблялось до 1896 г. Обращает на себя внимание тот факт, что эти два сектора надолго сохранили свою изначальную «специализацию»: крестьянский выселок стал местом бурного развития торговли и сферы услуг, а Закаменка складывалась как менее зажиточная рабочая слободка.

С советских времен господствует точка зрения, что первое время поселок существовал неофициально, царские власти его не признавали, а расположение поселка на кабинетских землях только препятствовало его территориальному расширению [7]. Но факты говорят о другом: руководство Алтайского округа отнеслось положительно к появлению поселка, справедливо полагая, что поселок, во-первых, просто необходим для обслуживания нужд строителей, во-вторых, в связи с выгодным расположением в скором времени он станет «одним из лучших городов в Сибири в торговом отношении» [3, л. 14-16 об]. Что касается запрещения селиться, то таковых документов в делах не обнаружено; выселение грозило тем, кто по каким-то причинам не соблюдал планировку, в том числе принципиально подлежали выдворению крестьяне-кривощековцы.

Впервые соображения о планировке поселка были высказаны в мае 1894 г. чиновником по сбору аренды К.И. Бородухо, который часто командировался в Кривощековский поселок по делам службы [3, л. 106]. О необходимости планировки самовольного поселка заведующим Земельной части округа Е. Недзвецкимбыл сделан 23 июня 1894 г. обстоятельный доклад начальнику Алтайского округа генералу Болдыреву: «...Я полагал бы теперь же позаботиться о правильном размещении усадеб и других построек во вновь образуемом поселении разбивкой всей прилегающей в означенном пункте к полотну железной дороги местности на правильные кварталы и усадебные участки. и ныне же, не допуская дальнейшего беспорядочного заселения там, принять следующие меры к установлению должного по сему предмету порядка. означенную местность как боровую принять в непосредственное распоряжение Главного Управления, обмежевать ее и разбить на правильные кварталы, улицы и проулки с нарезкой возможно большего числа усадебных мест ввиду постоянно возрастающего спроса на эти места. когда разбивка будет произведена, предложить самовольно построившимся ранее перенести дома в линии по кварталам, а при несогласии их на добровольное перенесение просить содействия административной власти17 о принудительном выселении их с самовольно занятых ими мест. <.> В то же время предложить чиновнику Бородухо по перенесении упомянутых усадеб и построек на новые места обложить владельцев их арендною платой

16 Выселок — часть селения, по какой-то причине отделившаяся от основной.

17 То есть губернской власти и полиции.

за усадьбы таксою по 1 руб., а об обложении торговых и промышленных заведений представить предварительно на утверждение Главного Управления подробные сведения о размерах обложения каждого из них.» [3, л. 14-16 об.]. На следующий день доклад был утвержден начальником округа, что фактически означало официальное признание Кривощековского поселка. Далее началась практическая работа по его приведению в соответствие с нормами пожарного и строительного уставов.

Документы открывают любопытные подробности: разработка плана вызвала полемику между чиновниками, а его реализация происходила в довольно сложных условиях — в поселке чинам округа негде было даже остановиться, так как Кабинет пока не обзавелся своим жилищным фондом. Составление плана было возложено на чиновника разных поручений М. Сергеева, командированного в начале июля 1894 г. в Кривощековский поселок. 19 июля М. Сергеев отчитался перед Болдыревым о проделанной работе и составленном плане [3, л. 28-29 об.]. В ходе командировки им была осмотрена местность, занятая разночинцами, составлен полный список всех самовольно поселившихся. Под его руководством колыванский межевщик Пеньковский произвел съемки самовольно застроенной местности и распланировал ее, запроектировав улицы, переулки и торговую площадь в центре поселка. В каждом квартале предполагалось до 20 усадеб по 250 кв. саж. каждая. Позже, в 1896 г., на это обстоятельство обратил внимание томский губернатор, указав Болдыреву, что в кварталах «скученность», слишком много усадеб, которые «самого низшего размера» из допустимых законом и«соответствуют лишь малоземельным местностям» [4, л. 1]. На замечание в округе ответили, что во время планировки «пришлось не столько руководствоваться правилами строительными и пожарными, сколько применяться по необходимости к расположению уже существующих построек и усадеб, чтобы не вызвать разорительного сноса большей части из них» [4, л. 13]. Конечно же, в оценке данного факта не нужно забывать о коммерческом интересе Кабинета.

Большая часть селитьбы поселка предполагалась по плану на левом берегу Каменки — в будущей Закаменской части, что само собой разумеется: рабочих и разночинцев, занятых так или иначе на строительстве, было несравнимо больше, чем крестьян и купцов, обосновавшихся изначально на правом берегу, в будущей Центральной части города. Базарная площадь предпо-лагалась на месте выселка крестьян-кривощековцев, так как торговля здесь уже давно велась на крестьянских усадьбах. К маю 1894 г. действовало не менее 15 торговых точек, которые открыли известные в нашем городе купцы — Е.А. и И.А. Жернаковы, И.Т. Суриков, Ф.Д. Маштаков, торговый дом «Толоконский и Рубанович» [3, л. 108-109]. Но дальнейшие события сложились таким образом, что крестьяне так и не перенесли свои дома с «насиженных мест», и планировка первой базарной площади, выполненная Сергеевым, осталась лишь на бумаге. Забегая вперед, отметим, что территория первой базарной площади — это и есть «нахаловка», сохранившаяся с того времени и существующая до сих пор в виде улиц Кри-вощековской и Мостовой, которые по сей день выбиваются из общей планировочной сетки исторического центра города.

22 июля чиновник Бородухо доложил начальнику округа о недостатках плана Сергеева. Он предложил изменить планировку селитьбы на левом берегу Каменки так, чтобы улицы Закаменки являлись не продолжением улиц правого берега (то есть современного Центрального района), а шли параллельно Оби. В этом же докладе Бородухо настойчиво предлагает учредить «в образовавшемся поселке урядника для устранения дальнейшего самовольного заселения», который бы также наблюдал за паспортами обывателей, «как это имеется уже в Гурьевском заводе» [3, л. 48, 50-53]. Также в рапорте 10 сентября он предложил оставить кривощековских крестьян на своих местах, а базарную площадь разбить на новом месте, к се-

251

веро-западу от прежней (будущая Старо-Базарная за собором А. Невского).

11 августа 1894 г. в докладе Земельной части начальнику округа подтверждаются ранее высказанные решения о планировке поселка, выселении крестьян и реализации плана Сергеева [3, л. 42-45]. Но обращает на себя внимание, что данный доклад был утвержден В.К. Болдыревым лишь 20 сентября — очевидно, в этот промежуток времени шло обсуждение плана Сергеева и его доработка в соответствии с поправками чиновника Бородухо.

В рапорте от 17 сентября на имя Болдырева чиновник Сергеев отреагировал на замечания Бородухо, довольно ревностно отстаивая идею сплошной структуры поселка, указывая, что «место для селитьбы в сущности одно, только рассекается речкой надвое». Но идею переноса торговой площади Сергеев поддержал, заметив лишь, что для этого «придется снести домов 20-25 и вырубить больше леса» [3, л. 72]. Очевидно, что поправки Бородухо, сделанные с учетом таких природных особенностей местности, как непростой рельеф, руководством Алтайского округа были приняты к исполнению.

Графические изображения первого плана — как первоначального проекта чиновника Сергеева, так и варианта, доработанного с учетом предложений Бородухо, — к сожалению, до наших дней не сохранились, но, как следует из делопроизводственной переписки, план существовал далеко не в единственном экземпляре. По многочисленным документам в сочетании с последующими планами поселка и города выполнена его реконструкция с известной долей условности (рис. 2). Реконструкция основана на том, что кварталы в историческом центре разбивались и застраивались постепенно, причем их нумерация не менялась, и, таким образом, по номерам кварталов можно судить о границах первого плана. В то же время границы плана 1894 г. были подвижны, так как по необходимости разбивались новые кварталы. Заметим, что реконструкция Закаменки проще и точнее, чем часть поселка по правому берегу Каменки, где была запроектирована первая базарная площадь — ее сложность состоит в запутанной квартальной застройке, оставшейся городу «в наследство» от кривощековских крестьян.

Таким образом, как свидетельствуют архивные документы, начало планировочной структуры исторического центра Новосибирска было положено в первый год существования будущего мегаполиса. И хотя некоторые элементы планировки оказались нежизнеспособными, именно первый план задал направление улиц Центрального и Закаменского районов и тем самым обозначил вектор роста всего исторического центра, за исключением, разумеется, Вокзальной части. На этом основании он назван «градостроительным». Делая вывод о безусловно важном значении первой планировки для дальнейшего развития нового поселка, мы далеки от идеализации процесса формирования планировочной структуры и не отрицаем факт первоначального самовольного заселения, а также многочисленные трудности в реализации первого плана.

Сохранившиеся архивные документы возвращают из небытия имена авторов первого плана и тех, кто был причастен к его разработке: чиновники М. Сергеев и Е. Недзвецкий, межевщик Пеньковский, генерал В.К. Болдырев, который осуществлял общее руководство. И, конечно, нужно отдать должное чиновнику К.И. Бородухо, который, найдя оптимальную планировку За-каменки, предугадал магистральное направление на юг, а ведь в то время даже в село Бердское можно было проехать только по левобережью... Также отметим, что совершенно не случайно в топонимике первых закаменских улиц отразилось горнозаводское хозяйство Алтайского округа: улицы Павловская, Сузунская, Змеиногорская, Гавриловская, Гурьевская, Локтевская, Зыря-новская — были названы по заводским поселкам и рудникам Алтайского округа.

Новые факты о плане 1894 г. позволяют более четко представить процесс освоения территории будущего города и понять, что его рост осуществлялся вполне последовательно. В 1896 г. с учетом уже существующей планировки был разработан план поселка Новонико-

252

лаевского. Эти планы разделяют лишь два года, но они различны по масштабам: если первый план — оперативная мера по упорядочиванию самовольного Кривощековского поселка, то «план Кузнецова» — стратегический, объединивший станцию Обь и Кривощековский поселок в город Новониколаевск.

Список использованных источников

1. Баландин С.Н. Новосибирск. История градостроительства. 1893-1945гг. — Новосибирск, 1986. — С. 11.

2. ГААК. Ф. 50. Оп. 1. Д. 66.

3. ГААК. Ф.3. Оп. 1. Д. 913.

4. ГААК. Ф. 4. Оп. 1. Д. 81.

5. ГААК. Ф. 146. Оп. 1. Д. 18.

6. Горюшкин Л.М., Бочанова Г. А., Цепляев Л.Н. Новосибирск в историческом прошлом: конец XIX — начало ХХ в. — Новосибирск: Наука, 1978. — 293 с.

7. История города. Новониколаевск-Новосибирск: исторические очерки. В 2 т. — Т. 1.: исторические очерки / рук. проекта Н.А. Александров. — Новосибирск: Издательский Дом «Историческое наследие Сибири», 2005. — С. 15.

8. Кожуркова Т.Б. Основные исторические этапы формирования планировочной структуры сибирского города на примере Новосибирска (Новониколаевска) // Вестник ТГАСУ. — 2008. — №3. — С. 100-112.

9. Новосибирск / Историческая энциклопедия Сибири / Рос. акад. наук, Сиб. отд-ние, Ин-т истории; рук. проекта акад. РАН А.П. Деревянко; гл. ред. В.А. Ламин; отв. ред. В.И. Клименко. — Т. 2. — Новосибирск: Историческое наследие Сибири. — 2009. — С. 495.

10. Памятники истории, архитектуры и монументального искусства Новосибирской области. Книга 1. Город Новосибирск. — Новосибирск, 2011. — С. 6.

11. Сибирская советская энциклопедия. — Новосибирск, 1932. — Т. 3. — 803 с.

Рис. 1. План с. Большого Кривощекова с выселками (фрагмент). Хребтов, Торопынин, Розанов. 1893 г. ГААК. Ф. 50. Оп. 1. Д. 66. Условные обозначения: А — пакгаузы Средне-Сибирской ж.д.; Б — пристань Средне-Сибирской ж.д.; В — пристань и контора фирмы Богословских заводов; Г — место, арендованное фирмой Богословских заводов под пристань; Д — кожевенный завод каинского мещанина Прокопия Тимофеева; Е — самовольно застроенная в 1893 г. местность; Ж — здания, возведенные строителем ж.д. моста; 3 — контора 1-го участка Средне-Сибирской ж.д.; — К - кузницы; Л —

пакгауз Западно-Сибирской ж.д.; М — каменоломни Сибирской ж.д.; Н - грунтовая дорога в д. Каменку

Рис. 2. План Кривощековского поселка, выполненный М. Сергеевым, Пеньковским, К.И. Бородухо в 1894 г. Графическая реконструкция автора

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.