Научная статья на тему 'Оценка факторов роста экономики Японии'

Оценка факторов роста экономики Японии Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
1582
224
Поделиться

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Кузнецова Н. В.

Natalya Kuznetsova in the paper analyses the factors of economic growth in Japan which was proclaimed as 'economic wonder of Japan'. The author gives a thorough analysis of economic processes in this country which were understood as a stable tendency of economic growth. While analyzing the reasons of the economic growth in Japan she determines the fact that they were all well done strategically.

Estimation of factors of the economic growth in Japan

Natalya Kuznetsova in the paper analyses the factors of economic growth in Japan which was proclaimed as 'economic wonder of Japan'. The author gives a thorough analysis of economic processes in this country which were understood as a stable tendency of economic growth. While analyzing the reasons of the economic growth in Japan she determines the fact that they were all well done strategically.

Текст научной работы на тему «Оценка факторов роста экономики Японии»

экономика

Н.В. Кузнецова,

доктор исторических наук, ДВГУ

Оценка факторов роста экономикиЯпонии

Конец XX столетия изменил привычное восприятие экономической деятельности Азиатско-Тихоокеанского региона. Сейчас происходит

переосмысление привычных взглядов на события и их причины. Явления экономического «чуда», которыми богат АТР, постепенно сменяются обвинениями в серьезном структурном дисбалансе и искажении экономической политики. Даже высокий уровень формирования капитала, который вначале воспринимался как признак экономической силы стран Азии, теперь некоторыми аналитиками видится чрезмерно завышенным. И то, что раньше считалось важным фактором роста, например, инвестирование банками сбережений частных лиц в экономику, рассматривается в качестве предвестника кризисных процессов в экономике этих стран.

Ярким примером этих проблем является Япония. Традиционно экономический интерес этой страны сосредоточен в основном на Восточной Азии. Именно Япония (как неотъемлемая часть мировой экономики) обеспечивает 55 % совокупного ВНП всех азиатских стран, включая Китай1. На наш взгляд, полезным будет критично переосмыслить процессы в данной страие, которые раньше воспринимались как устойчивые проявления экономического роста. Следует разобраться в причинах роста экономики и определить, насколько стратегически хорошо они были развиты у нашего соседа.

На первоначальном этапе торговые отношения Японии базировались на импорте из стран Азии продуктов первичного производства и экспорте промышленных товаров. Только спустя некоторое время стал развиваться экспорт японских технологий и вывоз капитала. До второй мировой войны Япония создала тяжелую индустрию, повысила роль городов в развитии общества, сформировала многочисленный средний класс. Но в целом японская экономика была весьма отсталой. Главным предметом ее экспорта являлся шелк (в 1940 г. — 13 % от всего экспорта), а машиностроение находилось на низком технологическом уровне. Но постепенно зарождалось общество массового потребления.

Переход от экономики военного времени к рыночной экономике был осуществлен под контролем штаба Верховного главнокомандующего союзных держав в Японии. Аграрная реформа и роспуск «дзайбацу» (1946-1947 гг.) заложили основу развития ее экономики. В 1947 г. был организован Фонд восстановления, позволивший финансирование с целью восстановления уголь-

ной промышленности и электроэнергетики и внедривший «формулу постепенного подъема производства» (1947-1948 гг.). В это время максимальная доля правительственных средств в общих инвестициях в эти отрасли достигала 65-87 %, благодаря чему производство в упомянутых отраслях восстановилось. В 1949 г. устанавливается курс иены в пользу Японии.

Существует преувеличенное представление об объеме экономической помощи, предоставленной Японии США, которые главным образом выделяли в 1945-1952 гг. льготные кредиты, денежные и в натуральной форме на сумму 2,4 млрд. дол. (в среднем 4,5 % от ВНП Японии в то время). Кроме того, Мировой банк предоставил Японии кредиты на сумму 860 млн. дол. Однако самые большие дивиденды страна получила от войны в Корее. США размещали здесь заказы на различные товары и вооружение (иа сумму

1,1 млрд. дол.) и потребляли внутри Японии товаров на сумму 2,2 млрд., что соответствовало 6,2 % ВНП страны в то время. За 1949-1951 гг. промышленное производство Японии выросло в два раза2.

Для преодоления инфляции была проведена политика стабилизации, которая получила название "линии Доджа", и установлен фиксированный курс доллара, приравненный к 360 иенам. Контроль правительства над твердой валютой проводился до 1955 г. Эта мера пресекла разбазаривание валюты на ввоз потребительских товаров и способствовала импорту передовой технологии. Средства, которые поступали от американских заказов на войну в Корее (1950-1953 гг.), также использовались для восстановления японской экономики. Заключив в 1951 г. Сапфрапцисский мирный договор, послевоенная Япония смогла создать систему экономики мирного времени. Предприятия начали быстро расширять свою деятельность за счет банковских кредитов как долгосрочных, так и краткосрочных. С 1954 г. экономика Японии вступила в период нового подъема. Уже с середины 50-х годов ХХв. в стране начался «бум потребления», т.е. виток спроса на новые для того времени товары — пылесосы, холодильники, телевизоры и позже — автомобили.

В 1960 г. был принят план удвоения национального дохода и решена задача либерализации внешней торговли и валюты. Для успешной конкуренции с другими странами значительные капиталовложения были сделаны в технологические линии. В 1960-е годы Япония начинает поставлять оборудование по производству текстильного волокна на Тайвань и в Южную Корею, в 1970-х годах продолжает поставки в Юго-Восточную Азию оборудования для сборки электроприборов домашнего пользования, автомобилей, для ремонта судов. В течение 1980-1990-х годов главное внимание в экспорте капиталов Япония переключила на районы Китая и Вьетнама, однако для иностранных инвесторов она «открылась» только в 1967 г.3

Постепенно вертикальная специализация заменяется горизонтальной. Объектами капиталовложений стало производство. Меняется курс от конкурентоспособности на мировых рынках товаров к торговле на местных рынках потребительских товаров. В результате начался быстрый рост японской экономики, и с 1953 по 1973 г. он оказался рекордным — в среднем 9,3 % в год4. Именно с середины 60-х годов понятие «японское чудо» устойчиво вошло в экономику и стало использоваться для обозначения молниеносных перемен, которые произошли в стране за сравнительно небольшой срок. Возникает вопрос, было ли «японское чудо», или рост, который произошел в Японии — ре-

зультат субъективных факторов, оказавших влияние на экономическое развитие страны?

Впервые термин «чудо» был использован в выпусках «Экономиста» (Лондон) в 1962 г. в одной из статей. Позже изучение японского опыта вылилось в целую науку, в которой образовались свои школы и подходы к тому, что произошло в Японии. Термин «экономическое чудо» не может быть использован лишь в контексте периода экономического роста, т. е. в период с 1955 г., так как еще в 1937 г. Аризава Хироми использовал его для описания взлета японской экономики (81,5 %) с 1931 по 1934 гг. Но тот взлет не являлся следствием работы большой скоординированной системы, а был лишь результатом строгой финансовой политики тогдашнего министра финансов Такахаси. Нужно отметить, что Такахаси был прозван Кейисом Японии, претендуя на то, что Япония еще в 1932 г. применила политику кейисиаиства без Кейнса. Сказанное выше может быть ярким фактом, говорящим о том, что японская экономика готовилась к этому рывку, который произошел, начиная с 1955 г., задолго до этого. Представители первого подхода к «экономическому чуду» Японии доказывают, что в стране еще в 1932 г. была развита концепция кейнсиаиства. Исследователи рассматривают государственное вмешательство в экономическую деятельность в качестве ведущего механизма роста японской экономики.

Далее следует подход, определенный социоэкономическим набором объяснения происхождения «японского чуда»: национальный характер — основные ценности — консенсус — этот тип анализа, поддерживаемый в большинстве своем гуманитариями, ориентирован на антропологические исследования. Объяснение «японского чуда» через национальный характер утверждает, что экономическое «чудо» произошло потому, что японцы обладают уникальной способностью кооперироваться и сотрудничать друг с другом. Это проявляется во многих фактах, например, в стране уровень преступности ниже, чем в других государствах, здесь наблюдаются однородность общества (гомогенность), привязанность индивида к группе, большая степень лояльности и терпимости друг к другу, а также чувство патриотизма, чувство общности по признаку одной страны — одного дома.

Наиболее важным является то, что в японском обществе глубоко укоренилось понятие консенсуса. Он подразумевается как в плане согласия и терпимости между индивидами, составляющими данное общество, так и на уровне политической активности. В этой связи следует отметить присутствие согласия между правительством, партией власти и другими партиями, лидерами индустрии, людьми, находящимися в непосредственной связи с теми, ради кого и проводится политика на местах. Все делается для общей, заранее определенной цели — выгодного сосуществования всех. Это, в принципе, можно назвать наиболее важным вкладом культуры в экономику. Некоторые термины призваны символизировать суть японского общества в контексте экономических преобразований.

Следующим в ряде социоэкономических объяснений успеха экономических реформ является подход, дословно именуемый «школой анализа «не-произошедшего чуда» («по — miracle occured» school). Эта школа не утверждает, что в Японии «экономического чуда» не произошло, но полагает, что все достижения японской экономики не были никаким чудом, а являлись лишь результатом естественного роста экономических сил. Ученые этой школы ис-

ходят из чисто профессионального, экономического анализа, оставляя остальные факторы за пределами своего обзора.

Еще одним направлением в ряде социоэкономических объяснений является анализ японского «чуда», оттеняющий значение необычных и в какой-то мере уникальных японских рыночных институтов (институтов рынка). Этот подход наиболее часто обсуждается в научных кругах, когда вопрос касается преобразований в японской экономике. В самом упрощенном виде его можно представить как достижение Японией успехов в экономических преобразованиях в силу обладания «тремя святыми ценностями» — системой «пожизненного» трудоустройства, системой должностной субординации и единством предпринимательства. Например, Амая Наохиро утверждает, что эти три института являются особо важной составляющей частью японского термина «исЫ^'а» (учива) («все в семье») своего рода экономической системы. Считается, что благодаря этим институтам Япония обладает большей степенью трудоотдачи, теряет меньше времени в разного рода стачках, протестах, простоях, может более легко внедрять новые технологии, обладает большими возможностями в контроле за качеством продукции, в целом производит больше и быстрее хороших товаров, чем международные конкуренты. Все эти институты, вместе взятые, образуют единую систему, которая не была спланирована ни одним агентством или министерством, а создана как реакция на постоянные перемены в природе рынка, а также под действием тех или иных государственных актов. На образование подобной системы, безусловно, оказали воздействие два фактора: позднее развитие Японии и постоянно проводимая политика государства, направленная на рост экономических показателей. Вместе они представляют перспективную систему институтов для ускорения движения вперед, но по отдельности они не имеют никакого успеха.

Однако, говоря о системе пожизненного найма рабочей силы и установления зарплаты в зависимости от возраста работника, часто упускают из виду более позитивные факты, такие как высокая степень разделения информации среди управленцев, регулярная ротация сотрудников, предоставляющая им опыт разнообразной деятельности и предотвращающая коррупцию, и завидная инициативность среднего звена компаний при выработке как стратегических, так и оперативных решений.

X. Одагири объявляет о своем несогласии с такой концепцией, которая во многих японоведческих работах является преобладающей. Концепция, как это хорошо известно, тесно связывает трудовую мотивацию с традициями, в рамки которых зависимость экономической эффективности от повседневных стимулов, оказывающих сильнейшее воздействие на производительность труда каждого участника воспроизводственного процесса на всех его уровнях, практически не вписывается. X. Одагири также противопоставляет фетишизации традиций тезис о первостепенном значении других средств — регулирования занятости, повышения квалификации и поощрения конкуренции между работниками в процессе их продвижения по ступенькам карьерной лестницы. Он пишет: «Есть все основания утверждать, что фактором, способствовавшим экономическому росту Японии, была не сама промышленная политика, но та интенсивность, с которой японское правительство сокращало вовлеченность государства в разные сферы хозяйства с тем, чтобы лучше использовать рыночный механизм. Как это ни парадоксально звучит, но надо признать, что

успех к Японии пришел не в результате усиления, а, напротив, в результате ослабления правительственного вмешательства и что Министерство внешней торговли и промышленности заслуживает одобрения за то, что, признавая превосходство рыночного механизма, оно ограничивало свою деятельность»5.

По мнению японского ученого И. Накатами, основные причины нынешней затянувшейся рецессии — «институциональная утомленность» политических и экономических систем, позволивших Японии обеспечить стремительный рост хозяйства после войны в Корее, а также предпринимательский «консерватизм», т.е. недостаточно стойкий и агрессивный настрой деловых кругов.

Можно ли считать, что основные факторы роста экономики Японии явились в дальнейшем ее проблемами?

Таблица 1. Макроэкономические факторы роста6

переменны е Сходимос ть Сбереже ние (инвестиц ии) Рост населени я Образова ние Изменение правительст венных расходов Политическ ая нестабильн ость Фискальн ые и монетарн ые переменн ые Торговые переменн ые Инфляция

Барро (1991) Рост средие- душеоого дохода Условная Не рассматр ивается Не рассматр ивается Значимая (♦) Значимая (- ) Не рассматрив ается Не рассматр ивается Не рассматр ивается Не рассматри вается

Мэтью. Ромвр. Уэйл (1992) Урооень среднедуш евого дохода Условная Значима я (+) Значимая ( •) Значимая (+) Не рассматрив ается Не рассматрив ается Не рассматр ивается Не рассматр ивается Не рассматри вается

Найт, Лойази. Виллануэ оа(1993) Рост выпуска на одного Условная Значима я (♦) Значимая (♦) Значимая (♦) Не рассматрив ается Не рассматрив ается Не рассматр ивается Значимая (♦) Не рассматри вается

Барро. ХаЛи (1993) РостВВП Условная Значима я (♦) Не рассматр ивается Значима я)*) Значимая (- ) Значимая (- ) Не рассматр ивается Не рассматр ивается Не рассматр ивается

Левин. Ренвлт (1992) Рост средне- душвоого дохода Услоомая Значима я)*) Неустойч ивая Значимая (♦) Неустойчив ая Неустойчив ая Неустойч ивая Неустойч ивая Неустойчи вая

Ленин. Зероос (1993) Рост среднедуш евого дохода Условная Не рассматр ивается Не рассматр ивается Значима я (+) Не рассматрив ается Значимая (- ) Мало- значимая Малознач имая Незначим ая

В таблице представлены результаты основных исследований 90-х годов по проблемам экономического роста.

Все исследователи в качестве наиболее значимых факторов макроэкономического роста называют образование, сбережения, инвестиции и рост населения. Экономический рост стран Восточной Азии первоначально (отчасти) был определен высоким уровнем формирования капитала. Дополнен значительным увеличением количества и качества рабочей силы и повышением технической эффективности, хотя до кризиса 1997 г. были сомнения в пределах существующей стратегии роста, которые делали акцент на накоплении капитала.

Темпы роста в годы «экономического чуда» поддерживались очень высоким уровнем сбережений населения. В 1960-х годах семьи городских рабочих и служащих сберегали до 20 % дохода. Причины этого явления имели как институциональную (неразвитость потребительского и жилищного кредита,

низкий уровень социальной защиты населения, отсутствие системы налоговых льгот по инвестициям в недвижимость), так и психологическую природу (лаг в адаптации потребления к быстро возраставшему уровню личного располагаемого дохода). Полоса «догоняющего развития» закончилась в 1970-х годах, но еще в 1980-х норма сбережений оставалась на уровне 15-17 % личного располагаемого дохода семей и в 1990-х снизилась до 12-13 % (в США и Англии — от 4 до 8 %). В 1980-х годах объем сберегаемого личного дохода соответствовал 11-13 % ВВП. Японцы держат около половины своих личных сбережений вАформе банковских депозитов. Деньги населения составляют 43-44 % депозитной базы банков7. Норма сбережений создала постоянный избыток капитала при недостатке потребительского спроса. Таким образом, Япония выстраивала свою экономику на основе раздутого спроса. Однако огромные частные денежные средства хотя и обеспечивают макроэкономическую прочность, но не гарантируют социальную стабильность. В современном японском обществе 70 % всех накоплений владеют люди старше 50 лет. Немалая доля (400 трлн. иен) принадлежит 560 тыс. богатых (0,4 % всего населения)8.

Из-за продолжительного снижения личного потребления основа современного восстановления экономики оказалась весьма хрупкой. По данным министерства экономики и промышленности, в октябре 2001 г. объем розничной торговли был меньше на 4,9 % того же периода предыдущего года. Это максимальное снижение с января 1999 г. В третьем квартале 2001 г. потребительские расходы семей уменьшились в среднем на 2,1 % по сравнению с аналогичным периодом 2000 г.

Сегодня заработная плата в Японии является одной из самых высоких в мире. Если принять среднюю зарплату в США в 1999 г. за 100, то японская превышала ее на 9 %. Доля оплаты труда составляет в стране 70 % общей стоимости продукции в обрабатывающей промышленности. Становится понятным, почему в прошлом году Федерация профсоюзов металлургов и сталеплавильщиков пошла на соглашение с металлургическими компаниями о замораживании на два года зарплаты в обмен на гарантии от увольнений персонала.

Рост капиталовложений, включая импорт передовых технологий, отчасти стимулируемый специальной налоговой ставкой «ускоренной амортизации», резко повысил производительность труда и обеспечил становление тяжелой и химической индустрии, обладающей гораздо большим, чем легкая промышленность, влиянием на рост других отраслей. В общем объеме капиталовложений иностранные прямые инвестиции занимали незначительную долю. Благодаря этому Японии удалось к 1970-м годам построить общество, в котором более 95 % его членов причисляли себя к среднему классу.

Продолжительное время высокие темпы роста экономики в Японии обеспечивались рекордно высокой для рыночных отношений нормой накопления. В 1965-1970 гг. валовое накопление превышало 32 % ВВП, а норма частного производственного накопления составляла в среднем 18,2 % ВВП. Эти инвестиционные ресурсы обеспечивали прирост ВВП примерно на

11 % в год. В 1991-1998 гг. на капиталовложения отвлекалось в среднем 25,5 % ВВП, но эти ресурсы, в том числе норма частного производственного накопления, в среднем равная 17,5 % ВВП, дали его прирост всего на 1,3 % в год. В расчете на единицу ВВП стоимость основного капитала частных предприятий в 1980 г.

составляла 1,49 единицы, в 1990 г. — 1,62 и в 1997 г. — 2,03 единицы, т.е. капиталоемкость продукции за 17 лет увеличилась на 36 %9.

Снижение эффективности капитала в народном хозяйстве было следствием следующих причин:

— существенное замещение труда капиталом; уменьшение притока по вой рабочей силы, повышение уровня оплаты труда (как было отме чено выше), вследствие чего требовались все более крупные капита ловложения (приросты капитала) на оборудование новых рабочих мест10;

— растущая недогрузка производственных мощностей, т.е. избыток ос новного капитала по отношению к тому объему выпуска, который может быть реализован на рынке. Избыточные мощности оценива ются в 85 трлн. иен — сумму, превышающую годовой объем инвес тиций. Речь идет о 1980-х годах, когда при спекулятивном росте кур сов акций (финансовом «мыльном пузыре») цена финансирования была очень низкой. Спрос на продукцию национальной промышлен ности начал падать по мере развития зарубежной производственной периферии крупнейших корпораций. Сегодня простаивает прибли зительно 20 % производственного оборудования;

— «утяжеление» отраслевой структуры экономики, т.е. преимуществен ный рост производств, для которых требуются крупные инвестиции с длительными сроками окупаемости. Отраслевое распределение про дукции и занятости указывает не на «утяжеление» структуры народ ного хозяйства, а скорее на ее некоторое «облегчение». Но в отрасле вом распределении годовых приростов основного капитала заметен рост дол» таких капиталоемких отраслей, как транспорт, связь, энер гетика, газовое хозяйство. Возможно, в этом заключается одно из объяснений указанного выше долговременного тренда.

Важной опорой экономического роста осталась экспортная ориентация обрабатывающей промышленности. Уже в 1980-х годах в среднем около трети реального прироста валового продукта обеспечивалось товарным экспортом. К этому времени был отменен валютно-лицензионный контроль над импортом, сняты ограничения для притока иностранного капитала, а затем и ограничения на вывоз японского капитала за границу. Начиная с 1981 г., Япония постоянно имела активный баланс счета по текущим операциям, сопоставимый с 3-4 % ВВП. Экспорт позволял поддерживать высокую занятость, высокую норму накопления и приросты основного капитала промышленности на уровне 6-8 % в год.

В 1986 г. японское правительство объявило о новом направлении среднесрочной внешнеэкономической политики. Оно было сформулировано в докладе правительственной комиссии, возглавлявшейся управляющим Байка Японии Х.Маэкавой, и состояло в переориентации промышленности на внутренний спрос и поощрении импорта, включая ввоз потребительских товаров. За этим решением последовала ликвидация большей части протекционистских ограничений импорта (кроме импорта некоторых сельскохозяйственных товаров, в первую очередь риса, ввоз которого ограничивался до середины 1990-х годов).

Открытие внутреннего рынка сильно изменило товарную структуру импорта Японии. Удельный вес готовых изделий в импорте (т.е. товаров, потен-

циально конкурирующих с внутренней продукцией) поднялся с 29,8 % в 1985 г. до 50 % в 1990 г. Но активный баланс по внешним расчетам поддерживал повышенный спрос на японскую национальную валюту. Курс иены поднялся с 200,5 иены за доллар в 1985 г. до 135,4 иены в 1990 г. Из-за удорожания мены стоимостный объем импорта в неновом выражении за 1980-1990 гг. увеличился всего на 5,8 % (физический же объем вырос на 73 %). Импортные товары на внутреннем рынке подешевели на 37,5 % н составили реальную конкуренцию японской промышленной и сельскохозяйственной продукции. Тем самым было положено «ачало медленной дефляции цен: уровень оптовых цен понизился за 5 лет на 9,9 %".

Во внешнеторговых контрактах Японии динамика импортных цен определяется цепами мировой торговли, а экспортных — внутренними оптовыми ценами на промышленные изделия. Из-за этого механизма экспортные цены в неновом выражении поднялись на 41 %, но в реальных валютах внешнеторговых контрактов — только на 10 %. В силу начавшейся дефляции товарных цен экспорт замедлился, но не настолько, чтобы снизить ориентацию промышленности на него, а активное сальдо счета по текущим операциям сократилось не настолько, чтобы остановить работу данного механизма. Все это отразилось на динамике ВВП с 90-х годов, что представляет в целом неблагоприятную картину (см. рис. 1).

......... реальный------------------номинальный

Рис 1. Динамика валового внутреннего продукта (в%)

Развитие рыночной экономики в каждой конкретной стране имеет свою специфику, что определяется историческим, культурным и экономическим факторами.

В европейских странах после второй мировой войны большое внимание было уделено формированию единого рынка и благосостоянию. Характерной чертой следует отметить социально ориентированную политику. В США проводилась политика абсолютизации рыночных отношений.

В Японии была сформирована система рыночной экономики при строгом контроле со стороны государства. Наибольшая роль государства наблюдалась в области финансов. Однако доля государственного бюджета в ВНП в

1970-е годы была по сравнению с другими промышленно развитыми странами довольно низкой и оставалась таковой до сих пор (в 2000 г. — 29,4 %, включая муниципальный бюджет). Этому способствовал тот факт, что расходы на оборону всегда были ниже 1 % ВНП. К тому же правительство с тех пор перестало выделять дотацию для поддержания уровня цен, которая после войны составляла примерно 27 % общего объема бюджета. Основные расходы по разработке новых технологий несли предприятия.

Особенностью японской экономики являются административное финансирование, различные правила, регламентации и стандарты12, ограничивающие конкуренцию, патентно-лицензионное управление, регламентированное административное руководство и административное финансирование на основе формулы протекционистского эскортирования. Широко стимулировались налоговыми льготами закупки экологически безопасного оборудования.

Развитие системы финансового посредничества, в центре которой находятся банки, сыграло ключевую роль в поддержании высокого уровня накопления капитала. Восточная Азия также примечательна фактом, что там очень полагались на банковские кредиты как основной источник поступлений капитала. В то же время неспособность модернизировать н диверсифицировать финансовую систему сделала экономику этих стран очень уязвимой перед финансовыми ударами и кризисами.

Японский финансовый «мыльный пузырь» увеличивался в течение 1986— 1990 гг. Это был классический пример инфляции финансовых активов. Так называется длительное отклонение цен на активы от нх реальной стоимости. Индекс курсов акций «Никкэй» поднялся с 13 113 в конце 1985 г. до 38 916 в конце 1989 г. (почти в три раза). Курсы акций намного отклонились от уровня прибыли — своего финансового источника, а биржевая цена акционерных компаний

—от стоимости их основного капитала. Цепы на землю в городах выросли за этот период на 62 %13. Первопричина любого финансового «мыльного пузыря» —избыток предложения денег в экономике. В Японии он проявился в приро сте вкладов в банки, объем которых с 1985 по 1990 г. вырос почти в пять раз.

К этим проблемам добавилась проблема международных обязательств в рамках Плазского соглашения 1985 г. о согласованном противодействии повышению курса доллара. Следуя этому курсу, доллары продавались из золотовалютного резерва, резко увеличивалось количество денег в обращении, тем самым был создан избыток ликвидных средств у банков. В 1988 г. курс иены пошел вверх, принося убытки экспортерам. Опасаясь спада конъюнктуры, банк Японии начал снижать учетную ставку с 5 до 2,5 %, и за два года и три месяца, пока держалась эта ставка, образовался финансовый «мыльный пузырь».

Проблемой явилась и система учета. В Японии принята старая прусская бухгалтерская система, принятая еще в конце XIX в. Реальные прибыли и убытки по скрытым, «латентным» активам возникали только от операций с ними (при купле, продаже, залоге и пр.), но не показывались в финансовой отчетности. В 1989 г. в «латентной» форме накопились фантастические суммы: бухгалтерская стоимость акций нефинансовых корпораций составила всего 23,5 %, а стоимость земельных участков на балансах этих корпораций

— 22 % от их реальной рыночной цены.

В 1988 г. Япония перешла на международную систему банковских стандартов, в соответствии с которой собственный капитал банка должен быть не

меньше 8 % суммы рисковых активов (коэффициент Кука). В результате резко сократились активы второго порядка. Размер «катастрофы» оказался огромным. Совокупная потеря в стоимости акций составила 5 трлн. дол. и еще 5 трлн. было потеряно в стоимости земли, что в итоге достигло размеров ВНП Японии за два года. А с 1995 г. начались массовые банкротства банков. Образовался замкнутый круг: плохая конъюнктура — выжимание кредитов — еще худшая конъюнктура.

Одним из наиболее ярких примеров негативных тенденций, проявившихся в японской экономике, стали проблемы корпорации Isuzu Motors. Третий по величине производитель грузовиков в Японии не получал прибыли уже два года, и компания объявила о сокращении 9 7GG рабочих мест (четверть всего персонала), закрытии завода по производству грузовиков и о переносе производства в Таиланд и США.

Isuzu присоединилась к растущему списку компаний, прибегших к увольнениям рабочих (в Mitsubishi Motors Corp. заявили, что уволят 95GG чел., Sanyo Со сократит персонал на б тыс., Japan Airlines Ltd. — 42GG чел., Aiwa Co. — 7GG чел.). Все эти увольнения ведут к росту уровня безработицы. Боязнь потерять работу заставляет людей больше сберегать, чем тратить. Об этом говорят и новые данные: доля доходов, идущих на потребление, сократилась с 73,б % в марте 2GG1 г. до б9,1 % в апреле — минимальная цифра с 1975 г. В результате по сравнению с 2GGG г. потребление упало на 4,4 %, что в два раза больше, чем предсказывали аналитики14.

В 1995 г. экономическое общество «Кэйдзай доюкай» выступило с Декларацией предпочтения принципов рынка. Таким образом, был дай мощный толчок смягчению действующей системы, а также проведению структурных реформ и поставлена задача создать экономическую структуру, в которой ведущую роль играл бы частный сектор. В 1999 г. общество «Кэйдзай доюкай» выдвинуло новый лозунг — «за преодоление принципов рынка», т.е. отрицая принципы «абсолютизации рынка».

Для предотвращения нового экономического спада МВФ в 2GG2 г. призвал Японию ускорить решение структурных проблем в банковском и корпоративном секторе. Японский рынок оказался мал для экономики страны, и она начала осваивать мировые рынки. В 2GGG г. промышленные предприятия производили 14 % своей продукции за границей. Накопленная сумма японских инвестиций за рубежом в 2GG1 г. насчитывала 1,2 трлн. дол., и они ежегодно приносят доходы (прибыль, проценты и дивиденды) на сумму 54 млрд. дол. Иностранные капиталы ныне составляют примерно 2G % всех сделок на Токийской бирже15.

Наблюдается быстрое перемещение производства за границу, в частности в Китай. По данным Министерства экономики и промышленности, в 2GG1 г. 23 % японских промышленных товаров было произведено за пределами страны (199G г. — б,4 %, прогноз на 2GG4 г. — 3G %). Там же производятся одна треть автомобилей и 92 % цветных телевизоров.

И все же сумма прямых японских капиталовложений за рубежом пока не столь велика, как других высокоразвитых стран. В 2GGG г. такие капиталовложения составляли 32,9 млрд. дол. Это меньше, чем у Франции или Германии; указанная цифра не превышает одной четверти соответствующих капиталовложений США и одной седьмой капиталовложений Англии. Важнее, что

пустоты в экономике, создаваемые уходящими за рубеж японскими предприятиями, очень медленно заполняются приходящими взамен иностранными компаниями.

Активное инвестирование за границей начало приносить плоды, и в 2GG1 г. дивиденды и прибыли составили б,7 трлн. иен. Растут и выплаты за японские патенты, в 2GGG г. они впервые превысили 1 трлн. иєн16, однако кор-нн проблемы глубже — условия для привлечения в страну иностранных компаний заключаются не только в благоприятном инвестиционном климате, но и в создании атмосферы, которая облегчает сохранение высокопрофессиональной рабочей силы, поскольку она является ключом при выборе компаниями места для исследований и развития.

Связь между экстраординарным ростом в Юго-Восточной Азии и накоплением капитала теснейшая. Накоплением физического и человеческого капитала в регионе с 1973 по 199б г. объясняется рост выработки на одного рабочего в размере 3,1 % в год, или почти 3/4 роста выработки на одного рабочего во всем регионе17. К сожалению, Япония пользуется плохой репутацией в этом отношении; в 2GG1 г. она занимала лишь 49-е место при оценке уровня ее университетского образования с точки зрения того, насколько оно отвечает требованиям, предъявляемым к специалистам при найме на работу. Эта страна стоит внизу перечня богатых стран по расходам на научно-исследовательские цели со стороны иностранных компаний и отличается небольшими ресурсами необходимой рабочей силы. Именно проблемы с обеспечением соответственно подготовленного персонала затрудняют достижение компаниями оптимальной конкурентоспособности и сдерживают рост иностранных инвестиций.

Перспективы развития японской экономики. Если говорить о перспективах развития японской экономики, нельзя не проанализировать ее конкурентоспособность. Для это можно привлечь два индекса. Первый — индекс растущей конкурентоспособности («Growth Competitive Index» — «GCI»), который призван определить способность национальной экономики достичь стабильного экономического роста в среднесрочной перспективе, контролируя при этом уровень текущего развития экономики; «GCI» основан на трех категориях — технологии, государственные институты и макроэкономический климат. Второй — индекс микроэкономической конкурентоспособности («Micro-economic Competitive Tndex» — «MCI») выявляет условия, определяющие уровень развития производительности труда и степень эффективности использования ресурсов.

Итак, по индексу GCI Япония заняла в 2GG1 г. 21 -е место, но уже в 2GG2 г.

— 13-е. По уровню инновационных технологий в 198G г. она занимала 3-е место, в 2GG1 г. — 2-е18. Япония опережает многие страны по уровню развития высоких технологий, в то время как индексы состояния макроэкономического климата и эффективности деятельности государственных институтов у нее значительно снизились вследствие множества проблем в этих сферах. Однако способность к инновациям остается здесь очень высокой, что наряду с улучшением макроэкономического климата и повышением эффективности деятельности государственных институтов поможет ей улучшить свои позиции в рейтинге стран с растущей конкурентоспособностью.

«MCI» состоит из двух подындексов — первый из них отражает степень «продвинутости» компаний («company sophistication»), второй — состояние

делового климата в стране. При расчете индекса микроэкономической конкурентоспособности используются данные об объеме ВВП на душу населения.

Обычно существует тесная взаимозависимость между степенью «продвинутости» компаний и состоянием делового климата в стране. Однако есть и исключения. В некоторых странах (к их числу относятся н четыре страны «большой семерки» — Япония, Германия, Франция и Италия) степень «продвинутости» компаний высока, несмотря на недостаточно благоприятный деловой климат. Правительствам таких стран, считают, необходимо осуществить изменения в государственной политике с целью улучшения условий конкуренции внутри страны, иначе национальные компании переместят свою деятельность за границу или будут вкладывать капиталы за рубежом, что мы и наблюдаем сегодня в Японии.

МС1 в Японии составил: ВВП на душу населения в 2001 г. (с поправкой на паритет покупательной способности) — 27 101 дол.; место в рейтинге 1998 г.

— 18-е; в рейтинге в 1999 г. — 14-е; в 2000 г. — 14-е; в 2001 г. — 10-е; место в рейтинге в 2002 г. — 11-е. Япония попала в группу стран с высоким уровнем объема ВВП на душу населения (свыше 20 тыс. дол.).

Для стран с высоким уровнем дохода повышение качества и эффективности уже не является достаточным. Основным условием роста их конкурентоспособности становится способность национальных компаний разрабатывать инновационные технологии, создавать уникальный дизайн и продавать свои товары и услуги на мировом рынке. Опора на иностранные технологии становится негативным фактором. Таким образом, правительства большинства стран мира продолжают совершенствовать инфраструктуру, улучшать положение на финансовых рынках, снижать тарифы и устранять бюрократические барьеры. Прогресс в этих областях становится реальным, если государства полностью интегрированы в мировую экономику.

Национальное благосостояние во многом зависит от уровня конкурентоспособности, фундаментом которой является

микроэкономическая политика, выраженная в степени «продвинутости» национальных компаний и состоянии делового климата. Политическая стабильность, четкая и ясная макроэкономическая политика, либерализация рынка и приватизация — необходимые, но недостаточные условия экономического развития. Реформы на уровне микроэкономики являются не менее, а в некоторых случаях и более важными. Без проведения микроэкономических реформ рост ВВП окажется нестабильным, он не будет способствовать повышению объема ВВП на душу населения. В то же время в условиях проведения эффективной макроэкономической политики улучшения в сфере микроэкономики могут происходить автоматически.

Япония должна создавать новые отрасли взамен тех конвенциональных отраслей индустрии, которые переместились за границу. Такими отраслями могут стать биотехнологии, нанотехнологии, реконструкция жилищного фонда в условиях дерегламентации, производство компьютеризированных бытовых электроприборов, разработка новых программных средств, производство роботов и т.д. Прогнозируемая к 2010 г. выручка от продажи продукции этих отраслей приближается к 840 млрддол., что составляет 25 % нынешнего ВНП. Кроме того, Япония могла бы увеличить и долю сектора услуг в своей экономике (сейчас — 60 %). На товарных нишах сегодня — технологии для производства жестких компьютерных дисков (70 % мирового производства), произ-

водство жидкокристаллических экранов (100%), измерительная и аналитическая аппаратура для контроля автомобильных выхлопных газов (80 %), батареи из лития (100 %) и т.д. Этого, конечно, недостаточно, по на горизонте уже видны более крупные проекты: нанотехнологии (по прогнозу Кэйдаиреи, объем продаж в 2010 г. — 27 трлн. иен), медицинское оборудование (5 трлн.), компьютеризированные бытовые электроприборы (8 трлн.), программные средства (11 трлн.), роботы (3 трлн.), реконструкция жилья (5 трлн.), биотехнология, которая также будет играть свою роль.

Нельзя также упускать из виду, что рядом с Японией сейчас формируется гигантский рынок — Китай. Сегодня японский экспорт в эту страну составляет свыше 10 % от всего его объема. А по прогнозам Мирового банка, Япония будеттюльзоваться наибольшей выгодой от вступления Китая в ВТО, увеличив свой экспорт на 61 млрд. дол. к 2005 г. Другими словами, будь удельный вес Китая в японском экспорте на том же уровне, что и удельный вес США (31 % в 1999 г.), это бы никого не удивило.

В соответствии с экономическим прогнозом ОЭСР в ближайшие годы мировая экономика будет развиваться поступательно, наращивая по 4 % ежегодно. Ожидается, что и экономика США будет прибавлять по 5 %, Европы — по 3,5 %; Японии же (по 1,7 % в год)19 предстоит долгая дорога реструктуризации экономики.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Для США Япония стала третьим экспортером и вторым, по величине, импортером, а для Китая — третьим экспортером и импортером номер один.

2 Акно Кавато. Чудес в экономике не бывает // Япония сегодня. 2002. июль .http ://\vww.japanloday.ru/arch/jumal/0207/indcx. shtml

3 В ГАТТ Япония вступила только в 1955 г.

4 Акио Кавато. Ответ Японии на «глобализацию экономики» // Япония се годня. 2002. Июль. hllp:/www.japantoday.ru/aixh/jurnal/0207/indcx.shtml

s Hiroyuki Odagiri. «Growth through Competition, Competition through Growth. Strategic Management and the Economy in Japan» (Oxford, 1998). P. 279.

6 Thirlwall A.P. Growth and Development, With Especial Reference to Development Economics. 6th edition. L.: Macmillan Press Ltd., 1999. P. 119.

7 Кэйдзай токэй нэнкан 1998. С. 46-47, 82-83; Нихон токэй нэнкан 1998. С. 139,152//Кэйдзай токэй нэмпо 1996 (Статистический экономический ежегодник. 1996 г.). Токио, 1997. С. 185, 187.

8 : http://www.japantoday.ru/. .07.2002

9 Составлено по: Нихон токэй нэнкан 1998 (Японский статистический еже годник, 1998 г.). Токио, 1997. С.152; Кэйдзай токэй нэнкан 1998 (Ежегод ник экономической статистики, 1998 г.). Токио, 1998. С. 46,82-83.

0 На предприятиях, связанных с информатикой и телекоммуникациями, с уменьшением прибылен и ростом случаев банкротств уровень безрабо тицы вновь и вновь ставит рекорды. С апреля по сентябрь 2001 г. число обанкротившихся предприятий было на 2 % больше по сравнению с ана-

ш

логичным периодом предыдущего года. В октябре уровень безработицы достиг 5,4 %, «обновив» рекорд в истории страны.

1 Кэйдзай токэй нэмпо. 1996. С. 19, 23.

12 Например, банковский сектор, транспорт и энергетика были защищены от ожесточенной конкуренции посредством таких регламентации.

3 Девяностые годы — «потерянное десятилетие»? Е.Л. Леонтьева // Япон ский опыт для российских реформ. Вып 1. 2001. С. 5

4 Останин М Газста.Яи. 25 мая 2001.

5 Япония сегодня. 2001. http://www.japanloday.ru/arch/juirnal/0207/ index.shdnl.

6 : http://www.japanloday.ru/. 07.2002.

7 Bosworlh В., Collins M/ From Boom to Crisis and Back Again: What Have We Learned? ADB Institute Working Paper/ 2000. febr. P. 3.

8 БИКИ,2003,№12. С. 1,4.

9 The Japanese economy: Recent trends and outlook. Japan.: Coordination bureau of economic planning agency, 1997. P. 12.

Natalya V. Kuznetsova

Estimation of factors of the economic growth in Japan

Natalya Kuznetsova in the paper analyses the factors of economic growth in Japan which was proclaimed as 'economic wonder of Japan'. The author gives a thorough analysis of economic processes in this country which were understood as a stable tendency of economic growth. While analyzing the reasons of the economic growth in Japan she determines the fact that they were all well done strategically.