Научная статья на тему 'Отзыв на справку для экологических журналистов «Браконьерство и контрабанда осетровых в России»'

Отзыв на справку для экологических журналистов «Браконьерство и контрабанда осетровых в России» Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
239
52
Поделиться
Ключевые слова
ЕСТЕСТВЕННОЕ И ИСКУССТВЕННОЕ ЗАВОДСКОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО ОСЕТРОВЫХ / РЫБОПРОПУСКНЫЕ СООРУЖЕНИЯ / МИГРАЦИОННЫЕ ПУТИ ПРОХОДНЫХ РЫБ / НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ РАБОТЫ РЫБОЗАВОДОВ / НАУЧНОЕ И СЛУЖЕБНОЕ БРАКОНЬЕРСТВО / ЗАПРЕТ НОВОЙ ТЕХНИКИ РЫБОПРОПУСКА / МЕХАНИЗМ УНИЧТОЖЕНИЯ РЫБНЫХ ЗАПАСОВ / NATURAL AND ARTIFICIAL HATCHERY STURGEON FISH PASSAGE FACILITIES / MIGRATION ROUTES OF MIGRATORY FISH / FISH FACTORY INEFFICIENCY / SCIENTIFIC AND SERVICE POACHING / BAN SKIP FISH TECHNIQUE / THE MECHANISM OF DESTRUCTION OF FISH STOCKS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Лагутов Владимир Викторович

В данной работе приводится независимая точка зрения от официальной позиции рыбного ведомства при Правительстве РФ на причины и механизм уничтожения рыбных запасов южных морей и водоемов России, в которых рыба всегда была, но отчего-то явно непонятного для рыбного ведомства неожиданно кончилась. Попытка свалить многолетнюю целенаправленную политику ведомства на уничтожение рыбных запасов на неведомых браконьеров несостоятельна, так как основными причинами совершённого экоцида является именно рыбохозяйственная политика самого ведомства, основанная на уничтожении миграционных путей проходных рыб гидросооружениями на зарегулированных нерестовых реках и замена естественного воспроизводства на искусственное.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Лагутов Владимир Викторович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

COMMENT ON HELP FOR ENVIRONMENTAL JOURNALISTS «POACHING AND SMUGGLING STURGEON IN RUSSIA»

In this paper we give an independent view of the official position of the fisheries department of the Government of the Russian Federation on the causes and mechanism of destruction of fish stocks of the southern seas and waters of Russia, in which the fish has always been, but for some reason it is clearly incomprehensible for fisheries departments suddenly ended. Attempt to topple long-term purposeful policy department at the destruction of fish stocks on unknown poachers untenable, as the main reasons it is committed ecocide fisheries policy of the department, based on the destruction of the migration routes of migratory fish in the water structures regulated spawning rivers and the replacement of natural reproduction in the artificial.

Текст научной работы на тему «Отзыв на справку для экологических журналистов «Браконьерство и контрабанда осетровых в России»»

АСТРАХАНСКИЙ ВЕСТНИК ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

№ 1 (31) 2015. с. 57-64.

8. Пресс-релиз о заседании коллегии Генеральной прокуратуры по вопросам сохранения и воспроизводства ценных пород рыб в Урало-Каспийском бассейне (г.Астана, 26 апреля 2013г.) // Пресс-служба Генеральной прокуратуры РК - www.prokuror.gov.kz.

9.Сезон охоты на браконьеров // Дагестанская правда. - 2012. - вып. № 136-137.

УДК 626.882 и 639.2.03

ОТЗЫВ НА СПРАВКУ ДЛЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ЖУРНАЛИСТОВ «БРАКОНЬЕРСТВО И КОНТРАБАНДА ОСЕТРОВЫХ В РОССИИ» (справка опубликована в сборнике Материалов совещания «Как сохранить осетровых

Каспийского и Азовского морей», М. 2014 г.)

Владимир Викторович Лагутов Экологическая автономная некоммерческая организация «Зеленый Дон»

zedon@novoch.ru

естественное и искусственное заводское воспроизводство осетровых, рыбопропускные сооружения, миграционные пути проходных рыб, неэффективность работы рыбозаводов, научное и служебное браконьерство, запрет новой техники рыбопропуска, механизм уничтожения рыбных запасов

В данной работе приводится независимая точка зрения от официальной позиции рыбного ведомства при Правительстве РФ на причины и механизм уничтожения рыбных запасов южных морей и водоемов России, в которых рыба всегда была, но отчего-то явно непонятного для рыбного ведомства неожиданно кончилась. Попытка свалить многолетнюю целенаправленную политику ведомства на уничтожение рыбных запасов на неведомых браконьеров несостоятельна, так как основными причинами совершённого экоцида является именно рыбохозяйственная политика самого ведомства, основанная на уничтожении миграционных путей проходных рыб гидросооружениями на зарегулированных нерестовых реках и замена естественного воспроизводства на искусственное.

COMMENT ON HELP FOR ENVIRONMENTAL JOURNALISTS «POACHING AND SMUGGLING STURGEON IN RUSSIA»

Vladimir Lagutov Environmental autonomous non-profit organization 'Green Don'

zedon@novoch.ru

natural and artificial hatchery sturgeon fish passage facilities, migration routes of migratory fish, fish factory inefficiency, scientific and service poaching, ban skip fish technique, the mechanism of destruction offish stocks

In this paper we give an independent view of the official position of the fisheries department of the Government of the Russian Federation on the causes and mechanism of destruction of fish stocks of the southern seas and waters of Russia, in which the fish has always been, but for some reason it is clearly incomprehensible for fisheries departments suddenly ended. Attempt to topple long-term purposeful policy department at the destruction of fish stocks on unknown poachers untenable, as the main reasons it is committed ecocide fisheries policy of the department, based on the destruction of the migration routes of migratory fish in the water structures regulated spawning rivers and the replacement of natural reproduction in the artificial.

Правка постановки задачи

1. Осетровые сами никогда не были уличены в контрабанде и браконьерстве людьми, или еще какими видами иными, потому писать следует как «осетровыми», и без того потерпевшими от людей.

2. В России не было никакой контрабанды осетровыми, так как это была обычная ежедневная еда крестьянства и других низших сословий.

Было ли браконьерство вообще, это вопрос риторический. это когда хотелось есть, а было время запретное для ловли. Тогда в порядке наказания нарушителей топили по простой процедуре: «в куль, да в воду». На Дону были такие случаи даже среди казаков - хранителей порядка и смотрителей рыбных ловель. Сказывают, пара случаев за весь 19 век. На Урале ловля рыбы для еды не считалась нарушением запретов. Был запрещен только лов коммерческий, и он был разрешен только в море.

Из всего сказанного следует, что само понятие вышеозаглавленное появилось только при СССР и РФ, когда население было отчуждено от естественных ресурсов. Необходимо заменить слово России на слово РФ, так как обвинение в указанных грехах России несостоятельно в принципе. Была Россия, были и казаки, были казаки, была и рыба.

Ресурсный потенциал осетровых России (краткая справка)

A. Хотелось бы увидеть постановку задачи в динамике, т.е. деградацию от золотого века, оставленного нам во внутренних водоемах России, а именно, 99% всего потребления рыбы России приходилось на внутренние водоемы и южные моря Азовское и Каспийское и только 1% поставлялся дальними морями Севера и Дальнего Востока.

Но, не прошло и ста лет, как картина кардинально изменилась и теперь только 1% уловов рыбы преимущественно кормовой - тюльки, хамсы и кильки составляют уловы Южных морей России, про реки уже молчим, и 99% приходятся на дальние моря.

Отсюда выплывает главный вопрос причин деградации экосистем Великих рек Евразии - шестой части планеты. А что же такого случилось в России -СССР-РФ, что в Миллениум 2000 года был принят мораторий на продажу осетровых Западу и промышленный лов. Кстати, по просьбе наших зеленых, так как самостоятельно рыбное ведомство до сих пор упорствует умолчанием о своей доминирующей роли в политике экоцида проходных рыб водного мира всех рек Евразии.

Б. Не мешало бы и дать справку из атласа промысловых видов рыб России, например, академического издания 1953 года (Москва) о наличии 240 промысловых видов рыб во внутренних водоемах России.

Сравнить ее, например, уже только с 23 видами промысловых видов рыб в Азово-Черноморском бассейне в 1965 -х годах и оставшимися 5 видами в 1995 году, в том числе тюлькой и хамсой. И тотальном отсутствии вообще ценных видов рыб ныне в том же море. (Проспект «Рыболовство в Черном море: три десятилетия упадка» BSEP 1965-1995 Стамбул)

B. И уже само собой напрашивается сопоставление уровня охраны природы и рек в России и РФ. В те времена, когда рыба и казаки были, то их охрана была по сути религиозным укладом жизни на территориях казачьих войск. А эти войска владели поймами Великих рек Евразии от Дуная до Амура и Колумбии. И первый в мире национальный парк по сути был не в США, а основан по ходатайству Войска Донского в устье Дона в виде рыбного заповедника в 1819 году, охрану которого нес отдельный казачий полк, в зимнее время на коньках. («Первый в мире национальный парк - Донской в России» Владимир Лагутов http: //www. proza.ru/2013/02/18/1859)

Ныне же население вообще, и коренное - казачье, в особенности, отчуждено от своей земли и ее ресурсов, в том числе от реки и первого хлеба - рыбы. Для этого потребовался тотальный геноцид всего казачьего народа, который никак не мог ужиться с так называемыми иногородними, не имевшими никаких моральных и иных запретов на ловлю рыбы в неурочное время. И вот тут то и начинается история рождения так называемого браконьерства - порождения полной коллективной безответственности и жажды индивидуальной наживы любой ценой. Горькие уроки войн, голода и мора, когда только реки с их рыбным миром спасали народ от смерти, не были учтены.

Про осетровых, конечно, отдельный разговор. Но не про российских, а про русских, ибо иного названия нет. Может быть, потому у них и такая судьба печальная. Назови, их скажем, американскими или израильскими, и их бы не приговорили к смерти как вид и национальный символ России, понятный всем от Дуная до Амура. Утверждение о том, что 90% мировых запасов осетровых были в южных морях России верно:

- для царской России, а другой России нет, по Азову и Каспию,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- для СССР оно строго ограничено началом 1950-х город, т.е. перекрытием основных осетровых рек Волга, Дон, Днепр великими стройками социализма - Жигулевским и Сталинградским гидроузлами, а также Цимлянским, плюс жизненный цикл осетровых 12-15 лет, т.е. середина 1960-х, после чего остался только миф, раздуваемый самими рыбниками, о браконьерах,

- для РФ это уже предмет для судебного преследования рыбников и власти по статье экоцид. Ну, и, соответственно, ложь в СМИ в целях паразитирования на бюджетных ресурсах самого рыбного ведомства. (см. книгу «Механизм уничтожения рыбных запасов Юга России и путь их спасения» Новочеркасск 2002 год).

Утверждение же что: «Сегодня, по оценкам КаспНИРХ, ведущего рыбохозяйственного института, численность популяции осетровых в Каспийском море, в сравнении с другими водоемами, продолжает оставаться самой высокой» (Дамир Катунин, заместитель генерального директора КаспНИРХ "Проблемы кильки и осетра", 16 июля 2012, http://pisciculture.ru/news/528125) - вообще не выдерживает никакой критики по причине искажения правды. Да, среди новых мертвых морей - Аральского, Азовского и Каспийского, только последнее содержит некоторое количество еще не убитых осетровых, но не по причине трудов во благо осетровых КаспНИРХа, а вопреки им. Там обитают еще немного осетровых остатков Уральского и Персидского стад, которые, если еще и живы, так только потому, что обитают за границей командования нашего рыбного ведомства РФ.

Явно недостаточен и перечень причин исчезновения осетровых на Волге, Тереке, Сулаке, Куре - «уничтожение миграционных путей и нерестилищ вследствие строительства гидротехнических сооружений, нерегулируемый промышленный лов, браконьерство и вылов в море, сопровождающийся массовым приловом молоди. В последние годы добавилось токсическое воздействие интенсивной нефтедобычи на шельфе Каспия». В этой фразе явно забыто влияние химических сбросов на Волге с массовой миопатией осетровых 1980 -х годов и гибелью тысяч и тысяч осетров, шедших на нерест в свой последний путь на Волгу. Очень легко можно и посчитать период воздействия и уничтожения этих популяций бывшей основной осетровой реки Каспия - Волги.

По публичному заявлению А.М.Амирханова, заместителя министра Министерства природных ресурсов РФ на втором экологическом съезде в Саратове 3-5 июня 1999 года, сказанного в ходе публичной полемики по этому вопросу между профессорами В.В.Лагутовым и В.И.Лукьяненко, из которого следовало, что нереста осетровых под Волгоградом нет уже пять лет. Т.е. уже в середине 1990-х осетровые перестали подходить на последний нерестовый рубеж на Волге. С учетом жизненного цикла половозрелости осетровых в 12-15 лет имеем качественный излом графика уловов на рубеже начала 1980 -х. Т.е. практически все 1970-е годы происходило изъятие последних осетровых стад в порядке повышения соцсоревнований, т.е. лишение жизни всего рыбного мира.

И вот тут следует точное определение причины экологической катастрофы от ведомственной несостоятельности: «высокие уловы осетровых в конце 1970-х гг. базировались на поколениях рыб, появившихся до зарегулирования стока Нижней Волги. Основной ущерб популяции осетровых Каспия понесли в результате ввода в строй плотины нижней части Волжско-Камского каскада в 1958 г., поскольку специальные рыбоподъемники в плотинах каскада ГЭС для прохода рыб к нерестилищам, оказались неэффективны».

Куда уж неэффективные, это мягко сказано. Есть даже точная количественная оценка по данным самого Минрыбхоза СССР - 0,44%. Это есть та самая эффективность пропуска осетровых через рыбопропускные устройства Волгоградского гидроузла на Волге, приведенная проф.Лагутовым В.В. в его известном докладе о первопричинах - «Механизме уничтожения рыбных запасов Юга России и путях их спасения» Новочеркасск 2002 год. Т.е. из каждой тысячи осетров прошедших мясорубку рыбопропускного устройства на этом гидроузле в живых оставалось только четыре особи.

Хотелось бы видеть сопоставление этих факторов: уничтожение миграционных путей, нерегулируемый промысловый лов (это и есть браконьерство), регулируемая рыбопромысловая политика (ловля в реке и море), химсбросы, нефтедобыча на шельфе.

Нефтедобыча на шельфе меньше всего влияет на продуктивность, так как это явление имеет естественные причины и выбросы со дна моря даже там, где нет никакой нефтедобычи, о чем свидетельствуют даже снимки с космоса. Гораздо больше вреда от нефти происходит внутри бассейнов самих рек, о чем говорят десятикратные превышения ПДК в их устьевых участках. («Влияние нефтяных загрязнений на рыбные запасы» Владимир Лагутов http://www.proza.rU/2010/04/29/2, «Нефть или жизнь. Тезисы тезисов» Владимир Лагутов http://www.proza.ru/2010/05/02/1072)

Как уже упоминалось ранее, на реках, которые контролировались патрулями станиц казачьих Войск (Донского, Уральского и пр.) браконьерство отсутствовало как таковое. Можно считать это порождением советской и ныне несоветской власти, когда природные ресурсы были отчуждены от коренного населения пойм рек и являются центрально -федеральной собственностью. Этому позорному явлению нашего общества посвящен цикл работ автора последних трех лет, а также некоторые из них на сайте http://www.proza.ru/avtor/ataman40 и особенно в разделах (в скобках число публикаций): «Хроники Азовской школы» (8), «Рыбные картины Дона» (120), «Рыбные сказки» (17), «Право Евразии» (28), «Устойчивое развитие от рыбы» (59), «Спасти Родину» (12), «Наставление для Евразии» (8), «Водные беды Евразии» (12).

Таким образом, остается две беды рыбного племени, это уничтожение миграционных путей и нерадивая рыбопромысловая политика Правительства РФ в лице спецуполномоченного рыбного ведомства, ведомое академической и ведомственной рыбной наукой. Естественно, что спор рыбников между собой, где ловчее рыбу ловить, в реке или море, риторичен. Именно перенос ловли в реки позволил повысить удойность рыбных промыслов лет на десять, поскольку рыбе некуда деваться из русла реки, заставленного сетями больше половины ее живого сечения. Именно эти социалистические победы привели к полному уничтожению рыбных осетровых стад, под какими бы они лозунгами не проходили. В море никогда нельзя выловить всю популяцию, но в реке это достаточно простое решение, блестяще освоенное рыбным ведомством.

И вот тут то желательно препарировать миф, порожденный рыбным ведомством, что именно браконьеры и уничтожили всех осетров. Существует устойчивые и понятные всем термины как «научное» и «служебное» браконьерство или лов, это как кто желает это явление назвать. Под «научным» понимается насильственное изъятие из акваторий сотен тонн осетровых якобы для её изучения с научными целями, иногда превышающими в два раза промысловый лов тех же осетров на Каспии. А вот под «служебным» браконьерством подразумевается порочная практика изъятия, идущих на нерест рыб, прямо на так называемых ихтиологических площадках рыбопропускных устройств на гидроузлах, когда они еще ходили на нерест. Обычно научные цели замерялись мешками и машинами с рыбой.

Очень аккуратно автор справки приводит таблицу с падением уловов на Каспии, из которой уже можно привлекать руководство рыбного ведомства по обвинению в экоциде. Ведь даже школьник отсюда может сделать вывод, что отчего-то в Иране нет 60 кратного падения уловов, а он тоже на Каспии. Стало быть, бедствие характерно только для СССР и РФ. И кто был в этом виноват, как не те, кто руководил рыбной отраслью, доведя ее до полного краха.

Еще хуже в этом отношении сам график уловов, переловов и уничтожения осетровых, как немой укор ученым, обслуживающим рыбное ведомство и Правительство РФ. Он полностью подтверждает выше сказанное, что уничтожение осетровых стад было следствием порочной и целенаправленной рыбохозяйственной политики на рубеже 1980 -х годов. Что уж там работники ведомства и правительства натворили (знаменитое контрабандой вагонами с черной икрой под этикетками «селедка» так называемое «Рыбное дело» по работе Лагутова В.В. «Дорога в никуда» в книге «Экологическая альтернатива» Прогресс, Москва 1990) или

химические сбросы виноваты, но факт остается фактом, рыбное стадо было утрачено не в 1990-м, а до того за десяток лет еще в 1980. А ведь трудно сейчас поверить, что ежегодно в те годы на нерест в Волгу заходило до миллиона голов осетров. И не прошло четверти века как от осетров остались одни воспоминания. Да и знаменитые рыбные заводы КаспНИРХа по искусственному воспроизводству осетров, криогенному сохранению черной икры и т.п. академических изысков, ничего не дали - за полвека работы которых, из сотен миллионов, якобы выращенных и выпущенных, осетрят на морские пастбища с рыбозаводов, ни один из них так и не вернулся на нерест в родные реки. Ни один! По простой причине отсутствия у них навыка хоминга (возврат домой) и имбридинга (вырождение, физическая патология). Тут уж даже не миопатия от химических сбросов в Волгу. Тут система ведения рыбного хозяйства в течение полувека, которая и завела в пустоту общество страны, изводила и извела весь рыбный мир.

Рыбное ведомство, в порядке ускорения и деградации, повышало планку соцсоревнований и вылавливало все рыбное царство рек, озер и морей дочиста, до самого донца. А что делала их ведомственная и академическая наука? Почему она молчала и повышала нормы вылова в соответствии с заказами парткомов от КПСС? Чем она то занималась и занимается ныне?

Она спускала все бюджетные средства на свое кормление в виде так называемого искусственного воспроизводства осетровых на рыбозаводах. Интересно, например, ныне, на Балтике запрещены рыбозаводы в связи с их экологической опасностью для естественного воспроизводства рыбы, а на наших Южных морях все с точностью до наоборот. У нас священной коровой являются именно рыбозаводы, живущие за счет изъятия и уничтожения естественных стад осетровых. Уровень их бюджетного потребления порядка миллиарда рублей на область, еще больше обходится само министерство, а там еще толпы рыбных ученых, академиков и т.п. сопутствующей челяди. Ведь еще в конце 1980 -х, когда можно было спасти моря и осетровых, в Ростовский обком КПСС, а ранее и в ЦК КПСС, автором этих строк были поданы соответствующие аналитические записки и предложения. И партконтразведка (КПК при ЦК КПСС) в середине 1980-х на старой площади признала, что «положение с рыбой еще хуже, чем даже Вы пишите». Но были приняты меры прямо противоположные - по уничтожению работ и самого уже опасного автора нового научного направления в новой технике рыбопропуска с запретом даже переписки с ним. Ведь можно было восстановить пропуск рыбы через гидроузлы, еще с конца 1970 -х годов, когда рыба еще была...

А теперь обратите внимание на графики или таблицы ежегодного выпуска молоди осетровых с рыбозаводов на Азове или Каспии: сотни миллионов осетров выпускались ежегодно на морские просторы. За полвека их работы, а это мы знаем точно, так как все великие стройки гидроузлов на Волге, Днепре, Кубани и Дону сопровождались запуском рыбозаводов, якобы компенсирующих нанесенный вред природе, отдача от них нулевая. И ведь чем больше выпускали заводской молоди, тем быстрее убивали в реках естественное воспроизводство осетров со стопроцентной корреляцией. Даже знатный рыбный академик вряд ли будет спорить, что коэффициент промвозврата осетровых заводских по сравнению с естественными на порядок или два хуже. А у естественника он составляет 0,03 -0,04%, т.е. выживают до половозрелого состояния три или четыре особи из десяти тысяч. Стало быть, у заводских это несколько штук из каждого миллиона осетров выращенных и выпущенных в море. (см. книга Лагутова В.В. «Осетровая грамота», Новочеркасск 2010). Зато безбедно существует целая заводская инфраструктура, отрасль, по освоению бюджетных средств, на которой отчасти и базируется так называемые браконьерство и коррупция рыбного ведомства, когда под видом заводской за границу вывозили естественную черную икру даже в период действия моратория и запретов. Вспомните хотя бы скандалы вокруг контрабанды черной икры нашим Олимпийским комитетом для принятия решений о размещении игр в РФ.

Таким образом, основным выводом по теме теневых сторон осетрового промысла и экоцида является некий треугольник со сторонами 18 тысяч тонн в 1980 году, 1 тысяча тонн в 2000 году. Именно в эти годы и появилось явление браконьерства его полном масштабе и освещении в прессе. Т.е. переходя на тонны и проценты, как только уловы осетровых упали более чем в 20 раз и до 5% от начальных, как появилось страшное чучело, рожденное в рыбном ведомстве и озвученное в СМИ, которое, якобы, все поело и побило в море. А вот если бы не оно, то рыбы было бы полно... Те, кто отсматривал информацию по этой теме знают, что у песни про браконьеров есть еще и другой аспект, что не просто наши браконьеры, но и заграничные, украинцы на Азове, воруют наших осетров, которых мы выращиваем на рыбозаводах. Вот кабы не они...

Но, вернемся к графику роста браконьерства 1995 -2005 годов, его степени достоверности. Он удивительным образом напоминает точно такой же рост, буквально аналогичен с абсолютно подавляющим коэффициентом корреляции, другого графика, а именно выпуска молоди осетровых в Каспий, например, с 1980 годов, т.е. с учетом жизненного цикла осетровых до половозрелости и возврата на нерест в 12-16 годов. И нет ничего в море. Уже надо было как-то объяснять обществу, где же те нивы рыбные, на которых пасутся миллионы осетров?

Вспомним слова А.М.Амирханова в 1999 году на Экологическом съезде в Саратове, что никакого нереста осетровых под Волгоградом на Волге уже пять лет. Значит, не зашли отчего то миллионы осетров с рыбозавода, сотворенные трудами Минрыбхоза СССР и Комрыболовства РФ, в реку Волгу. А как объяснить органам правопорядка потерянное стадо осетровых, чтобы пастухов рыбных в полном составе ведомства в Сибирь не отправили за растрату казенного имущества и подотчетного стада? Только одним - развелись браконьеры, если бы не они, так 8 тысяч тонн деликатеса было бы ежегодно на столах россиян.

А давайте поверим в эти россказни и будем по морю Каспийскому их искать. Так ведь опять нет никаких научных свидетельств их там нахождения. А и что мешало нашим рыболовецким флотилиям их там ловить, в море то. Как в прежние годы победителей соцсоревнований, еще в 1980-е. Когда добивали осетровое стадо еще под Волгоградом нерестившимся. Почему в итоге запретили лов в море? Потому, что он стал нерентабелен, потому что отпущенные нормы вылова никогда не выбирались! Вот потому и переместился лов в реку Волгу, куда чудом сохранившиеся осетры и заходили.

И ведь против этих фактов бессильна даже статистика уловов Минрыбхоза, что по Азову, что по Каспию. К началу 1990 -х с Каспийскими осетрами было покончено. Но на фоне, прямо скажем, «странной» политики рыболовства Минрыбхоза СССР и РФ все годы у того же Ирана была стабильно их 1,4 тысячи тонн улова.

Волга, Терек, Кура, Сулак мертвы, Урал почти мертв с 1980-х годов — откуда в Каспии взяться пресловутым якобы 8 тысячам тонн браконьерского улова ежегодного. Мифического, как и мифическая эффективность работы рыбозаводов, выпускающих ежегодно миллионы осетров на голубые нивы. В итоге «минус на минус» дал большой плюс для руководства Комрыболовства остаться без должной оценки со стороны Генпрокуратуры.

О странностях рыбных статистиков и ученых из ведомственных институтов свидетельствуют и факты приведенные в справке, где средний вес половозрелой калуги равен (217 тонн / 7500 штук) 29 кг, т.е. с собаку. А как Вам осетр по той же ссылке (130 тонн/15 тысяч штук) равный 8,7 кг на особь, половозрелый, с кошку? Мелковатые какие-то. Хотя они, по сравнению с такими же отчетными данными на Азове, явно крупнее, там вообще были по 1,5 кг осетры, которые якобы миллионами бороздили Азовское море и мешали своими телами кораблям при их плавании в конце 1980 гг. Тоже была напасть у рыбников сваливать все на кого -то. Потому и лов точно так же переносили в Дон. И тут первыми выдумали проблему браконьеров. А чтобы избавиться от напоминания, что был такой институт АзНИИРХ, быстренько заменили название на вывеске на «Ростовский филиал Краснодарского отделения Московского ВНИИПРХа».

Но есть еще две напасти чисто браконьерского свойства. Это уже упоминавшиеся «научный лов», и «служебное» браконьерство отнесенные ко времени. Со «служебным» все просто, это которые службы забирали осетров прямо на рыбопропускных шлюзах, на так называемых ихтиологических площадках, когда рыба еще была и шла на нерест. И как только рыба закончилась, так закончился и этот вид браконьерства, о котором до сих пор помалкивают. Масштаб этой напасти легко устанавливается по учетным записям осетров на Саратовском и Волгоградском гидроузлах (см. книгу «Лагутова В.В. Механизм уничтожения рыбных запасов Юга России» Новочеркасск 2002 стр 41) где приведены такие простые для понимания даже школьников цифры. В 1980 г. на рыбоподъемнике учитывались по 20-25 тысяч осетров ежегодно, а уже ближе к 1990 году уже менее двух тысяч. Вот и весь ответ, когда рыба исчезать стала. А не было уже в начале 1990 -х годов нереста на Волге, так откуда ей появиться на Каспии, если не родилась. Нерестилось то ранее, до 1980 -х годов почти по миллиону особей под Волгоградом. Т.е. 99% утраты стада осетровых никакого отношения к явлению браконьерства не имеет.

Еще хуже развивается ситуация с так называемым «научным ловом», это например, когда промысловый лов составлял 100 тонн осетров в года на все промысловые артели, а научные квоты себе резервирует 200 тонн осетров ежегодно на изучение черной икры и ее размножения на своих так называемых осетровых заводах. Отчего такое безумное соотношение? Появилась большая проблема с искусственным воспроизводством осетровых. Если один из миллиона, выпущенных с рыбозавода, осетр и вырастет до товарной массы в пуд и более, то ему блуждать в море до конца его жизни, пока какой браконьер не вытащит. Нет ему дороги в реку, не видит он ее, обречен. Да помимо того, есть еще одно худое качество, присущее только заводским осетровым — это имбридинг (вырождение), да и соотношение полов нарушается: на одну самку десяток самцов, а метать икру некуда, в соленом море все погибает.

Любопытна изложенная в справке и оценка рынка черной икры: «Легальный рынок черной икры в России, произведённой исключительно в аквакультурных хозяйствах, составляет примерно 20 т, из которых 15 т производится в Вологодской области. Объем рынка черной икры оценивается экспертами в величину в 10 раз большую - 150-225 т, хотя есть сведения и о том, что его объем всего 20 т.» Разброс «экспертный» десятикратный. Т.е. в пересчете на уловы 20-225 тонн дают от 200 тонн до 2,5 тысяч тонн. Если рыбаки легальные не могут выбрать положенные им для научного лова 200 тонн, то как нелегальные способны в десять раз быть эффективней при тотальном контроле. Если наука то дала квоту всего 200 тонн возможного отлова, то откуда в море еще появилось в 10 раз большее число осетров. Значит, либо наука врет в оценке квот вылова, либо врет статистика со всеми контрольными органами и их эксперты.

В этой ситуации важны обоснованные выводы по цифрам Минрыбхоза:

99% популяции осетровых Каспия и Азова были уничтожены в результате уничтожения миграционных путей осетровых в реках гидростроительством совершенно неработоспособных рыбопропускных устройств и плотин в период 1950-1970-х годов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Оставшуюся часть популяции рыбных стад уничтожают в равной степени неразумная рыбохозяйственная политика Комрыболовства РФ и ведомственной науки в части изымания последних естественников для неэффективного заводского искусственного воспроизводства.

Только уже на уровне уничтожения генофонда (менее 1%) стала значимой и проблема браконьерства, где важно уже не количество ее, а последние экземпляры для сохранения генофонда.

Если бы руководство РАН и Комрыболовства РФ понимали суть проблемы и причины уничтожения осетровых в южных морях России, то оно непременно бы изменило всю рыбохозяйственную политику и использовало новые научные достижения, но оно не делает этого сознательно уже более 35 лет, как и не ввело своевременно все уничтожаемые осетровые виды в Красные Книги и мораторий на все виды лова.

Надежда на замещение рыбных стад осетровых в южных морях искусственным рыбозаводским осетром несостоятельна как на уровне генофонда, так и промыслов, и используется только для прикрытия своей неэффективной деятельности в течение полувека.

Задача СМИ в настоящее время состоит в пропаганде идеи сохранения осетровых как проходного вида, биоиндикатора состояния здоровья речных и морских экосистем, и придания ей общенациональной значимости сохранения рек как источника питьевого водоснабжения и жизни видов, и зацепиться на Каспии за последние сотни или десятки осетров, чтобы он не повторил судьбы Азова и Арала и не остался бы без рыбного мира. Есть комплексные решения как восстановления миграционных путей новой техникой рыбопропуска — новому научному направлению, которому не дают хода уже более четверти века, так и проблемы ликвидации браконьерства с помощью осетровых пойменных парков на основе бассейновой концепции устойчивого развития — единственного нового научного направления в отрасли устойчивого развития, которое учитывает и трансграничные проблемы и является новыми международными правилами при работе как внутри речного бассейна, так и в международной юрисдикции ареалов осетровых в морях (Каспий, Азов и др.).

Влияет ли нефть на осетровых? Конечно влияет, как влияла тысячи лет произвольно истекая из донных расщелин в толщу воды Каспия. Но угроза ее ныне так же надумана, как вина браконьеров в уничтожении осетровых.

Таким образом, для понимания сути проблемы замещения истинной причины гибели осетровых на якобы браконьерство требуется дополнительная информация, помимо упомянутых по тексту работ.