Научная статья на тему 'Передача имущества религиозного назначения религиозным организациям: проблема юридической квалификации'

Передача имущества религиозного назначения религиозным организациям: проблема юридической квалификации Текст научной статьи по специальности «Право собственности»

CC BY
1182
143
Поделиться
Ключевые слова
ИМУЩЕСТВО РЕЛИГИОЗНОГО НАЗНАЧЕНИЯ / ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ / ЦЕРКОВНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Дорская Александра Андреевна

Анализируется современное российское законодательство, регулирующее вопросы церковного имущества. Показано, что современные споры вокруг церковной собственности, активно ведущиеся после принятия в конце 2010 г. нового Федерального Закона о передаче имущества религиозного назначения религиозным организациям, связаны со многими проблемами, нерешёнными до 1917 г. Выявляется значение и цель церковного имущества.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Дорская Александра Андреевна,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Передача имущества религиозного назначения религиозным организациям: проблема юридической квалификации»

УДК 347.22 107

ББК 67.404.1

А.А. Дорская

передача имущества религиозного назначения религиозным организациям: проблема юридической квалификации*

Анализируется современное российское законодательство, регулирующее вопросы церковного имущества. Показано, что современные споры вокруг церковной собственности, активно ведущиеся после принятия в конце 2010 г. нового Федерального Закона о передаче имущества религиозного назначения религиозным организациям, связаны со многими проблемами, нерешёнными до 1917 г. Выявляется значение и цель церковного имущества.

Ключевые слова:

имущество религиозного назначения, право собственности, церковная собственность.

30 ноября 2010 г. президентом России был подписан, а 14 декабря 2010 г. вступил в силу Федеральный закон Российской Федерации № 327-Ф3 «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» [19], который определяет порядок безвозмездной передачи в собственность или безвозмездное пользование религиозным организациям имущества религиозного назначения, которое находится в федеральной собственности, собственности субъектов РФ или муниципальной собственности.

Данный закон сразу вызвал неоднозначную реакцию общественности. Можно выделить две противоположных точки зрения.

Первая, соответствующая официальной позиции, состоит в том, что религиозные организации в России серьёзно пострадали в советский период и незаконно были лишены своего имущества. Например, И.А. Шершнёва-Цитульская приводит одно из интервью президента В.В. Путина в 2004 г., в котором подчёркивалось, что изъятие церковного имущества в 1918 г. было «не только аморально, но и незаконно» [20, с. 77]. Уполномоченный по правам человека В.П. Лукин в отчёте за 2008 г. указывал: «Эффективная реализация права на свободу совести и вероисповеданий вряд ли возможна без соответствующей материальной базы - культовых зданий, земельных участков для их возведения и в целом церковной собственности... Помня о том, какими варварскими методами коммунистический режим конфисковывал

церковную собственность, как цинично и оскорбительно для верующих её зачастую использовал, указанные положения нельзя не признать глубоко справедливыми» [5, с. 48-49].

Похожие взгляды высказывали и многие представители религиозных объединений. Яркий пример - просьба общины Князь-Владимирского собора в Санкт-Петербурге о передаче ей в собственность небольшого участка земли рядом с храмом, где планировалось разместить церковный дом. По словам настоятеля собора отца Владимира Сорокина, эта земля ранее принадлежала Церкви, а затем - городу. «6 лет бьемся - даже ответа не дают», - отмечал В. Сорокин в 2010 г. [21].

Поддерживает официальную точку зрения и определённая часть российских учёных. Например, О.А. Иванюк поддерживает «возвращение Церкви исторически принадлежавшего ей имущества» [6, с. 111].

Второй точки зрения придерживаются противники передачи религиозным организациям имущества, представляющего собой историческое и культурное наследие. Например, уже 19 декабря 2010 г., т.е. через несколько дней после вступления закона в силу, в Москве на Пушкинской площади прошёл митинг против передачи Церкви имущества, в частности Рязанского кремля, Соловецкого музея-заповедника, Калининградских кирх и т.д.

Выступают против данного закона многие представители российской культуры. Так, по словам петербургского реставратора Юрия Боброва, уже есть несколько примеров, когда переданные церкви ре-

* Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (Основной конкурс РГНФ 2012 г. Грант № 12-03 -00179а «Правовое регулирование имущества религиозного назначения в России: история и современность»).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Общество

Terra Humana

10з

ликвии были утрачены навсегда: «мы имеем катастрофический пример псковского Троицкого собора, древнего собора, в котором установили современную систему кондиционирования. Посыпались иконы. С них просто гроздьями стал отваливаться грунт» [21]. Кроме того, в церкви пока нет структур, способных на профессиональном уровне обеспечить всестороннее исследование, реставрацию и хранение памятников.

Однако самая большая угроза, которую отмечают противники закона, состоит в том, что российские государственно-церковные отношения могут повторить дореволюционный опыт, т.е. «жёстко обозначат привилегии Церкви в рамках этого большого процесса становления РПЦ МП как собственника» [4, с. 5]. Понятно, что превращение какой-либо церковной организации в крупного собственника способствует приданию церкви политических функций, сращиванию государственных и церковных структур, от которого страдает и государство, и религиозные организации.

Итак, существовала ли необходимость в принятии Федерального закона № 327-ФЗ? Отвечая на этот вопрос, хотелось бы обратиться к мнению А.Е. Себенцова - автора первого комментария к Федеральному закону Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 г. Он отмечает, что в логике развития государственно-конфессиональных отношений есть общемировая и «домашняя» составляющие [14, с. 34].

Международная «составляющая» государственно-конфессиональных отношений в России требовала принятия закона 2010 г. Например, особую актуальность данный вопрос стал приобретать в связи с международными договорённостями России: согласно Заключению № 193 Парламентской Ассамблеи Совета Европы по заявке России на вступление в Совет Европы от 25 января 1996 г. Российская Федерация приняла на себя обязательство в кратчайшие сроки возвратить собственность религиозных организаций.

Кроме того, необходимо учитывать, что, свобода совести, гарантированная многочисленными международно-правовыми документами, к которым присоединилась Россия, включает в себя как индивидуальные, так и коллективные права верующих и атеистов. Она может рассматриваться как одно из личных (гражданских) прав (право первого поколения, если придерживаться теории поколений прав челове-

ка Карла Васака [22]), относящихся к индивидуальной свободе. Но одновременно это и коллективное право (права третьего поколения), т.к. реализовать религиозные права можно, как правило, только в рамках религиозной организации [1, с. 47]. В силу этого религиозные организации обязательно должны иметь имущество.

Однако особых претензий у мирового сообщества, международных организаций относительно состояния свободы совести в России в последние годы не было. Одним из индикаторов, по которому можно судить об этом, является обращение российский граждан и юридических лиц в Европейский Суд по правам человека. Детальный анализ дел о свободе совести содержится в книге Р.В. Маранова «Практика Европейского Суда по правам человека по делам о свободе совести», в которой дано краткое описание 75 дел. Автор показал, что «в последние годы... от Страсбургского Суда потребовалось рассматривать вопросы применения статьи 9 во всё возрастающем количестве важнейших дел, затрагивающих различные проблемы, как прозелитизм, отказ давать разрешение на места для богослужения или регистрации религиозных органов (refusals to grant authorization for places of worship or registration for religious bodies), и запрещение на ношение религиозных символов в публичных местах» [10, с. 52]. Однако ни одного дела против Российской Федерации, касающегося нарушения права собственности религиозных организаций, не было.

Говоря о «домашней» составляющей вопроса, необходимо отметить, что закон 2010 г. не стал неожиданностью. На протяжении более чем двадцати лет российское государство проводит политику, направленную на передачу имущества религиозного назначения религиозным объединениям. Так, 29 декабря 1990 г. было издано Постановление Совета Министров СССР № 1372 «О порядке передачи религиозным организациям в собственность культовых зданий, сооружений и другого имущества культового назначения, находящегося в собственности государства» [12], 23 апреля 1993 г. - Распоряжение Президента Российской Федерации № 281-рп «О передаче религиозным организациям культовых зданий и иного имущества» [13], 14 марта 1996 г. - Указ Президента Российской Федерации № 378 «О мерах по реабилитации священнослужителей и верующих, ставших жертвами необоснованных репрессий» [17]. Новым этапом стало принятие

Федерального закона Российской Федерации № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 г., статья 21 которого посвящена праву собственности религиозных объединений [18]. 30 июня 2001 г. было издано Постановление Правительства Российской Федерации № 490 «О порядке передачи религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения» [11].

Федеральный закон № 327-ФЗ основывается на следующих принципах:

1) Регулирование имущественных отношений исключительно государством. Передача имущества религиозного назначения в собственность или безвозмездное пользование религиозным организациям осуществляется в соответствии с нормами и Гражданского кодекса Российской Федерации (пункт 2 статьи 12), и Земельного кодекса Российской Федерации (статья 5), и Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 г. (пункт 4 статьи 3), и законодательством в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия (пункт 2 статьи 10).

2) Не подлежит передаче церкви имущество религиозного назначения, относящееся к музейным предметам и музейным коллекциям, архивным фондам России, национальным библиотечным фондам (пункт 2 статьи 1).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3) К имуществу религиозного назначения относятся: недвижимое имущество (помещения, здания, строения, сооружения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации, монастырские, храмовые и (или) иные культовые комплексы), построенное для осуществления и (или) обеспечения таких видов деятельности религиозных организаций, как совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, проведение молитвенных и религиозных собраний, обучение религии, профессиональное религиозное образование, монашеская жизнедеятельность, религиозное почитание (паломничество), в том числе здания для временного проживания паломников, а также движимое имущество религиозного назначения (предметы внутреннего убранства культовых зданий и сооружений, предметы, предназначенные для богослужений и иных религиозных целей). Также в пункте 2 статьи 5 определено, что «земельный участок, на котором расположе-

но имущество религиозного назначения, передаётся религиозной организации в собственность бесплатно или на праве безвозмездного срочного пользования в соответствии с земельным законодательством Российской Федерации». Таким образом, в Законе основным критерием определения объектов имущества, на которые может претендовать церковь, является их назначение.

4) Согласно ныне действующему законодательству религиозные организации Русской Православной Церкви, выступая в качестве одной из разновидностей некоммерческих организаций, имеют специальную правоспособность, в рамках которой им принадлежат лишь те гражданские права и обязанности, которые соответствуют целям деятельности, предусмотренных в их учредительных документах (пункт 1 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации).

5) Согласно пункту 1 статьи 10 «религиозная организация обязана использовать (курсив наш. - А.Д.) переданное имущество религиозного назначения в соответствии с законодательством Российской Федерации и целями деятельности религиозной организации, определёнными её уставом». Кроме того, владение, пользование и распоряжение объектами культурного наследия должны осуществляться в соответствии с законодательством (пункт 2 статьи 10). Объекты культурного наследия федерального значения передаются в собственность только централизованным религиозным организациям (пункт 1 статьи 5). Имущество религиозного назначения не может быть передано иностранной религиозной организации (пункт 1.3 статьи 8).

Очевидно, что ни о какой реституции имущества религиозных организаций, о которой пишут многие средства массовой информации (см., напр., [8, 16]), в данном законе речи нет. Да это было бы и невозможно в силу того, что в дореволюционной России вопросы церковно-имущественного права были очень слабо регламентированы законодательно. Достаточно упомянуть, что в общих гражданских законах Российской империи не было определения церковного имущества, поэтому по аналогии применялась часть вторая Свода местных узаконений губерний Остзейских [3, с. 74]: «Всякая предназначенная на содержание какой-либо евангелическо-лютеранской церкви или находящихся при той богоугодных заведений движимая или недвижимая собственность, как при

Общество

Terra Humana

самом основании церкви, по завещанию, дарственной записи или иным образом ей присвоенная (bona dotalia), так и впоследствии законным порядком ею приобретённая (bona aquisitiva), именуется церковным имуществом и охраняется дарованными имениями сего рода особыми правами».

О целях передачи имущества религиозного назначения религиозным организациям неоднократно говорил бывший в то время председателем Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы А.С. Попов: «Мы каждый день теряем один памятник в стране. Каждый день. Примерно 350-400 памятников в год. Безвозвратно. Это причем не наши данные, это данные Министерства культуры, данные Росохранкультуры. Поэтому на самом деле мы должны думать: если собственник сегодня в лице государства, федеральной власти, региональной, местной не в состоянии эти задачи решать, значит, как мы совместно можем эти вопросы решить» [15]. Таким образом, государство, не справляясь с функцией достойного поддержания объектов культурного наследия, пытается решить данную проблему путём их передачи другому крупному собственнику, который с этого момента будет отвечать за их содержание, ремонт и т.п.

Несмотря на безусловные достоинства Федерального закона № 327-Ф3, процесс его реализации сопровождается массой трудностей.

Первая из них состоит в том, в церкви нет структур, способных на профессиональном уровне обеспечить всестороннее исследование, реставрацию и хранение памятников.

Вторая трудность - различные взгляды на объекты, подлежащие передаче религиозным объединениям. Например, в Петербурге работа по разграничению собственности на памятники между федеральным центром и регионом в основном была завершена в 2009 г. Тогда 155 объектов были переданы городу, 119 остались в ведении Российской Федерации. Однако без собственника остались 13 спорных объектов религиозного назначения (Исаакиевский собор, собор Спаса-на-крови, Сампсониев-ский собор и колокольня, собор Воскресения Словущего в комплексе Смольного монастыря, церковь на Волковском кладбище и другие). Именно на них первоначально и претендовала церковь. Но, если прежний глава Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры В. Дементьева

говорила, что достигнута договоренность о том, что церковь не будет претендовать на Исаакиевский, Смольный и Петропавловский соборы и храм Спаса-на-крови, то нынешний председатель А. Макаров в декабре 2011 г. заявил, что, по его мнению, Исаакиевский собор необходимо передать Русской Православной Церкви [9].

Третья трудность - государство способствует новому превращению религиозных объединений в крупных собственников. Так, 8 февраля 2012 г. В.В. Путин на встрече с представителями религиозных конфессий России в Свято-Даниловом монастыре отметил: «Если в 2008-2011 годах мы направили на восстановление религиозных зданий и сооружений, находившихся в федеральной собственности и переданных религиозным организациям, 2,3 млрд рублей, то в ближайшие три года это уже будет почти 3,5 млрд рублей, 2012-2013-2014 годы» [2]. Напомним, что данные меры осуществляются в светском государстве. Ссылки на то, что современное Российское государство лишь взяло на себя ответственность за незаконную экспроприацию церковного имущества в советский период не совсем оправданы, т.к. дореволюционный период российской истории, как уже указывалось, оставил в церковно-имущественном праве достаточно много нерешенных вопросов.

Четвёртая трудность заключается в том, что имущественные привилегии могут в дальнейшем негативно сказаться на сохранении межконфессионального мира. Так, в Калининградской области, которая до 1945 г. входила в состав Восточной Пруссии, не было ни одного храма, в котором осуществлялось богослужение по православному обряду. Однако и орденские замки, и лютеранские кирхи были переданы Русской Православной Церкви [7, с. 153].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, нельзя говорить о реституции имущества религиозного назначения в России. Идёт более сложный процесс передачи религиозным организациям имущества, которое может использоваться в религиозных целях. Необходимо учесть отрицательный дореволюционный опыт сращивания государственных и церковных структур, в основе которого, в том числе, лежали вопросы права собственности. Эффективность реализации современного законодательства об имуществе религиозного назначения во многом зависит от ответственности перед обществом как государства, так и религиозных организаций.

Список литературы:

111

[1] Варламова Н.В. Третье поколение прав человека как форма юридизации отношений между социальными общностями // История государства и права. - 2009, № 14. - С. 46-48.

[2] Владимир Путин встретился с представителями религиозных конфессий России в Свято-Данило-вом монастыре / Стенограмма. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.strasbourg-reor.org/ ?topicid=828

[3] Высоцкий К. Церковно-имущественное право по русскому законодательству // Журнал гражданского и уголовного права. - 1887. Год XVII, Книга I. Январь. - С. 74-128.

[4] Государство и Церковь: изменение структуры отношений // Религия и право. - 2010, № 2. - С.З-6.

[5] Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2008 году. Раздел «Право на свободу совести» // Религия и право. - 2009, № 2. - С. 46-50.

[6] Иванюк О.Л. Возвращение имущества церкви: порядок и правовые последствия // Жилищное право. - 2011, июнь. - С. 107-112.

[7] Исаев Д.В. Правовой аспект передачи государственного и муниципального имущества Калининградской области в собственность Русской Православной Церкви // Общегосударственная и региональная тематика в современных историко-правовых исследованиях. Сборник научных статей / Сост. A.A. Дорская. - СПб.: Дстерион, 2012. - С.149-15З.

[8] Кириллов Н. Церковная реституция // Коммерсант. Приложение. - 2007, 18 июня.

[9] Коваленко С. Исаакиевский собор могут вернуть в собственность церкви. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://orsn.rambler.ru/info/news/59796

[10] Маранов Р.В. Практика Европейского Суда по правам человека по делам о свободе совести. - М.: НП «Славянский правовой центр», 2009. - З84 с.

[11] Постановление Правительства Российской Федерации № 490 от З0 июня 2001 г. «О порядке передачи религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения» (в ред. от 0З.10.2002 № 7З1, от 08.08.200З № 475, от 01.02.2005 № 49, от 10.0З.2009 N 219) // Российская газета. -2001, № 1З0, 11 июля.

[12] Постановление Совета Министров СССР от 29 декабря 1990 г. № 1З72 «О порядке передачи религиозным организациям в собственность культовых зданий, сооружений и другого имущества культового назначения, находящегося в собственности государства». - Интернет-ресурс. Режим доступа: http:// base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU; n=8616 (Документ опубликован не был).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

[13] Распоряжение Президента Российской Федерации от 2З апреля 199З г. № 281-рп «О передаче религиозным организациям культовых зданий и иного имущества» // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. - 199З, 26 апреля, № 17. - Ст. 1455.

[14] Себенцов Д.Е. Тенденции развития государственно-конфессиональных отношений в России и их нормативное регулирование // Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Выпуск 4. Сборник статей / Под ред. Е.Н. Мельниковой, М.И. Одинцова. - М.: Российское объединение исследователей религии, 2007. - С. З4-41.

[15] Слушания в Государственной Думе законопроекта «О передаче в собственность религиозным организациям имущества религиозного назначения...»: итог. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http:// www.scepsis.ru/library/id_2806.html

[16] Царский подарок. Готовится закон о реституции церковной собственности // The New Times. - 2010, 25 января.

[17] Указ Президента Российской Федерации от 14 марта 1996 г. № З78 «О мерах по реабилитации священнослужителей и верующих, ставших жертвами необоснованных репрессий» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996, № 12. - Ст.106З.

[18] Федеральный закон Российской Федерации от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (в ред. Федеральных законов от 26.0З.2000 г. № 45-ФЗ, от 21.0З.2002 г. № З1-ФЗ, от 25.07.2002 г. № 112-ФЗ, от 08.12.200З г. № 169-ФЗ, от 29.06.2004 г. № 58-ФЗ, от 06.07.2006 г. № 104-ФЗ, от 28.02.2008 г. № 14-ФЗ, от 2З.07.2008 г. № 160-ФЗ, от З0.11.2010 г. № З28-ФЗ, от 01.07.2011 г. № 169-ФЗ) (В данном виде документ опубликован не был. Первоначальный текст документа опубликован: Российская газета. - 1997, № 190).

[19] Федеральный Закон Российской Федерации от З0 ноября 2010 г. № З27-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» // Российская газета. - 2010, З декабря, № 274.

[20] Шершнёва-Цитульская И.Д. О способах перехода права собственности на имущество Русской Православной Церкви в 1917-1918 гг. // Государство и право. - 2011, № 8. - С. 77-85.

[21] Яхонтов О. Мониторинг СМИ: В Петербурге продолжается «война» музейщиков и Церкви. Общественность и музейные работники продолжают обсуждать закон о передаче религиозным организациям церковного имущества. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.portal-credo.ru/site/ ?act=news&id=81344&topic=688

[22] Vasak K. Human Rights: A Thirty-Year Struggle: the Sustained Efforts to Give Force of the Universal Declaration of Human Rights // UNESCO Courier. - 1977, November.

Общество