Научная статья на тему 'Отрицательный хронотропный эффект каннабиноидов связан с активацией кардиальных СВ1 рецепторов'

Отрицательный хронотропный эффект каннабиноидов связан с активацией кардиальных СВ1 рецепторов Текст научной статьи по специальности «Молекулярная патология»

CC BY
159
20
Поделиться
Ключевые слова
КАННАБИНОИДЫ / РИТМ СЕРДЦА

Аннотация научной статьи по биологии, автор научной работы — Маслов Леонид Николаевич, Крылатов Андрей Владимирович, Ласукова Ольга Владимировна, Халиулин Игорь Германович

Было установлено, что внутривенное введение каннабиноидов (ACPA, анандамид, метанандамид), растворенных в смеси (cremophore EL : этанол : 0,9% NaCl, 1:1:18), и водорастворимая эмульсия этих же каннабиноидов компании Tocris вызывает абсолютно идентичный отрицательный хронотропный эффект у крыс, наркотизированных хлоралозой. Селективный агонист СВ1 и СВ2 рецепторов HU-210 (0,1 мг/кг) также индуцирует отрицательный хронотропный эффект у крыс. Предварительное введение антагониста СВ1 рецепторов SR141716A (1 мг/кг) полностью устраняет этот эффект HU-210. Селективный антагонист СВ2 рецепторов SR144528 (1 мг/кг) не оказывает никакого эффекта на HU-210индуцированную брадикардию. Предварительное введение ганглиоблокатора гексаметония (10 мг/кг) также не устраняет отрицательный хронотропный эффект HU-210 и ACPA. Перфузия (10 мин) изолированного сердца крысы раствором Кребса-Хензелайта, содержащим HU-210 в конечной концентрации 100 нМ вызывала снижение частоты сердечных сокращений. Делают вывод, что отрицательный хронотропный эффект каннабиноидов опосредован через активацию кардиальных СВ1 рецепторов.

Похожие темы научных работ по биологии , автор научной работы — Маслов Леонид Николаевич, Крылатов Андрей Владимирович, Ласукова Ольга Владимировна, Халиулин Игорь Германович,

Negative chronotropic effect of cannabinoids is depended on the activation of cardiac CB1 receptors1SI RI for cardiology SB RAMS

It has been found that intravenous administration of cannabinoids (ACPA, anandamide, methanandamide) solubilized in the mixture (cremophore EL : ethanol : 0,9% NaCl, 1:1:18) and Tocris water soluble emulsion of the same cannabinoids induced a completely identical negative chronotropic effect in chloralose-anesthetized rats. The selective CB1 and CB2 receptor agonist HU-210 (0.1 mg/kg) also induced a negative chronotropic effect in rats. Pretreatment with the CB1 receptor antagonist SR141716A (1 mg/kg) completely abolished this effect of HU-210. The CB2 receptor antagonist SR144528 (1 mg/kg) had no effect on the HU-210-induced bradycardia. Pretreatment with the ganglion blocker hexamethonium (10 mg/kg) also did not eliminate a negative chronotropic effect of HU-210 and ACPA. A 10-min perfusion of isolated rat heart by Krebs-Heseleit solution containing HU-210 in a final concentration 100 nM/L induced a decrease in the heart rate. It has been concluded that negative chronotropic effect of cannabinoids is mediated via an activation of cardiac CB1 receptors.

Текст научной работы на тему «Отрицательный хронотропный эффект каннабиноидов связан с активацией кардиальных СВ1 рецепторов»

УДК 577.21:616; 577.2:591.2

Л. Н. Маслов, А. В. Крылатое, О. В. Ласукова, И. Г. Халиулин

ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ ХРОНОТРОПНЫЙ ЭФФЕКТ КАННАБИНОИДОВ СВЯЗАН С АКТИВАЦИЕЙ КАРДИАЛЬНЫХ СВ1 РЕЦЕПТОРОВ

Было установлено, что внутривенное введение каннабиноидов (АСРА, анандамид, метанандамид), растворенных в смеси (сгешорИоге ЕЬ : этанол : 0.9 % ЫаС1, 1:1:18), и водорастворимая эмульсия этих же каннабиноидов компании Tocгis вызывает абсолютно идентичный отрицательный хронотропный эффект у крыс, наркотизированных хлоралозой. Селективный агонист СВ1 и СВ2 рецепторов Ни-210 (0,1 мг/кг) также индуцирует отрицательный хронотропный эффект у крыс. Предварительное введение антагониста СВ1 рецепторов 8Я141716А (1 мг/кг) полностью устраняет этот эффект Ни-210. Селективный антагонист СВ2 рецепторов 8Я144528 (1 мг/кг) не оказывает никакого эффекта на НИ-210- индуцированную брадикардию. Предварительное введение ганглиоб-локатора гексаметония (10 мг/кг) также не устраняет отрицательный хронотропный эффект НИ-210 и АСРА. Перфузия (10 мин) изолированного сердца крысы раствором Кребса-Хензелайта, содержащим НИ-210 в конечной концентрации 100 нМ вызывала снижение частоты сердечных сокращений. Делают вывод, что отрицательный хронотропный эффект каннабиноидов опосредован через активацию кардиальных СВ1 рецепторов.

Ключевые слова: каннабиноиды, ритм сердца.

Каннабиноидные (СВ) рецепторы принадлежат к суперсемейству G-белок сопряженных рецепторов. Эти рецепторы делятся на два типа: СВ1 и СВ2. Активация клонированных СВ рецепторов приводит к снижению активности аденилатциклазы [1]. В 90-х годах прошлого столетия были идентифицированы эндогенные агонисты СВ рецепторов: арахидоноилэтаноламид (анандамид) и 2-арахидоноилглицерол. Заинтересованный читатель может найти более подробную информацию об этих рецепторах в соответствующих обзорах [2, 3]. Сравнительно недавно, в 2003 г. СВ1 рецепторы были обнаружены в миокарде [4]. Однако роль этих рецепторов в регуляции функционального состояния сердца остается не вполне понятной. В 1996 г. H. Vidrio и соавт. [5] были получены данные о том, что селективный СВ-агонист HU-210 при внутривенном введении вызывает у крыс стойкую брадикардию. Оставалось неясным - связан ли этот эффект с активацией СВ рецепторов. Если связан, то где в организме находятся СВ рецепторы, регулирующие ритм сердечных сокращений.

Цель работы: выяснить рецепторную природу отрицательного хронотропного эффекта каннабиноидов и определить локализацию СВ рецепторов, регулирующих ритм сердца.

Методика

Исследование состояло из двух разделов. Первый фрагмент работы (эксперименты in vivo) был выполнен на крысах линии Вистар массой 200-250 г, наркотизированных а-хлоралозой в дозе 50 мг/кг внут-рибрюшинно. Второй раздел работы был выполнен на изолированных перфузируемых сердцах этих животных (эксперименты in vitro).

Эксперименты in vivo. ЭКГ регистрировали во втором грудном отведении с помощью усилителя биопотенциалов (УБФ4-03, Россия) и компьютера

Pentium с использованием оригинального пакета прикладных программ по обработке ЭКГ. Запись ЭКГ осуществляли в течение 15 мин после инъекции СВ-агонистов и в течение 25 мин после внутривенного введения СВ-антагонистов. Частоту сердечных сокращений (ЧСС) определяли с помощью ЭКГ. Животным внутривенно болюсом вводили следующие агонисты СВ рецепторов: селективный агонист СВ1 и СВ2 рецепторов HU-210 ((6aR)-trans-3-(1,1-

Dimethylheptyl)-6a,7,10,10a-tetrahydro-1-hydroxy-6,6-dimethyl-6H-dibenzo[b,d] pyran-9-methanol) [2, 3] в дозе 0.1 мг/кг (100 мкг/кг); селективный СВ1-аго-нист ACPA (arachydonylcyclopropylamide) [2, 3] в дозе 0.125 мг/кг; эндогенный СВ-агонист анандамид [2, 3] в дозе 2.5 мг/кг; энзиморезистентный синтетический аналог анандамида, являющийся селективным агонистом СВ1-рецепторов метанандамид ((R)-N-(2-hydroxy-1-methylethyl)-5Z,8Z,11Z,14Z-eicosatetraenamide) в дозе 2.5 мг/кг [2, 3]. В работе были использованы следующие антагонисты СВ рецепторов: селективный СВ1-антагонист SR141716A (N-[piperidin-1-yl]-1-[1,2-dichlorophenyl]-4-methyl-1H-pyrazole-3-caboxamid HCl) [2, 3] в дозе 1 мг/кг и селективный СВ2-антагонист SR144528 (N-(1S)-endo-1,3,3-trimethylbicyclo [2.2.1]hepta-2-yl]-5-(4-chloro-3-methylphenyl)-1-(4-methyl-benzyl)-pyrazole-3-carboxamide) [2, 3] в дозе 1 мг/кг, которые также вводили внутривенно за 10 мин до инъекции каннабино-идов. Блокатор периферических вегетативных ганглиев гексаметоний мы применяли в дозе 10 мг/кг внутривенно за 10 мин до каннабиноидов.

Лиганды СВ рецепторов ex tempore растворяли в смеси cremophore EL : этанол : 0.9 % раствор NaCl (1:1:18). Кроме того, в ряде серий были использованы водорастворимые эмульсии, содержащие ACPA, анандамид, метанандамид. Гексаметоний растворяли в

0.9 % NaCl. При выборе доз и концентраций препаратов мы руководствовались литературными данными [26] и результатами собственных исследований [7].

Эксперименты in vitro. Эти эксперименты проводили на крысах-самцах линии Вистар массой 250300 г. После торакотомии сердце быстро извлекали и переносили в охлажденный (+4 °С) раствор Кребса-Хензелайта до прекращения спонтанных сокращений. После остановки сердце помещали в аппарат Ланген-дорфа. Ретроградную перфузию сердца проводили по методу Лангендорфа по открытому контуру. Сократительную функцию сердца регистрировали при перфузии под постоянным давлением 52 мм рт. ст. раствором Кребса-Хензелайта, насыщенным карбогеном (+37 °С, рН=7.4) и содержащим (в мМ): NaCl -120; KCl - 4.8; CaCl - 2.0; MgSO4 - 1.2; KH2PO4 -

1.2; NaHCO3 - 20.0; глюкоза - 10.0. Стимуляцию кардиальных СВ рецепторов осуществляли с помощью 10-минутной перфузии сердца раствором Кребса-Хензелайта, содержащим HU-210 в концентрации 100 нМ/л (38 мкг/кг). Частоту сердечных сокращений определяли по данным ЭКГ три раза: (1) сразу после 20-минутного стабилизационного периода; (2) после 10 мин перфузии с HU-210; (3) через 10 мин после перфузии без препарата («отмывка» изолированного сердца). Препарат разводили в диметилсульфоксиде (DMSO) непосредственно перед экспериментом. В ходе предварительных экспериментов нами было установлено, что DMSO в концентрации 10 мкг/л, которую мы использовали для растворения HU-210, не влияет ни на сердечный ритм, ни на сократимость миокарда. Контролем служили изолированные сердца крыс, которые перфузировали раствором Кребса-Хензелайта, содержащим DMSO в конечной концентрации 10 мкг/л по той же схеме, что и HU-210. При выборе концентрации HU-210 мы руководствовались данными литературы [2] и результатами собственных исследований [8].

Агонисты каннабиноидных рецепторов и водорастворимая эмульсия каннабиноидов были синтезированы и предоставлены компанией Tocris Cookson Ltd. (Bristol, Великобритания). Антагонисты СВ-рецепто-ров были синтезированы в Research Triangle Institute (Research Triangle Park, США) и предоставлены др. K. J. Gormley из National Institute on Drug Abuse (NIDA, Bethesda, США). В компании Sigma-Aldrich (St. Louis, США) были приобретены гексаметоний, кремофор EL и DMSO. Реагенты, использованные для приготовления раствора Кребса-Хензелайта, были закуплены в компании ICN Biomedicals (Irvine, США). Все исследования проводились слепым методом. Один экспериментатор готовил растворы препаратов, а другой их применял, не зная, какое соединение он добавляет в перфузионный раствор или вводит внутривенно. Результаты обрабатывали статистически с использованием t-критерия Стьюдента и критерия Уилкоксо-на-Манна-Уитни.

Результаты исследования

Внутривенное введение HU-210 вызывало у наркотизированных крыс стойкую брадикардию (рис. 1, а). Уже через 5 мин после инъекции этого препарата отмечалось снижение ЧСС на 28 % по сравнению с исходными значениями. Аналогичный эффект HU-210 отмечали H. Vidrio и соавт. [5]. Растворитель (кремофор EL + этанол + 0.9 % раствор NaCl) не влиял на ЧСС. Селективный СВ1-агонист ACPA в дозе 0.125

ЧСС, %

100

i -

я

Ilf

■***

я

5 мин 10 мин 15 мин □ Растворитель □ Ни-210 □ АСРА

□ Мет-анандамид □ Анандамид

Рис.1, а. Динамика изменения ЧСС после внутривенного введения агонистов каннабиноидных рецепторов:

Ни-210 (0.1мг/кг, п=8), АСРА (0.125 мг/кг, п=7), анандамид (2.5 мг/кг, п=7), мет-анандамид (2.5 мг/кг, п=7) и растворителя (сгетор^ге Б1_ + этанол + 0.9 % раствор ИаС!, п=13). Значения выражены в процентах по отношению к ЧСС до введения препаратов. Исходная ЧСС принята за 100 %. * - достоверность относительно исходных значений р<0.01, ** - р<0.001,

*** - р<0.0001

ЧСС, %

100

5 мин HU-210

10 мин АСРА [

15 мин Анандамид

П Мет-анандамид

Рис. 1, б. Динамика изменения ЧСС после внутривенного введения агонистов каннабиноидных рецепторов:

HU-210 (0.1мг/кг, n=8) и водорастворимые эмульсии ACPA (0.125 мг/кг, n=7), анандамид (2.5 мг/кг, n=7), мет-анандамид (2.5 мг/кг, n=7). Значения выражены в процентах по отношению к ЧСС до введения препаратов. Исходная ЧСС принята за 100 %.

* - достоверность относительно исходных значений р<0.01,

** - р<0.001, *** р<0.0001

мг/кг также вызывал брадикардию (-8 % на 15-й минуте после инъекции). Однако эффект этого каннаби-ноида был слабее, чем у Ни-210 и фиксировался только на 15-й минуте после инъекции. Водорастворимая эмульсия АСРА действовала несколько сильнее, чем раствор АСРА в кремофоре, но слабее чем Ни-210 (рис. 1, б). Раствор анандамида (2.5 мг/кг) в кремофоре при внутривенном введении вызывал достоверное снижение ЧСС уже через 5 мин после инъекции (-7 %), а через 10 мин частота сердечных сокращений была на 9 % ниже исходных значений. Водорастворимая эмульсия этого каннабиноида индуцировала уменьшение ЧСС на 10-й минуте после внутривенного введения (-9 %) (рис. 1, б). После внутривенной инъекции метанандамида (2.5 мг/кг), растворенного в кремофоре, брадикардия (-8 %) фиксировалась через 10 мин после применения препарата. Водорастворимая эмульсия метанандамида оказывала практически идентичный эффект (рис. 1, б). В этом случае ЧСС снижалась на 8 % на 10-й минуте наблюдения и на 9 % на 15-й минуте после инъекции. На первый взгляд, анандамид и метанандамид оказывали более выраженный отрицательный хронотропный эффект, чем АСРА. В действительности АСРА действовал сильнее, чем названные каннабиноиды, поскольку анандамид и метанандамид вызвали брадикардию в дозе 2.5 мг/кг, а АСРА индуцировал снижение ЧСС в дозе 0.125 мг/кг, что в 20 раз меньше дозы 2.5 мг/ кг. Препарат Ни-210 не влиял на сердечный ритм в условиях блокады СВ1 рецепторов с помощью селективного СВ1-антагониста 8Я141716А (рис. 2, а). В то же время отрицательный хронотропный эффект Ни-210 сохраняется после селективного ингибирования СВ2 рецепторов с помощью СВ2-анагониста БЯ144528 (рис. 2, а). Сами ингибиторы каннабино-идных рецепторов не влияли на ЧСС (данные не представлены на рисунке). Осталось ответить на вопрос, где в организме находятся каннабиноидные рецепторы, регулирующие ритм сердечных сокращений?

Гексаметоний мы вводили за 10 мин до инъекции Ни-210 и АСРА. Оказалось, что ганглиоблокатор не устраняет отрицательный хронотропный эффект этих каннабиноидов (рис. 2, б). Сам гексаметоний вызвал снижение ЧСС на 7% только на 10-й минуте после инъекции, через 15 мин сердечный ритм возвращался к исходным значениям (данные не представлены на рисунке). Поскольку в случае совместного применения ганглиоблокатора и каннабиноидов регистрация ЭКГ проводилась на 15-й минуте после инъекции К-холиноблокатора, то собственный хронотроп-ный эффект гексаметонии никак не мог повлиять на конечный результат. Следовательно, отрицательный хронотропный эффект Ни-210 и АСРА не зависит от вегетативной нервной системы.

В экспериментах на изолированном сердце мы использовали Ни-210 в конечной концентрации 100 нМ/л (38 мкг/л), которая сопоставима с дозой Ни-

чсс,%

100

5 мин 10 мин 15 мин

В 5^41716+Ни-210 И 5^44528+Ни-210

Рис. 2, а. Динамика изменения ЧСС после последовательного внутривенного введения блокаторов каннабиноидных СВ1 и СВ2 рецепторов (БР141716 и БР144528 соответственно п = 13 и п= 13) в дозе 1 мг/кг и каннабиноида Н11-210 (0.1 мг/кг, п=11). Значения выражены в процентах по отношению к ЧСС до введения препаратов. Исходная ЧСС принята за 100 %. * - достоверность относительно исходных значений р<0.05, ** - р<0.01

ЧСС, %

_! Гексаметоний+Ни-210

Гексаметоний+ACPA

Рис. 2, б. Частота сердечных сокращений после внутривенного последовательного введения гексаметония и каннабиноидов: HU-210 (0.1 мг/кг, n=15) и АСРА (0.125 мг/кг, n= 11). Значения выражены в процентах по отношению к ЧСС до введения препаратов. Исходная ЧСС принята за 100 %. * -- достоверность относительно исходных значений р<0.05

210 100 мкг/кг в опытах in vivo. При выборе именно этой концентрации каннабиноида мы руководствовались данными C. C. Felder и соавт. [2] о том, что в указанной концентрации HU-210 действует только на СВ рецепторы и не оказывает каких-либо неспецифических эффектов. Оказалось, что уже через 10 мин перфузии изолированного сердца раствором Кребса-Хензелайта, содержащим HU-210, ЧСС снижается на 23 % по сравнению с исходными значениями (рис. 2, в). Через 10 мин после «отмывки» от канна-биноида брадикардия не только не исчезает, но даже усиливается. ЧСС в этом случае ниже исходных показателей на 31 %.

0

адаптации перфузии перфузии без препаратом препарата

Контроль —*— ни-210 (0,1 мкМ )

Рис. 2, в. Изменение 0С изолированного сердца крыс контрольной (перфузия раствором Кребса-йнзелайта -ОМБО, п20) и опытной (Ни-210 0.1 мкМ, п17) групп.

*- достоверность относительно исходных значений в группе р0.05

Обсуждение результатов

Таким образом, по способности оказывать отрицательный хронотропный эффект каннабиноиды выстраивались в ряд: Ни-210 > АСРА > метанандамид = анандамид. По сродству к СВ1 рецепторам каннабиноиды располагаются следующим образом: НИ-210 > АСРА > метанандамид > ананда^тид [3]. ^^ледова-тельно, отрицательный хронотропный эффект канна-биноидов, по всей видимости, является результатом активации СВ1 рецепторов. Дальнейшие эксперименты подтвердили это предположение. Оказалось, что НИ-210 не влияет на сердечный ритм в условиях блокады СВ1 рецепторов, а в условиях селективного ингибирования СВ2 рецепторов отрицательный хронотропный эффект НИ-210 сохраняется. Следовательно, активация СВ1 рецепторов приводит к снижению ЧСС. Осталось ответить на вопрос, где в организме находятся каннабиноидные рецепторы, регулирующие ритм сердечных сокращений?

В конце прошлого столетия преобладали две точки зрения о механизме отрицательного хронотропно-го эффекта каннабиноидов. Одни исследователи полагали, что он связан с активацией СВ рецепторов, расположенных в вегетативных центрах головного мозга [9, 10], а другие считали, что эффект зависит от оккупации агонистами СВ рецепторов, расположенных пресинаптически на окончаниях симпатических нервов, иннервирующих сердце [11]. Полагали, что активация центральных СВ рецепторов может вести к повышению тонической активности вагуса и ограничению симпатического влияния на сердце и, соответственно, к брадикардии [9, 10]. В настоящее время

распространена точка зрения о том, что оккупация пресинаптических СВ рецепторов ведет к ограничению выброса норадреналина из адренергических тер-миналей в миокарде и, соответственно, к снижению ЧСС [11]. Однако в 1996 г. H. Vidrio и соавт. [5] были получены данные о том, что отрицательный хронотропный эффект HU-210 сохраняется в условиях ва-готомии, а химическая симпатэктомия даже усиливает HU-210-индуцированную брадикардию. Эти факты позволили H. Vidrio и соавторам усомниться в решающей роли вегетативной нервной системы в реализации отрицательного хронотропного эффекта кан-набиноидов [5]. Мы продолжили исследования, начатые мексиканскими коллегами. Для блокады периферических симпатических и парасимпатических ганглиев мы использовали гексаметоний. Этот фармакологический агент, как известно, блокирует N-холи-норецепторы в названных ганглиях и тем самым прерывает симпатическую передачу [6]. Оказалось, что ганглиоблокатор не устраняет отрицательный хронотропный эффект этих каннабиноидов. Следовательно, отрицательный хронотропный эффект HU-210 и ACPA не зависит от вегетативной нервной системы. Оставалось выяснить, является ли данный эффект следствием прямого действия каннабиноида на сердце или же он связан с изменением в крови концентрации гуморальных факторов (например адреналина), которые могли бы повлиять на сердечный ритм. Помочь ответить на этот вопрос могли бы только эксперименты на изолированном перфузируемом сердце.

Общеизвестно, что изолированное перфузируемое по Лангендорфу сердце является денервированным органом, изолированным от всяких гуморальных влияний, потому что его перфузируют оксигенированным раствором Кребса-Хензелайта, а не кровью. Такое сердце является идеальной моделью для изучения действия препаратов непосредственно на сердце. Оказалось, что уже через 10 мин перфузии изолированного сердца раствором, содержащим HU-210, развивается стойкая брадикардия.

Таким образом, результаты наших исследований свидетельствуют о том, что отрицательный хронотропный эффект использованных нами каннабиноидов не зависит от типа растворителя, поскольку они вызывали практически идентичное снижение ЧСС независимо от того, растворяли ли мы их в смеси кремофо-ра и спирта или же для их растворения использовали эмульгатор, разработанный компанией Tocris Cookson. Отрицательный хронотропный эффект HU-210 связан с активацией СВ1 рецепторов, локализованных в сердце. Относительно остальных каннабиноидов подобное утверждение может носить лишь гипотетический характер. В случае с селективными СВ1-агонистами ACPA и метанандамидом это предположение, по всей видимости, носит утвердительный характер, поскольку выраженность отрицательного хронотропного эффекта этих каннабиноидов напрямую зависит от их

сродства к СВ1 рецепторам [3]. Труднее судить о рецепторной природе анандамид-индуцированной бра-дикардии, поскольку сродство этого каннабиноида к СВ1 рецепторам в 4 раза ниже чем у метанандамида [3]. Кроме того, анандамид в отличие от метананда-мида, в крови и тканях быстро подвергается энзиматическому гидролизу [2]. Исходя из этих предпосылок можно было бы ожидать, что по способности индуцировать снижение ЧСС арахидоноилэтаноламид будет существенно уступать метанандамиду. В действительности же оказалось, что эти каннабиноиды оказы-

вают практически идентичный отрицательный хронотропный эффект. В формировании отрицательного хронотропного ответа на инъекцию анандамида, по-видимому, принимают участие не только СВ1 рецепторы, но и ваниллоидные рецепторы и так называемые анан-дамидовые рецепторы, к которым арахидоноилэтано-ламид проявляет достаточно высокую аффинность [2].

Работа выполнена при поддержке гранта Министерства образования и науки РФ (рег. № 2.1.1/530) Российского фонда фундаментальных исследований, Федерального агентства по науке и инновациям.

Список литературы

1. Felder C. C., Veluz J. S., Williams H. L. et al. Cannabinoid agonists stimulate both receptor- and non-receptor-mediated signal transduction pathways in cells transfected with and expressing cannabinoid receptor clones // Mol. Pharmacol. 1992. V. 42. P. 838-845.

2. Howlett A. C., Barth F., Bonner T. I. et al. International Union of Pharmacology. XXVII. Classification of cannabinoid receptors // Pharmacol. Rev. 2002. 54. N 2. P 161-202.

3. Pertwee R. G. Pharmacology of cannabinoid receptor ligands // Current Med. Chem. 1999. V. 6. P 635-664.

4. Bonz A., Laser M., Kullmer S. et al. Cannabinoids acting on CB1 receptors decrease contractile performance in human atrial muscle // J. Cardiovasc. Pharmacol. 2003. V. 41. N 4. P. 657-664.

5. Vidrio H. et al. Cardiovascular effects of (-)-11-OH-A8-tetrahydrocannabinol-dimethylheptyl in rats // J. Cardiovasc. Pharmacol. 1996. V. 28. P. 332-336.

6. Sander G. E., Lowe R. F., Given M. B., Giles T. D. Interactions between circulating peptides and the central nervous system in hemodynamic regulation // Am. J. Cardiol. 1989. V. 64. P. 44C-50C.

7. Крылатов А. В., Бернацкая H. А., Маслов Л. H. и др. Повышение устойчивости сердца к аритмогенным воздействиям и уменьшение зоны ишемического некроза миокарда при активации каннабиноидных рецепторов // Рос. физиол. журн. 2002. Т. 88. № 5. С. 560-567.

8. Маслов Л. H., Ласукова О. В., Крылатов А. В. и др. Изменение инотропной функции сердца и степени повреждения кардиомиоцитов при активации каннабиноидных рецепторов в условиях ишемии и реперфузии // Рос. физиол. журн. 2003. Т. 89. № 9. С. 1108-1116.

9. Cavero I., Solomon T., Buckley J.P., Jandhyla B. S. Studies on the bradycardia induced by (-)-fl9-trans-tetrahydrocannabinol in anesthetized dogs // Eur. J. Pharmacol. 1973. V. 22. N 3. P. 263-269.

10. Volmer R. R., Cavero I., Ertel R. J. et al. Role of central autonomic nervous system in the hypotension and bradycardia induced by (-)-Д9-trans-tetrahydrocannabinol // J. Pharm. Pharmac. 1974. V. 26. N 3. P 186-192.

11. Randall M. D., Harris D., Kendall D. A., Ralevic V. Cardiovascular effects of cannabinoids // Pharmacol. Ther. 2002. V. 95. N 2. P 191-202.

Маслов Л. H., доктор медицинских наук, профессор.

НИИ кардиологии СО РАМН.

ул. Киевская, 111, г. Томск, Россия, 634012.

E-mail: maslov@cardio.tsu.ru

Крылатов А. В., кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник.

НИИ кардиологии СО РАМН.

ул. Киевская, 111, г. Томск, Россия, 634012.

E-mail: maslov@cardio.tsu.ru

Ласукова О. В., младший научный сотрудник.

НИИ кардиологии СО РАМН.

ул. Киевская, 111, г. Томск, Россия, 634012.

E-mail: maslov@cardio.tsu.ru

Халиулин И. Г., кандидат медицинских наук.

Бристольский университет.

Юнивесити Вок, Бристоль, BS8 1TD UK.

E-mail: I.Khaliulin@bristol.ac.uk

Материал поступил в редакцию 16.01.2009 L. N. Maslov, A. V. Krylatov, O. V. Lasukova, I. G. Khaliulin

NEGATIVE CHRONOTROPIC EFFECT OF CANNABINOIDS IS DEPENDED ON THE ACTIVATION

OF CARDIAC CB1 RECEPTORS

It has been found that intravenous administration of cannabinoids (ACPA, anandamide, methanandamide) solubilized in the mixture (cremophore EL : ethanol : 0.9 % NaCl, 1:1:18) and Tocris water soluble emulsion of the same cannabinoids

H. H. Macnoe, A. B. Kpunamoe, O. B. HacyKoea, H. r. Xanuynun. Omp^amenbHbiu xponomponnuu.

induced a completely identical negative chronotropic effect in chloralose-anesthetized rats. The selective CB1 and CB2 receptor agonist HU-210 (0.1 mg/kg) also induced a negative chronotropic effect in rats. Pretreatment with the CB1 receptor antagonist SR141716A (1 mg/kg) completely abolished this effect of HU-210. The CB2 receptor antagonist SR144528 (1 mg/kg) had no effect on the HU-210-induced bradycardia. Pretreatment with the ganglion blocker hexamethonium (10 mg/kg) also did not eliminate a negative chronotropic effect of HU-210 and ACPA. A 10-min perfusion of isolated rat heart by Krebs-Heseleit solution containing HU-210 in a final concentration 100 nM/L induced a decrease in the heart rate. It has been concluded that negative chronotropic effect of cannabinoids is mediated via an activation of cardiac CB1 receptors.

Key words: cannabinoids, heart rhythm

Maslov L. N.

SI RI for cardiology SB RAMS.

ul. Kievskaya, 111a, Tomsk, Russia, 634012.

E-mail: maslov@cardio.tsu.ru

Krylatov A. V

SI RI for cardiology SB RAMS.

ul. Kievskaya, 111a, Tomsk, Russia, 634012.

E-mail: maslov@cardio.tsu.ru

Lasukova O. V.

SI RI for cardiology SB RAMS/

ul. Kievskaya, 111a, Tomsk, Russia, 634012.

E-mail: maslov@cardio.tsu.ru

Khaliulin I. G.

University of Bristol.

University Walk, Bristol, BS8 1TD UK.

E-mail: I.Khaliulin@bristol.ac.uk