Научная статья на тему 'Памятные Думы об университетском учителе'

Памятные Думы об университетском учителе Текст научной статьи по специальности «Философия»

68
11
Поделиться
Область наук

Текст научной работы на тему «Памятные Думы об университетском учителе»

В. АНТОНОВ, профессор Восточно-сибирский государственный технологический университет

Удивительный феномен — память о былом студенчестве. Все живое и интересное, связанное с ним, цепко удерживается в ней. И действительно, острота и чистота восприятия того, что происходило в студенческие годы, по прошествии многих лет никак не теряют своей первозданной свежести. Словно все это было вчера. В памяти глубоко укоренились образы и имена неординарно мыслящих профессоров, в подлинном смысле наставников молодежи. В числе таких университетских учителей, оставивших яркий след в душах своих учеников, можно назвать имя профессора философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Арчжила Якимовича Ильина. В октябре этого года ему исполнилось бы ровно 80 лет. Исполнилось бы... Он ушел из жизни до боли рано, ему еще не было 54 лет.

Арчжил Якимович обладал особым педагогическим мастерством. Своеобразно формулируя свои суждения и мысли, интересно, в свойственной только ему манере, определяя и интерпретируя сложнейшие философские и методологические проблемы, он умел, психологически не отягощая студентов, настраивать их на остроту анализа, на нетрадиционный подход к рассматриваемой теме. Нестандартный поиск истины в лекциях и на семинарских занятиях составлял основу его педагогического кредо.

Нас, студентов 1970-х гг., профессор Ильин буквально притягивал к себе необычайно живым складом ума, способностью «выплескивать» неожиданные и оригинальные идеи. Это удивляло и побуждало к творчеству,

Памятные думы об

университетском

учителе

несмотря на то, что формально учебный процесс проходил в границах незыблемой единой марксистской парадигмы. И что примечательно: творчес-ко-поисковый «напряг», которого он последовательно и ненарочито добивался у аудитории в течение двух часов занятий, обычно не перерастал в ситуацию естественного утомления. Ильин, обладая непревзойденным чувством юмора, умело разряжал обстановку своими тонко продуманными, бьющими прямо в цель шутками, тем самым вызывая в нужный момент интеллектуальную релаксацию студентов.

А. Ильин был наделен удивительным даром остроумия и утонченной иронии. Он мог иногда искусно, но безобидно, причем в живой и образной форме, «подколоть» коллег и друзей. При этом чувство меры, внутреннего уважения к человеческому достоинству, кем бы он ни был — студентом или сотрудником, аспирантом или профессором, никогда не покидало его. В то же время, будучи человеком глубокого ума и культуры, он отличался самокритичностью, склонностью к самоиронии и не раз потешался над своими «недостатками». Профессор был чрезвычайно коммуникабельным человеком, всегда располагающим собеседника к непринужденному диалогу. Объяснение тому может быть одно. Его натура воспринималась не только как многогранная, но и как удивительно цельная. Индивидуальные, прежде всего нравственные, штрихи его характера, особенности личностного

таланта, творческого дара проявлялись в нем как яркие грани органично единого слитка. Арчжил Якимо-вич и запомнился настоящей личностью, масштабно мыслящей, всесторонне эрудированной, прекрасно воспитанной. Он всегда был по-человечески прост, отзывчив и добр во взаимоотношениях, завоевывал других исключительной способностью к глубокому сочувствию, сопереживанию, сопониманию. Ему было присуще обостренное чувство чисто личной, как, впрочем, и гражданской ответственности.

Общение с ним создавало ауру взаимного доверия, обстановку творческой взаимозаряженности. Оно невольно заставляло по-иному пульсировать мысль, привнося в разговор особый дух критичности и скепсиса, позволяя увидеть нечто новое, ранее неведомое в привычных и устоявших вещах и понятиях. Обычно при кажущейся внешней неторопливости и размеренности А. Ильин мгновенно оживлялся, речь его ускорялась, суждения и реплики оттачивались на ходу и становились острыми, подобно лезвию бритвы, как только в беседе нащупы-вались волнующие всех струны. Диалог с ним (будь то на семинаре, конференции, за «круглом столом» или в форме непосредственно межличностного общения) всегда способствовал внутреннему обогащению собеседника. В свою очередь каждый такой случай профессор использовал для, скажем так, верификации и совершенствования своего огромного интеллектуально-духовного потенциала.

Еще одна грань, позволяющая высветить богатство внутреннего мира Ильина, связана с тем, что он был настоящим полиглотом — в совершенстве владел немецким, французским,

английским языками, знал испанский, чешский, словацкий. Еще со студенческих лет он освоил латинский, древнегреческий языки. Знание такого рода впоследствии позволяло ему знакомиться в оригинале не только с научной, но и с художественной литературой, включая поэтическую, а также мемуарную. Этим качеством он никак не вписывался в стандартный образ советского ученого-обществоведа.

К сказанному хотелось бы добавить: Арчжил Ильин еще со студенческих лет «болел» таким видом интеллектуально-игрового увлечения, как шахматы. В них он усматривал не только своеобразную «гимнастику ума», наполненную спортивным азартом, но и эмоционально выраженную форму интеллектуальной разрядки. В эту пору он также проявлял особое пристрастие к легкой атлетике и зарекомендовал себя неплохим стайером.

Арчжил Якимович родился 18 октября 1927 г. в Улан-Удэ. В 1947 г. он поступил на философский факультет МГУ им. М.В. Ломоносова и с отличием окончил его, продолжил учебу в аспирантуре того же факультета и в 1955 г. успешно защитил кандидатскую диссертацию. После этого в течение четырех лет преподавал в Улан-Удэ, в Бурятском государственном педагогическом институте им. Д. Бан-зарова. Здесь он прошел ступени ассистента, старшего преподавателя, доцента. Затем он вновь возвращается в Москву, на родной факультет, где начинает активно и плодотворно трудиться на ниве науки и образования, а также общественно-политической деятельности. В 1967 г., когда ему еще не было сорока лет, он блестяще защищает докторскую диссертацию на тему «О диалектико-материалисти-

ческих основах современной биологии», а в 1970-1974 гг. уже возглавляет кафедру диалектического материализма. Он также продолжительное время вел преподавательскую работу за рубежом: в Сорбонне, в университетах Берлина, Хемница (ГДР), Братиславы, Праги и Оломоуца, Гаваны и т.д. При этом его научно-педагогическая деятельность в ряде из этих университетов получила заслуженное признание и была отмечена правительственными медалями и университетскими грамотами. Арчжил Якимо-вич скоропостижно скончался 13 апреля 1981 г. Не только университетское, но и все отечественное сообщество философов и биологов понесло крупную и невосполнимую утрату.

Научное наследие профессора Ильина измеряется ста пятьюдесятью работами по актуальным проблемам философии и методологии науки. Ар-чжил Якимович в 1960-1970-е гг. представлял собой одного из признанных в стране специалистов в области фило-софско-методологических проблем современной биологии и, в частности, эволюционной теории и генетики. Он являлся автором и соавтором ряда фундаментальных трудов, изданных за рубежом - в Софии, Берлине, Братиславе. А его совместная с академиком И.Т. Фроловым работа «Научный поиск и философская борьба в биологии» (М., 1973) была впоследствии переведена на пять иностранных языков. Под его руководством также издавался коллективный труд философов и естествоиспытателей «Философия и теория эволюции» (М., 1974), представлявший в то время значительный методологический интерес с точки зрения междисциплинарных, комплексных исследований на стыке различных наук. При его активном и непосред-

ственном участии была опубликована не менее актуальная для своего времени коллективная (в составе пяти авторов) работа «Философия и современная биология» (М., 1973).

Еще на заре 1960-х гг. А. Ильин в ряду очень немногих ученых - философов и методологов науки публично высказывал критическое отношение к идеям Т.Д. Лысенко, казавшимся тогда многим все еще всесильными и непререкаемыми. В то время мало кто отваживался открыто выступать против засилья в биологии этого идеологизированного мутанта. Поэтому тот небольшой круг мужественных ученых (в их числе и Ильин), взявшихся за сокрушение лысенковщины, мгновенно оказывался в центре внимания научной общественности. Причем «крамольные» положения их научных публикаций и выступлений не только широко обсуждались, но и зачастую осуждались на различного рода теоретических и методологических семинарах. Тем не менее А.Я. Ильин был неотступен и последователен в своей научной позиции, страстно и аргументированно отстаивая взгляды (наряду с собственными) всемирно известного ученого-эволюциониста, активного борца с лысенковщиной академика АН СССР И.И. Шмальгаузена. Небезынтересно также отметить, что одну из своих работ он посвятил анализу творчества академика Н.И. Вавилова — отечественного ученого с мировым именем, погибшего в сталинском ГУЛАГе.

Будучи в профессиональном отношении глубоко и всесторонне подготовленным ученым-философом (поле его научных интересов охватывало многие разделы философского знания: историю философии, онтологию, гносеологию, методологию научного

познания и т.д.), в своих исследованиях Ильин приоритет все же отдавал области философских проблем биологии. Необходимо также подчеркнуть, что профессор А.И. Ильин в числе первых ученых в отечественной литературе по философии науки обратился и обосновал методологическую значимость системно-структурного подхода в познании живого. Он внес заметный вклад в разработку и утверждение концепции уровней, основных форм организации биосистем.

Арчжил Якимович в бытность профессором МГУ имел заслуженную репутацию опытного и высококомпетентного научного руководителя, научного консультанта. Под его руководством были подготовлены и защищены десятки кандидатских и докторских диссертаций. И не только в прямом понимании он был замечательным руководителем. В более широком плане — идейно-мировоззренческом, методологическом, вообще в чисто человеческом отношении А.Я. Ильин являл собой пример настоящего педагога-наставника. В этом смысле его следовало бы по праву считать учителем многих философов, чьи имена впоследствии стали известными и уважаемыми в университетской и академической науке (П.В. Алексеев, В.И. Купцов, А.В. Панин, В.В. Миронов,

B.Г. Борзенков, С.А. Лебедев, С.А. Пастушный, И.К. Лисеев, В.В. Ильин,

C.В. Корнилов и др.). Он до конца своих дней сохранял постоянные науч-

ные, творческие и вообще добрые дружеские связи с коллегами с философских кафедр и факультетов других университетов и вузов страны, из Институтов философии Москвы и Киева, Минска и Алма-Аты.

Еще один запечатлевшийся в памяти примечательный штрих к научно-педагогической деятельности профессора Ильина связан с его конкретными и планомерными шагами по обеспечению необходимой «подпитки» учебно-лекционного процесса новыми идеями и достижениями науки. Так, руководя кафедрой, он считал первейшим своим долгом привлекать для чтения лекций известных представителей науки, выдающихся ученых-философов, талантливых педагогов «со стороны», в том числе из-за рубежа. Со многими из них он работал в творческом содружестве, среди них было немало его единомышленников и сподвижников. В их числе можно было бы назвать таких крупных отечественных философов, как П.В. Коп-нин, И.Т. Фролов, В.Г. Афанасьев, А.Г. Спиркин, С.И. Попов и др.

Таким был Арчжил Якимович Ильин — философ, учитель, человек. Высокий профессионализм, нравственная красота и благородство его деяний незабываемы. Яркий и колоритный образ профессора никогда не потускнеет в доброй памяти тех, кто когда-то учился у него покорять вершины философских знаний по их крутым склонам.