Научная статья на тему 'Персуазивные прогнозы и сценарии в дружеской коммуникации и их коммуникативно-прагматические функции'

Персуазивные прогнозы и сценарии в дружеской коммуникации и их коммуникативно-прагматические функции Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
255
41
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
дружеское общение / разговорная речь / персуазивные высказывания / речевые жанры / коммуникативно-прагматические функции языка и речи / companionship / conversation / persuasive speech / speech genres / communicative pragmatic function of language and speech

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Байкулова Алла Николаевна

В статье на материале живого дружеского общения исследуются персуазивные (воздействующие) высказывания – прогнозы и сценарии, выявляются их коммуникативно-прагматические функции в речи и соотнесённость с речевыми жанрами. Сопоставление реализации персуазивных высказываний в семейном и дружеском общении позволило выявить общее и специфическое в каждой из разновидностей неофициального общения в его ядерной зоне

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PERSUASIVENESS FORECASTS AND SCENARIOS IN A FRIENDLY COMMUNICATION AND THEIR COMMUNICATIVE-PRAGMATIC FUNCTION

In the article on the material of a living companionship researched persuasive (acting) statements – projections and scenarios, identifies their communicative pragmatic function of speech and the correlation with speech genres. A comparison of the implementation of persuasive speech in the family and companionship revealed general and specific to each species of informal communication in its nuclear zone.

Текст научной работы на тему «Персуазивные прогнозы и сценарии в дружеской коммуникации и их коммуникативно-прагматические функции»

2. ОТДЕЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ КОММУНИКАЦИИ

УДК 811.161.1-25

А. Н. Байкулова

ПЕРСУАЗИВНЫЕ ПРОГНОЗЫ И СЦЕНАРИИ В ДРУЖЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ И ИХ КОММУНИКАТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ

В статье на материале живого дружеского общения исследуются персуазив-ные (воздействующие) высказывания - прогнозы и сценарии, выявляются их коммуникативно-прагматические функции в речи и соотнесённость с речевыми жанрами. Сопоставление реализации персуазивных высказываний в семейном и дружеском общении позволило выявить общее и специфическое в каждой из разновидностей неофициального общения в его ядерной зоне.

Ключевые слова: дружеское общение, разговорная речь, персуазивные высказывания, речевые жанры, коммуникативно-прагматические функции языка и речи.

A. N. Baykulova

PERSUASIVENESS FORECASTS AND SCENARIOS IN A FRIENDLY COMMUNICATION AND THEIR COMMUNICATIVE-PRAGMATIC FUNCTION

In the article on the material of a living companionship researched persuasive (acting) statements - projections and scenarios, identifies their communicative pragmatic function of speech and the correlation with speech genres. A comparison of the implementation of persuasive speech in the family and companionship revealed general and specific to each species of informal communication in its nuclear zone.

Key words: companionship, conversation, persuasive speech, speech genres, communicative pragmatic function of language and speech.

Одним из главных процессов в развитии лингвистики является процесс накопления фактов, которые в результате могут менять наши представления о языке, но на начальном этапе требуют упорядочения с целью преодоления возникающего хаоса. Об этом писал ещё В. фон Гумбольдт [Гумбольдт, 1984], на это обращает

внимание и В. М. Алпатов в своей статье «Что и как изучает языкознание» [Алпатов, 2015]. Накопление фактов и их упорядочение имеют особую значимость, на наш взгляд, при изучении таких масштабных и не всегда доступных (в силу разных причин) для исследователей языка явлений, как, например, устная разговорная речь.

В данной статье, продолжая исследование устной неофициальной коммуникации (см. [Байкулова, 2015]), мы обращаемся к фактам использования в устной речи персуазивных высказываний (далее ПВ) - прогнозов (ПП) и сценариев (ПС).

Ранее ПВ, то есть высказывания воздействующего характера, рассматривались автором данной статьи на материале реального семейного общения (записи живой разговорной речи), где они регулярны в общении с детьми и поэтому особенно заметны (см. [Байкулова, 2013, 2015а, б]).

Персуазивный прогноз в нашем понимании - «краткое предсказание, сделанное на основе установления причинно-следственных связей между какими-либо событиями» [Байкулова, 2013: 40]. Например: (мать маленькой дочери) Убери руки изо рта! Всё в рот тянешь! Опять живот болеть будет! Персуазивный сценарий - «развёрнутое высказывание воздействующего характера, в котором эксплицируется череда предполагаемых или выстраиваемых говорящим событий» [Байкулова, 2013: 40]: (отец дочери) Спи! (за стеной соседи делают ремонт, слышен стук). Во! Слышишь? Это злой дядька из леса пришел // Хочет тебя забрать / потому что ты не спишь // У него знаешь какой большой мешок... Он тебя в мешок посадит и унесёт // (ребёнок прячется под одеяло).

Кратко представим результаты проведённых ранее наблюдений.

- В ПВ могут моделироваться происходящие в данный момент (Вот ты сейчас сидишь и думаешь, что всё само собой сложится // А так не бывает!), прошедшие (Пока ты капризничала вот здесь / по полу валялась / уже все дети ушли домой) и будущие (Придёт Бабайка и тебя заберёт / если так себя вести будешь) события.

- ПП и ПС сопутствуют многим речевым жанрам и обладают высокой аргументативной силой. Эти высказывания особенно распространены в уговорах, наставлениях, предостережениях, инструкциях и инструктивах (о различии в понятиях инструкция и инструктив см. [Китайгородская, Розанова, 1999: 256]), приказах, угрозах, собственно запретах, включающих, по

М. Я. Гловинской [Гловинская, 1989: 188], наказание, и запретах-рекомендациях, отражающих возможные негативные последствия, комплиментах, похвалах и других речевых жанрах.

- В ПВ эксплицируются события как позитивного, так и негативного характера (ср.: дочь матери во время примерки платья: Ну всё! Затмишь всех!; (мать дочери) Сними ты эти каблу-чищи / опять ногу подвернёшь / где-нибудь свалишься.

- В семейном общении ПВ обычно содержат воспитательный, назидательный и нравоучительный компонент, поэтому в основном их адресантами являются коммуниканты с более высоким ролевым статусом, например, родители. Однако регулярность подобного рода высказываний приводит к формированию стереотипов, которые начинают воспроизводить, а подчас по-своему трансформировать и коммуниканты с низким ролевым статусом -дети: (в магазине девочка лет пяти матери) Мама / если ты не купишь мне эту куклу / я вырасту и стану такой же злой как ты.

- В семейной коммуникации негативные прогнозы и сценарии нередко обусловлены заботой адресанта об адресате, но не всегда воспринимаются последним именно так: нередко они расцениваются как излишнее вмешательство в личную сферу, как проявление власти и диктата со стороны адресанта и поэтому содержат риск коммуникативных и даже социальных конфликтов.

Более подробно о языковых способах выражения ПВ см. в [Байкулова, 2015]. В данной статье мы рассмотрим роль ПП и ПС в дружеской коммуникации. Обращение к этой разновидности неофициального общения позволило выявить отличия в употреблении ПВ за пределами семейной речи (новые цели, функции, включение в разные речевые жанры). Безусловно, в дружеском общении можно наблюдать то, что есть и в семейной речи, например, использование ПВ в назиданиях, напоминаниях. Так, фразы Не забудь зонт взять / а то дождь пойдёт / что будешь делать? или Ты туда поедешь / обязательно сходи в музей Эйнштейна / Не пожалеешь! возможны как в семейном, так и в дружеском общении, но, как показывает материал, есть и различия.

Дружеское общение - одна из ядерных разновидностей неофициальной коммуникации, но имеющая, в отличие от семейного общения, свою специфику (см. [Байкулова, 2015]). Дружба основана не на иерархии, а на паритетных началах, хотя и в дружбе нередко возникает ситуативное лидерство (например, большая информационная осведомлённость одного из друзей) или лидерство, обусловленное психологическими особенностями коммуникантов (разные психотипы). Друзей объединяет общность взгля-

дов, возможность доверительного и интимного общения. Это наиболее отчётливо эксплицируется в жанре дружеской беседы.

Материал нашего исследования включает собственные записи автора (речь подруг-студенток, подруг преклонного и среднего возраста, мужчин-друзей), материалы профессора Саратовского университета О. В. Мякшевой (разговоры подруг-студенток в общежитии) и материалы фонда разговорной речи кафедры русского языка и речевой коммуникации СГУ, беседу друзей - двух мужчин и двух женщин - (текст 78) из [Китайгородская, Розанова, 1999].

Дружба людей разного возраста имеет свои особенности, что находит отражение и в коммуникации, например, в тематике общения. Так, в записи общения давних подруг преклонного возраста (А. и Р.) доминирует тема здоровья и приёма лекарственных препаратов. Персуазивный прогноз возникает в жанре инструкти-ва, включающего предостережения и запрет-рекомендацию: Р. (о приёме лекарственного средства) Там (в инструкции - А. Б.) два пакетика написано // Один или два пакетика да? - А. Один делай! Ни в коем случае два! Один делай Рита! - Р. Да? - А. Конечно Рита! Ты себя угробишь / ты что!

Выбор жанровой формы обусловлен компетентностным неравенством коммуникантов. Можно сказать, что лидерство А. осуществляется в диалогизированном монологе, где ей принадлежит основная партия, а Р. поддерживает общение в основном с помощью коммуникативов. А. рекомендует лекарственное средство и в какой-то степени чувствует свою ответственность за последствия его применения. В речи лидера наблюдаются проявления повышенной эмоциональности, на пике которой фраза Ты себя угробишь / ты что!, обладающая очень сильным воздействующим потенциалом, поскольку в гиперболизированной форме выражает мысль о причинении вреда самому себе.

Обратим внимание на то, что в дальнейшем диалоге персуа-зивные прогнозы отражают паритетность, а не лидерство, хотя оно по-прежнему эксплицируется в коммуникативной активности А.: А. Нам не надо держаться инструкции / потому что если мы будем держаться инструкции / мы погибнем!; Господь сам говорю там нас определит и будет судить; А таблетками себя поддерживай / потому что без таблеток жизни у нас уже не будет.

Появление местоимения мы (нас, у нас) - само по себе сильное объединяющее начало, отражающее фактор дружбы и подтверждающее статус - подруги, но воздействующая функция

прогнозов и в этих примерах подкрепляется гиперболизированной реализацией темы жизни и смерти (погибнем, жизни не будет, Господь определит).

В записи речи подруг встречается и персуазивный сценарий: А. (инструктирует по поводу приёма лекарственного средства) Но не так // ты выпьешь целый пакет и целый стакан // Утром спишь как не знай кто // У тебя всё вычищается // А зачем это нам надо? Нам надо постепенно.

Этот пример интересен тем, что А., оказывая воздействие на Р., поддерживает паритетность, используя определённо-личные конструкции со значением обобщённого лица и безличные конструкции. Это позволяет избегать прямого давления на собеседницу и сохранять коммуникативное равновесие (в дружеских отношениях это очень важное коммуникативное умение).

В разговорах о других людях нередко возникает Я-тема, которая способствует реализации самовыражения, или самораскрытия, личности посредством непрямой коммуникации. И в этом большую роль также играют персуазивные высказывания. Например, микротема о злой соседке в разговоре А. и Р. завершилась следующим ПВ: А. (о злой соседке) И теперь я с ней в жизни разговаривать не буду никогда! Я встречу и обойду её десятой дорогой / хотя муж у неё замечательный. Что стоит за этим сценарием? Во-первых, это факт самопрезентации: очевидно противопоставление себя соседке (я, в отличие от соседки, добрая, понимающая, культурная, негативно отношусь к таким, как она). О том, что это действительно так, свидетельствует не только смысл высказывания-сценария, но и контекст, в котором он реализуется. Для самого же адресанта подобного рода сценарий, как нам представляется, - психологический факт созданной программы жизни.

Такую программу с установкой на жизненные принципы и, соответственно, коммуникацию как очень важную составляющую жизни, обнаруживаем и в другом сценарии, реализованном в речи А.: Я так хочу / Рита / чтобы была у меня душа чистая // Я сею вокруг себя добро // Я ни о ком плохо не говорю и ни о ком плохо не думаю // Если кто-то на лавочке сидит / я подхожу к ним и говорю // Какие вы девочки хорошие // Пусть вас солнце обогревает // Вы слова друг другу хорошие говорите // Живите в любви / дружбе и заботе.

Здесь форма настоящего времени глаголов сею, не говорю, не думаю, подхожу, говорю обозначает расширенное настоящее -всеохватывающее действие, включающее прошлое, настоящее и

предполагаемое будущее. Сила воздействия слова в этом примере направлена не только на собеседницу, но и на самого адресанта, который работает над собой и хочет, чтобы его душа была чистой.

ПВ при реализации Я-темы активно используются и молодёжью. Обратимся к записям речи подруг-студенток в общежитии (материалы О. В. Мякшевой). Наблюдения показали, что основная цель таких высказываний - косвенно выраженная самопрезентация за счёт противопоставления своего поведения чужому: (реплики студентки Ю. К. в одной из дружеских бесед) Ю. К. Ты дай / дай мне сказать // Просто / если мне сказать / что я вот по этим мелочам промотала тыщу / я схвачусь за голову и скажу / Какая я дура // В принципе у меня вот это нормально / а промотать девяносто тысяч... я не понимаю // Я бы такого никогда не сделала; <...> Я бы вот например ты- тысячу не потра- не стала бы тратить как они; <.. > Ну / я бы из Бала-кова не уехала; <.. > Нет / знаете вот / может конечно мужчина должен работать / но я конечно тоже стала // У отца это обязанность / я понимаю / я это прекрасно понимаю / Вот если действительно такая плачевная ситуация / я б тоже я не знаю я б уборщицей пошла прям / хоть кем; <.. > Просто вот я думаю / я бы пошла работать сейчас если бы не была обязана учиться в этом институте.

Ю. К. прогнозирует собственные действия в разных ситуациях, противопоставляя себя другим. Если обратить внимание на способ введения ПП и ПС, то характерно начало (ну) я бы / б; я бы (вот) например. Нередко подобного рода высказывания сопровождаются условием (если мне сказать что...). Эксплицитно выражен образец поведения адресанта в той или иной жизненной ситуации, имплицитно же осуществляется воздействие на сознание коммуникантов и факт самоутверждения. Расшифруем выделенные высказывания и представим тот образ адресанта, который формируется в результате использования ПВ и фактически навязывается собеседникам: «я умная, в меру экономная, знаю, что надо и что не надо делать, люблю работать и готова на любую работу, выполняю свои обязанности, самокритичная: я могу сделать что-то не так, как надо, и признать свою ошибку».

Отношение к использованию Я в русской коммуникативной культуре известно: смеем надеяться, в качестве идеала всё ещё сохраняется коммуникативная скромность, а самовосхваление осуждается; именно поэтому персуазивные прогнозы и сценарии, способствуя самоидентификации личности, позволяют, на наш взгляд, завуалировать элемент положительной самооценки.

Следует отметить, что ПП и ПС могут выполнять и другие функции при использовании в других жанрах. В той же записи, в репликах подруг Ю. К., например, встретились ПВ в жанре утешения: (разговор в общежитии об отъезде матери Ю. К. в Испанию): Ю. К. Письма нет (от матери - А. Б.) // Она сказала дня через три-четыре - Н. Она не сразу ж приедет кинется - Ю. Л. Да ну бог её знает чё там // - Ю. К. Но что она оттуда не вернулась это факт // - Ю. Л. Да ну это самое / я бы письмо через месяц ждала / вот точно / сто процентов! - Ю. К. Она сказала она мне через три-четыре дня железно напишет / как она устроится // - Ю. Л. Ну она через три-четыре дня ещё никак не устроилась // - Н. И чё она тебе будет писать? Всё утрясётся / она тебе напишет // - Ю. К. Она ж понимает что я волнуюсь она хотя б написала.

В приведённом диалоге ПВ приобретают особое значение -аргументы в утешении, выраженные прямо и косвенно. Здесь и «примерка» ситуации к себе (я бы...), и прогноз по поводу действий матери (не устроилась, она напишет) и общая оценка ситуации, включающая позитивное разрешение (Всё утрясётся).

ПВ возможны и в жанре рекомендации: Ю. К. Свет / а ты когда-нибудь ходила в бассейн? - С. Я ж плавать не умею // -Ю. К. Научилась бы там // - Н. Там есть спасатели // Спасательный круг (поёт) - Ю. Л. Прыгнула бы один раз с вышки и научилась // Я солдатиком прыгала // Щучкой тоже один раз прыгала но сильно вверх было. Рекомендация (предполагаем, что она носит характер шутки) включает изображение возможной ситуации и действие самого адресата в подобной ситуации (я тоже...).

Одной из важных тем в дружеской коммуникации является тема, которую можно было бы назвать «Мечты и их осуществление». В реализации этой темы тоже используются персуазивные прогнозы и сценарии: (например, микротема, связанная с мечтой о посещении бассейна): Н. А эта дура (по всей вероятности, об однокурснице - А. Б.) куда ходила (в какой бассейн - А. Б )? - В. Наверно туда же // - Н. Она наверно в «Дельфин» ходила // В «Дельфин» что ль? На Дачной // - Ю. К. Я еще раз у девчонок спрошу // - Ю. Л. Не / а чё толку спрашивать? Я вот например буду УЛ^ом работать / да? Я буду от и до / и когда мне / куда ходить? Какой мне блин бассейн? - Ю. К. Я например хотела бы ходить // - Ю. Л. Я бы с удовольствием ходила / я бы в бассейн очень с удовольствием ходила //. В приведённом примере

реализуется жанр разговора с самим собой вслух, в присутствии собеседников (как бы эксплицируется внутренняя речь), в котором проецируется возможное будущее. Об этом свидетельствуют риторические вопросы Ю. Л., обращённые в большей мере к себе самой, чем к подругам. Сценарий-проекция будущего выполняет функцию самоубеждения адресата, когда человек, анализируя возможную ситуацию, взвешивая все за и против, оказывает воздействие прежде всего на самого себя, утверждая свои ещё не реализованные мечты как осуществимые.

Невозможность осуществления мечты порождает ироничные сценарии развития событий: Ю. Л. Я одна пойду / 150рублей заплачу и пойду // - В. Иди-иди // - Ю. Л. Иду-иду / уже ушла / я уже там // - В. Я просто хотела но думаю / в понедельник пойдем / и этим я себя утешила / а тут бац - Н. Бац-бац / и мимо. Само -и взаимоирония, заключённые в форму сценария, являются реакцией на невозможность реализовать свои мечты, одним из способов преодоления или смягчения психологического дискомфорта.

Ещё большую роль в этом играют персуазивные сценарии-шутки, разрастающиеся, как снежный ком, поскольку подруги подхватывают реплики друг друга: Ю. К. Я вот поеду домой / я обязательно купальник привезу // - В. Ну привези // Ю. специально купальник привезла // - Ю. К. Я например заплачу и один месяц буду ходить в этот // - В. Ходи // А мы будем в боулинг // - Ю. Л. А мы пойдем на север // - Ю. К. А я буду и в бассейн и в боулинг // - В. А-а // Она такая крутая // - Ю. К. И жить буду как белый человек // - Ю. Л. А ты такая крутая что просто беда (поёт) - В. Нет // - Н. Нет / я сказала нет // - Ю. Л. Не должен я / не смею не могу (цитирует А. С. Пушкина) // (смех) -Ю. К. Надь / смотрите / а то Надя завтра домой не поедет / будет ржать и умрет со смеха // - Ю. Л. Я думала / передумает // - Н. Ну как я передумаю / всё уже решено.

Такие сценарии носят в большей степени ирреальный, чем реальный характер. В результате создаётся смеховая стихия дружеской коммуникации: Ю. К. Они там скажут / они замучили ходить - Н. У нас всё спонтанно // - Ю. К. Студенты пединститута // - Ю. Л. Студенты пединститута пошли на боулинг (смех.) - Ю. К. И ходят два / два раза в неделю - В. Появятся заметки в газетах да? (смех.) - Ю. Л. И студенты Академии права тьфу! И пединститут станет самым престижным институтом! - В. И этим всё закончится // - Ю. Л. Ска-

жут / «Ни фига им стипендию дают! Они каждый день на боулинг ходят» // - Ю. К. Два раза в неделю // - Ю. Л. Ну и чё // -В. Пока // - Ю. К. Вместо института // - Ю. Л. Точно вместо института // Ой (встает) // Бедный наш институт // - Ю. К. Он вообще студентов видит? - Ю. Л. Видит / но не нас // -Ю. К. Настоящие студенты / в институт не ходят // - В. Они ходят на боулинг // - Ю. Л. Настоящие студенты ходят на боулинг и сессию / всё // - В. От сессии до сессии мы ходим на-на боулинг // - Ю. Л. Играем в боулинг весело-о; В. Ну короче / утром боулинг / вечером театр // (смех.) - Ю. Л. Боулинг бассейн театр / боулинг бассейн театр / У-у ! - Ю. К. А потом домой.

В этих сценариях комическое связано с экспликацией, с точки зрения подруг, невозможного, нереального, с отступлением от нормы (походы в боулинг бедных студентов, возросший за счёт этого престиж пединститута, ритм жизни - боулинг бассейн театр и т. п.). Важно, что говорящие находятся в состоянии позитивного настроя, о чём свидетельствует помета (смех).

Но в общении друзей возможна и реализация негативных прогнозов и сценариев. Об этом свидетельствует беседа 40-50-летних друзей, мужчин и женщин, представленная в [Китайгородская, Розанова, 1999]: А. (мужчина 50-ти лет, писатель) Все пьяные (о рабочих - А. Б.) кр-рик / гром // (смеётся) И вот у них неделями всё это дело / стоит // Сделают! И будет говно-о качать будет / и всё // Но всё успеет заржаветь // <...> Дай бог это вот если они ... Чудом это держится / от того / шоб они туда вот не сделали / или прокол (сквозную трассу) или путепровод // Если сделают / всё / погибло место // (выделение моё - А. Б.) [Китайгородская, Розанова, 1999: 379-380]. Функция этих ПВ - выражение оценки и иронии, но уже никак не весёлой шутки.

Воспроизведённые выше примеры персуазивных сценариев демонстрируют единодушие коммуникантов. Но в дружеской коммуникации возможны проявления разногласий. И тогда пер-суазивные прогнозы и сценарии нередко возникают в спорах, ситуациях пикировки друзей / подруг и выполняют функцию аргументов собственной правоты. Пример тому следующий фрагмент беседы студенток (материалы О. В. Мякшевой): Ю. Л. Будем тогда с мышью жить // - Ю. К. Будем / я не против // - Ю. Л. А я вот против // Она будет всё жрать / она инфекции переносит // - Ю. К. А я не хочу чтобы кошка у меня лапу или чё повредила // - Ю. Л. Ничего она себе не повредит // Вон туда поставим (видимо, речь идёт о мышеловке и страхе за кошку - А. Б.) в самый

угол / она туда не лазит // Она вот / постоянно // То в корзинке то здесь то на кровати / и всё // - Ю. К. Но за холодильником она лазит / и у входа // - Ю. Л. Ну где ты видела мышь которая у входа сидит? Они вечно лазят по углам и у косяков / вдоль косяка / ой косяка / плинтуса // А кошка не поймает она мышь // Это деревенские кошки / они извини меня мышами питаются // -Ю. К. Ну если у меня с кошкой что случится / я не знаю что с тобой сделаю // - Ю. Л. Не случится у тебя ничего с кошкой. В этом фрагменте можно увидеть одновременно два сценария развития событий. Один из них реализуется в репликах Ю. Л., которая против жизни с мышью и ратует за то, чтобы поставить мышеловку, считая, что это не повредит кошке. Другой сценарий содержат реплики Ю. К., которая согласна мириться с мышью, поскольку боится за кошку. Обратим внимание и на псевдоугрозу в персуазивном прогнозе Ну если у меня с кошкой что случится / я не знаю что с тобой сделаю. В ответ на неё - прогноз-отзеркаливание - Не случится у тебя ничего с кошкой.

Некоторые персуазивные сценарии выглядят вполне реалистично и выполняют функцию планирования, организации будущих действий: (из материалов О. В. Мякшевой) В. (о праздновании Нового года) Я тоже не знаю / опять будем сидеть за столом и всё // Может правда все вместе отпразднуем? - Н. В общаге что ли? - Ю. К. Поехали в Вольск // - В. На хазе свободной // - Ю. К. Серьезно // А у меня кстати да / квартира свободная // Можем ёлку купить // у меня там игрушек полно / нарядим // Хотите / поедем? - С. Там воды нет // - Ю. К. А вот это вопрос // - В. Вообще что ли? - С. Это я помню // - Ю. К. Воду выключили // У нас колонка это (причмокивает) // Ну может бабушка сделает / до Нового года // - Ю. Л. Поехали в Балаково / там квартира освободится // - Ю. К. Почему? - Ю. Л. Я бабульку сплавлю к родителям / (смех) - В. Так / куда бы нам поехать? -Ю. Л. Можно купить ёлку / взять из Вольска игрушки // Из Саратова // - В. Из Саратова возьмём оборудование / распотрошим его / патронтажи / наберём // - Ю. Л. Только магнитофон надо с собой брать // - Ю. К. Ой / я его не буду таскать / ты чё? - С. Зимой / - В. Я свой возьму // (смех) - Ю. Л. Будем там «Экспресс-радио» слушать» // - Ю. К. Радио «Экспресс» // А чё / твой же магнитофон дома работает? - Ю. Л. Какой / большой что ли? Ну /у него звук-то / мы как напьемся / мы его и не услышим // <...> Ю. К. Ну не знаю / если бабушка сделает там колонку // Спать будем на полу // - Н. А родители тебе че скажут? - Ю. Л. Какие? Мои? А чё они мне скажут? (факт не-

прямой коммуникации: студентка предполагает, что родители разрешат - А. Б.).

Отдалённая перспектива нередко эксплицируется только как мечта или фантазия, но чем ближе предполагаемое событие, тем реалистичнее намечаемые сценарии. В следующем примере одна из подруг уговаривает другую (жанр уговора) поехать к ней, разрабатывая план действий на следующий день, и уже само по себе наличие этого плана, безусловно, оказывает воздействие на собеседницу: (разговор студенток Ю. и О.) Ю. А чё / может потом ко мне поедем? - О. Не знаю // - Ю. А завтра я знаешь чё могу? Завтра вечером можно к тебе приехать / а в воскресенье утром / ну утром ты во сколько с Андреем встретишься? - О. Да кстати / правда / в два // - Ю. Сёдня завтра у меня / а вечером так же // Нас может папа отвезёт.

Заранее разработанный сценарий-план действий содержит больший заряд убеждающей силы, а следовательно, более эффективен, чем просто приглашение в гости.

Представленный материал показал, что ПВ свойственны не только семейному, но и дружескому общению. В дружеской коммуникации ПВ выполняют самые разнообразные коммуникативно-прагматические функции. Как аргументы такие высказывания широко используются в жанрах предостережения, утешения, запрета, рекомендации, спора и выполняют свойственные этим жанрам функции. Нередко в дружеском кругу ПВ используются как средство самовыражения, самопрезентации и самоутверждения. Персуазивные прогнозы и сценарии, реализуемые в процессе психологического самоанализа индивида в откровениях дружеских бесед, содержат оценку ситуации, тех или иных поступков личности и поэтому способны влиять на коррекцию личностного поведения. Большую роль ПВ играют и как средство создания комического, в том числе и иронии. В персуазивных прогнозах и сценариях воплощаются планы, мечты и фантазии людей.

В отличие от семейного в дружеском общении мало ПВ, которые воспринимаются как проявление власти со стороны одного из коммуникантов, как ограничение свободы: друзья поддерживают коммуникативное равновесие (даже если пикируются), которое является фактически атрибутом статуса друга.

В данной статье мы ограничились тем материалом, который был указан в начале, но нет сомнения в том, что круг функций ПВ гораздо шире.

Таким образом, обращение к материалу дружеского общения позволило выявить новые факты использования ПВ, расши-

рить представление об их реализации в разных речевых жанрах (не только в угрозе, запрете, похвале, как в семейном общении, но и в убеждении, инструктиве, весёлой шутке, иронии и др.). Остаётся невыявленной зависимость использования ПВ от разновидностей неофициального общения (нельзя исключить возможность появления ПВ с обнаруженными функциями как в семейном общении, так и в других его разновидностях). По всей вероятности, использование такого рода высказываний обусловлено личностными особенностями говорящих, их склонностью к тем или иным речевым действиям (например, к шутке или угрозам). Как и всегда, при исследовании языка мы сталкиваемся с невозможностью воспроизведения всех условий возникновения ПВ. Поэтому так важно набирать как можно более широкий и разнообразный материал.

«Работа выполнена при финансовой поддержке Минобрнауки России в рамках базовой части государственного задания в сфере научной деятельности по Заданию № 2014/203, код проекта 1549».

Библиографический список

Алпатов В. М. Что и как изучает языкознание // Вопросы языкознания 2015. № 3, С. 7-21.

Байкулова А. Н. Вероятностные прогнозы и сценарии как факторы риска в семейной коммуникации // Проблемы речевой коммуникации : меж-вуз. сб. науч. тр. Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2013. Вып. 13. С. 39-49.

Байкулова А. Н. Персуазивные высказывания в семейной коммуникации : вероятностные прогнозы и сценарии // Вестник Нижегородского ун-та им. Н. И. Лобачевского. 2015. № 1, С. 124-128.

Байкулова А. Н. Устное неофициальное общение и его разновидности : автореф. дисс. ... докт. филол. наук. Саратов : Изд-во Саратов. ун-та, 2015. 60 с.

Гловинская М. Я. Семантика, прагматика и стилистика видо-временных форм // Грамматические исследования. Функционально-стилистический аспект : Суперсегментная фонетика. Морфологическая семантика. М. : Наука, 1989. С. 74-146.

Гумбольдт В. фон О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества // Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. М. : Прогресс, 1984. С. 37-298.

Китайгородская М. В., Розанова Н. Н. Речь москвичей : Коммуникативно-культурологический аспект. М. : Русские словари, 1999. 396 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.