Научная статья на тему 'Памятники русской «Византийской» архитектуры в Москве (конец XIX начало XX века)'

Памятники русской «Византийской» архитектуры в Москве (конец XIX начало XX века) Текст научной статьи по специальности «Искусство. Искусствоведение»

CC BY
606
68
Поделиться
Ключевые слова
ВИЗАНТИЯ / ВИЗАНТИЙСКИЙ СТИЛЬ / ЦЕРКОВНАЯ АРХИТЕКТУРА / СТОЛИЧНАЯ АРХИТЕКТУРНАЯ ШКОЛА

Аннотация научной статьи по искусству и искусствоведению, автор научной работы — Строгалев М. С.

Статья посвящена выявлению специфики «византийского» стиля в архитектуре московских храмов 2-й половины XIX начала XX вв. В ней рассматриваются церкви Москвы данного направления с точки зрения их конструкции, композиции, особенностей декоративного убранства.

Monuments of Russian «Byzantine» architecture in Moscow (the end XIX the beginning XX centuries)

The article deals with revealing specificity of the «Byzantine» style in the architecture of the Moscow temples of the 2nd half XIX the beginning XX centuries. Moscow churches of this school are examined from the point of view of their design, composition, features of decorative furniture.

Текст научной работы на тему «Памятники русской «Византийской» архитектуры в Москве (конец XIX начало XX века)»

ПАМЯТНИКИ РУССКОЙ «ВИЗАНТИЙСКОЙ» АРХИТЕКТУРЫ В МОСКВЕ (КОНЕЦ XIX - НАЧАЛО XX ВЕКА)

М. С. Строгалев

Византийская художественная культура - сложная художественная система, сумевшая органично соединить в неразрывное целое традиции античного мировосприятия с христианским. Одними из главнейших её характеристик являются высокое интеллектуальное начало, умение сложно мыслить и тонко чувствовать, а одной из основополагающих категорий - консервативность, основанная прежде всего на незыблемости христианских догм. Не случайно в XIX в. в России в период правления Николая I ориентация на Византию, провозглашённая в качестве государственной художественной программы, вызвала возмущение в придворных кругах, поражённых суровостью и аскетизмом византийского искусства.

Представление о «византийском стиле» в русской архитектуре претерпело некоторую эволюцию. В первой половине XIX в. с понятием «византийский» или «русско-византийский» стиль связывали применение в архитектуре форм допетровского русского зодчества. Согласно представлениям своего времени, этот стиль развивал традиции византийской архитектуры, привнесённые «на русскую почву» в конце X столетия. Осознание различий между «византийской» и «русской» стилистиками в храмовом зодчестве стало ощущаться только в середине XIX столетия в профессиональной архитектурной среде, тесно связанной с изучением древнерусского и византийского архитектурного наследия.

Особенно благоприятные условия развития «византийского» направления в русской архитектуре возникли во второй половине XIX в. в связи с изучением памятников средневековой архитектуры в Греции, Сирии, Палестине, Малой Азии, Константинополе. Как в то время писал В. В. Стасов, «О византийской архитектуре имели у нас в тоновское время (1830-е - 1840-е годы) лишь самые смутные представления и начали узнавать ее гораздо позже по многочисленным рисункам русских архитекторов, пустившихся в конце 1840-х годов в Грецию и на Восток»1. С этого времени «византийский стиль» становится наряду с возникшим ранее «русским», вторым важнейшим стилем православной церковной архитектуры.

Исследователи условно выделяют четыре этапа в развитии «византийского» стиля (1840-50-е; 60-70-е; 80-90-е и начало XX в.), каждый из которых отличается определённым уровнем освоения византийской архитектуры, выразившимся в использовании характерных декоративных форм, планов, объёмно-пространственной композиции2. Храмы обычно отличали плавные линии силуэта, компактный объём, одноглавая композиция, форма купола - полусферическая или яйцевидная, аркатура барабана, сдвоенные или строенные арочные окна, характерная византийская резьба архитектурных деталей. Стены, как правило, декорировались «полосатой» кирпичной кладкой. Развитие «византийского стиля» архитектуры в каждый из этих периодов было неравномерным и часто противоречивым.

В Москве «византийский стиль» находился под влиянием столичной архитектурной школы, во многом опирался на традиции и конструктивные приёмы ам-

пира. Одним из первых примеров постройки нового стиля стала церковь в честь Иконы Божией Матери Знамение в Аксиньине (ул. Фестивальная, д. 2)3, построенная в 1883 г. известным архитектором Александром Густавовичем Вейденбаумом (1840-1909)4 на месте прежней деревянной начала XVIII в. в селе Знаменское-Аксиньино. Небольшие размеры храма позволили применить интересное архитектурное решение, конструктивно сближающее его с византийскими постройками. Центральный подкупольный квадрат образован четырьмя мощными полуциркульными арками, непосредственно на которые без светового барабана опирается полусферический купол. Для освещения в куполе устроены четыре окна, расположенные по сторонам света. Отсутствие барабана придаёт силуэту храма плоский характер. С севера и юга к аркам примыкают полукруглые боковые приделы, с востока -полукруг апсиды, а с запада - трапезная часть, завершённая высокой по отношению к объёму храма колокольней. Центральная часть напоминает по плану характерный для афонских церквей триконх, полукружия которого снаружи оформлены как гранёные, что также напоминает византийские церкви. Внутри пространство храма воспринимается как единый объём. Но, очевидно, слишком византийский характер задуманного храма не удовлетворил заказчиков, и в процессе строительства, от «византийских» декоративных элементов пришлось отказаться. На фасадах не была воспроизведена предусмотренная проектом «полосатая» кладка - один из характерных признаков стиля. Арочные проёмы приобрели килевидные завершения. Появилась пристроенная к главному объёму колокольня, в результате чего храм приобрёл характерную для московской традиции трёхчастную композицию5.

Более последовательной интерпретацией форм «византийского стиля» в Москве является церковь Св. Иоанна Златоуста с усыпальницей семьи Первушиных в Донском монастыре6. Она была построена в 1888-1891 гг. по проекту архитектора Александра Гекторовича Венсана (1844-1888)7. Иоанновский храм принадлежит к типологической группе «с четырьмя апсидами», так называемый тетраконх. В отличие от низкой Знаменской церкви в Аксиньине, Иоанновский храм представляет собой высокий компактный объём. Примыкающие к нему с четырёх сторон апсиды образуют в плане равноконечный крест. К западному рукаву пристроена более низкая, чем храмовая часть, колокольня. Соблюдённая, таким образом, трёхчастность храма не нарушает в отличие от церкви в Аксиньине византийскую стилистику, которая последовательно подчёркнута архитектором в изящном рисунке силуэта, внешнем декоре храма, а также в интерьере: стены были облицованы белым итальянским мрамором, устроен двухъярусный мраморный иконостас с царскими мраморными вратами, мраморный пол и лестницы.

Этот заказ архитектор получил от Е. А. Первушиной, представлявшей семью известных предпринимателей и банкиров. По своему назначению и стилю храм напоминал петербургскую усыпальницу Елисеевых.

Традиция «византийского стиля» широко использовалась в 90-е годы XIX в. при устройстве домовых церквей. Примером может служить храм Свт. Николая Чудотворца при Доме призрения братьев Боевых (ул. Стромынка, д. 10)8, построенный в 1894 г. Дом был создан на пожертвования потомственного почётного

гражданина, московского купца Н. И. Боева. В названии комплекса увековечены имена братьев Боевых - Николая, Петра, Алексея и Александра.

Автор проекта, архитектор Александр Лаврентьевич Обер (1835-1898)9, был известен как знаток истории и археологии. Он являлся деятельным сотрудником Комиссии по сохранению древних памятников Московского археологического общества, помощником архитектора Оружейной палаты, по его проекту была отреставрирована Сухарева башня. Никольский храм Дома призрения братьев Боевых, увенчанный «византийской» формы овальным куполом на барабане с типичными «византийскими» арками, был задуман им как центр архитектурной композиции. Однако архитектура храма скрыта боковыми корпусами, над которыми возвышается только лишь его верхняя часть с куполом. Во внешнем декоре и в интерьере архитектор использовал мотивы раннехристианского зодчества и характерные детали «византийского стиля». Из белого итальянского мрамора были выполнены главный и придельные иконостасы10.

В это же время Обером был спроектирован с использованием элементов «византийского стиля» Никольский храм для Московского городского Рукавиш-никовского исправительного приюта для малолетних преступников (Смо-ленская-Сенная пл., д. 30)11. Церковь была пристроена к уже существовавшему зданию приюта постройки XVIII в., предположительно архитектором М. Ф. Казаковым. В данном ансамбле архитектура храма более выражена и элементы «византийского стиля» в большей степени заметны снаружи.

«Византийская» стилистика в Москве была представлена выдающимися произведениями ведущих зодчих. Долгое время, несмотря на внешние перестройки, Москву украшала церковь Казанской иконы Божией Матери у Калужских ворот (взорвана в 1972 г.)12, созданная по проекту Николая Васильевича Никитина (1828-1913)13. Архитектура церкви развивала типичную для этого направления планировку в форме равноконечного креста. Рукава креста завершались полукружиями закомар, в которые были вписаны типичные «византийские» большие трёхчастные окна. Храм имел необычную компоновку внешних объёмов. Между рукавами креста по диагоналям центрального кубического объёма на уровне первого яруса храма были устроены купола на барабанах: над боковыми приделам с востока и боковыми частями притвора с запада. Таким образом, церковь имела редкое для «византийского стиля» пятиглавие. С восточной стороны к центральному объёму примыкала высокая двухъярусная апсида. Оригинальным решением архитектора было устройство освещения пространства алтаря сверху - только окнами второго яруса, а первый, скрытый от глаз невысоким иконостасом, окон не имел.

Вошедший в храм мог мысленно представить себя в одной из церквей Константинополя. Такой эффект достигался не только благодаря исторически точным деталям декора и обстановки, но и тонко найденными пропорциями интерьера. Более всего византийской традиции отвечала усложнённость пространственного построения, читавшаяся даже в наружном облике церкви. Интерьер церкви являлся одним из лучших примеров архитектуры «историзма» в Москве.

Примером интересной интерпретации византийских мотивов служит храм в честь иконы Божией Матери «Отрада» («Утешение») (ул. Поликарпова, д. 16)14,

построенный в 1908-1909 гг. по проекту Владимира Дмитриевича Адамовича (1872-1941)15 - одного из учеников Ф. О. Шехтеля16. В его проекте использованы элементы архитектурной композиции Церкви Двенадцати апостолов в Салониках (Греция). Центральный объём храма имеет оригинальную конструкцию: своды держатся на угловых высоких пилонах, завершённых невысокими куполами, которые вместе с центральным высоким куполом образуют пятиглавие. Композиция храма трёхчастна, что типичного для московской традиции, однако вместо высокой колокольни с западной стороны устроена звонница на высоком постаменте. «Византийский» характер придаёт храму декоративная полосатая кладка фасадов, аркады на барабанах, трёхчастные окна. Удачно найденные пропорции трёх боковых порталов и звонницы над главным входом, а также декоративное оформление арочных окон придают архитектуре церкви незаурядный характер. Стилистике фасадов отвечал невысокий беломраморный иконостас17.

Небольшая Знаменская церковь в Кунцеве (ул. Большая Филёвская, д. 65)18 была построена в 1911-1913 гг. по проекту Сергея Устиновича Соловьёва (1859-1912)19. Как и Знаменская церковь в Аксиньине, она построена на месте более древнего сельского храма XVIII в. Невысокий приземистый храм представляет собой композицию в виде равноконечного креста с куполом в центре. Рукава креста имеют щипцовые кровли, образующие фронтоны на фасадах боковых объёмов с вписанными в них полуциркульными арками-окнами. Фасады храма декоративны благодаря полосатой кладке, сдвоенным окнам с белокаменными колонками и включённым в кладку рельефам и поясам орнаментов с использованием раннехристианских мотивов. В своём проекте автор как бы возвращается к начальным образцам стиля 1860-х годов, среди которых выделялся Владимирский храм в Херсонесе (архитектор Д. И. Гримм). Но теперь безупречное в своей элегантности решение представляет собой отражение художественных поисков начала ХХ в.: лаконичность цвета и форм, смелость декоративных приёмов, точный пропорциональный расчёт. Храмовый ансамбль дополняет отдельно стоящая колокольня оригинальной архитектуры в виде многоярусного столпа с тройными арками звона на последнем ярусе. Колокольня завершена куполом такой же формы, как и в храме, но меньшего размера.

«Византийский стиль» представляет собой яркое художественное явление в многообразии развития архитектуры второй половины XIX - начала XX вв. Вдохновляясь образами византийского зодчества, этот стиль служил выражением вселенских идеалов православия. Его художественному языку было подвластно выражение всеобъемлющих, вечных идей. Его мастера следовали не столько национальной, сколько универсальной архитектурной традиции Средневековья.

Обращение к выдающимся образцам древней византийской архитектуры позволил российским зодчим создать совершенно новые композиции, оригинальные по организации внутреннего пространства, разработке внешних форм и по своеобразию архитектурного декора, выражавшегося в применении декоративных мотивов, которые придавали архитектурному замыслу индивидуальное завершение.

Развитие «византийского стиля» в русской архитектуре второй половины XIX - начала XX вв. представляет бесценный опыт творческого переосмысления образов архитектурного наследия и их применения в практике храмового зодчества.

Истинный подъём этого художественного направления определялся прежде всего высочайшим уровнем культуры не только зодчих, но и заказчиков, в значительной мере определявших ход развития архитектуры. Наследие Византийской империи представлялось неиссякаемым источником жизнеутверждающего вдохновения и вечно живым образным выражением гармоничного земного жизнеустроения, зримое воплощение которого виделось в образах православных храмов, построенных в «византийском» стиле.

В наше время, начиная с середины 80-х годов XX столетия и по настоящее время, происходит возрождение строительства православных храмов, этот процесс сопровождается возрастающим интересом к церковному зодчеству. Однако отсутствие опыта и теоретических познаний в этой области зачастую приводит к механическому копированию древних образцов, правда есть и попытки поиска новых направлений и стилей в современном храмовом зодчестве.

Сегодня нельзя точно выделить одно преобладающее архитектурное направление, поэтому невозможно однозначно предложить конкретный архитектурный стиль, уместный для проектирования православных храмов. Перед современным архитектором стоит непростая задача выбора стилистического направления.

Одним из возможных решений обозначенной задачи является возвращение к стилевым направлениям, на которых остановилась история православной архитектуры в начале XX в. Современные исследователи отмечают, что «сложная ситуация, сложившаяся в конце 1990-х годов относительно вопроса стилистики храмового зодчества, в чем-то сходна с обстановкой поиска национального стиля в

20

конце XIX - начале XX вв.» .

В проектах православных церквей всё чаще применяют композиционные и декоративные приёмы византийского, русско-византийского стилей, а также их некое смешение с выделением византийской или древнерусской доминанты. Причины обращения к русско-византийской и византийской стилистике, возможно, кроются в вынужденном стремлении современных зодчих вернуться к тому критическому моменту, после которого произошел разрыв в преемственности архитектурной православной традиции. Взгляд назад позволяет осмыслить последний этап в истории проектирования и строительства храмов в России, который насильственно завершился после революции 1917 г.

Разумеется, перенесение характерных стилистических мотивов и форм, зародившихся и оформившихся более 100 лет назад, на новую почву, с новыми эстетическими идеалами, непременно сопровождается адаптацией под современные условия (экономические, политические, социальные и др.).

В настоящее время мотивы русско-византийского и византийского стилей широко используются при проектировании крупных, вместительных соборов, а также играющих серьёзную градостроительную роль храмов-памятников. При этом чистота византийского стиля чаще всего не соблюдается, распространено сочетание разновременных и разнохарактерных традиций, приёмов и форм, что говорит о появлении неовизантийского стиля с эклектическими вкраплениями. Для большинства храмов характерен вертикальный динамизм, который был несвойственен византийскому стилю XIX в. Для современных храмов, спроектиро-

ванных в византийском и русско-византийском стилях, характерно пятиглавие, однако встречаются примеры и одноглавых церквей.

Кроме этого, по сравнению с дореволюционными православными церквями, детализация современных соборов значительно упрощена, что объясняется общим невниманием к детали, распространённым и среди светской архитектуры.

Культурные традиции Византии важны сегодня для нас прежде всего тем, что они явились основой для российского государства, духовности, мировосприятия, культурных ценностей и ориентиров. Сохранение своих духовных и нравственных традиций, обращение к их истокам, их новое осмысление и понимание с учётом современного миропорядка, с учётом современных угроз и рисков особенно важно в сложные и кризисные моменты для государства. Сегодня в период всё нарастающей глобализации и унификации культурных и духовно-нравственных ценностей важно не потерять свою национально-культурную идентичность, основы которой были заложены византийской культурой.

1 Стасов В. В. Двадцать пять лет русского искусства. Наша архитектура // Стасов В. В. Избранные сочинения в 3-х томах. - М., 1952. - Т. 2. - С. 514.

2 Кишкинова Е. М. «Византийское возрождение» в архитектуре России. - СПб.: «Искусст-во-СПБ», 2006.

3 Сорок Сороков. Краткая иллюстрированная история всех Московских храмов. В 4-х тт. Автор-составитель П. Г. Паламарчук. - М.: АКТ-Астрель, 2005. - Т. 4. - С.75-78.

4 Зодчие Москвы времени эклектики, модерна, неоклассицизма. Илл. биогр. словарь. - М.: Фирма «КРАБиК»,1998.

5 Храм иконы Божией Матери «Знамение» в Аксиньине // Вайнтрауб Л. Р., Карпова М. Г., Скопин В. В. Святыни православной Москвы. Храмы Северного округа. - М., 1997. - С. 162.

6 Сорок Сороков. Ук. соч. - Т. 1. - С. 306.

7 Зодчие Москвы. Ук. соч.

8 Сорок Сороков. Ук. соч. - Т. 3. - С. 382-383.

9 Зодчие Москвы. Ук. соч.

10 Романенко В. А. Дом призрения имени братьев Боевых // Архитектура и строительство Москвы. - 1998. - N 6. - С. 41-43.

11 Сорок Сороков. Ук. соч. - Т. 2. - С. 441-442.

12 Сорок Сороков. Ук. соч. - Т. 2. - С. 725-726.

13 Зодчие Москвы. Ук. соч.

14 Сорок Сороков. Ук. соч. - Т.3. - С. 67-71.

15 Зодчие Москвы. Ук. соч.

16 Храм в честь иконы Божией Матери «Отрада» или «Утешение» // Вайнтрауб Л. Р., Карпова М. Г., Скопин В. В. Святыни православной Москвы. Храмы Северного округа. - М., 1997. - С. 52-67.

17 Храм в честь иконы Божией Матери, именуемой «Отрада и Утешение», сооружённый на Ходынском поле. - М., 1909.

18 Сорок Сороков. Ук. соч. - Т. 4. - С. 163-166.

19 Зодчие Москвы. Ук. соч.

20 Федорова Н. Ю. Влияние византийского и русско-византийского стилей конца XIX -начала XX вв. на современное православное зодчество России // http://archvuz.ru/magazine/ №тЪег8/2007_22Летр1а;е_а111с1е?аг=К21-40/к25

ФОТОГРАФИИ

104

105

106