Научная статья на тему 'Перспективы России в полицентричной системе международных отношений'

Перспективы России в полицентричной системе международных отношений Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
600
94
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ / GLOBALIZATION / ПОЛИЦЕНТРИЧНЫЙ МИР / POLYCENTRIC WORLD / МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ / INTERNATIONAL RELATIONS / РОССИЯ / RUSSIA / ЦЕНТР СИЛЫ / CENTER OF FORCES

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Алексеенко Олег Александрович

В статье рассматриваются основные характеристики и тенденции развития полицентричной системы международных отношений. Особое внимание автор уделил роли Российской Федерации в процессах формирования новой архитектуры глобального политического пространства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Perspectives of Russia in Polycentric System of International Relations

This article is about the main characteristics and tendencies of development of polycentric system of international relations. The author analyzes the role of the Russian Federation in the formation of a global political space.

Текст научной работы на тему «Перспективы России в полицентричной системе международных отношений»

О.А. Алексеенко

ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ В ПОЛИЦЕНТРИЧНОЙ СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Аннотация. В статье рассматриваются основные характеристики и тенденции развития полицентричной системы международных отношений. Особое внимание автор уделил роли Российской Федерации в процессах формирования новой архитектуры глобального политического пространства.

Ключевые слова: глобализация, полицентричный мир, международные отношения, Россия, центр силы.

Алексеенко Олег Александрович - кандидат политологических наук, старший преподаватель факультета глобальных процессов МГУ имени М.В. Ломоносова. E-mail: alekseenko@fgp.msu.ru

O.A. Alekseenko. Perspectives of Russia in Polycentric System of International Relations

Abstract. This article is about the main characteristics and tendencies oof development of polycentric system of international relations. The author analyzes the role of the Russian Federation in the formation of a global political space.

Keywords: globalization, polycentric world, international relations, Russia, center of forces.

Alekseenko Oleg Aleksandrovich - candidate of Political sciences, senior teacher of the Faculty of Global processes, Lomonosov Moscow State University. E-mail: alekseenko@fgp.msu.ru

Окончание холодной войны и распад СССР привели к окончанию эпохи биполярного мира. Соединенные Штаты Америки по совокупности своих политических, технологических, финансовых параметров и военной мощи оказались в положении единственного центра силы глобального масштаба [4, с. 42]. Это обстоятельство нашло свое отражение в реализации сценария 226

«Pax Americana» в 1991-2008 гг. - в период президентских сроков Дж. Буша-старшего, Б. Клинтона и Дж. Буша-младшего. Соединенные Штаты в процессе реализации сценария американоцентричного мирового порядка использовали различные методы воздействия на других участников международной жизни, нередко применяя военную силу в отношении несогласных. Все это повлекло за собой многочисленные нарушения норм международного права, а в дальнейшем проявилось в кризисе Организации Объединенных Наций и ее специализированных институтов.

Внешняя политика США периода администрации Б. Обамы 2009-2017 гг. продемонстрировала кризис внешнеполитической идеологии «Pax Americana». Урегулировать кризис не помогли даже заверения демократов о курсе на стабилизацию ситуации в мире, повышении коллективности в урегулировании конфликтов и отказе от гегемонии в глобальном лидерстве [7, с. 55]. Избрание президентом США республиканца Д. Трампа, пришедшего под лозунгом «Америка прежде всего», стало полной неожиданностью для политического истеблишмента Соединенных Штатов. Итоги выборов стали индикатором глубокого раскола в американском обществе. Эксперты Международного дискуссионного клуба «Валдай» полагают, что «администрация Д. Трампа будет жестче, чем это делала администрация Б. Обамы, отстаивать жизненно важные и важные интересы Америки, но с большей легкостью пренебрегать тем, что к ним не относится. Сохранение влияния в странах и регионах, где у США нет важных интересов в узком понимании, и их вовлечение в орбиту американского порядка перестанет быть самоцелью» [5].

Таким образом, трансформация системы международных отношений в наши дни стала более динамичной и наглядной.

С начала 1990-х годов происходил достаточно динамичный подъем развивающихся стран «периферии»: Китая, Бразилии, Индии, Индонезии, Турции и т.д. Россия, в свою очередь, постепенно начала возвращать былое влияние на международной арене и активно участвовать в процессах глобального управления.

Возвышение новых глобальных и региональных центров силы в совокупности с кризисными явлениями американского варианта глобализации наглядно продемонстрировало переход мира к полицентричной системе международных отношений. Такой переход предполагает, что глобальный гегемон (США) постепенно переходит в категорию центров силы и одновременно с этим принимает появление других центров силы, функционирующих на глобальном и региональном уровнях.

Конечно, можно предположить, что современный мир может вернуться к традиционной структуре международных отношений, основанной на взаимодействии национальных государств. Нельзя исключить и его трансформацию в биполярный мир во главе с американско-китайским кондоминиумом. Однако

набирающие с начала 2000-х годов силу процессы регионализации получают все большее распространение в различных регионах мира. Уместным будет упомянуть о китайской концепции ^иб^Ьиа), сформулированной

Цзян Цземинем в конце 1990-х годов. Согласно этой концепции, главная роль в международных делах будет принадлежать крупным государствам, но эти государства не будут стремиться к гегемонии, что станет основой для баланса сил в международных отношениях [2, с. 21]. В настоящее время к числу центров силы относятся США, КНР, ЕС, Япония, Россия, Бразилия, Индия, Иран, ЮАР и Турция [3, с. 39].

Таким образом, современная полицентричность основана на разделении мира на сферы влияния между глобальными и региональными центрами силы, в основе которых лежат механизмы экономической интеграции. В такой конфигурации авторитет и притягательность центров силы будут определяться масштабами и интенсивностью финансового и экономического взаимодействия. Кроме того, важным аспектом выступает способность глобального лидера защитить своих партнеров от вызовов и угроз современного мира, в том числе посредством военной силы.

Схожесть интересов и поставленных задач способствуют налаживанию действенных механизмов взаимодействия между государствами (группами государств), располагающимися на разных континентах. Ярким примером такого взаимодействия выступает объединение БРИКС, включающее представителей пяти различных цивилизаций и четырех континентов. Процесс оформления БРИКС в центр силы инициирует взаимодействие экономических зон и организаций, находящихся в орбите влияния каждого из государств - участников объединения.

Российская Федерация активно участвует в этом процессе, рассматривая БРИКС как действенный инструмент в противодействии политике США в тех регионах, которые Россия рассматривает в качестве традиционных зон влияния, способных помочь укреплению национальной безопасности, защитить суверенитет и предотвратить военную агрессию [1, с. 61]. Кроме того, Россия солидарна с партнерами по БРИКС в глобальных вопросах, оценках событий на международной арене и выражает готовность к консолидации ресурсов со странами БРИКС в достижении общих целей.

Реализация различных внешнеполитических концепций в процессе политического конструирования нового типа международных отношений под воздействием глобальной среды неизбежно образует новые параметры внешней политики государств на макро-, мезо- и микроуровнях. Ставится вопрос о балансе сил и выстраивании системы международной безопасности.

В условиях полицентричного мира центры силы выступают в качестве функциональных точек роста. Подтверждением этого является неуклонный рост значимости крупных развивающихся государств и объединений 228

в вопросах глобального управления. Примером такого явления может выступать G20, саммиты которой стали важнейшей площадкой для встреч мировых лидеров, на полях которой происходит согласование важнейших политических и экономических проблем современного мира.

В торгово-экономическом отношении указанные процессы подтверждаются показателями взаимной торговли между развивающимися странами, которые на сегодняшний день составляют более 50% [6]. Кроме того, на их долю приходится примерно 75% официальных валютных резервов [8]. Все это делает развивающиеся государства привлекательными для притока прямых иностранных инвестиций. Более того, некоторые из развивающихся стран, например Китай, сами превратились в крупнейших мировых инвесторов. В мировой экономике усиливается роль национальных валют, государства постепенно отказываются от доллара США во взаимных расчетах. Появляются - в качестве альтернативы существующим традиционным финансовым институтам - новые международные финансовые организации.

Все это дает возможность полагать, что за диалоговыми форматами (G7, G20, БРИКС и др.), а также интеграционными объединениями (ЕС, МЕРКОСУР, АСЕАН, ЕАЭС) - будущее полицентричного мира.

Россия сегодня активно включена в процессы формирования новой архитектуры глобального политического пространства в качестве одного из ведущих центров силы. В этом смысле особое значение приобретает необходимость новых формулировок своих национальных интересов и приоритетов национальной безопасности. Главной задачей, возникающей перед политическим истеблишментом России, является активная защита своих интересов в регионах традиционного влияния с постепенным наступлением по приоритетным направлениям. Успешная реализация совместных с партнерами по различным объединениям и интеграционным группам экономических проектов, консенсусные инициативы по ключевым международным вопросам позволят России восстановить утраченные позиции в международных делах.

Библиография

1. Алексеенко О.А. БРИКС: Место России в группе // Научно-аналитический журнал Обозреватель-Observer. 2015. № 5 (304). С. 58-68.

2. Жданов В.Л. Концепция «трех миров» Мао Цзэдуна в контексте традиционных политических доктрин Китая. Автореф. на... канд. полит. наук. Екатеринбург, 2005. 23 с.

3. Ильин И.В., Алексеенко О.А. БРИКС - новая форма полицентричности мирового порядка // Научно-аналитический журнал Обозреватель-Observer. 2014. № 12. С. 35-43.

4. Ильин И.В., Леонова О.Г., Розанов А.С. Теория и практика политической глобалистики. М: Изд-во МГУ, 2013. 296 с.

5. Контуры внешней политики администрации Трампа: Общие принципы и функциональные приоритеты // «Валдай»: Международный дискуссионный клуб. URL: http://ru.valdai-club.com/a/highlights/kontury-vneshney-politiki-administratsii-trampa/ (Дата обращения: 10.02.2017.)

6. Материалы к выступлению заместителя министра экономического развития Российской Федерации А.Е. Лихачева, 9 сентября 2013 г. // Министерство экономического развития Российской Федерации. URL: economy.§оу.гц/шр$/шсш/соппес1/Выступление+(9+09).г1£ (Дата обращения: 11.02.2017.)

7. Шаклеина Т.А. Проблемы обеспечения международной безопасности и формирующийся мировой порядок. Политика США // Россия в современной архитектуре международной безопасности: вызовы и перспективы: Материалы научной конференции (Нижний Новгород, 28-30 сентября 2015 г.). М.: Издательство Московского университета, 2016. С. 53-62.

8. Global Development Horizons. Multipolarity: The New Global Economy // Washington, 2012. 160 р.

References

Alekseenko O.A. BRIKS: mesto Rossii v gruppe // Nauchno-analiticheskij zhurnal Obozre-vatel'-Observer. 2015. N 5 (304). P. 58-68.

Global Development Horizons. Multipolarity: The New Global Economy // Washington, 2012. 160 р.

Il'in I.V., Alekseenko O.A. BRIKS - novaja forma policentrichnosti mirovogo porjadka // Nauchno-analiticheskij zhurnal Obozrevatel'-Observer. 2014. N 12. P. 35^-3.

Il'in I.V., Leonova O.G., Rozanov A.S. Teorija i praktika politicheskoj globalistiki. Moscow: Izd-vo MGU, 2013. 296 p.

Kontury vneshnej politiki administracii Trampa: Obshhie principy i funkcional'nye prioritety // «Valdaj»: Mezhdunarodnyj diskussionnyj klub. URL: http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/kontury-vneshney-politiki-administratsii-trampa/ (Data obrashhenija: 10.02.2017.)

Materialy k vystupleniju zamestitelja Ministra jekonomicheskogo razvitija Rossijskoj Federacii A.E. Lihacheva, 9 sentjabrja 2013 g. // Ministerstvo jekonomicheskogo razvitija Rossijskoj Federacii. URL: economy.gov.ru/wps/wcm/connect/Vystuplenie+(9+09).rtf (Data obrashhenija: 11.02.2017.)

Shakleina T.A. Problemy obespechenija mezhdunarodnoj bezopasnosti i formirujushhijsja mirovoj porjadok. Politika SShA // Rossija v sovremennoj arhitekture mezhdunarodnoj bezopasnosti: Vyzovy i perspektivy: Materialy nauchnoj konferencii (Nizhnij Novgorod, 28-30 sentjabrja 2015 g.). Moscow: Izdatel'stvo Moskovskogo universiteta, 2016. P. 53-62.

Zhdanov V.L. Koncepcija «treh mirov» Mao Czjeduna v kontekste tradicionnyh politicheskih doktrin Kitaja. Avtoref. na... kand. polit. nauk. Ekaterinburg, 2005. 23 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.