Научная статья на тему 'Пермский звериный стиль в исследованиях Камской археолого-этнографической'

Пермский звериный стиль в исследованиях Камской археолого-этнографической Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
401
65
Поделиться
Ключевые слова
ПЕРМСКИЙ ЗВЕРИНЫЙ СТИЛЬ / КАМСКАЯ АРХЕОЛОГО-ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ / АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАСКОПКИ / КУЛЬТОВОЕ ЛИТЬЕ ПРИКАМЬЯ

Текст научной работы на тему «Пермский звериный стиль в исследованиях Камской археолого-этнографической»

XIX- сер. ХХв. Ч. 1. Весна, лето, осень. - Пермь: Пушка, 2006. - 420 с.; ил. 76.

8.Мингалев В.В., Коробейников А.В. Опыты динамического зондирования в археологии. - Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2006. - 60с.: ил. 16.

О.В. Игнатьева ПЕРМСКИЙ ЗВЕРИНЫЙ СТИЛЬ В ИССЛЕДОВАНИЯХ КАМСКОЙ АРХЕОЛОГОЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

Пермский государственный педагогический университет, г. Пермь

Пермский звериный стиль стал объектом научного изучения со второй половины XIX века. В истории изучения культового литья Прикамья, с нашей точки зрения, можно выделить два основных периода:

1. Вторая половина XIX в. - 30-е гг. XX в. - период формирования основных проблем изучения пермского звериного стиля, когда закладывается фундамент для будущих исследований культового литья Прикамья. К этому времени относится большая часть находок культового литья Прикамья, на основе анализа которых строится содержание теорий и гипотез ведущих ученых (Ф.А. Тепло-ухов, А.А. Спицын, А.В. Шмидт и др.). В силу господства в дореволюционной науке двух парадигм, эволюционистской и диффузионистской, в пермском зверином стиле видели либо отражение религиозных представлений, соответствующих определенной стадии развития древнего общества, либо результат миграции из неких культурных центров.

С началом этого периода необходимо связывать работу С.В. Ешевского, профессора Московского университета, впервые поставившего научные задачи в отношении пермского звериного стиля. За период второй половины XIX в. сложилась дореволюционная школа и

© Игнатьева О.В., 2008

традиции исследования культового литья Прикамья. Завершением первого периода можно считать работы М.Г. Худякова 1930-х гг., в которых, наряду с прочими, ставилась задача опровергнуть точку зрения дореволюционных исследователей, прежде всего, в связи с определенным идеологическим запросом советской науки.

2. 1950-е гг. - до современного момента - период активного интереса к исследованию пермского звериного стиля. Для этого периода характерным является появление научных исследовательских школ, в рамках которых осуществляется исследование пермского звериного стиля, складывается свой терминологический аппарат, «язык», которым описывается круг изучаемых явлений. Основной упор уже делается не на внешние атрибутивные признаки культового литья, а на извлечение смысла, внутреннего содержания как отдельных сюжетов и образов пермского звериного стиля, так и всего комплекса. Кроме того, ведущим вопросом в изучении культового литья Прикамья становится проблема семантики.

Особенностью современного этапа является то, что пермский звериный стиль давно уже перестал быть только темой научных исследований, привлекая к себе внимание художников, театральных деятелей и писателей, представителей СМИ и рекламы, став одним из «брендов» Пермского края. Такое пристальное внимание не только не исключает, но делает необходимыми научные исследования пермского звериного стиля, одним из ведущих центров которых является Камская археолого-этнографи-ческая экспедиция.

Можно выделить несколько аспектов деятельности КАЭЭ, которые непосредственно связаны с изучением культового литья Прикамья. Во-первых, это

проведение археологических раскопок, в ходе которых, в том числе, были найдены и предметы пермского звериного стиля.

В музее археологии ПГПУ находятся два предмета пермского звериного стиля, найденных в ходе археологических раскопок в 1983 и 2004 гг. у берега Чашкинского озера во время раскопок Запосельского поселения. Одна из бляшек - это изображение человеколося на ящере, лосиная голова немного запрокинута, морда сильно изогнута, ухо длинное, оттянуто к низу. По материалам данной части поселения бляшка датируется VIII-X веками. В 2004 г. Н.Б. Крыла-совой была найдена серебряная подвеска в виде личины в обрамлении из двух лосиных голов и ящера. В 2005 г. обнаружена бронзовая бляшка с подобным сюжетом (см. цв. вклейку).

Очень интересный образец пермского звериного стиля был найден в 1985 г. во время раскопок Рождественского городища на р. Обва. Бронзовое литое изображение лежало в окружении расчлененной головы лося. Сюжет бляшки, возможно, отражает тотемические представления местного населения, на ней изображены в одной композиции 8 зверей: лось, медведь, росомаха, бобр, соболь, щука, утка и голова неопределенного животного. Данное изображение также находится в музее археологии и этнографии Прикамья ПГПУ

В коллекцию Березниковского историко-художественного музея им. И.Ф. Коновалова были переданы семь предметов пермского звериного стиля, также найденных в ходе археологических раскопок КАЭЭ ПГПУ (А.М. Белавин) на селище Володин Камень I в 1983 и 1988 годах. Памятник датируется VIII -IX веками. Довольно большое количество предметов пермского звериного стиля можно связать с тем, что Володин

Камень I являлся металлургическим центром, а мастерство металлургов тогда связывалось с магией и колдовством. Связь металлургии с магией и колдовством в сознании людей подтверждается и тем, что на раскопе была выявлена культовая площадка до 30 кв. м, на которой, вероятно, осуществлялись какие-то культовые обряды, связанные с производственной магией. На жертвеннике были обнаружены бусины, обломки пряслиц, бронзовых украшений и антропоморфных глиняных статуэток.

Неслучайно на Володином Камне I найдена и фигурка ящера, которая, в отличие от других предметов пермского звериного стиля, находилась в самом сооружении. Вероятно, ящер в представлении древних металлургов олицетворял не просто хозяина подземного мира и его богатств, но и владыку всех таинственных процессов, связанных с металлургией. Ящер изображен с немного вытянутым телом, заостренной и приподнятой вверх мордой, четырьмя лапами и небольшим хвостом.

Наиболее интересной является прорезная бляха, композиция которой строится в три яруса: 1) лосиная голова и утка, 2) щука, 3) ящер. Более крупным планом показана утка, стоящая на спине ящера. У ящера - удлиненная морда, открытая пасть, выделенная ямкой ноздря, чуть согнутые маленькие лапы с тремя пальцами, тело вытянуто. На голове ящера - щука, а на щуке - голова лося с изогнутой мордой, выделенным глазом и высокоподнятым ухом.

Сюжет следующей бляхи довольно часто встречается в пермском зверином стиле. В центре - человеческая фигура с признаками пола. На лице четко изображены глаза, нос, губы. Руки согнуты в локтях, кисти рук, состоящие из трех пальцев, касаются бедер. Антропоморфная фигура стоит на ящере, вверху свод

из двух лосиных голов.

Еще одна бляха со сходным сюжетом также найдена на селище Володин Камень I. В центре изображение человеческой фигуры в профиль с небольшой головой, удлиненным носом, руки отведены за спину Одна нога выдвинута немного вперед. Над головой помещена голова лося.

Одна из личин, найденных на Володином Камне I, солнцевидная, крайне проста. Это круглой формы лицо с четко выделенными глазами, носом и губами. Вторая личина изображена в окружении двух лосиных голов и ящера. Сама личина солнцевидная, с хорошо выделенными чертами лица, крупным носом. Изображение ящера дано не полностью: часть туловища, длинная морда, приподнятое ухо, ящер находится как бы в движении.

Последняя бляха с селища Володин Камень I изображает семейную пару на ящере, вверху арка из двух лосиных голов.

Таким образом, в результате археологических раскопок КАЭЭ было найдено 11 предметов пермского звериного стиля. Хочется особенно отметить, что данные находки представляют большой интерес, так как большинство изображений относится к «случайным» находкам, и, в связи с этим, сложно судить о функциональном предназначении и семантике культового литья. Открытие же предметов звериного стиля на археологических памятниках позволяет приоткрыть завесу тайны по этому поводу, в случае, если данная тема станет одной из исследовательских задач.

Вторым аспектом деятельности КАЭЭ является анализ и обобщение археологических материалов, и представление их в научных работах. В отношении пермского звериного стиля этот аспект, главным образом, активизировал-

ся с начала 2000-х годов.

В 2001 г. была опубликована статья А.М. Белавина «Об этнической принадлежности пермского средневекового звериного стиля». Автор вернулся к дискуссии, которая развернулась в 1980-е гг. относительно этнической принадлежности культового литья. В это время был введен термин «урало-сибирское культовое литье», который подчеркивал близость пермского звериного стиля с образцами древнего искусства Сибири. По мнению А.М. Белавина, сам стиль является «региональным, урало-сибирским» (Белавин 2001, с. 15). Системность пермского звериного стиля позволяет утверждать, с точки зрения исследователя, что он возник и функционировал как средство культовой практики специальных служителей, т.е. являлся элементом урало-сибирского шаманизма, и отражал идеологию этого явления (Белавин 2001, с. 16).

Кроме того, автором определяется круг предметов, интерпретированных в качестве пермского звериного стиля:

1) культовые ажурные или сплошные односторонние литые бронзовомедные сюжетные пластины-плакетки, входившие в определенные системные наборы и имевшие идеологическое значение;

2) ряд фигурок-бляшек или медальонов, изображающих птиц, головы медведей и антропоморфные личины или фигуры» (Белавин 2001, с. 14 - 15).

Главная задача описываемой публикации, а именно вопрос об этнической принадлежности пермского звериного стиля, решается А.М. Белавиным в пользу угорской: «Звериные стили (культовые плакетки и бляхи-медальоны), таким образом, маркируют угорские территории на Востоке Европы и Западе Азии» (Белавин 2001, с. 20).

Благодаря длительному сотрудничеству КАЭЭ с Отделом археологии Восточной Европы и Сибири Государственного Эрмитажа, была подготовлена и издана монография хранителя Прикам-ских коллекций Е.И. Оятевой «Искусство Прикамья по материалам художественной металлической пластики (сборник научных трудов)» (2003), в которую вошли не только уже опубликованные статьи Елены Ивановны, но и впервые публикующиеся. Собрание пермского звериного стиля Государственного Эрмитажа является одним из крупнейших, и сложилось, главным образом, в дореволюционный период благодаря деятельности Императорской Археологической Комиссии. Е.И. Оятева более полувека является хранителем и одним из ярких исследователей пермского звериного стиля. Ею был разработан и обоснован некий алгоритм работы с сюжетами и образами культового литья Прикамья, поэтому издание монографии Е.И. Оятевой представляется важной вехой на пути исследования пермского звериного стиля. Автор рассматривает металлическую пластику Прикамья в качестве художественной системы с соответствующим ей языком, кодовым или знаковым.

С точки зрения Е.И. Оятевой, феномен пермского звериного стиля может и должен исследоваться комплексным методом, в основе которого лежит интеграция тех наук, с помощью которых раскрывается архаическое мировоззрение, а именно с помощью лингвистики, этнографии, археологии, антропологии, фольклористики. В работах самого автора постоянными являются переклички материалов археологии, этнографии, мифологии, но, при этом, Е.И. Оятева настаивает на особо тщательной работе с самим изображением (Оятева 2003, с. 12). Хочется заметить, что не только из-

дание книги Е.И. Оятевой, но и непосредственное общение с этим исследователем повлияло на интерес к изучению пермского звериного стиля силами КАЭЭ.

Отдельной темой исследования стала история собирания и изучения археологических коллекций пермского звериного стиля, представленная в работах

О.В. Игнатьевой. В диссертационном исследовании собраны сведения о музейных и частных собраниях культового литья Прикамья, а также проанализированы основные подходы к интерпретации пермского звериного стиля.

Большая часть музейных коллекций культового литья Прикамья появляется в результате первоначального частного собирательства и интереса к древностям, примером может служить деятельность А.Е. и Ф.А. Теплоуховых (Игнатьева 2003).

История изучения пермского звериного стиля может быть рассмотрена через господствующие парадигмы, характерные для каждого из этапов развития науки (Игнатьева 2005). Отдельным вопросом в отношении историографии стал вопрос об истории термина «пермский звериный стиль».

Третьим аспектом в деятельности КАЭЭ является учебно-методическая работа со студентами исторического факультета Пермского государственного педагогического университета. В рамках читаемых курсов «Истории культуры Прикамья», «Археологии» тема пермского звериного стиля обязательно изучается. Кроме того, коллективом КАЭЭ разработано учебно-методическое пособие «Очерки археологии Пермского Пре-дуралья», в котором нашла отражение и проблема культового литья.

Студенты исторического факультета ПГПУ выполняют курсовые работы и выпускные квалификационные рабо-

ты по теме пермского звериного стиля. Так, в 2005 г. была представлена выпускная работа Д.В. Конюшевича «Культовое литье и проявление шаманского культа в пермском зверином стиле», в какой-то степени продолжающая идею

А.А. Спицына о шаманском характере культового литья.

В 2008 г. прошла защита дипломной работы И.Н. Петрова «Прагматический аспект в исследовании пермского звериного стиля». Работа уникальна тем, что связана с созданием модели электронного каталога пермского звериного стиля. Кроме того, используя метод картографирования, начата работа по созданию электронной карты находок культового литья Прикамья, что, несомненно, может сделать более доступным коллекции пермского звериного стиля для научного изучения.

Интерес представляет и дипломное исследование Ю.Э. Максеевой по теме «Клады пермского звериного стиля». Все находки культового литья Прикамья можно классифицировать по их принадлежности к определенному археологическому контексту и выделить пять групп:

1.культовые места;

2.клады пермского звериного стиля;

3.случайные находки пермского звериного стиля;

4.могильники;

5.поселения (Игнатьева 2007).

В ситуации отсутствия письменных источников и живой традиции использования предметов пермского звериного стиля, изучение условий находок, выявление общего и особенного в сюжетах и образах каждой отдельной группы находок, может предоставить в руки исследователю новый инструмент для интерпретации всего явления в целом.

В археологии достаточно давно используются методы статистического ана-

лиза, компьютерной обработки. В работе Ю.Э. Максеевой использован данный метод, с целью формализовать стилистические признаки одного из сюжетов пермского звериного стиля. Составлена таблица, в которой каждое изображение рассмотрено по 48 признакам. Учтено как наличие, так и отсутствие того или иного признака, а также отмечены признаки, встречающиеся в единичных изображениях. Признаки обработаны компьютером в программе XIS. Подсчитано количество наиболее часто встречающихся признаков, выделены ведущие, характерные для каждого образа «человеколося на ящере» и частные признаки, присущие определённому изображению, кладу. На основе этой методики выделен «общий портрет» челове-колося, как одного из ведущих для пермского звериного стиля: человеколось стоящий на ящере, изображенный в профиль с правой стороны, без крыльев, корпус тела - прямой, ноги на ширине плеч, без копыт, обозначен глаз и нос. Половые признаки, коленные суставы, пальцы и изображения животных встречаются в 50 % случаев. Лосиная морда обычно вытянута, рот закрыт, обозначен глаз. Сама пластина полая с косоплёт-кой.

Кроме того, в работе Максеевой рассмотрены самые известные клады пермского звериного стиля с точки зрения выявления признаков, свойственных сюжету «человеколось на ящере» в каждом из кладов. Для пешковского клада характерно преобладание одиночных изображений, но только здесь встречаются групповые изображения человеко-лося на ящере. Также характерной особенностью изображений является обозначение половых признаков у челове-колося. Для кунгурского клада характерно преобладание одиночных изображений человеколося и наличие дополни-

тельных изображений животных. Особенностью редикорского клада является преобладание парных изображений человеколося без головы, положение ног «в присядку», антропоморфные изображения, практически отсутствие дополнительных изображений животных.

Представляется перспективным привлекать к исследованию пермского звериного стиля студентов и аспирантов, расширяя спектр вопросов относительно данной темы.

Последним направлением в деятельности КАЭЭ является научно-популяризаторская деятельность, связанная с привлечением внимания общества к уникальным явлениям Прикамья, в том числе, и к пермскому звериному стилю. За это время были прочитаны лекции по теме культового литья в рамках фестивалей, что в свою очередь вызывало интерес к использованию сюжетов и образов пермского звериного стиля в широком социокультурном контексте. Кроме того, популяризация историкокультурного наследия Прикамья в целом, и пермского звериного стиля в частности осуществляется и в сотрудничестве с музеями, школами.

В аспекте темы статьи представляется необходимым не только проанализировать результаты и достижения КАЭЭ в изучении пермского звериного стиля, но и наметить перспективы на будущее. В связи с этим можно констатировать, что культовое литье Прикамья стало самостоятельной темой исследования, а это, в свою очередь, делает возможным разработку исследовательской программы, исходя из актуальных задач. На первое место может быть поставлена задача создания каталога, в котором будут представлены все предметы пермского звериного стиля. Подобные инициативы в отношении культового литья предпринимались и раньше. Так, первый

каталог был создан в 1906 г. А. А. Спи-цыным, до сих пор он остается самым полным, но само издание давно уже является раритетным, отсутствует в библиотеках, а, кроме того, за 100 прошедших с момента публикации лет накоплены и другие предметы пермского звериного стиля. В 1988 г. вышел каталог

В.А. Оборина и Г.Н. Чагина, но и там не представлены все имеющиеся в музейных фондах предметы культового литья. Поэтому задача публикации всех имеющихся в собраниях изображений является по-прежнему актуальной и первостепенной с точки зрения дальнейшего источниковедческого исследования.

Перспективным направлением в деятельности КАЭЭ является и подготовка работ монографического характера, посвященных пермскому звериному стилю. В том числе, можно задуматься и об издании в виде единой хрестоматии отдельных публикаций о культовом литье, как дореволюционного периода, так и последующего времени.

Развивая дискуссию об урало-сибирском культовом литье, невозможно избежать интеграции с учеными, представляющими сибирские материалы. Поэтому одной из научно-организационных задач может быть обозначена задача проведения научного симпозиума, полностью посвященного вопросам изучения культового литья.

Г.Т. Обыденнова, И.А. Шутелева, Н.Б. Щербаков ИТОГИ РАБОТЫ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ БГПУ им. М. АКМУЛЛЫ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 10 ЛЕТ (1998 - 2008 гг.)

Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы1, г. Уфа

Археологическая лаборатория БГПУ была создана в 1974 г. В.С. Горбуновым, археологические исследования, проводимые археологами Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы начитывают более 30 лет. Основным направлением работы лаборатории стало изучение эпохи бронзы. Работа лаборатории последних лет носит интегрированный характер - коллектив активно сотрудничает со специалистами Института Археологии РАН, Института геофизических проблем почвоведения РАН, УНЦ РАН, вузов Российской Федерации.

В коллективе лаборатории работают исследователи нескольких поколений: д.и.н. В.С. Горбунов, д.и.н. В.А. Иванов, д.и.н. Г. Т. Обыденнова, к.и.н. И.А. Шутелева, к.и.н. Н.Б. Щербаков, аспиранты и студенты. Можно сказать, что складывается научная традиция. За время работы лаборатории было изучено более 40 археологических памятников, материалы некоторых легли в основу монографических исследований, статей.

Коллективом Археолого-антропо-логической лаборатории за последние годы было выполнено несколько иссле-

© ОбыденноваГ.Т., ШутелеваИ.А., Щербаков Н.Б., 2008