Научная статья на тему 'Парадигмы для современного мира: пример святого Александра Невского и издание якутских Евангелий и грамматики'

Парадигмы для современного мира: пример святого Александра Невского и издание якутских Евангелий и грамматики Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1
1
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
история Якутии / Саха / Александр Невский / Иннокентий (Вениаминов) / Суорун Омоллоон / Кулаковский / Кирилл и Мефодий / Писание / перевод / Yakut history / Sakha / Alexander Nevsky / Innokentiy (Veniaminov) / Suorun Omollon / Kulakovsky / Cyril and Methodius / Scripture / translation

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Мусалимас Сотери Эндрю

В данной статье рассматривается последовательное, широкомасштабное издание книг на языке саха (якутском) во второй половине XIX в., связанное с подвигом святого Александра Невского в XIII в. Евангелия и грамматика являются примерами якутских церковных и школьных книг первого масштабного издания 1857–1858 гг. Эта деятельность стала почвой, на которой выросла самобытная якутская литература конца XIX — нач. XX в. Данному конструктивному развитию противопоставляется уничтожение коренных цивилизаций в США. Книгопечатание на якутском языке стало звеном в цепочке исторических событий, протянувшейся от деятельности святых Кирилла и Мефодия у славян в IX в. до святителя Иннокентия (Вениаминова) у саха в XIX в. Переломный момент (решение Александра Невского) и его результат (издание книг на якутском языке) предлагаются в качестве моделей — концептуальных парадигм для современного мира.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Paradigmy dlia sovremennogo mira: primer sviatogo Aleksandra Nevskogo i izdanie iakutskikh Evangelii i grammatiki [Paradigms for the Modern World: the Example of St. Alexander Nevsky and the Publication of the Yakut Gospels and Grammar]

This article examines the consistent, large-scale publication of books in Sakha (Yakut) language in the second half of the 19th century, associated with the exploits of St. Alexander Nevsky in the 13th century. Gospels and grammars are examples of Yakut church and school books of the first large-scale publication in 1857–1858. This activity became the ground on which the original Yakut literature grew in the late 19th and early 20th centuries. This constructive development was contrasted with the destruction of indigenous civilizations in the United States. Book-printing in the Yakut language became a link in the chain of historical events, stretching from the activities of St. Cyril and Methodius among the Slavs in the 9th century to St. Innokenty (Veniaminov) among the Sakha in the 19th century. The turning point (Alexander Nevsky decision) and its result (publication of books in the Yakut language) are offered as models — conceptual paradigms for the modern world.

Текст научной работы на тему «Парадигмы для современного мира: пример святого Александра Невского и издание якутских Евангелий и грамматики»

DOI: 10.24412/2686-9497-2021-11-12-24-32

С. А. Мусалимас

Парадигмы для современного мира: пример святого Александра Невского и издание якутских Евангелий и грамматики*

Аннотация:

В данной статье рассматривается последовательное, широкомасштабное издание книг на языке саха (якутском) во второй половине XIX в., связанное с подвигом святого Александра Невского в XIII в. Евангелия и грамматика являются примерами якутских церковных и школьных книг первого масштабного издания 1857-1858 гг. Эта деятельность стала почвой, на которой выросла самобытная якутская литература конца XIX — нач. XX в. Данному конструктивному развитию противопоставляется уничтожение коренных цивилизаций в США. Книгопечатание на якутском языке стало звеном в цепочке исторических событий, протянувшейся от деятельности святых Кирилла и Мефодия у славян в IX в. до святителя Иннокентия (Вениаминова) у саха в XIX в. Переломный момент (решение Александра Невского) и его результат (издание книг на якутском языке) предлагаются в качестве моделей — концептуальных парадигм для современного мира.

Ключевые слова: история Якутии, Саха, Александр Невский, Иннокентий (Вениаминов), Суорун Омоллоон, Кулаковский, Кирилл и Мефодий, Писание, перевод

История нации может порождать концептуальные парадигмы для будущих поколений. Поскольку история рассматривается аналитически, положительные примеры выводятся на передний план для прогресса нации. В этом тексте будут описаны два положительных примера из истории. Каждый представляет собой основу для создания понятийной парадигмы для современного мира — мира, движущегося быстрыми темпами. Оба эти события могут направить нас вперед через опасности некоторых современных стереотипов. С одной стороны — стереотипы Запада; с другой

* Краткая версия данной работы была представлена на английском языке с переводом на русский на пленарном заседании 3-й Всероссийской научно-практической конференции «Христианское историко-культурное наследие: взгляд в прошлое и опыт настоящего» Якутской духовной семинарии совместно с Национальной библиотекой Республики Саха (Якутия) 13 апреля 2021 г., посвященной 800-летию со дня рождения святого благоверного князя Александра Невского (2021), 200-летию со дня рождения Ф. М. Достоевского (2021) и 165-летию с начала книгопечатания на якутском языке (2020).

стороны — стереотипы Востока. Два описываемых в тексте события связаны друг с другом: издание Евангелий на якутском языке (саха) и грамматики якутского языка (саха) в 1850-х гг. стало прямым результатом решения, принятого в жизни святого Александра Невского шестью веками ранее.

Пример из жизни святого Александра Невского значим как для атеистов, так и для верующих. Чтобы обосновать этот тезис, достаточно обратиться к советскому фильму о святом, снятому в 1938 г. (тема книги, опубликованной издательством Оксфордского университета) [12]. Возможно, также стоит упомянуть конкурс популярности на российском телевидении в 2018 г., в котором общественность голосовала за самую заметную личность в российской истории. Из пятидесяти кандидатов больше всех голосов набрал Александр Невский [5; 15].

Фильм об Александре Невском представляет успешное сопротивление западной агрессии, как если бы существовал выбор объединиться с Востоком (или, скорее, с романтизированным понятием о Востоке). Вместо этого, святой может рассматриваться как человек, принявший максимально мудрое для своего народа решение ради роста вверх от собственных корней. Благоверный князь не растворил себя и свой народ в романтизированном понятии Востока, при этом героически сопротивляясь реальной агрессии с Запада. Он выковал путь вперед, в котором русская вера и культура могли бы развиваться так, как это и произошло на самом деле. Его подчинение монголам в конечном итоге привело к желаемому эффекту — сохранению и развитию русской веры и культуры. В частности, данная точка зрения была выражена Н. Зерновым [22, с. 21-29].

В результате этого выбора принципы (ценности и перспективы) православной веры не только сохранились в русском народе, но все глубже проникали в его культуру. Можно сказать, эти принципы дали толчок к изданию якутских Евангелий и грамматики шестьсот лет спустя.

Другой православный святой также находился у руля этого процесса. Это был святитель Иннокентий (Вениаминов). В 1853 г. он создал комитет по переводу духовных книг, а в 1855 г. получил разрешение Священного Синода на издание, которое было осуществлено в 1857-1858 гг.

Линию традиции можно проследить от святого Иннокентия в Якутии к святым Кириллу и Мефодию в Моравии, за четыре столетия до эпохального решения святого Александра Невского. Святые Кирилл и Мефодий и их славянские ученики выполняли переводы с византийского греческого на родной славянский язык в IX в. н. э. Они делали это жизненно важное дело при активном противодействии франкских (западных) держав, которые агрессивно и яростно пытались остановить работу на родном языке [18, с. 187-196; 19, с. 77-105]. В своем сопротивлении святые Кирилл и Мефодий были предшественниками святого Александра Невского. И через

переводческую работу линия традиции продолжается от святых Кирилла и Мефодия до святого Иннокентия (Вениаминова). Богословские принципы, заложенные в мотивации к трудам владыки, соотносились с этой традицией, уходящей своими корнями в православную историю вплоть до первых веков н. э. [16; 17].

Работа по переводу на якутский язык становится еще более примечательной, если учитывать тот способ, которым она велась. По данным исследования профессора Е. П. Гуляевой, комитет по переводу раздавал части текстов в разные деревни, и миряне сотрудничали в работе со своим духовенством [3, с. 66, 70-71]. Так что можно со значительной долей уверенности утверждать, что опубликованные в 1850-х гг. переводы на якутский язык были произведением народного труда на благо народа.

Аналогичная динамика прослеживается в работе Иннокентия (Вениаминова) по переводу на алеутский язык (исходя из того, как он описывал этот процесс в своем журнале). Владыка Иннокентий и алеутский тойон Иван Паньков, которые были главными переводчиками, передавали плоды своей работы в дома (юрты) грамотных, владевших обоими языками православных алеутов, которые оказывали помощь в редактировании переведенного текста [20]. Этому процессу была свойственна активная социальная и интеллектуальная динамика, невообразимая по сегодняшний день для западного сознания. Таким образом, эти события действительно могут вывести нас за рамки негативных стереотипов.

Разрешение, данное Синодом Иннокентию (Вениаминову) в 1855 г., включало в себя разрешение на печать первого якутского учебника грамматики наряду с печатью переводов Евангелий и другой духовной литературы на якутский язык. Учебник грамматики был издан в таком же количестве экземпляров, как и Евангелия, — по 600 экземпляров, согласно исследованиям Е. П. Гуляевой [3, с. 13; 2, с. 70].

Этот фактор может оказаться еще более значимым, если вспомнить, что Евангелия — это мировая литература, вдохновляющая изобразительное искусство и этику во многих культурах мира на протяжении веков. Впервые Божественная литургия на якутском языке была отслужена 19 июля 1859 г. Примерно в это время Гоголь закончил свои «Размышления о Божественной литургии», а Чайковский вскоре должен был сочинить свою хоровую музыку для литургии.

Кроме того, 3 000 экземпляров «Краткого букваря якутского языка», составленного в Якутске, были выпущены среди других книг первым тиражом в Синодальной типографии в Москве в 1857-1858 гг., согласно исследованиям [3]. В 1862 г. Иннокентий (Вениаминов) организовал в Якутске печатание книг на якутском языке [3, с. 16]. Впоследствии работа продолжалась под эгидой Синода Русской Православной Церкви: правка первых

переводов, усовершенствование алфавита, новые переводы и новые учебники, напечатанные в Казани (1883-1902) и в Якутске (1866-1913) [3, с. 14-22].

Наряду с изданиями книг на якутском языке в Якутии увеличилось количество церковных школ, а к концу XIX в. у народа саха появились собственные авторы, выпускавшие оригинальную литературу на двух языках — якутском и русском. А. Е. Кулаковский является прекрасным примером. В 1897 г. он опубликовал труд, в котором поставил вопрос, вынесенный в название работы: «Вправе ли русские гордиться своим именем?» В результате проведенного тематического анализа, автор дал утвердительный ответ на этот вопрос [6]. В период с 1890 по 1910 г. Кулаковский развил жанр длинных поэм (langgedicht) на якутском языке.

В своих произведениях автор рассуждает о наболевших вопросах современного ему мира и пророчит благоприятную судьбу народу саха в составе России [9]. В 1912 г. об этой теме Кулаковский размышлял в объемном эссе «Якутской интеллигенции», написанном на русском языке [8]. В 2012 г. двуязычное издание этого произведения на русском и якутском языках было опубликовано в виде книги на 187 страницах с новым введением. Эта работа стала предметом международной конференции в Москве, прошедшей позднее в том же 2012 г. [7]. Кулаковский был одним из «трех якутских реалистов-просветителей», как описал его профессор Г. П. Башарин [1].

Чтобы понять значение линии традиции от святого Александра Невского и святых Кирилла и Мефодия, достаточно поискать подобные события в западной сфере в то время. Их нет (насколько может судить автор данной статьи). Этот контраст был ярко подчеркнут носителем традиции среди народа тлинкитов (коренных жителей Аляски), этнографом, лингвистом и поэтом Р. Дауенхауэром в отношении истории Аляски [13]: власти США подавляли языки коренных жителей Аляски с 1867 до 1960-х гг.

В подтверждение сказанного можно привести еще один пример. В то время, когда святитель Иннокентий работал с алеутами над развитием грамотности и литературы даже среди этого малочисленного народа (1824-1834), в США происходило нечто радикально иное, соответствующее иным принципам, иной исторической традиции. Президент США подписал «Закон о переселении индейцев» (1830), вытеснив «пять цивилизованных племен» (так правительство называло пять крупных, прогрессивных коренных народов юго-востока США) и отправив их по «Дороге слез». Адаптация выживших к переселению на «индейскую территорию» совпала с публикациями книг на якутском языке в Москве для народа саха (1850-е гг.). Насильственное переселение «пяти цивилизованных племен» с их родных земель не было чередой нехарактерных случаев. Маргинализация или уничтожение коренного населения были типичны для американской экспансии на запад (имевшей место примерно в то же время,

что и русская экспансия на восток). Это — контраст двух историй, основанных на разных принципах.

Такой же контраст существовал во времена святых Кирилла и Мефодия и их работы на славянском языке. От них через святого Александра Невского к святителю Иннокентию можно проследить конструктивную линию традиции, которая привела к печатанию книг на якутском языке в 1850-х гг. Если кто-то предположит, что решение князя Даниила Галицкого о слиянии с западными державами могло быть жизнеспособной альтернативой сопротивлению святого Александра Невского, мы должны ответить следующее. Если бы новгородский князь поступил так же, как и князь Галиции, то ход истории был бы изменен: вся Русь, как и Галиция, предсказуемо стала бы захолустьем западных империй, русская культура не развивалась бы так, как она развивалась, а публикации на якутском языке и развитие якутской интеллигенции не происходили бы так, как они происходили. Последнее можно утверждать с уверенностью, потому что параллелей этому развитию в западной сфере не было.

На якутской земле появились великолепные писатели и интеллектуалы. Это свидетельствует о плодородной почве якутской культуры и врожденных интеллектуальных способностях, а также указывает на результат конструктивной линии традиции. Данный процесс начался несколько раньше. В 1840-х гг. А. Я. Уваровский из Жиганска написал свои мемуары на якутском языке («Убарыс^ ахтыта», изданы Академией наук в Санкт-Петербурге в двух изданиях, 1848 и 1851 гг.). Это выдающееся достижение, которое следует отметить. Однако мемуары Уваровского были написаны в Санкт-Петербурге как образец якутского языка для лингвистов, в частности для немецкоязычных лингвистов (1848 г.) [11]. Французский вариант, составленный из немецкого перевода, был опубликован в Париже в качестве экзотического путевого очерка для франкоязычных читателей (1861 г.) [21]. Работа, начало которой было положено Иннокентием (Вениаминовым) в 1850-х гг., была выполнена в Якутии для якутского народа.

Якутское национальное самосознание объединилось вокруг грамотности и литературы, благодаря чему, развиваясь, народ саха занял свое место в России.

Ф. М. Достоевский выразил идеал следующим образом: «вместить в нашу душу с братскою любовью всех наших братьев» [4, с. 19]. Писатель заканчивает этот отрывок следующими словами: «Стать настоящим русским и будет именно значить... в конце концов, может быть, и изречь окончательное слово великой, общей гармонии, братского окончательного согласия всех племен по Христову евангельскому закону». Написав эти слова в «Пушкинской речи» 1880 г., далее Достоевский говорит, что «ко всемирному, ко всечеловечески-братскому единению сердце русское, может быть,

изо всех народов, наиболее предназначено». И поясняет: «[Я] вижу следы сего в нашей истории, в наших даровитых людях...» [4, с. 19; 14, с. 67].

Полный отрывок из «Речи» Достоевского процитировал выдающийся представитель народа саха писатель Д. К. Сивцев — Суорун Омоллоон. Он дважды процитировал его полностью в своей работе «Все мы — дети одной матери» [10]. Суорун Омоллоон знал об этой истории. Он чутко определял парадигмы современного мира и большую часть своей долгой творческой жизни посвятил работе над тем, чтобы история запоминалась, а положительные примеры увековечивались.

В заключение можно задать вопрос: почему иностранец уделяет столько внимания таким вещам? Ответ прост: эти парадигмы обращаются ко всем нам. И таким образом возникает необходимый контраст. Контраст наблюдается в отношении публикаций на якутский язык. Где за пределами России в то время происходило что-либо подобное в столь позитивном ключе? Мы предполагаем, что нигде на агрессивном Западе и нигде на мифическом Востоке. Эту историю действительно следует проецировать на весь остальной мир, чтобы другие народы могли извлечь из нее выгоду. Однако самую большую ценность подобные парадигмы представляют для самой нации: опираясь на положительные примеры своей истории, нация может стать похожа на прочный корабль, преодолевающий опасности Сциллы и Харибды и прокладывающий устойчивый курс по бурным морям вперед.

Источники и литература:

1. Башарин, Г. П. Три якутских реалиста-просветителя / Г. П. Башарин. Якутск, 1994.

2. Гуляева, Е. П. Деятельность Иннокентия Вениаминова по изданию переводов церковных книг на якутском языке в Москве (1853-1859 гг.) / Е. П. Гуляева // Святой Иннокентий (Вениаминов): просветитель народов Аляски и Якутии (к 220-летию со дня рождения, 2017 г.) / науч. ред. С. В. Максимова, С. А. Мусалимас. Якутск, 2018. С. 61-75.

3. Гуляева, Е. П. Сводный каталог якутской книги (1812-1917 гг.) / Е. П. Гуляева, С. В. Максимова. Новосибирск, 2015.

4. Достоевский, Ф. М. Пушкин (очерк): Произнесено 8 июня в заседании Общества любителей российской словесности / Ф. М. Достоевский // Дневник писателя. СПб., 1880. № 3. С. 8-19.

5. Имя Россия: Исторический выбор 2008 / под ред. А. Н. Сахарова. М., 2008.

6. Кулаковский, А. Е. Вправе ли русские гордиться своим именем? / А. Е. Кулаков-ский — воспроизведение изд. 1898 г. // А. Е. Кулаковский. Наступление лета: стихи и проза: избранные сочинения. М., 1986. С. 316-319.

7. Кулаковский, А. Е. Якутской интеллигенции / А. Е. Кулаковский. Новосибирск, 2012.

8. Кулаковский, А. Е. Якутской интеллигенции: [Письмо 1912 г. основоположника якут. лит.] / А. Е. Кулаковский. Якутск, 1992.

9. Кулаковский, А. Е. (бксе^лээх блексей). Ойуун TYYлэ / А. Е. Кулаковскай (бксе^лээх блексей) // Ырыа-хоьоон. Якутск, 2002. С. 30-62.

10. Суорун Омоллоон. Во славу Христова учения; Разум сердца / Суорун Омоллоон (Дмитрий Кононович Сивцев) // Все мы — дети одной матери. Якутск, 2002. С. 9-18.

11. Уваровский, А. Я. Убарыс^ ахтыта / А. Я. Уваровский // Über die Sprache der Jakuten: 1. Jakutischer Text / Otto von Böhtlingk (Оттон Николаевич Бетлингк) // Reise in den äußersten Norden und Osten Sibiriens [...]: Band 3. Ethnographie: Theil 1 / Alexander Theodor von Middendorff (Александр Федорович Миддендорф). СПб., 1848. С. 5-78.

12. Bartig, K. Sergei Prokofiev's Alexander Nevsky / Kevin Bartig. New York, 2017.

13. Dauenhauer, R. Conflicting Visions in Alaskan Education / Richard Dauenhauer. Chicago, 1997.

14. Dostoevsky, F. Pages from the Journal of an Author [Электронный ресурс] / F. Dostoevsky / transl. S. Koteliansky and J. Middleton Murray. Boston, 1916. URL: https://archive.org/ details/pagesfromjourna00murrgoog/ (дата обращения: 03.05.2021).

15. Ermakov, A. St. Alexander Nevsky: Humility as Victory [Электронный ресурс] / Artemy Ermakov // Pravmir.com. URL: https://www.pravmir.com/st-alexander-nevsky-humility-as-victory/ (дата обращения: 03.05.2021).

16. Mousalimas, S. A. Correspondence: Precedents within Patristics; Point of Comprehension [Электронный ресурс] / S. A. Mousalimas // The Transition from Shamanism to Russian Orthodoxy in Alaska / S. A. Mousalimas; PhD dissertation, Oxford University, 1992, pp. 114-193. Available at: https://ora.ox.ac.uk/objects/uuid:f8089a32-0331-4b9e-a89b-50d4dc27373b (accessed: 12.04.2021).

17. Mousalimas, S. A. Precedents within Patristics for a Theory of Correspondence: the Affirmative Outlook and Dual Complement // S. A. Mousalimas / From Mask to Icon: Transformation in the Arctic. Brookline, 2003, pp. 88-115.

18. Obolensky, D. The Byzantine Commonwealth: Eastern Europe, 500-1453 / D. Obolensky. Crestwood, NY, 1971.

19. Tachlaos, A. E. Cyril and Methodius of Thessalonica: the Acculturation of the Slavs / A. E. Tachlaos. Crestwood, NY, 2001.

20. Veniaminov, I. 30 Mar 1826 [retrospectively], 14 May 1827, 24 Sep 1828, 2 Dec 1829, 29 Apr 1830, 12 Aug 1830, 17 Aug 1830, 22 Oct 1830 / I. Veniaminov (Innokenty Veniaminov) // Journals of the Priest loann Veniaminov in Alaska, 1823 to 1836 / transl. J. Kisslinger. Chicago, 1993, pp. 44-45, 51, 113, 116, 123, 130-131, 133.

21. Voyage Au Pays dе Yakoutes (Russie Asiatique) par Ouvaroski (1830-1839) /ed. Éduard Charton // Le Tour du Monde, Nouveau Journal des Voyages: Première Année: Second Semestre. Paris, 1861, pp. 161-181.

22. Zernov, N. The Russians and Their Church / N. Zernov. London, 1978.

References:

1. Basharin G. P. Triiakutskikh realista-prosvetitelia [Three Yakut Realists-Educators]. Yakutsk,

1994.

2. Guliaeva E. P., Maksimova S. V. (ed.), Musalimas S. A. (ed.). Deiatel'nost' Innokentiia

Veniaminova po izdaniiu perevodov tserkovnykh knig na iakutskom iazyke v Moskve (1853-1859gg.) [Activity of Innokentiy Veniaminov on Publishing Translations of Church Books in the Yakut Language in Moscow (1853-1859)]. Sviatoi Innokentii (Veniaminov): prosvetitel' narodov Aliaski i Iakutii (k 220-letiiu so dnia rozhdeniia, 2017 g.) [Saint In-nokenty (Veniaminov): Educator of the Peoples of Alaska and Yakutia (to 220 Anniversary of the Birth, 2017)]. Yakutsk, 2018, pp. 66, 70-71.

3. Guliaeva E. P., Maksimova S. V. Svodnyi katalog iakutskoi knigi (1812-1917 gg.) [Consolidated Catalog of the Yakut book (1812-1917)]. Novosibirsk, 2015.

4. Dostoevskii F. M. Pushkin (ocherk): Proizneseno 8 iiunia vzasedanii Obshchestva liubitelei

rossiiskoi slovesnosti [Pushkin (essay): Pronounced on June 8 at a Meeting of the Society of Lovers of Russian Literature]. Dnevnik pisatelia [Diary of a Writer]. St. Petersburg, 1880, no. 3, pp. 8-19.

5. Sakharova A. N. (ed.). Imia Rossiia: Istoricheskii vybor 2008 [The Name of Russia: Historical

Choice 2008]. Moscow, 2008.

6. Kulakovskii A. E. Vprave li russkie gordit'sia svoim imenem? [Do Russians Have the Right

to be Proud of Their Name?]. Nastuplenie leta: stikhi i proza: izbrannye sochineniia [The Onset of Summer: Poetry and Prose: Selected Works]. Moscow, 1986, pp. 316-319.

7. Kulakovskii A. E. Iakutskoi intelligentsii [To Yakut Intelligentsia]. Novosibirsk, 2012.

8. Kulakovskii A. E. Iakutskoi intelligentsii: (Pis'mo 1912 g. osnovopolozhnika iakut. lit) [To Yakut Intelligentsia: (Letter from 1912 of the Founder of the Yakut Literature)]. Yakutsk, 1992.

9. Kulakovskii A. E. (6ksekYleekh 6leksei). Oiuun tyyle // Yrya-khohoon. Yakutsk, 2002,

pp. 30-62.

10. Suorun Omolloon. Vo slavu Khristova ucheniia; Razum serdtsa [To the Glory of Christ's Teaching; Mind of the Heart]. Vse my — deti odnoi materi [We are All Children of One Mother]. Yakutsk, 2002, pp. 9-18.

11. Uvarovskii A. la. Ubaryskai akhtyta. Uber die Sprache der Jakuten: 1. Jakutischer Text / Otto von Böhtlingk (Otton Nikolaevich Betlingk). Reise in den äußersten Norden und Osten Sibiriens [...]: Band 3. Ethnographie: Theil 1 / Alexander Theodor von Middendorff (Aleksandr Fedorovich Middendorf). St. Petersburg, 1848, pp. 5-78.

12. Bartig K. Sergei Prokofiev's Alexander Nevsky. New York, 2017.

13. Dauenhauer R. Conflicting Visions in Alaskan Education. Chicago, 1997.

14. Dostoevsky F., Koteliansky S. (transl.), Middleton Murray J (transl.). Pages from the Journal of an Author. Boston, 1916. Available at: https://archive.org/details/pages-fromjourna00murrgoog/ (accessed: 03.05.2021).

15. Ermakov A. St. Alexander Nevsky: Humility as Victory. Pravmir.com. Available at: https:// www.pravmir.com/st-alexander-nevsky-humility-as-victory/ (accessed: 03.05.2021).

16. Mousalimas S. A. Correspondence: Precedents within Patristics; Point of Comprehension. The Transition from Shamanism to Russian Orthodoxy in Alaska. PhD dissertation. Oxford University, 1992, pp. 114-193. Available at: https://ora.ox.ac.uk/objects/uuid:f8089a32-0331-4b9e-a89b-50d4dc27373b (accessed: 12.04.2021).

17. Mousalimas S. A. Precedents within Patristics for a Theory of Correspondence: the Affirmative Outlook and Dual Complement. From Mask to Icon: Transformation in the Arctic. Brookline, 2003, pp. 88-115.

18. Obolensky D. The Byzantine Commonwealth: Eastern Europe, 500-1453. Crestwood, NY, 1971.

19. Tachlaos A. E. Cyril and Methodius of Thessalonica: the Acculturation of the Slavs. Crestwood, NY, 2001.

20. Veniaminov I., Kisslinger J. (transl.). 30 Mar 1826[retrospectively], 14 May 1827, 24 Sep 1828, 2 Dec 1829, 29 Apr 1830,12 Aug 1830,17 Aug 1830, 22 Oct 1830. Journals of the Priest Ioann Veniaminov in Alaska, 1823 to 1836. Chicago, 1993, pp. 44-45, 51, 113, 116, 123, 130-131, 133.

21. Éduard Charton (ed.). Voyage Au Pays de Yakoutes (Russie Asiatique) par Ouvaroski (1830-1839). Le Tour du Monde, Nouveau Journal des Voyages: Première Année: Second Semestre. Paris, 1861, pp. 161-181.

22. Zernov N. The Russians and Their Church. London, 1978.

S. A. Musalimas

Paradigmy dlia sovremennogo mira: primer sviatogo Aleksandra Nevskogo i izdanie iakutskikh Evangelii i grammatiki [Paradigms for the Modern World: the Example of St. Alexander Nevsky and the Publication of the Yakut Gospels and Grammar]

Abstract:

This article examines the consistent, large-scale publication of books in Sakha (Yakut) language in the second half of the 19th century, associated with the exploits of St. Alexander Nevsky in the 13th century. Gospels and grammars are examples of Yakut church and school books of the first large-scale publication in 1857-1858. This activity became the ground on which the original Yakut literature grew in the late 19th and early 20th centuries. This constructive development was contrasted with the destruction of indigenous civilizations in the United States. Book-printing in the Yakut language became a link in the chain of historical events, stretching from the activities of St. Cyril and Methodius among the Slavs in the 9th century to St. Innokenty (Veniaminov) among the Sakha in the 19th century. The turning point (Alexander Nevsky decision) and its result (publication of books in the Yakut language) are offered as models — conceptual paradigms for the modern world.

Keywords: Yakut history, Sakha, Alexander Nevsky, Innokentiy (Veniaminov), Suorun Omollon, Kulakovsky, Cyril and Methodius, Scripture, translation

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.