Научная статья на тему 'Перевод и способы передачи значений имен чаньских патриархов'

Перевод и способы передачи значений имен чаньских патриархов Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
79
27
Поделиться
Ключевые слова
КИТАЙСКИЙ БУДДИЗМ / ПАТРИАРХИ ШКОЛЫ ЧАНЬ / БОДХИДХАРМА / ДВУСЛОЖНЫЕ ИМЕНА / ГУН-АНЬ / «БИ ЯНЬ ЛУ» / «BI YAN LU»

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Занданова Татьяна Алексеевна

В статье рассматриваются разнообразные варианты передачи значений и виды переводов имен чаньских патриархов. В статье выделено несколько видов: передающие титул и степень просветления учителя; передающие название ветви, которую основал учитель; означающие местность, где жил и проповедовал учитель. Анализ предпринят на основе переводов сборника парадоксальных текстов гун-аней «Би янь лу».

TRANSLATION AND MEANING TRANSFER METHODS OF CHAN MASTERS NAMES

The article covers issues of various meaning transfer methods and a translation means of Chan masters names. There are several means distinguished in the article, such as: a title and enlightenment degree is transferred; a transfer of a name of a branch, which a master founded; a transfer of a name of an region, where a master lived and taught. A translation analysis is made on the base of translation of Chan paradox texts gongan collection «Bi ya lu».

Текст научной работы на тему «Перевод и способы передачи значений имен чаньских патриархов»

Исключение составляют незначительные погрешности, описки, встречающиеся в тексте «Бумши», и, конечно, характерные особенности бонского или буддийского канона в начале каждого текста - проповедник текста, место проповеди, проситель и пр.

«Небум» - четвертый том «Бумши» включает 94 главы, а соотносящийся с ним третий том «Чжуд-ши», «Тантра наставлений» - 92. Две дополнительные главы «Бумши» составляют «Глава восхваления» и «Глава вверения учения», не содержащие материалы по медицине. Наряду с этим, помимо упомянутых различий, здесь можно указать на их некоторые отличительные особенности, не влияющие на содержание в целом. Так, например, 2-я глава «Небум» «О болезнях Ветра» главным образом представлена в прозе, а не в стихотворной форме как в «Чжуд-ши». Имеется несоответствие количества слогов в строке (tshig rkang), названий глав. В частности, 5-я глава «Тантры наставлений» называется «Лечение мукпо» [4, с. 145-156], которая в «Не-бум» имеет совершенно другое название, а именно - «Глава о смешанной болезни (всех трех доша) и крови» ('Dus pa khrag nad kyi le'u) [1, с. 259-276].

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что, несмотря на эти и другие определенные различия и расхождения, наш сравнительно-сопоставительный анализ «Бумши» и «Чжуд-

ши» показывает их полную идентичность в содержательном плане. Вопрос о том, какой из них является «лишь переложением», остается открытым. С уверенностью можно утверждать только то, что бонские врачи изучали, заучивали наизусть и практиковали «Чжуд-ши». Об этом свидетельствуют современные исследования, проведенные среди врачей традиции бон [5, P. 91-126].

Литература

1. Чепу Трише. Бумши (dPyad bu khri shes. gSo rig 'bum bzhi). - Пекин, 2005. - 689 с.

2. Чжуд-ши (bDud rtsi snying po yan lag brgyad pa gsang ba man ngag gi rgyud ces bya ba bzhugs so). -Лхаса, 2000. - 669 с.

3. Вагбхата. Аштанга-хридая-самхита (Pha khol. Yan lag brgyad pa'i snying po bsdus pa). - Ксилограф тибетского фонда ЦВРК ИБМТ СО РАН. - Шифр хранения № TTM-215.

4. Дашиев Д. Б. «Чжуд-ши» - канон тибетской медицины. - М.: Восточная литература, 2001. - 766 с.

5. Soundings in Tibetan Medicine: Anthropological and historical perspectives / M. Schrempf [et.al]. - Brill Academic Publishers, 2007. - 449 p.

6. Karmay S.G. The treasury of good sayings: a Tibetan History of Bon. - Delhi: Motilal Banarsidass, 2005. -365 p.

7. Tibetan Literature: Studies in genre / Jose Ignacio Cabezon [et al]. - New York: Snow Lion Publications, 1996. - 549 p.

Жабон Юмжана Жалсановна, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6, е-mail: yumzhan@gmail.com

Zhabon Yumzhana Zhalsanovna, candidate of historical sciences, Senior Fellow, Institute of Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies, SD RAS, Ulan-Ude, Sakhyanovoy str.6, e-mail: yumzhan@gmail.com

УДК 294.3 (510) © Т.А. Занданова

ПЕРЕВОД И СПОСОБЫ ПЕРЕДАЧИ ЗНАЧЕНИЙ ИМЕН ЧАНЬСКИХ ПАТРИАРХОВ

В статье рассматриваются разнообразные варианты передачи значений и виды переводов имен чаньских патриархов. В статье выделено несколько видов: передающие титул и степень просветления учителя; передающие название ветви, которую основал учитель; означающие местность, где жил и проповедовал учитель. Анализ предпринят на основе переводов сборника парадоксальных текстов - гун-аней «Би янь лу».

Ключевые слова: китайский буддизм, патриархи школы чань, Бодхидхарма, двусложные имена, гун-ань, «Би янь лу».

T.A. Zandanova

TRANSLATION AND MEANING TRANSFER METHODS OF CHAN MASTERS NAMES

The article covers issues of various meaning transfer methods and a translation means of Chan masters names. There are several means distinguished in the article, such as: a title and enlightenment degree is transferred; a transfer of a name of a branch, which a master founded; a transfer of a name of an region, where a master lived and taught. A translation analysis is made on the base of translation of Chan paradox texts - gongan collection «Bi ya lu».

Keywords: Chinese Buddhism, Masters of Chan School, Bodhidharma, dissyllable names, gongan, «Bi yan lu».

Школа чань - чань цзун) является од-

ной из известных и влиятельных школ китайского буддизма Махаяны. Чань (4¥) - это производное от бинома чаньна (4¥ВР), которое является транскрипцией санскритского термина «дхьяна», означающего медитацию. Медитация стала считаться одним из главных методов в школе чань, вокруг которой строилась вся ее теория и практика. Другое, малоизвестное название этой школы - школа «сознания Будды»

(«^'^Ш» - «Фо синь цзун») [2, с. 149]. Это название отражало тот факт, что ее основное внимание было направлено на человеческую психику, которая скрывает в себе сознание Будды.

В школе чань существует традиция прямой передачи пробуждения от учителя к ученику. Начало традиции положил сам Будда Шакьяму-ни, который однажды поднял перед учениками цветок и улыбнулся. Однако никто кроме Кашь-япы не понял смысла этого жеста Будды. Кашь-япа ответил Будде тем, что поднял цветок и улыбнулся. В это мгновение он пережил состояние пробуждения (бодхи), которое было передано ему Буддой непосредственно, без наставлений в письменной или устной форме. В чань-

буддизме эту историю впоследствии назвали «^

^ШШ» («нянь хуа вэй сяо»), которая буквально переводится как «поднять цветок и улыбнуться». В отечественной буддологии данный случай носит название «Цветочная проповедь Будды». В Индии учение Будды передавалось в течении двадцати восьми поколений наставников, к которым, согласно чаньскому преданию, относились такие великие буддисты, как Ашвагхоша и Нагарджуна. Двадцать восьмым патриархом школы созерцания в Индии был Бодхидхарма, брахман из южной Индии, который в качестве проповедника прибыл в Китай в начале VI в. и стал первым патриархом чань в Китае.

Ранняя история школы чань изложена, главным образом, в описании жизнедеятельности первых патриархов школы. У истоков школы чань стоят пять патриархов: Бодхидхарма, Хуэй Кэ, Сэн Цань, Дао Синь и Хун Жэнь. Каждый из них внес свой вклад в развитие и становление школы, без их участия не было бы современной школы чань с ее уникальным учением. В этот список включают также 6-го патриарха Хуэй Нэна, с именем которого связан раскол школы на Северную и Южную ветви.

В своем исследовании мы опирались на традиционную таблицу китайских патриархов шко-

лы чань1. В ней представлены 55 патриархов. Сюда не включены японские патриархи (которых западные исследователи в некоторых случаях включают в таблицу). Таблица не охватывает современность. Также мы опирались на собственные переводы гун-аней сборника чань-ских рассказов «Би янь лу»2 («Записки у Лазурной скалы»), где собраны истории из жизни известных чаньских учителей.

Для того, чтобы понять проблему перевода имен китайских патриархов обратимся к ономастике. В Китае индивидуальное имя записывается одним или двумя иероглифическими знаками, т.е. представляет собой однослог или двуслог, пишущийся слитно в транскрипционном написании. Фамилия, как правило, записывается одним иероглифом, представляющим собой одно-слог. При этом двусложные фамилии, т.е. такие, которые записываются двумя иероглифическими знаками и транскрибируются двумя словами, встречаются редко. Таким образом, китайское имя состоит из трех слогов, первое передает фамильное имя, второе и третье - индивидуальное.

Человек, взявший монашеский постриг, чаще всего отказывается от своего фамильного имени, оставляя индивидуальное, под которым он и известен в миру. Два последних иероглифа в именах чаньских патриархов означают действующее имя патриарха, под которым он известен не только в Китае, но и в странах перенявших чань-буддизм - это Корея, Япония, Вьетнам. К этому имени при разных обстоятельствах прибавляются первые два иероглифа имени. Поскольку в буддологии еще нет определенной унификации в написании имен учителей, то существует несколько графических вариантов записи четырех-и двухсложных имен учителей школы чань.

Первый - 2 слога пишутся через тире, первый слог - с заглавной буквы, второй - с маленькой, например: Хуэй-нэн, Дао-синь (Д.Т. Судзуки, Г.Дюмулен). Второй - 2 слога пишутся раздельно и с большой буквы, например: Хуэй Нэн, Дао Синь (Н.В.Абаев, О.О. Розенберг). Четырехсложные имена также передаются различными способами: 1) Линь-цзи И-сюань; 2) Линьцзи Исюань; 3) четыре слога пишутся слитно; 4) два первых иероглифа переводятся, а остальные два

пишутся с заглавной буквы, например: ^ЩШЙ - Цзун Ми с пика Гуйфэн, Ш - Вэйянь с

горы Яошань, ЖШ^Й - Суншаньпуцзи переводится как Пу Цзи из местности Суншань, НЩ - 3-й патриарх Сэн Цань. В своем переводе

мы использовали второй вариант написания четырехсложных имен патриархов, поскольку именно он соответствует современному стандарту написания четырехсложных китайских имен.

Такое разнообразие в написании имен чань-ских патриархов, скорее всего, связано с тем, что первыми учеными, открывшими учение чань были европейские ученые, тогда как отечественные буддологи начали изучать школу чань немного позже, взяв за основу уже используемую систему написания имен.

Итак, в некоторых случаях имена буддийских монахов в своем составе имеют четыре иероглифа. Первые два иероглифа обычно выражают различные значения и их можно разделить на 3 группы: 1) передающие титул и степень просветления учителя; 2) передающие название ветви, которую обосновал учитель; 3) означающие местность, где жил и проповедовал учитель.

Имена первых шести патриархов включали последовательную нумерацию, в которой отражается приверженность традиции прямой передачи пробуждения от учителя к ученику. Так, например, имя Бодхидхарма, имеющее китайское имя-кальку с индийского ^ййШ - Пути-дамо звучит как - Чуцзу Дамо (букв.

первый патриарх Бодхидхарма), далее идут —Щ МШ - Эрцзу Хуэйкэ (второй патриарх Хуэй Кэ), НЩнШ - Саньцзу Сэнцань (третий патриарх Сэн Цань), ЩЩМ^Ш - Сыцзу Даосинь (четвертый патриарх Дао Синь), - Уцзу Хун-

жэнь (пятый патриарх Хун Жэнь), АЩМйь -Люцзу Хуэйнэн (шестой патриарх Хуэй Нэн). Имена патриархов, следующие после Бодхид-хармы, в отечественной буддологии передаются двумя слогами, которые не отображают их последовательную нумерацию: Хуэй Кэ, Сэн Цань, Дао Синь, Хун Жэнь, Хуэй Нэн.

Ко второй группе относятся основатель Северной школы Шэнь Сю - - Бэйцзун Шэньсю, основатель Школы бычьей головы Фа Жун - - Нютоу Фажун, основатель ветви Юньмэнь - Юньмэнь Вэнъянь. Последователь Шэнь Сю патриарх Пу Цзи носит в своем

имени ЖШ^Й - Суншаньпуцзи, название местности, где находился монастырь в горах Сун-шань провинция Хэнань. Часто в сложных именах учителей, первые два иероглифа подменяются названием местности. Данное явление

можно наблюдать в сборнике гун-аней «Би янь лу».

Гун-ань - это запись истории, случившейся с наставником (либо наставниками) и одним или несколькими учениками. Такой случай, как правило, содержит диалог. Когда этот случай запомнили и записали, он становится «общественным случаем» (^Ш) - таково буквальное значение слова гун-ань. Затем в практику вошло записывать эти истории. Гун-ани уже начали применять другие наставники в качестве инструмента для просветления, зачитывая их своим ученикам, либо ученики исследовали гун-ани самостоятельно.

В сборнике «Би янь лу» собрано сто гун-аней, которые относятся к различным периодам времени и повествуют о различных наставниках школы чань. Здесь описываются истории, произошедшие с одним, двумя или тремя наставниками.

В гун-анях с диалогами в сборнике «Би янь лу» вопрошающей стороной обычно бывает монах, задающий вопросы наставнику, либо наставник, задающий вопросы патриарху. Вопросы задаются четко сформулированные и обычно затрагивающие проблемы буддийской философии. При этом ответ учителя содержит в себе некую недосказанность, загадку, которую невозможно осмыслить и решить логическим путем. Ответы часто выражаются не вербально, а с помощью жеста или другого действия, например, такого как пощечина или удар посохом.

По учению школы чань, необычное и даже эксцентричное поведение со стороны наставника доказывает просветленность его сознания. Для наставника, увидевшего «истинный» мир, соблюдать правила уже лишенного для него смысла внешнего, иллюзорного мира, ни к чему, поскольку его просветленное сознание не видит бинарности феноменального мира. В гун-анях часто описывается такое пренебрежительное отношение наставников к внешним формам приличия и благопристойности, которое, в свою очередь, было не дозволительным в конфуцианском Китае.

Гун-ани обычно заканчиваются строками, в которых повествуется о том, что вопрошающий вскоре получил просветление. Однако в сборнике «Би янь лу» существуют гун-ани, в которых ученик не достиг просветления. Возможно, такие гун-ани представлены в сборнике специально, чтобы ученики, изучающие их, не допустили те же ошибки, что и их предшественники. Так, и первый гун-ань демонстрирует, что в ходе беседы Бодхидхармы и императора У-ди последний

не понял истины и, вероятно, трактовал все по-своему.

Приведем несколько примеров гун-аней из сборника «Би янь лу».

Шестидесятый гун-ань: «Посох, заглатывающий небо и землю» [с. 173]

Основатель школы Юньмэнь Вэнъянь, демонстрируя посох толпе, сказал: «Этот посох превратился в дракона и поглотил небо и землю. Где же [тогда] находятся великие горы и реки земли?»

Шестьдесят седьмой гун-ань: «Фу Тайши разъясняет сутру» [с. 191]

Лянский император У-ди попросил Фу Тайши разъяснить «Ваджраччхедика-сутру». Фу

Тайши поднялся на помост, ударил рукой по столу и сошел вниз. Император был поражен. Чжи Гун спросил: «Ваше Величество, вы поняли?» Император ответил: «Не понял».

Чжи Гун сказал: «Тайши разъяснил сутру».

В отечественной буддологии распространены случаи, когда один и тот же патриарх известен под двумя или тремя разными именами. Затронув вопрос о различных видах перевода и передачи имен чаньских патриархов, мы предприняли попытку упорядочить и несколько унифицировать виды и способы переводов имен, поскольку такое разнообразие рождает неверное понимание и, соответственно, перевод.

Таблица 1

Патриархи школы чань (перевод)

Патриархи школы чань (перевод)

Таблица 2

Примечание

1Таблица патриархов [Электронный ресурс]. -Режим доступа :

http://www.ctworld.org/chan_master/index.htm 2 Би янь лу (Шё^) // Ху Ланьчэн =

Чаньши ичжихуа - Шанхай: Шанхай

шэхуэй кэсюэюань чубаньше, 2003. - 264 с.

Литература:

1. Абаев Н.В. Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае / отв. ред. Л.П. Делюсин. - Новосибирск: Наука, 1983. -125 с.

2. Би янь лу (Шё^) // Ху Ланьчэн =

Чаньши ичжихуа (ШЖ— - Шанхай: Шанхай

шэхуэй кэсюэюань чубаньше, 2003. - 264 с.

3. Дюмулен Г. История Дзэн-буддизма. Индия и Китай / под ред. Е.П. Темлякова. - СПб.: ТОО ОРИС, 1994. - 336 с.

4. Розенберг О.О. Труды по буддизму / под ред. В.Г. Лысенко, сост., вступ. ст. А.Н. Игнатович. - М.: Наука, 1991. - 295 с.

5. Судзуки Т. Основы Дзэн-буддизма. Дзэн-буддизм / пер., сост. и науч. ред. В.Н. Шариев. -Бишкек: Одиссей, 1992. - 671 с.

6. Янгутов Л.Е. Китайский буддизм: тексты, исследования, словарь. - Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 1998. - С. 149.

В.А. Клиновский. Планирование развития диалектов китайского языка в КНР во второй половине ХХ века и его основные методы

Занданова Татьяна Алексеевна, кандидат исторических наук, ведущий специалист отдела международных связей БГУ, e-mail: tanyavost@yandex.ru

Zandanova Tatiana Alekseevna, сandidate of historical sciences, а leading specialist of International Affairs Office, e-mail: tanyavost@yandex.ru

УДК 94 (510) © В.А. Клиновский

ПЛАНИРОВАНИЕ РАЗВИТИЯ ДИАЛЕКТОВ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА В КНР ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА И ЕГО ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ

В статье анализируется процесс развития политики в отношении диалектных форм китайского языка в КНР во второй половине ХХ века, выделяются его этапы. Автор формулирует наиболее общие задачи и выявляет основные методы воздействия на диалектную картину Китая руководством страны. В работе также указаны особенности языкового планирования КНР в этой сфере.

Ключевые слова: КНР, Китай, языковая политика, языковое планирование, социолингвистика, китайский язык, диалекты.

V.A. Klinovskiy

THE LANGUAGE FORMATION TOWARDS THE CHINESE DIALECTS IN PEOPLE'S REPUBLIC OF CHINA IN THE SECOND HALF OF THE 20th CENTURY

The article analyses the development of the policy towards the Chinese dialects in People's Republic of China in the second half of the 20'century and states its main stages. The author defines the most common tasks of language planning in this field and exposes its techniques. The article also defines some peculiarities of PRC policy towards the Chinese dialects.

Keywords: PRC, China, language policy, language planning, sociolinguistics, chinese language, dialects.

Языковая картина современного Китая весьма сложна. КНР является многонациональным государством, и на его территории распространено большое количество языков национальных меньшинств. Кроме того, китайский язык, считающийся в стране государственным, структурно распадается на множество достаточно обособленных диалектов. Эти исторически сформировавшиеся диалекты всегда значительно затрудняли общение между жителями различных регионов, так как отличия между ними столь велики, что их носители не способны понимать друг друга. Многие ученые при анализе языковой ситуации в КНР даже склонны считать их с формальной точки зрения самостоятельными языками.

Как языки малых народов, так и диалекты китайского языка во второй половине ХХ в. были объектом пристального внимания руководства КПК и подвергались определенному спланированному воздействию, в частности реформированию, поскольку язык сам по себе является важным инструментом осуществления власти.

В языковой политике КНР планированию развития диалектов придавалось не меньшее значение, чем планированию в отношении языков нацменьшинств. Однако оно получило в на-

учной литературе значительно меньшее освещение.

Процесс планирования в отношении китайских диалектов во второй половине ХХ в. можно условно разделить на два этапа: период с 1949 до 1990 г. и период с 1990 г. до наших дней.

В октябре 1955 года, еще до того, как был издан указ Госсовета КНР «О распространении общеупотребительного языка», в газете «Жень-минь жибао» (официальном печатном органе Коммунистической партии Китая), была опубликована статья под заголовком «О продолжении реформы китайской письменности, распространении и стандартизации общеупотребительного языка», в которой говорилось: «Мы должны активно пропагандировать распространение путунхуа и объяснить людям сущность взаимоотношений между ним и диалектами китайского языка. Путунхуа служит средством общения народу всей страны, диалекты служат средством общения населению регионов. Популяризировать путунхуа не значит уничтожить диалекты. Это подразумевает лишь сокращение сферы их использования» [15, с. 46]. Далее по тексту следует объяснение важности путунхуа для развития социалистического строя и особо отмечается, что: «Мы должны прекратить агрессивные нападки на путунхуа в некоторых местных сооб-