Научная статья на тему 'Педагогическое наследие Евграфа Степановича Федорова'

Педагогическое наследие Евграфа Степановича Федорова Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

CC BY
124
44
Поделиться
Ключевые слова
ИСТОРИЯ ПЕДАГОГИКИ / АКАДЕМИК Е. С. ФЕДОРОВ / ГОРНОЕ УЧИЛИЩЕ / ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ / П. Ф. ЛЕСГАФТ / РУССКОЕ ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Каймакова Светлана Викторовна

Статья посвящена осмыслению научного наследия и истории педагогической деятельности академика Е. С. Федорова (1853-1919). Представлены малоизвестные биографические сведения о его работе в «Специальной комиссии по вопросу преподавания естествознания в технических школах», которой руководил П. Ф. Лесгафт, а также в Турьинском горном училище. Уточнены педагогическое мировоззрение, методические позиции ученого-педагога. Автор статьи высоко оценивает значение его методических работ и показывает, что его идеи на столетие опередили свое время.

Pedagogical Legacy of Yevgraf Fyodorov

The article comprehends the scientific legacy and history of pedagogic activity of academician Yevgraf Fyodorov (1853-1919). Some unknown biographical data are revealed concerning Fyodorov's work in Peter Lesgaft's Special Committee on Issues of Teaching Natural Science in Technical Schools as well as in Turyinsk mine school. The scientist-educator's pedagogical views and position in teaching methodology are specified. The author of the article highly appreciates the significance of Fyodorov's works on methodology and shows that his ideas were a century in advance of their time.

Текст научной работы на тему «Педагогическое наследие Евграфа Степановича Федорова»

УДК 377.3:372.86

Педагогическое наследие Евграфа Степановича Федорова

С. В. Каймакова

Статья посвящена осмыслению научного наследия и истории педагогической деятельности академика Е. С. Федорова (1853-1919). Представлены малоизвестные биографические сведения о его работе в «Специальной комиссии по вопросу преподавания естествознания в технических школах», которой руководил П. Ф. Лесгафт, а также в Турьинском горном училище. Уточнены педагогическое мировоззрение, методические позиции ученого-педагога. Автор статьи высоко оценивает значение его методических работ и показывает, что его идеи на столетие опередили свое время.

Ключевые слова: история педагогики; академик

Е. С. Федоров; горное училище; педагогическое наследие;

П. Ф. Лесгафт; Русское техническое общество.

Министерство народного просвещения конца XIX — начала XX века опасалось невозможности подбора педагогических кадров в Турьинском горном училище Турьинской волости Верхотурского уезда Пермской губернии. Опасения не оправдались: не учли того, что организовал это частное образовательное учреждение талантливый инженер Александр Андреевич Ауэрбах — консультант, управляющий Богословским горным округом, который не только знал, что необходимо для развития округа, но и имел собственную позицию относительно того, как развивать экономику и воспитывать доморощенных специалистов, кого призвать на помощь. Для этого — «спасать округ» — и был приглашен из Санкт-Петербурга Е. С. Федоров.

Научное наследие академика Е. С. Федорова (1853—1919) необыкновенно богато. Оно охватывает ряд наук: кристаллографию, математику, минералогию, петрографию. Нам известно о предметах его научных изысканий. О судьбе Е. С. Федорова и его трудах написано немало книг и статей [1; 2; 3; 4; 6; 13 и др.], но все же, надо признать, мы далеки от завершения исчерпывающего описания оставленного им наследства. Недостаточно изученной остается вплоть до сегодняшнего дня педагогическая деятельность Федорова, особенно его работа в Турьинском горном училище. Примечателен факт того, что учащиеся и преподаватели этого учебного заведения нижней ступени позднее становились преподавателями высших учебных заведений, ведущими квалифицированными специалистами в стране.

Воссоздать картину педагогической деятельности Е. С. Федорова, уточнить его гражданские, научные позиции, педагогическое мировоззрение — такова цель данной работы. Поиск биографических материалов об этой значимой в истории педагогики фигуре, анализ методических трудов Е. С. Федорова, систематизация материала позволят уточнить автобиографию ученого.

Статья Г. Н. Кованько «Е. С. Федоров о преподавании минералогии в средних технических школах, выпущенная к сорокалетию со дня смерти Е. С. Федорова (1853—1919 г.)» [3] содержит материалы, подтверждающие то, что в этот период деятельности педагога состоялось зарождение новой методики обучения, которую внедряли и в зарубежной педагогике. По ряду причин она не прижилась в России: так дешево обходившаяся в тех местах, где студенты под ногами видят природные материалы — минералы, горные породы, — она требовала в условиях крупного города больших капиталовложений в процесс обучения для подготовки раздаточного материала.

Тем же автором — Г. Н. Кованько — была обнаружена в Государственной публичной библиотеке Санкт-Петербурга брошюра 1893—

1894 годов под названием «Протоколы Специальной Комиссии по вопросу преподавания естествознания в технических школах, средний отдел (мир неорганический)». В этой брошюре были опубликованы следующие программы Е. С. Федорова:

• «Мотивы, руководившие при составлении программы минералогии»;

• «Понятие о плоскости симметрии. Добавление к курсу минералогии»;

• «Существенные и несущественные цвета»;

• «Программа минералогии (для средних технических школ)».

Г. Н. Кованько описывает найденные документы и отмечает, что эти работы Федорова забыты, они не вошли в библиографические списки трудов ученого, не упоминал о них впоследствии и сам автор. А между тем работы чрезвычайно интересны и для истории науки, и для педагогики.

С исторической точки зрения эти документы — «Протоколы...» — исследованы А. Н. Веселовым [1] и С. Я. Батышевым [4], однако на них следует взглянуть и с точки зрения педагогики.

В начале 90-х годов XIX века «Русское техническое общество» решило пересмотреть программы подведомственных ему средних технических школ с целью приблизить их к задачам общего образования. Для этого в 1891 году была создана «Специальная комиссия по вопросу преподавания естествознания в технических школах». Председателем комиссии был выдающийся биолог, замечательный педагог и общественный деятель П. Ф. Лесгафт, привлекший в комиссию лучшие педагогические и научные силы, в том числе Е. С. Федорова.

В статье «К характеристике личности П. Ф. Лесгафта» Е. С. Федоров упоминает, что он однажды был на заседании педагогического отдела «Русского технического общества» и там впервые встретился с П.Ф. Лесгафтом. В действительности, уточняет Г. К. Кованько,

Е. С. Федоров был постоянным участником комиссии П. Ф. Лесгафта, состоял секретарем геолого-минералогической секции и был одним из составителей выпуска «Протоколов Специальной комиссии... средний отдел (мир неорганический)».

По свидетельству профессора Б. Е. Райкова, комиссия П. Ф. Лесгафта была своего рода дискуссионным методическим клубом, где сопоставлялись разные мнения, вырабатывались общие положения. В комиссии шла борьба двух точек зрения: «С одной стороны, естественные предметы рассматривались как научные курсы, сокращенные для школьного употребления, с другой стороны, выдвигалось требование перестройки научных курсов универсального типа на иных принципах, в интересах педагогики». Е. С. Федоров был сторонником второй точки зрения.

До прихода Е. С. Федорова членами комиссии рассматривалась программа по минералогии, составленная Н. А. Кричагиным. Во время ее обсуждения свои мнения высказали как представители официальной педагогики, отстаивающие точку зрения Министерства народного просвещения, так и сторонники вольной русской педагогики, основанной на идеях В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, К. И. Ушинского. Присутствующий на заседаниях комиссии И. В. Мушкетов выступил противником программы Н. А. Кричагина — представителя официальной педагогики. Программа подверглась резкой критике. И. В. Мушкетов отметил основные недостатки этой программы: увлечение описательной кристаллографией в ущерб систематическому курсу, отсутствие историчности в изложении материала и связи с другими предметами по естествознанию, «лоскутность» в распределении материала, формализм и схоластичность. В программе основное внимание уделялось только теории, она шла вразрез с практическими задачами технического образования. В итоге комиссия отказалась принять программу И. В. Кричагина.

Для подготовки новой программы И. В. Мушкетов предложил комиссии кандидатуру Е. С. Федорова «как лица весьма компетентного в минералогии».

Е. С. Федоров был последователем русских философов-демокра-тов, сторонником их взглядов. Еще в военно-инженерном училище он принял идеи Д. И. Писарева и остался верен им в течение всей своей жизни. «Слова популярного писателя как молотом вбивали в сознание чудные идеи об обязанностях к Отечеству, изнывавшему в темноте, невежестве и бедности, — писал Е. С. Федоров. — Было ясно, что, если не явится контингент людей, напрягших все силы своего ума, чтобы придти на помощь народу в деле его просвещения, то наша великая Родина навсегда останется последнею в семье культурных народов. И темная масса народа будет продолжать влачить полунищенское существование и находиться под гнетом одичавшей администрации, державшей себя в положении завоевателей» [3, с. 147].

Е. С. Федоров принадлежал к контингенту людей, посвятивших свою жизнь служению народу. Он отстаивал новую для того времени идею всеобщего народного образования. «Мы стремимся к тому, чтобы все люди стали образованными», — писал он в своем философском труде «Перфекционизм». При этом Е. С. Федоров образование понимал в самом широком его значении — как всестороннее развитие и нравственное совершенствование личности и как основу для развития сознания и самосознания.

Он был сторонником свободного воспитания, т. е. построенного на свободе, а не на запретах и ограничениях,и считал, что общее образование, прежде всего, должно давать практические навыки, необходимые для гражданской деятельности. «Школа, подводящая всех под один уровень, — писал Е. С. Федоров, — «оказывается весьма опасной для развития оригинальности» [3, с. 146—147]. По его мнению, «на-

учить мыслить — задача преподающего». Он был убежден в том, что «человеку недостаточно приобрести известную сумму важнейших знаний», ему следует еще и «непрерывно их приобретать в течение всей жизни» [3, с. 147]. Педагог видел основную цель школы в том, чтобы постоянно будить мысль учащихся и приучать их к самостоятельной творческой деятельности. Ему принадлежат замечательные слова: «Как бы хорошо ни было поставлено школьное образование, оно никогда не может быть достаточным. Оно облегчает путь человека, но никогда не может прямо привести к цели; цель может быть достигнута только усилиями самого человека» [Там же].

Идеей связи теории с практикой пронизаны все педагогические высказывания Е. С. Федорова. В своей программе по минералогии для средних технических школ он ставил непременным условием знакомить учащихся «с телами неорганической природы на активном опыте».

Активным Е. С. Федоров считал такой опыт, который готовит учащегося к исследовательской деятельности. Выступая на одном из заседаний «Специальной комиссии», он говорил, что в курсах естествознания следует выбирать такой материал, работая над которым ученик должен выступать «как бы самостоятельным исследователем».

«Нет сомнения, — писал Е. С. Федоров, — что активное отношение к предмету больше всего способствует развитию любознательности и деятельному интересу; при таком преподавании и ученики, после немногих столкновений с действительностью, поймут узость и недостаточность приобретенных сведений. Но если первые самостоятельные попытки были успешными, и они приобрели веру в свои силы, то, при хороших дальнейших условиях, можно ожидать, что любовь к делу и твердое начало составят краеугольный камень дальнейшего развития. В этом отношении мне кажутся особенно вредными программы,

имеющие вид законченности и невольно вызывающие, даже у более взрослых учащихся, иллюзию, будто предмет исчерпан, будто они уже знают все необходимое, хотя большей частью знания сводятся лишь к выучиванию названий без усвоения понятий, которые должны крыться под этими названиями» [3, с. 148].

Е. С. Федоров выступал против схоластики и догматизма в обучении. Г. Н. Кованько в 1934 году записал рассказ академика А. А. Ухтомского, характеризующий Е. С. Федорова в этом отношении. На одном из заседаний Ученого Совета курсов П. Ф. Лесгафта Е. С. Федоров выступил против преподавания логики в качестве самостоятельного предмета. «Логика не нужна», — категорически возражал Е. С. Федоров. Это, как рассказывал А. А. Ухтомский, показалось всем странным. Фраза «логика не нужна» звучала весьма парадоксально. Но Е. С. Федоров хорошо аргументировал свою мысль. Он сказал: «Логика не нужна потому, что в каждом предмете, который будет преподаваться на курсах, есть своя логика». Е. С. Федоров был сторонником, как он сам любил выражаться, «логики в живом применении».

Технические школы занимали внимание Е. С. Федорова потому, что это были школы для народа и потому, что в них давались не книжные, а действенные знания, т. е. те знания, которые необходимы народу.

Нравственную же сторону обучения в этих школах Е. С. Федоров видел в развитии материалистического мировоззрения, которому, по справедливому мнению ученого, могло способствовать естествознание и одно из его звеньев — минералогия. Е. С. Федоров, сам будучи глубоко убежденным последователем материалистического монизма, в духе последнего воспитывал учащуюся молодежь.

Е. С. Федоров, в отличие от Н. А. Кричагина, сознательно не включал в программу вопросы кристаллографии. «Сама кристаллография, как наука быстро развивающаяся, — писал он позже, — никоим образом не подлежит преподаванию в средней школе. То же, что сообщает-

ся ученикам реальных училищ под этим именем, особенно в наиболее ходячих учебниках, если лишь пародия на эту науку, способная наперед запутать умы учащихся» [9, с. 3].

Е. С. Федоров кристаллографию относил к циклу физико-математических наук. Считая, что общее образование должно дать твердые основания будущей творческой работе, он настаивал на том, что в достижении этой цели не должны иметь места муштра и заучивание фактов. Учащемуся «нужно не запоминание названий и схем строений, а нужно научиться рассуждать в этом деле и правильно пользоваться имеющими методами» [10, с. 455].

Школа, если ставит своей целью подготовить учащихся к общественной жизни и полезной гражданской деятельности, должна, по твердому убеждению Е. С. Федорова, дать учащимся знания (научные основы) и привить им практические навыки. Только те знания, которые опираются на конкретные факты и отчетливые представления, закрепленные в практической деятельности, являются прочными и сознательно усвоенными. Учащиеся должны иметь представление о том, что и как наблюдать. При этом, по мнению Федорова, знание должно быть доступным, но вовсе не легким. Учащемуся важно видеть, какие трудности встречаются на пути изыскателя, в чем они состоят и как они преодолеваются. Учащийся должен приучиться преодолевать эти трудности; ему необходимо приобщаться к труду. Вот поэтому, по мнению Е. С. Федорова, в основание преподавания минералогии должны лечь практические занятия. Избежать простого и скучного перечня названий, познакомить ученика с доступными ему способами исследования, которые из учебного кабинета могли бы быть перенесены в полевые условия. Не выдвигать метод сам по себе, а дать представление о нем при изучении конкретных форм, выработать в каждом учащемся способность активно действовать, заинтересовать его предметом — вот требования, которые Е. С. Федоров предъявил преподавателю минералогии.

При этом последний, предостерегал Е. С. Федоров, не должен ни на минуту отступать от принципа научности. «Чем элементарнее курс, тем выше должны быть требования к преподаванию этого курса», — говорил П. Ф. Лесгафт. Е. С. Федоров всецело соглашался с ним.

При составлении программы Е. С. Федоров придерживался определенных дидактических требований. Он считал, что необходимо идти:

1) от легкого к трудному, от конкретных фактов к обобщениям, к познанию общих закономерностей;

2) от известного к неизвестному и, в итоге, к раскрытию сущности новых явлений на основе уже полученных знаний;

3) от простого к более сложному;

4) от общего к частному (первоначально охват явления в целом, а затем углубление в его сущность, раскрытие его отдельных сторон, выделение главных признаков).

Курс минералогии для среднего отдела технических школ касался почти исключительно кристаллических минералов. Для общеобразовательных целей достаточно было взять типичное. Именно изучение таких форм позволило заменять одни образцы другими. От учащихся требовалось знать свойства, по которым наиболее легко распознаются минералы. Приобретая достаточно твердые навыки в определении главных минералов, он мог «без особого раздумия <...> взяться за все роды определений, имеющие практическое значение».

К существенным свойствам и характеристикам минералов Федоров относил физические, морфологические и химические признаки, положение в системе, образ залегания, главнейшие места нахождения (для тех минералов, которые не имеют всеобщего распространения) и некоторые другие. Знания этих свойств приобретались в процессе практических занятий.

От преподающего минералогию Е. С. Федоров требовал выполнения следующих функций: придерживаться принципа историзма, знако-

мить с генезисом минералов, условиями их образования, показывать роль среды в минералообразовании и связь минералогии с остальными разделами естествознания.

Курс минералогии, предложенный Е. С. Федоровым, позволял учащимся глубже познать реальный мир во всем многообразии его явлений.

Комиссия Лесгафта высоко оценила программу Е. С. Федорова; она была принята большинством голосов. Но сама Комиссия не находила поддержки царских министерств, и работа ее заглохла.

К сожалению, официальные представители кристаллографии и минералогии в Горном институте — академики Н. И. Кокшаров и П. В. Еремеев — не смогли оценить выдающегося значения трудов молодого ученого, и его монография «Начала учения о фигурах» увидела свет лишь в 1885 году. Федоров не был даже оставлен при Горном институте, несмотря на то, что окончил курс первым по списку, с занесением имени на мемориальную доску [12, с. 261].

В докладной записке Е. С. Федорова по вопросу преподавания кристаллографии в Горном институте читаем «В нашем Отечестве специализация со школьной скамьи не устанавливается и инженер, занятый одной специальностью, нередко переходит на другую <...>, а в институте идет сокращение в полтора раза часов по программе Г. Г. Лебедева»; «Само преподавание должно вестись с математической последовательностью и логичностью. Имена и названия играют самую последнюю роль. Никакого заучивания не нужно, а только понимание»; «На наглядности нужны большие затраты со стороны института, но в настоящую минуту это немыслимо» [12, с. 237—239].

Е. С. Федоров не уступил натиску официальной педагогики и, уже будучи на Северном Урале во второй Северной экспедиции (1894— 1898), осуществил свой педагогический замысел. В 1894—1895 годах он преподавал в Турьинском горном училище в Богословском

горном округе. В основу курса минералогии он положил программу, составленную им для технических школ и одобренную Специальной Комиссией.

По воспоминаниям профессора Ленинградского горного института Александра Федоровича Вайполина, окончившего в 1895 году теоретический курс в Турьинском горном училище, получившего в 1898 году свидетельство об окончании полного курса за № 69, затем окончившего Петроградский горный институт, «в нем преподавали высококвалифицированные специалисты — горные инженеры и руководители предприятий» [5].

Сам Е. С. Федоров, как рассказывает профессор А. Ф. Вайполин, читал популярно, в доступной и очень интересной форме. Учитывая невысокую общеобразовательную подготовку слушателей, он по возможности избегал математических доказательств, но всегда придерживался строгой научности. Давал четкое представление о минералах и формах кристаллов, шкале твердости, существенных и несущественных цветах и т. д. Обучение было наглядным, практическим занятиям уделялось серьезное внимание. Учащиеся должны были «уметь узнавать не только те образцы, которые покажет им преподаватель, но и знать, как удостовериться в том, что какой-нибудь другой образчик, который они могут встретить где бы то ни было, есть не что иное, как знакомый им минерал или порода».

Слушатели Турьинского горного училища были знакомы с простейшими методами химического анализа, умели пользоваться приборами для определения удельного веса и прикладным гониометром, изготовляли шлифы. Из выпускников училища многие стали деятельными помощниками Е. С.Федорова, В. В. Никитина и Е. Д. Стратоно-вича в изучении и геологической съемке Богословского горного округа. В своем капитальном труде «Богословский горный округ» [7], написанном в 1900 году совместно с В. В. Никитиным, Е. С. Федоров при-

водит имена А. М. Мурзина, Н. В. Рожкова, братьев В. Е. и Л. Е. Ча-щихиных и т. д. Воспитанники училища работали в трудных условиях уральской тайги. Они деятельно помогали в той огромной топографической работе, которая производилась экспедицией Е. С. Федорова, а также в изготовлении десятков шлифов, которые вошли в фонды коллекции музея. В 2010 году «Геологический музей имени Е. С. Федорова» отметил 115-летие.

Великий русский кристаллограф был не только академиком Российской академии наук, замечательным педагогом высшей школы, но и воспитателем, учителем, знающим специфику и требования средней горной школы, убежденным в необходимости интеграции наук, уже тогда, столетие назад владеющим технологиями обучения, к которым только делает попытки приблизиться современная школа.

Литература

1. Веселов А. Н. Низшее профессионально-техническое образование в РСФСР : (очерки по истории профтехобразования) / А. Н. Веселов ; под ред. действ. чл. АПН РСФСР проф. Н. А. Константинова. — Москва : Трудрезервиздат, 1955. — 328 с.

2. Доброхотова Е. С. Практическое руководство к освоению метода Федорова Е. С. в петрографии : учебник для геолого-разведочных вузов / Е. С. Доброхотова. — Москва : Госгеолтехиздат, 1957. — 80 с.

3. Кованько Г. Н. Е. С. Федоров о преподавании минералогии в средних технических школах : К сорокалетию со дня смерти Е. С. Федорова (1853—1919 гг.) / Г. Н. Кованько // Известия высших учебных заведений : Геология и разведка. — 1959. — № 2. — С. 146—151.

4. Очерки истории профессионально-технического образования в СССР / С. Я. Батышев, Н. Н. Кузьмин, М. С. Степанов и др.] ; отв. ред. С. Я. Батышев.. — Москва : Педагогика, 1981. — 351 с.

5. Серовский филиал ГАСО, ф. р-253, оп 1, ед. хр. 27.

6. Универсальный метод Федорова : систематический ход определения оптических констант минерала : в 3 вып. — Санкт-Петербург : типо-литогр. Т-ва А. Ф. Маркс. — Вып. 1 : Определение положения элементов эллипсоида. — Санкт-Петербург : типо-литогр. Т-ва А. Ф. Маркс, 1911. — [4], 148 с.

7. Федоров Е. С. Богословский горный округ : описание в отношении его топографии, минералогии, геологии и рудных месторождений / Е. С. Федоров, В. В. Никитин. — Санкт-Петербург, 1901. — .

8. Федоров Е. С. Евграф Степанович Федоров : переписка : неизданные и малоизвестные работы / Е. С. Федоров ; сост. И. И. Шафрановский и др.; АН СССР, [Арх.]. — Ленинград : Наука. Ленинградское отделение, 1991. — 318 с. — (Научное наследство : т. 16).

9. Федоров Е. С. Курс кристаллографии / Е. С. Федоров. — Санкт-Петербург, 1901. - С. 3.

10. Федоров Е. С. О нормальном ходе преподавания цикла минералогических наук в высших горных школах / Е. С. Федоров // Труды первого Всероссийского съезда деятелей по практической геологии и разведочному делу, состоявшегося с 8-го по 16-ое февраля 1903 года в С.-Петербурге [Текст] : с 16-тью таблицами и картами и 43-мя рисунками в тексте. — Санкт-Петербург . типо-литогр. К. Биркенфельда. — Т. 1. — Санкт-Петербург : типо-литогр. К. Биркенфельда, 1908. — [2], LXV, [1], XVIII, 588, [18] л.

11. Федоров Е. С. О преподавании минералогии в высших учебных заведениях и особенно в Горном институте / Е. С. Федоров. — Санкт-Петербург : тип. С. А. Корнатовского, 1894. — 12, [4] с.

12. Федоров Е. С. Правильное деление плоскости и пространства / Е. С. Федоров. — Ленинград : Наука, 1979. — 272 с.

13. Шафрановский И. И. Евграф Степанович Федоров / И. И. Шафрановский. — Москва : Изд-во Акад. наук СССР. Ленинградское отделение, 1963. — 284 с.

© Каймакова С. В., 2012

Pedagogical Legacy of Yevgraf Fyodorov

S. Kaimakova

The article comprehends the scientific legacy and history of pedagogic activity of academician Yevgraf Fyodorov (18531919). Some unknown biographical data are revealed concerning Fyodorov's work in Peter Lesgaft's Special Committee on Issues of Teaching Natural Science in Technical Schools as well as in Turyinsk mine school. The scientist-educator's pedagogical views and position in teaching methodology are specified.

The author of the article highly appreciates the significance of Fyodorov's works on methodology and shows that his ideas were a century in advance of their time.

Key words: history of pedagogy; academician Yevgraf Fyodorov; mine school; pedagogical legacy; Peter Lesgaft; Russian Technical Society.

Каймакова Светлана Викторовна, преподаватель Центра дистанционного образования г. Краснотурьинска ФГБОУ ВПО «Уральский государственный экономический университет», учитель высшей категории, МБОУ СОШ № 14 им. В. Ф. Фуфачева (Серов), svww@yandex.ru.

Kaimakova, S., teacher of the Centre for distance learning, Krasnoturinsk Federal public budgetary educational institution of higher professional education the “Ural state university of Economics”, teacher of the highest category, School № 14 named after V F. Fufacheva (Serov), svww@yandex.ru.