Научная статья на тему 'Перспективы хозяйственного освоения архипелага Шпицберген в оценках архангельского купечества на рубеже XVIII–XIX вв.'

Перспективы хозяйственного освоения архипелага Шпицберген в оценках архангельского купечества на рубеже XVIII–XIX вв. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

62
19
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Шпицберген / Архангельск / купцы / китобойный промысел / проекты / Svalbard / Arkhangelsk / merchants / whaling / projects

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Никонов Сергей Александрович

Одним из направлений в развитии зверобойных промыслов Русского Севера с XVIII в. стало освоение архипелага Шпицберген. В историографии являются дискуссионными вопросы о времени начала и особенностях ведения промыслов, масштабах хозяйственной деятельности. В недавнее время было обращено внимание и на проекты организации китобойных промыслов и хозяйственного освоения Арктики, подготовленные разными лицами: иностранцами на русской службе, государственными деятелями, купцами. Интерес государства к промыслам на Шпицбергене отчётливо проявился на рубеже XVIII–XIX вв., когда Коммерц-коллегией поднимается вопрос о развитии китобойного промысла, рассматриваемого как рентабельный, способный приносить доход и промышленникам, и казне. Для его ведения, по мнению экономического ведомства, требовалась организация купеческих компаний, способных аккумулировать средства и вести масштабную промысловую деятельность. В связи с этим Архангельской городской думой были взяты доношения у купцов, занимавшихся рыболовным промыслом на Мурманском берегу и зверобойным на архипелагах Новая Земля и Шпицберген. Дума также подготовила пространный ответ, содержавший характеристику китобойного промысла в Европе и оценивавший возможности аналогичной деятельности в России

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Prospects for economic development of the Svalbard archipelago as estimated by the Arkhangelsk merchants at the turn of the 19th century

Since the 18th century, the development of the Svalbard archipelago was one of the directions for the development of hunting in the Russian North. In historiography, there are debatable questions about the time the hunting began, its features and the scale of economic activity. Recently, attention has also been drawn to the projects organizing whaling and economic development of the Arctic, which were prepared by various people: foreigners in the Russian service, statesmen, and merchants. The state’s interest in hunting and whaling in Svalbard was clearly manifested at the turn of the 19th century, when the Collegium of Commerce raised the issue of the development of whaling, considering it as profitable and able to bring income to both huntsmen and the Treasury. According to the Department of Economy, its management required the establishment of merchant companies that could accumulate funds and conduct largescale hunting activities. In this regard, the Arkhangelsk Сity Duma received reports from the merchants engaged in fishing on the Murmansk coast and hunting on the archipelagos of Novaya Zemlya and Svalbard. The Duma also prepared an extensive response describing whaling in Europe and evaluating the possibilities of similar activities in Russia

Текст научной работы на тему «Перспективы хозяйственного освоения архипелага Шпицберген в оценках архангельского купечества на рубеже XVIII–XIX вв.»

НИКОНОВ С.А.

Перспективы хозяйственного освоения архипелага Шпицберген в оценках архангельского купечества на рубеже XVIII-XIX вв.

S. NIKONOV

Prospects for economic development of the Svalbard archipelago as estimated by the Arkhangelsk merchants at the turn of the 19th century.

Сведения об авторе:

Никонов Сергей Александрович, доктор исторических наук, профессор кафедры истории и права Мурманского арктического государственного университета (Мурманск). snikonov-77@mail.ru

About the author:

Sergej Aleksandrovich Nikonov, Doctor of Historical Sciences, professor at the Department of History and Law of Murmansk Arctic State University (Murmansk) snikonov-77@mail.ru

Аннотация

Одним из направлений в развитии зверобойных промыслов Русского Севера с XVIII в. стало освоение архипелага Шпицберген. В историографии являются дискуссионными вопросы о времени начала и особенностях ведения промыслов, масштабах хозяйственной деятельности. В недавнее время было обращено внимание и на проекты организации китобойных промыслов и хозяйственного освоения Арктики, подготовленные разными лицами: иностранцами на русской службе, государственными деятелями, купцами. Интерес государства к промыслам на Шпицбергене отчётливо проявился на рубеже XVIII-XIX вв., когда Коммерц-коллегией поднимается вопрос о развитии китобойного промысла, рассматриваемого как рентабельный, способный приносить доход и промышленникам, и казне. Для его ведения, по мнению

экономического ведомства, требовалась организация купеческих компаний, способных аккумулировать средства и вести масштабную промысловую деятельность. В связи с этим Архангельской городской думой были взяты доно-шения у купцов, занимавшихся рыболовным промыслом на Мурманском берегу и зверобойным на архипелагах Новая Земля и Шпицберген. Дума также подготовила пространный ответ, содержавший характеристику китобойного промысла в Европе и оценивавший возможности аналогичной деятельности в России.

Abstract

Since the 18th century, the development of the Svalbard archipelago was one of the directions for the development of hunting in the Russian North. In historiography, there are debatable questions about the time the hunting began, its features and the scale of economic activity. Recently, attention has also been drawn to the projects organizing whaling and economic development of the Arctic, which were prepared by various people: foreigners in the Russian service, statesmen, and merchants. The state's interest in hunting and whaling in Svalbard was clearly manifested at the turn of the 19th century, when the Collegium of Commerce raised the issue of the development of whaling, considering it as profitable and able to bring income to both huntsmen and the Treasury. According to the Department of Economy, its management required the establishment of merchant companies that could accumulate funds and conduct large-scale hunting activities. In this regard, the Arkhangelsk Qty Duma received reports from the merchants engaged in fishing on the Murmansk coast and hunting on the archipelagos of Novaya Zemlya and Svalbard. The Duma also prepared an extensive response describing whaling in Europe and evaluating the possibilities of similar activities in Russia.

Ключевые слова:

Шпицберген, Архангельск, купцы, китобойный промысел, проекты. Keywords:

Svalbard, Arkhangelsk, merchants, whaling, projects.

Вопрос о начале освоения русскими Шпицбергена и его масштабах относится к дискуссионным1. Тем не менее не вызывает сомнений, что во второй половине XVIII в. отправка промысловых артелей груманланов стала привычным явлением в развитии русских промыслов Европейской Арктики. Тогда же в общественной мысли России возникает вопрос о переносе на отечественную почву западноевропейского опыта промысловой деятельности, к которой относился и китоловный промысел. Хорошо известно, что одним из районов, где европейцы вели этот промысел, был архипелаг Шпицберген.

Авторы коллективной монографии «Поморские промыслы на Шпицбергене в XVIII - нач. XIX в.» обратили внимание на проекты создания китоловного промысла в России, предлагавшиеся разными лицами - иностранцами на русской службе, государственными деятелями, купцами2. Один из первых проектов был выдвинут ещё в конце XVII в. голландцем Бенедиктом Небелем, предложившим создавать торговые компании для ведения рыбного и зверобойного промысла на Севере3. Подлинный «расцвет» этого жанра приходится на вторую половину XVIII в., что было обусловлено некоторыми причинами: во-первых, отказом от монополий и переходом к свободной торговле и предпринимательству; во-вторых, заметным вниманием со стороны местных и центральных властей к развитию промыслов в Белом и Баренцевом морях; в-третьих, научным описанием естественно-географических и социально-экономических особенностей разных регионов России, осуществлявшимся в рамках академических экспедиций на рубеже 1760-1770-х гг.4 В ходе научных экспедиций происходило не только описание текущего состояния того или иного региона, но и высказывались идеи, которые

Историографические обзоры проблемы см.: Старков В.Ф. Очерки истории освоения Арктики. М., 2006. Т. 1: Шпицберген. 94 с.; Арлов Тур Б. История архипелага Шпицберген. М., 2016. С. 51-61; Дадыкина М.М., Крайковский А.В., Лайус Ю.А. Поморские промыслы на Шпицбергене в XVIII - нач. XIX в. Исследование. Документы. СПб., 2017. С. 11-25; Державин В.И. Рец.: Т. Б. Арлов. История архипелага Шпицберген. М.: Paulsen, 2016. 592 с. // Российская история. 2018. № 2. С. 184-189; Старков В.Ф., Завьялов В.И., Державин В.Л. Сорок лет российским археологическим исследованиям на Шпицбергене // Краткие сообщения Института археологии РАН. 2019. Вып. 255. С. 221-228 и др.

Дадыкина М.М., Крайковский А.В., Лайус Ю.А. Указ. соч. С. 37-44. Ранее в историографии также обращалось внимание на проекты развития китобойного и зверобойного промыслов в России. См.: Веберман Э. Китобойный промысел в России. Ч. 1: История промысла китообразных // Известия Московского коммерческого института. Коммерческо-техническое отделение. М., 1914. Кн. 2. С. 46-47, 59-62, 94-97. Огородников С.Ф. Очерк истории города Архангельска в торгово-промышленном отношении. СПб., 1890. С. 182; Веберман Э. Указ. соч. С. 30; Дадыкина М.М., Крайковский А.В., Лайус Ю.А. Указ. соч. С. 30-31.

Александровская О.А. Становление географической науки в России в XVIII веке. М., 1989. С. 45-48; Козлов С.А. Русский путешественник эпохи Просвещения. СПб., 2003. Т. 1. С. 36-65.

2

могли способствовать более рациональному и эффективному, с точки зрения учёных, использованию местных природных ресурсов1. Интерес к состоянию Архангельской губернии был не только у столичных учёных, но и у местных интеллектуалов и общественных деятелей.

Отмена монополий в 1762 г. вызвала озабоченность архангелогород-ского губернатора Е.А. Головцына перспективами развития зверобойных и рыболовных морских промыслов на Белом и Баренцевом морях. Свои мысли высокопоставленный чиновник выразил в проекте, поданном на рассмотрение в 1768 г.2 Губернатор, вопреки правительственной политике, считал, что промыслам «полезънее быть в казённом содержании, а не в волном торгу оставить»3, приводя в доказательство сказанного целый ряд аргументов. Обращался Е.А. Головцын и к перспективам развития китобойного промысла у берегов Шпицбергена. Европейский опыт убеждал губернатора в том, что «тот морской промысел для комерцыи, так и для приучения в мореплавании искусных матрозов и афицеров»4 имеет большое значение. Российские матросы, ходившие в Европу на судне архангельского купца Бармина5, рассказывали, что промышленники из норвежского Бергена ежегодно возвращались от берегов Шпицбергена домой

1 Бекасова А.В. Изучение Российской империи экспедициями 1760-1780-х гг.: «взгляд» естествоиспытателей и формирование представлений о государственных богатствах // Историко-биологические исследования. 2010. Т. 2. № 4. С. 13-31.

2 Губернатором было подготовлено не менее двух проектов, поданных на рассмотрение власти 1 мая 1766 г. и 12 мая 1768 г. Проекты были посвящены мерам по развитию рыболовного промысла на Мурманском берегу и зверобойного промысла на Белом и Баренцевом морях. См.: Российский государственный архив древних актов (далее -РГАДА). Ф. 397. Оп. 1. Д. 238. Л. 3-26, 122 об.-127. Проекты губернатора нашли отражение в научной литературе. См.: Веберман Э. Указ. соч. С. 93-95; Белов М.И. Арктическое мореплавание с древнейших времен до середины XIX в. М., 1956. С. 345-346; Эмеров Б.Д. К истории китобойного промысла на Русском Севере // Летопись Севера. Вып. 3. М., 1962. С. 192; Коваль-чук А.В. Об экономической свободе, северных морских промыслах и архангелогородском губернаторе Е.А. Головцыне (1760-1770-е гг.) // Образы аграрной России 1Х-ХУШ вв. Памяти Натальи Александровны Горской. М., 2013. С. 239-241; Его же. Экономическая политика правительства Екатерины II во второй половине XVIII в.: Идеи и практика. СПб., 2017. С. 34-69, 74-101; Дадыкина М.М., Крайковский А.В., Лайус Ю.А. Указ. соч. С. 42; Никонов С.А. Монастырская и крестьянская промысловая колонизация Европейской Арктики в XVI-XVIII вв. : дис. ... д-ра. ист. наук. Мурманск, 2018. С. 491-495. Фрагмент доклада Е.А. Головцына о развитии зверобойных промыслов Русского Севера опубликован в коллективной монографии о поморских промыслах на Шпицбергене. См.: Дадыкина М.М., Крайковский А.В., Лайус Ю.А. Указ. соч. Ч. 2. Документы. № 77. С. 287-291.

3 РГАДА. Ф. 397. Оп. 1. Д. 238. Л. 3 об.

4 Там же. Л. 23 об.

5 В проекте губернатора не раскрывается имя купца. Возможно, речь идет об Антоне Бармине (?-1774) - раскольнике, архангелогородском бургомистре (1734-1735), купце 1-й гильдии, судовладельце, отправлявшем корабли в Северную Европу. См.: Шумилов Н.А. Архангелогородский летописец: (генеалогия наиболее известных дворянских, купеческих, мещанских и крестьянских родов Архангельской земли): генеалогический справочник. Архангельск, 2009. С. 143-144.

«весма с прибылным грузом», оставив позади себя конкурентов - «агли-чан, гамбурцов и галанцов»1. Основываясь на тех же показаниях матросов, губернатор убеждал власти в том, что для норвежцев выход на промысел и возвращение обратно не были затратны по времени. Так, к архипелагу «в тот вояж» суда выходили за две недели до Пасхи, а возвращались обратно в начале июля2. Российской альтернативой Бергену, по мнению губернатора, могла стать Кола, где и следовало на казённые средства организовать базу китобойного промысла.

Несколькими годами позже к этой идее обратился и петербургский купец Семён Вешняков. В 1774 г. он подал в Коммерц-коллегию проект, текст которого воспроизведён в работе М.Д. Чулкова3. Проект представлял разные направления развития китобойного промысла: создание верфей («у города Архангельскаго или по Двине и в поморских местах») для строительства китобойных судов; подготовку кадров промышленников-китобоев («не более трёхсот человек»), предоставление им определённых привилегий («от рекрутских наборов и от домовых служеб»); организацию промысловой базы в Екатерининской гавани Баренцева моря. Последнее, по замыслу автора, могло обеспечить ранний выход на промысел («в феврале и в марте месяцах») и исключало необходимость зимовки в местах промысла «на Груманте и Новой Земле, где от сырости воздуха народ претерпевают болезни и великой упадок»4. Район хозяйственной деятельности компании должен был охватывать почти весь Евро-Арктический регион - архипелаги Шпицберген и Новую Землю, Белое море5.

Необходимым развивать китобойный промысел в России считал и академик И.И. Лепёхин. Ученый даёт краткий экскурс в историю китоловного промысла голландцев у берегов Новой Земли, а также рассматривает ряд неудачных попыток организовать китобойный промысел русскими в 1780-х гг.6 У русских промышленников были «руки, сила и смелость» для того, чтобы наравне с европейцами заниматься добычей китов в Арктике. Дело оставалось за архангельским купечеством, которое

РГАДА. Ф. 397. Оп. 1. Д. 238. Л. 23 об. - 24. Там же. Л. 24.

Чулков М.Д. Историческое описание российской коммерции. СПб., 1782. Т. 1. Кн. 2. С. 492-498. Подлинник проекта хранится в РГАДА. См.: РГАДА. Ф. 397. Оп. 1. Д. 238. Л. 109-112 об. Не был обойдён вниманием этот проект и в научной литературе. См.: Веберман Э. Указ. соч. С. 95-97; Дадыкина М.М., Крайковский А.В., Лайус Ю.А. Указ. соч. С. 42-43.

Чулков М.Д. Указ. соч. С. 493-494. Там же. С. 495.

Лепёхин И.И. Путешествия академика Ивана Лепёхина. СПб., 1805. С. 140 (примечание), 179-181.

2

4

благодаря пожалованию привилегий Екатериной II1 смогло «превосходить своих предшественников в торговле». Обладая значительными ресурсами, купцы должны были печься о «пользе Отечества», вкладывая средства в организацию китобойных компаний.

Таким образом, в 1760-1770-е гг. возникло два подхода к организации китобойного промысла: первый (Е.А. Головцын, С. Вешняков) предполагал создание компании китоловного и зверобойного промысла при поддержке государства, второй (И.И. Лепёхин) - усилиями архангельского купечества. Общей для этих подходов была мысль о перспективности развития в России китоловного промысла, который мог производиться у берегов полярных архипелагов - Новой Земли и Шпицбергена. Обращение к западноевропейскому опыту создания промысловых и коммерческих компаний было не случайным: с середины XVIII в. в России возникает несколько купеческих компаний, занимавшихся торговлей со странами и народами Востока2.

Могла ли власть поддержать создание монопольной компании на Русском Севере, остается неясным. Так, в 1788 г. Екатерина II отклонила предложение купцов Г.И. Шелихова и И.Л. Голикова о даровании прав на создание монопольной компании, действовавшей в Русской Америке3.

Интерес к проблеме китобойного промысла у берегов Шпицбергена проявляется не только на уровне проектов. В 1770-1780-х гг. появляются и глубокие экспертные оценки проблемы, основанные на знании истории китобойного промысла в Европе, особенностей развития рыболовных и зверобойных промыслов в Архангельской губернии, естественно-научной картине мира. По распоряжению архангельского губернатора Е.А. Головцына А.И. Фомин, купец, учёный, общественный деятель и сподвижник историка В.В. Крестинина, подготовил трактат «Опыт исторический о морских зверях и рыбах, промышляемых Архангелогородской губернии жителями», в котором одну из глав посвятил китам и китобойному про-мыслу4. Учёный дал сведения о биологии и условиях обитания некоторых видов китов, в том числе гренландского, являвшегося основным объектом

Скорее всего, И.И. Лепёхин имел в виду указ от 11 августа 1768 г., подтверждавший отмену монополий и даровавший архангельскому купечеству исключительное право отправлять на экспорт продукцию морских зверобойных промыслов сроком на десять лет. См.: Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1-е (ПСЗРИ-1). Т. 18. СПб., 1830. № 13141. С. 695-696.

Юхт А.И. Торговые компании в России в середине XVIII в. // Исторические записки. М., 1984. Вып. 111. С. 238-295.

Болховитинов Н.Н. Россия открывает Америку. 1732-1799. М., 1991. С. 182-186; Гринёв А.В. Аляска под крылом двуглавого орла (российская колонизация Нового Света в контексте отечественной и мировой истории). М., 2018. С. 161-163. Текст трактата приводится в сочинении И.И. Лепёхина. См.: Лепёхин И.И. Указ. соч. С. 304-370.

4

охоты в районе Шпицбергена1, представил подробную характеристику китобойного промысла стран Европы, акцентируя внимание на таких вопросах, как использование промысловых судов, затраты на организацию, добычу и последующую разделку морских млекопитающих2.

Организация китобойного промысла в Европе интересовала и историка русской коммерции М.Д. Чулкова, посвятившего специальный раздел этому вопросу в первом томе своего труда3. Попутно историком был раскрыт вопрос об открытии Шпицбергена и начале европейской промысловой экспансии в водах архипелага4.

Обращаясь к вопросу о возможности использования европейского опыта и организации китобойного дела в России, учёные дают разные ответы на него. Так, А.И. Фомин, хорошо знакомый с хозяйственной деятельностью поморов на Белом и Баренцевом морях, писал, что «российские наши промышленики проворностию и смелостию не токмо не уступают всем народам прочих европейских наций, но и преимущестуют пред ними»5. Добыча русскими моржей на льдах и в открытом море, в том числе и в районе Шпицбергена, приводила европейцев в «содрогательное удивление»6. Однако наличие у поморов богатого опыта не могло способствовать развитию китобойного промысла в России. Более того, все известные учёному попытки (Выгорецкого старообрядческого общежительства, онежских купцов) его перенять потерпели неудачу по причине отсутствия научных и практических знаний и опыта для судоходства в высоких широтах и добычи китов, а также разницы в сроках промысловой деятельности в Арктике европейцев и русских7. Если англичане, голландцы, датчане и немцы отправляли суда к Гренландии и Шпицбергену в марте - апреле, то русские - не ранее июня, к исходу промыслового сезона.

Суров в своих оценках перспектив развития китобойного промысла и М.Д. Чулков. Ссылаясь на свидетельства И.И. Лепёхина и Н.Я. Озерецковского, побывавших в Кольском уезде в 1770 г., учёный писал, что они не видели «по всему морю такова множества китов, какое в Кольской губе было»8. Однако жители Колы не пользовались этой возможностью, добывая только выкинувшихся на сушу морских млекопитающих. Такое положение дел М.Д. Чулков объяснял «леностью» колян и ставил им в пример американских индейцев, использовавших

Лепёхин И.И. Указ. соч. С. 352-361.

Там же. С. 363-370.

Чулков М. Д. Указ. соч. С. 509-517.

Там же. С. 505-508.

Лепёхин И.И. Указ. соч. С. 361.

Там же. С. 362.

Там же. С. 363-365.

Чулков М.Д. Указ. соч. С. 501.

2

4

6

7

для добычи кита подручные средства - деревянный гвоздь и колотушки, при помощи которых животному наносились смертельные раны1.

Таким образом, осознавая востребованность и экономическую отдачу китобойного промысла, А.И. Фомин и М.Д. Чулков приходили к разным выводам о причинах его неразвитости в России: первый объяснял это сложным комплексом причин, второй - нежеланием русских приняться за выгодное дело.

На рубеже XVIII-XIX вв. мнение о перспективах развития китобойного промысла и хозяйственного освоения архипелага Шпицберген высказывали купцы и крестьяне-промышленники Архангельской губернии. Наиболее определённо в этом вопросе прозвучало мнение купцов Архангельска, выразивших свою позицию в специальном рапорте, публикуемом в приложении к статье. К рассматриваемому ниже эпизоду в истории проектов развития промыслов в Европейской Арктике в своё время обратился Э. Ве-берман. Используя архивные документы, учёный представил ход обсуждения вопроса, допуская некоторую непоследовательность в изложении событий, а также рассмотрел доводы купечества о невозможности организации китобойного промысла в России2. В недавнее время беглую характеристику этой полемики представили авторы коллективной монографии о поморских промыслах Шпицбергена, не ссылаясь на работу своего предшественника3.

Принятый 13 марта 1798 г. указ о дозволении жителям Колы вырубать лес для строительства мореходных судов содержал рекомендацию «обратить внимание промышленников и склонить образование судов в китовой ловле, дабы со временем можно было воспользоваться преимуществами оной»4. Для этого с ведома Адмиралтейства было необходимо составить чертежи будущих китобойных судов и определить места для верфей в Архангельской губернии, где в будущем планировалось строительство кораблей. В марте 1799 г. Адмиралтейств-коллегия распорядилась, чтобы Архангельское губернское правление сообщило сведения о районах судостроения, типах судов, численности экипажей и объёмах продовольствия, отпускаемого для ведения рыбных и зверобойных промыслов5. Губернские власти также должны были выяснить у промышленников, «не согласятся ли они делать и такого рода суда, которые бы годны были на китовые ловли, дабы в обливающем российския берега океане пользоватся теми преимуществами, каковыми изъдавна пользуются голандцы»6. Распоряжение

1 Чулков М.Д. Указ. соч. С. 504.

2 Веберман Э. Указ. соч. С. 102-106.

3 Дадыкина М.М., Крайковский А.В., Лайус Ю.А. Указ. соч. С. 54-55.

4 ПСЗРИ-1. Т. 25. СПб., 1830. № 18887. С. 583.

5 Государственный архив Архангельской области (далее - ГААО). Ф. 4. Оп. 9. Д. 78. Л. 1 об.

6 Там же.

было разослано в уезды местным властям, которые и занимались сбором необходимой информации1. Полученные в ходе опросов местных жителей данные вряд ли могли удовлетворить Адмиралтейство. Промышленники Под-винья2, представившие подробные показания о своих промыслах (местах ведения, судах, численности работников-покручеников, продовольственном обеспечении артели), не видели для себя возможности заниматься китобойным промыслом: имеющиеся суда для этого не подходили, а «касательно ж до строения новых китоловных судов, то по неимению у себя капитала я возможности, да и желания не имею»3. Холмогорский купец С.Ф. Кулаков и крестьянин Ровдогорской волости С.М. Негодяев, допускавшие возможность участия в китобойном промысле, делали существенную оговорку: «Не соблаговолит ли казна от строющих таковы суда иметь на своём страхе, со взятьем страховых процентных денег»4. Государство, таким образом, должно было взять на себя страховые риски, связанные с ведением промысла.

Участие в привлечении жителей губернии к организации китобойного промысла принял и гражданский губернатор И.Ф. Мезенцев, совершивший в феврале - марте 1800 г. поездку по Онеге, Кеми и Коле - уездным центрам Архангельской губернии. Промышленники отказывались от участия в китобойном деле, обращая внимание власти на отдалённость «Грунланда» от оконечной точки губернии - Мурманского берега, отсутствие судов, приспособленных к ходу во льдах, затратность предпри-ятия5. После возвращения губернатора в Архангельск вопрос о развитии китобойного промысла был поставлен перед городской думой. Впервые это предложение было заслушано на заседании думы 23 апреля 1800 г. Городским головой Яковом Никоновым и присутствовавшими гласными было решено пригласить в думу «лутчих и испытанных в знании по торгам и промыслам купцов», которые должны были предложить «о пред-принятии таковых промыслов разсуждение»6. На очередное заседание думы, состоявшееся 25 апреля, пришли архангельские купцы7, чьи знания оказались недостаточными для ответа на запрос губернатора. Вновь

Так, в архивном деле отложились рапорты о получении указа от органов местного управления (ратуш, городничих, нижних земских судов, дум) Кольского, Архангельского, Холмогорского, Онежского, Мезенского, Кемского уездов. См.: ГААО. Ф. 4. Оп. 9. Д. 78. Л. 8 и об., 10, 11, 16-21 об., 25-34.

Крестьяне Куростровской волости Андрей Бушков и Иван Дьяков, Курейской - Ни-кифор Схаравов (?), Ровдогорской - Стефан Негодяев, холмогорский купец Сергей Кулаков.

Там же. Л. 74 об., 75 об., 91 об.

Там же. Л. 88 об., 90.

Там же. Л. 131 об.-132.

Там же. Ф. 49. Оп. 2. Д. 114. Л. 149-149 об.

Купцы Алексей Попов, Антон Менсендейк, Арнаут Фанбрин, Игнатий Карбейников, Иван Баженин. См.: Там же. Л. 150 об.-151.

2

4

6

этот вопрос рассматривался 16 мая 1800 г. Наконец были выслушаны мнения «лучших и испытанных в знании по торгам» купцов, и дума признала «китовые промыслы для здешней коммерции не прибыточными и безъполезными»1. Гласный думы, купец Афанасий Амосов, имел особое мнение, которое и высказал губернатору. Совместно с племянником и другими купцами Амосов готов был взяться за организацию промысла и создать «общую компанию»2, однако так и не смог найти никого «в товариществе быть могущих». Не было им составлено и «положение» - уставной документ будущей компании, оставалось неясным, нужна ли «от казны помощь» в будущем предприятии3.

Архангельская городская шестигласная дума подготовила обоснованный рапорт о перспективах развития китобойного промысла, поданный гражданскому губернатору И.Ф. Мезенцеву 18 мая 1800 г.4 Документ скреплён подписями градского главы Якова Никонова и шести гласных, среди которых был и А.И. Фомин. Именно последнему, по всей видимости, и принадлежит авторство рапорта. На это указывает прекрасный литературный язык и глубокое знание предмета. Напомним, что А.И. Фомин был автором специальных исследований, посвящённых географии и биологии Белого моря, хозяйственной деятельности поморов. Учёный живо интересовался освоением Северо-Американского континента русскими купцами, особенностями организации коммерческих дел в Европе, международной торговлей5. Глубина познаний и широкий кругозор позволяли ему с полным правом выступать экспертом и в вопросах промыслового освоения Арктики.

В рапорте думы формулируется уже высказанная ранее мысль о невозможности наладить в России китобойный промысел. Двухсотлетняя история китобойных промыслов в Европе стала возможной благодаря стечению ряда факторов - географических, экономических и социальных. Во-первых, это открытость морских пространств, позволявшая европейцам отправлять суда к Гренландии и Шпицбергену в удобное для промысла время - в мае. Во-вторых, наличие значительных слоёв населения,

ГААО. Ф. 4. Оп. 9. Д. 78. Л. 132 об. Там же.

Там же. Л. 132 об.-133.

Текст рапорта приводится в журнале заседаний Архангельской шестигласной думы. См.: Там же. Ф. 49. Оп. 2. Д. 114. Л. 181 об.-185 об. Также известны три списка, включённые в дела о развитии судостроения и промыслов в Архангельской губернии. См.: Там же. Ф. 4. Оп. 9. Д. 78. Л. 135-138; Ф. 49. Оп. 1. Д. 605. Л. 52-58.

Об этом говорят письма А.И. Фомина устюжскому купцу М.М. Булдакову - крупному предпринимателю, занимавшемуся меховой торговлей в Сибири. См.: Эпистолярное наследие устюгской купеческой семьи Булдаковых конца XVIII - первой четверти XIX века: тексты и исследования / Под ред. Ф.Я. Коновалова. Вологда, 2018. Документы № 98-100. С. 153-159.

4

«привычных матрозов и мореходов», бесперебойно пополнявших ряды работников китобойного флота. Наконец, в-третьих, наличие особых экономических институтов - страховых учреждений, которые «принимают на страх морския отъпуски и земныя заведения», промысловых компаний, включающих «мастеровых и других зажиточных и не упрож-няющихся в торговли людей», согласных вкладывать средства в китобойный промысел1. Совсем другая ситуация была в России. Купечество Архангельска было малочисленным и не имело «свободных капиталов»; отсутствовал институт страхования; немногочисленное население Архангельской губернии не позволяло «набрать из них в наём потребное число добрых промышленников»; «запертость» Белого моря льдами препятствовала выходу судов «до истечения июня месяца». Наконец, экономическая отдача от такого предприятия не могла быть скорой, что также не способствовало развитию промысла2.

Составители рапорта пришли к нерадостному выводу: «невозможность и безъполезность предприятия когда-нибудь китоловных промыслов». Чтобы изменить ситуацию, требовалось невозможное: «населять многолюдством северныя приморския страны» и «мудрыми правительственными средствами» переселять людей в Колу и Кольский уезд как в один из наиболее подходящих районов («из способнейшаго места») для организации китоловного дела. Но и эти меры не смогут изменить природно-климатических условий региона, где морские пространства от Святого Носа до Канина Носа будут закрыты льдами «всегда <...> непреоборимо»3.

Отсутствие в России развитой финансовой системы кредитования и банков, на которое указывал рапорт, действительно составляло серьёзную проблему. Банковское кредитование в России, начавшееся в середине XVIII в., имело ряд особенностей. Коммерческий банк, выдававший кредиты, действовал на ограниченной территории - в Санкт-Петербурге, выдаваемые кредиты были краткосрочными (до трёх лет) и требовали значительного залога, круг получателей кредитов был ограниченным -дворянство и верхушка купечества4. Создание региональных коммерческих банков в этот период не получило широкого развития, ограничившись двумя крупными торговыми центрами - Астраханью и Вологдой5. В Архангельске первый общественный банк, занимавшийся в том числе

1 ГААО. Ф. 4. Оп. 9. Д. 78. Л. 135-136.

2 Там же. Л. 136 об.

3 Там же. Л. 137.

4 Морозан В.В. История банковского дела в России (вторая половина XVIII - первая половина XIX в.). СПб., 2004. С. 44-51.

5 Там же. С. 51-52.

кредитованием, был создан в 1847 г. Масштабы его деятельности, связанные с выдачей средств и извлечением коммерческой прибыли, были скромны1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Интерес к организации китобойной компании проявляло и другое центральное учреждение России - Коммерц-коллегия. Этим ведомством также был сделан запрос в губернское правление о промыслах и судостроении Архангельской губернии, возможности организации коммерческих промысловых компаний местным купечеством. Губернское правление обратилось к Архангельской думе с запросом о сборе необходимых сведений у местных купцов. В журнале заседаний шестигласной думы за 1801 г. отмечалось, что купцы «хотя неоднократно думою были повещаемы», но почти никто из них, за исключением Афанасия Амосова и Матвея Стукачева, на этот призыв не откликнулся2. Проявив настойчивость, дума собрала показания шести архангельских купцов о промыслах на Белом и Баренцевом морях3. Четверо из них вели промыслы на Новой Земле и Шпицбергене4. В показания включались сведения о расстоянии от Архангельска до архипелагов, численности артели, условиях ведения и доходности промысла. На поставленный государственными ведомствами вопрос все купцы единодушно заявляли, что «компанию иметь в таковых промыслах ныне желания не имею».

Постановка вопроса о создании компаний на Русском Севере была не случайна и вызывалась не только успехами европейского китобойного дела во второй половине XVIII в. Идеи организации купеческих компаний на Русском Севере, напомню, существовали с конца XVII в. Такие объединения, действовавшие по принципу акционерных обществ, рассматривались как альтернатива монопольным компаниям, действовавшим в России с 1703 г. Эти компании, возглавляемые высокопоставленными вельможами и приближёнными к власти купцами, занимались только скупкой продукции морских промыслов. На практике организация купеческих компаний на Севере оказалась не столь успешной. Так, действовавшая в 1707-1712 гг. в Архангельске торговая компания купцов Бажениных в силу неблагоприятных причин (гибели судов и финансовых потерь) вынуждена была сократить масштабы своей коммерческой деятельности в Европе5. Другие примеры организации купеческих компаний в истории Архангельска XVIII в. нам неизвестны.

Морозан В.В. Указ. соч. С. 139, 147. ГААО. Ф. 49. Оп. 2. Д. 129. Л. 33 об.-34.

Купцы Михайло Плотников, Афанасий Амосов, Василий Околнишников, Матвей Стукачев, Пётр Болотной, Михайло Куницын. Там же. Ф. 4. Оп. 9. Д. 89. Л. 150 об.-151 об., 152 об.-153, 158 об.-159. Репин Н.И. Торговля России с европейскими странами на отечественных судах (конец XVII - середина 60-х гг. XVIII в.) // Исторические записки. Вып. 112. М., 1985. С. 158-159, 163.

4

Отсутствие устоявшихся традиций ведения промысловой и торговой деятельности силами купеческих объединений, таким образом, препятствовало правительственным начинаниям в области развития китобойного промысла в Европейской Арктике на рубеже XVIII-XIX вв.

Развитие китобойного промысла у берегов Шпицбергена выглядело вполне перспективным в представлениях высокопоставленных чиновников, столичных учёных и прожектёров. Добыча морских млекопитающих могла содействовать развитию международной торговли, равноправным участником которой, наряду с Европой, могла стать и Россия, росту благосостояния общества и государственных доходов. Этот благостный взгляд не разделяло местное общество в лице купечества и представителей других групп населения, занимавшихся организацией промыслов на Белом и Баренцевом морях. Препятствием к развитию китобойного дела могли стать природно-географиче-ские условия, отсутствие традиции организации компаний и ведения китобойного промысла, слабость экономических институтов (банков и кредитования).

И всё же, несмотря на нежелание архангельского общества поддержать правительственную идею, возникшая на рубеже XVIII-XIX вв. дискуссия может рассматриваться как пролог к последующему учреждению в 1803 г. Беломорской компании. Одним из направлений её деятельности, заявленным в учредительном Акте, было промысловое освоение «Северна-го океана»1.

В приложении публикуем «разсуждение» Архангельской думы о развитии китоловного промысла у берегов Шпицбергена. Документ публикуется в соответствии с правилами издания исторических источников XVIII-XIX вв. Вышедшие из употребления буквы заменяются современными («i» - и; «"£» - е), знак «ъ» на конце слов снимается, знаки препинания расставлены в соответствии с современными правилами пунктуации.

Приложение

1800 г. мая 15. «Разсуждение» архангельского купечества о развитии китоловства на Русском Севере2

(Л. 181 об.) 1800 года майя 15 дня, вторник.

Архангельской городской общей думы в присудствие прибыли: городской глава Яков Никонов; гласные: Александр Фомин, Пётр Ленеф,

ПСЗРИ-1. Т. 27. СПб., 1830. № 20893. С. 833. Подлинник. ГААО. Ф. 49. Оп. 2. Д. 114. Л. 181 об.-185 об.

Иван Шундер, Логин Бекен, Василей Собакин, Андрей Флюхт, Николай Хамов, Андрей Корельской1.

№ 187. И во оном слушали.

Учинённое лутчими и испытанными в знании по торгам и промыслам архангельских купцов вследствие его превосходительства господина дей-ствительнаго статскаго советника, архангельскаго гражданскаго губернатора и кавалера Ивана Федоровича Мезенцова от 20 числа минувшаго // (Л. 182) апреля предложения разсуждение относительно до заведения в Севере китоловнаго промысла и об основаниях онаго заведения, в котором прописывая следующее. Естьли бы когда-нибудь производимыя уже около 200 лет иностранными государствами китовыя промыслы могли показать чрезвычайныя сих промыслов выигрыши и прибыли, то б надежда к обогащению перевешивала опаснось2 потеряния капитала составляющих промысловыя отпуска хозяев и преодолевала страх смерти производящих ловлю промышлеников. Оныя промыслы производятся в одно только теплейшее и светлое время года, то есть с половины майя до половины ж июля. Местоположение их между Шпицбергена и Гренландии в самых холодных странах Ледовитаго моря, обымаемаго вседневными морозами, падением снегов и густотою туманов, между огромными и толстыми // (Л. 182 об.) плавающими лдами, которых стеснения никакая твёрдось3 промысловых судов выдержать не может, и между которыми киты, как под пушками крепостей, от поисков и убийств людских удаляются. Следовательно, оной промысел, несмотря на лучшее тамошнее годовое время, необходимо подвергается ежечасному раздавлению судов и потерянию жизни на них плавающих. А в прочия бурливыя и непрестанною ночью там покрыва-емыя времена года вся возможность сего промысла отнимается. Ино-странныя приморския государства и их домостроительства не ласкаются от китовых промыслов великими прибылями и умножением националь-них богатств, но находят в них выгоду, прокармливающую безземелних их подданных и приготовляющую в оных для их флотов и караблеплавания матрозов и мореходов. К споспешествованию оных // (Л. 183) промыслов во многолюдных тамошних городах заведены истари торговыя отрасли за-страхования, и гражданство частно и некоторыми компаниями принимают на страх морския отпуски и земныя заведения. Таковыя застрахования продолжают с успехом свое существование не столько от подтверждения и подкрепления их правительственными законами и от решимости спорных случаев чрез определяемых искусных и знающих дело судей, сколько

В рукописи (ркп.) фамилии гласных записаны в столбик и обведены фигурной скобкой. Напротив скобки запись: Пополуночи в 10 часу. Так в ркп. Так в ркп.

собственною долговременною тщателностию самих страховщиков, приобретших всеобщее от всех торгующих наций доверие. Многочисленное существование сих страховщиков принимает частно и компаниями на застрахование малыя суммы капиталов в разных промысловых отпусках. Самыя капиталы, составляющия промысловыя отпуски, складываются по большой // (Л. 183 об.) части от многолюдности мастеровых и других зажиточных, не упражняющихся1 в торговли людей. Осторожность их разделяет ещё назначаемыя денги въскладку на малыя участки и отъдает их в разныя промысловые компании. Таким образом, когда щастие даёт прибыль, остается оная в пользу сих частных хозяев. Напротив же того, убытки разливаются на сносныя проигрыши страховщиков, не подвергая никого из них отяготительному разорению. Итак, из описания2 сего явствует, что таковыя промыслы в оных государствах сооружаются и существуют легкими способами от многолюдства имущих граждан, обнадеживаются множествым страховщиков и производятся многонародностию ищущих пропитания промышлеников, а притом всегда в открытых и свободных от заморозов и льдов тамошних гаванях, совершая все произведение не более как в течении одного лета. // (Л. 184) Наше, напротив, северное местоположение представляет: 1-е. Малочисленность архангельскаго купечества и посадских, не имеющих свободных и без действия остающихся капиталов; 2-е. Нет у нас богатых страховщиков, утвердивших доверие долговременностию3, а потребнаго их множества по малолюдству нашему собрать не может; 3-е. По малонародности приморских жителей, нет вовсе надежды набрать из них в наем потребное число добрых промышлеников, ибо они, имея в своих местах надежное пропитание, ничем не принуждены пускатся в устрашительныя промыслы, которыя не обещают за страх чрезвычайных обогащений, а сброд отчаянных пьяниц к сему делу вовсе не годится; 4-е. Наше Белое море в нужнейшее время выхода промысловых судов на промыслы, то есть во всякую весну до истечения июня // (Л. 184 об.) месяца, заперто бывает непроходимыми лдами; 5-е. Промысловыя капиталы в одно лето оборотится не могут. Таковыя важныя препядствия парти-кулярныя наши вымыслы средств останавляют и представляют невозможность и безполезность предприятия когда-нибудь китоловных промыслов. Власть государственная может населить многолюдством северныя примор-ския страны, естьли найдет средства и выгоды пропитать многочисленной народ в оных безхлебных климатах, но естественное действие каждо-годнаго запора лдов в проход из Белаго моря между Святым и Канинским

1 В ркп. над строкой.

2 В ркп.: осписания.

3 В ркп.: догловременностию.

Носами всегда пребудет непреоборимо. Отправление китоловных отпусков на промыслы из Колы, яко из пособнейшаго места, тогда покажет оному поспешествование, когда сей город и уезд ународованы и мудрыми правительственным средствами обогащены быть // (Л. 185) возмогут. Взирая на норвежския, яко ближайшия к китоловным1 местам и, следователно, удобнейшия Кольскаго датских подданных селения, видим в них убеди-тельний пример малолюдства и недостатка богатств, воспящающих их от участия в оных промыслах.

Итак, мы, разсмотрев чаемыя умеренныя, а не обогатительния от кито-ловнаго промысла прибыли, зависящия единственно от щастия, и противоположив, сверх многочисленнаго заведения судов, инструментов, бочек и жизненных припасов, излишния и весма отяготителния, но необходимыя расходы на праздное и безработное прокормление засылаемых из Архангельска в Колу промышлеников, также безприбыточное бездействие капиталов на сооружение отпусков чрез восемь и более месяцей не находим пользы, но видим несумнителния убытки. Ежели ж вообразим морския бедствия, необходимо с существованием сего промысла сопряженныя, то усматриваем явное раззорение, // (Л. 185 об.) котораго тот промысел удовлетворить обогатительними прибылями никогда не представлял надежды.

А как, следуя сему разсуждению, не обретаем мы по собственности в китоловном промысле не токмо обогащения, но ниже частных польз, то не находим надежных оснований к его учреждению, предоставляя оное власти благоразсмотрительнаго правительства и соображению му-драго его домостроительства, по выслушании же онаго приказали. С про-писанием сего учиненнаго о китоловном промысле купцами разсужде-ния, представя на благоразсмотрение его превосходительству с таковым при том доношением, что дума признает описываемые о китоловном промысле купцами к заведению в Севере сего промысла препядствующие причины справедливыми.

Яков Никонов.

Александр Фомин.

Пётр Ленеф.

Иван Шундер.

Логин Бекен.

Василей Собакин.

Андрей Флюхт.

Николай Хамов.

В ркп.: китоловных.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.