Научная статья на тему 'Отражение соматического образа человека в гендерно-маркированных текстах'

Отражение соматического образа человека в гендерно-маркированных текстах Текст научной статьи по специальности «Философия»

292
28
Поделиться
Ключевые слова
ГЕНДЕРНО-МАРКИРОВАННЫЕ ТЕКСТЫ / СОМАТИЧЕСКИЙ / СОМАТИЗМ / СОМАТИЧЕСКИЙ КОД КУЛЬТУРЫ / СОМАТИЧЕСКИЙ КОД-1 / СОМАТИЧЕСКИЙ КОД-2

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Сайфи Л. А.

В статье рассмотрены вопросы, связанные с исследованием специфики функционирования соматизмов для репрезентации образа человека в гендерно-маркированном дискурсе прямой речи. Данная специфика функционирования соматизмов обусловлена представлением концепта «Я» человека в дискурсе прямой речи.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Отражение соматического образа человека в гендерно-маркированных текстах»

УДК 811. 111

ОТРАЖЕНИЕ СОМАТИЧЕСКОГО ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА В ГЕНДЕРНО-МАРКИРОВАННЫХ ТЕКСТАХ

© Л. А. Сайфи

Нефтекамский филиал Башкирского государственного университета Россия, Республика Башкортостан, 452681 г. Нефтекамск, ул. Трактовая, 1.

Тел./факс: +7 (34783) 2 35 80.

E-mail: saifila@yandex.ru

В статье рассмотрены вопросы, связанные с исследованием специфики функционирования соматизмов для репрезентации образа человека в гендерно-маркированном дискурсе прямой речи. Данная специфика функционирования соматизмов обусловлена представлением концепта «Я» человека в дискурсе прямой речи.

Ключевые слова: гендерно-маркированные тексты, соматический, соматизм, соматический код культуры, соматический код-1, соматический код-2.

Исследование проблематики языковой личности стимулировало обращение лингвокультуроло-гов к вопросам гендерных особенностей речи. Г ен-дер предполагает социокультурный конструкт, связанный с приписыванием индивиду определенных качеств и норм поведения на основе его биологического пола [1]. Понятие гендера охватывает поведенческие, культурологические и психологические параметры, ассоциируемые с половой особенностью индивидуума. Гендерные различия в коммуникативном поведении находят отражение в реализации стратегии и тактики речи, в выборе лексики, синтаксических конструкций, определении тематики разговора и т. д.

Различия в коммуникативных стратегиях предполагают гендерно-обусловленную специфику речевого поведения и оперирования языковыми средствами, рассматриваемыми в рамках дискурса. В данной работе дискурс понимается как сложное коммуникативное явление, реализованное посредством текста, включающее экстралингвистические факторы, в состав которых входят и личностные характеристики коммуникантов.

В художественном тексте мы выделяем два совершенно разных по природе дискурса: дискурс авторского повествования и дискурс прямой речи, каждый из которых, в свою очередь, сопоставляется по параметру гендерной маркированности. Под гендерно-маркированными текстами мы понимаем два вида гендерной маркированности: 1) гендерно-маркированный авторский дискурс, т. е. дискурс, созданный женщиной-автором или мужчиной-автором, и 2) гендерно-маркированный дискурс прямой речи, т.е. речи, принадлежащей женщине или мужчине. Данное сопоставление дискурсов можно рассматривать на предмет выявления специфики функционирования соматизмов, их нагрузки.

Рассмотрим употребление соматизмов в дискурсе прямой речи. В настоящей работе под сома-тизмами понимаются средства обозначения явлений, относящихся к сфере телесности [от греческого soma (somatos) - тело] и включающих части тела (head, nose, hand, leg, etc), внутренние органы (heart, stomach, liver, lungs, muscle, etc), а также материю

(субстанцию) тела человека и его органов (blood, cells, skin, sinew, etc).

При анализе специфики функционирования соматизмов в дискурсе прямой речи нами учитываются основные ипостаси «Я» человека, а именно: Я-физическое, Я-интеллектуальное, Я-эмоциональное, Я-социальное, Я-речемыслительное, и параметризуются по принципу синоптической классификации (за основу взята синоптическая классификация Т. В. Козловой [2]). Внутри каждой сферы, представляющей ту или иную ипостась, тождественные или близкие по значению единицы, содержащие соматический компонент, объединяются в микросферы / разряды / таксономические ряды с более частным значением.

Результаты анализа художественных произведений 20 британских писателей показали, что в дискурсе прямой речи для отражения образа человека используются единицы соматического кода (далее - СК) культуры, а точнее двух разновидностей этого кода - СК-1 и СК-2, формирующихся в пределах ядерной зоны соматического пространства [3]. Лексические соматизмы (СК-1), репрезентирующие соматический образ человека через описание просодических, кинетических и проксематиче-ских характеристик поведения, отражают ненаблюдаемые эмоции, душевные и ментальные состояния и процессы, обладают исключительной информативностью в плане выявления личностной этнокультурной специфики поведения. Единицы СК-2 представляют собой обширную область метафори-зации и метонимизации соматизмов.

В рамках статьи ограничимся особенностями концептуализации соматического образа человека ипостасей Я-физическое, Я-интеллектуальное, Я-эмоциональное, Я-речемыслительное.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Ипостась «Я-физическое» представлена микросферами «физические возможности и состояния человека» (разряды «возможности», «состояния»), а также «потребности, привычки», в которых зафиксировано употребление только идиоматических выражений СК-2, которые представляют прямую речь женщин (4.3% высказываний) и мужчин (5.7%). Например:

930

раздел ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

(1) Ashamed of herself, she asked Kate about the vicar. ‘Exactly and precisely as usual,’ Kate said. ‘What else can he be? If you ‘re run off your feet, you can’t afford to be variable.’ [4]

(2) (М) ‘We were living from hand to mouth but we were surviving.’ [5].

Физический образ, лежащий в основе идиоматических выражений, ассоциируется с физическим состоянием - сильной усталостью (1), а также с качеством жизни - полуголодным существованием (2).

Для отражения ипостаси «Я-эмоциональное» в дискурсе прямой речи зафиксировано всего 4.4% высказываний женщин и 5.6% высказываний мужчин. О своем эмоциональном состоянии коммуниканты могут говорить, используя идиомы, метафорические основания которых концептуализируют различные эмоции, например, страх.

(3) Panic seized her. ‘[...] And cholera: I should be frightened out of my wits. ’ [6].

Эмоциональное состояние третьего лица, т. е. с позиции наблюдающего, может отражаться при помощи единиц СК-1:

(4) (М) ‘[...] but I swear the white teeth were showing in his head and he was smiling. ’ [7].

Микросфера «каузация чувств» может быть представлена единицами СК-1 (5) и СК-2 (6):

(5) Richards laughed. ‘Perhaps I just said that to make the audience laugh.’ [8].

(6) (F) He could be very useful to Walter: on the other hand he could make himself very unpleasant if Walter put his back up. [6].

Для отражения ипостаси «Я-речемысли-тельное / речеповеденческое» в дискурсе прямой речи зафиксировано употребление всего одного идиоматического выражения СК-2 hold one’s tongue в высказываниях мужчин (3%) и женщин (1.4%) относительно третьего лица.

(7) He took an appreciable time to answer. His tone was dry. ‘[...] If she went to your husband I dare say she could persuade him to hold his tongue.’ [6].

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

(8) (F) Chinese servants knew everything anyway. But they held their tongues. [6].

Незначительное количество данных не позволяет сделать выводов о каких-либо гендерных предпочтениях в использовании соматизмов в дискурсе прямой речи для манифестации ипостасей «Я-физическое», «Я-эмоциональное», «Я-речемыслительное / речеповеденческое». Однако можно отметить факт преимущественного использования единиц СК-2 для отражения приведенных ипостасей.

Для отражения ипостаси «Я-интеллектуальное» в прямой речи мужчин встречаются идиомы, метафорические и метонимические выражения, которые представляют различные микросферы интеллектуальных действий и состояний, а именно: «восприятие», «мышление», «память», «волевые действия и состояния». Например:

(9) Mr Hilbery sighed. ‘My dear child, it went out of my head.’ [9].

(10) (M) ‘The greatest thing is to keep our heads.’ [6].

В прямой речи женщин интеллектуальная

ипостась человека, отражена в проанализированном материале только микросферой «волевые действия и состояния» (7.1% примеров), например:

(11) ‘So nice,’ she said, ‘so nice to be with you again. And you have forgiven me for, well, my not losing head, exactly, but getting just a bit too worked up?’[4]

В основе идиом (10) и (11) лежат концептуальные метафоры волевых действий и состояний. Метафора (10) отражает представление о том, что “рациональное (интеллектуально-волевое) «Я»

контролирует эмоциональное и чувственномысленное «Я»” [10, с. 188], что в английской культуре оценивается положительно, и, наоборот, неспособность к такому контролю вызывает отрицательное отношение (11). Ср.: to keep / lose one’s heads - to think, act, calmly and sensibly /excitedly and foolishly in an emergency, difficulty; retain / lose one’s powers of judgement when being subjected to persuasion, flattery, criticism etc [11].

Как показывает проведенный анализ, в дискурсе прямой речи количество рубрик, представленное соматизмами для отражения ипостаси «Я -интеллектуальное», незначительно. В английской культуре приветствуются такие качества, как способность здраво и логично мыслить, предвидеть дальнейший ход событий и явлений, сохранять спокойствие и способность действовать разумно в трудных ситуациях. Все эти особенности интеллектуальной ипостаси человека репрезентированы в основном в речи мужчин (20% примеров).

Ипостась «Я-социальное» в дискурсе прямой речи получила отражение в высказываниях представителей обоих полов (женщины - 27.1%, мужчины - 21.4% примеров). В речи и мужчин, и женщин используются единицы СК культуры, относящиеся к микросферам «поведение, поступки человека», «отношения в обществе», «обычаи, традиции, суеверия». Рассмотрим, как представлена микросфера «поведение, поступки человека».

(12) Kitty blazed with sudden anger. ‘I suppose I threw myself at your head.’ [6].

(13) “Why can’t they come to an agreement?” “Because they’ve got to save face. Saving face is the strongest motive in the world.” [.] Michael kissed her [12].

Идиомы и метонимические выражения СК-2 используются для актуализации различных поведенческих аспектов, например, таких, как несдержанность (12), дерзость / риск, вмешательство в чужие дела - в речи женщин и сохранение достоинства (13), вмешательство в чужие дела, внимательность / настороженность, а также разнообразных действий и поступков - в речи мужчин.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Микросфера «отношения в обществе» представлена разрядом «отношения между людьми».

(14) (F) ‘The old girl might not have much time for the Gilmour kid, but when you got sick inside, you had to stick together, lend a hand.’ [13].

(15) (F) ‘One little wiggle of McEnroe’s finger and the college gets back in line for you. ’ [14].

В прямой речи женщин получили отражение следующие аспекты межличностных отношений: помощь (14), забота / ответственность, обусловленность иерархичностью, убеждение / принуждение, уважение, неуважение / пренебрежение, презрение, наказание / месть. Отмечается преимущественное использование идиоматических выражений СК-2 для репрезентации взаимоотношений между людьми. В редких случаях употребляются лексические соматизмы, получившие метафорическое переосмысление (15).

В высказываниях мужчин получили отражение следующие аспекты межличностных отношений: помощь, контроль (16), критика, а также наказание (17).

(16) ‘I want to feel in control. Have things at my fingertips’ [15].

(17) ‘If they know you’ve missed anything out they wallop you on the ear.’ [5].

В приведенных выше высказываниях используются идиомы (16) и выражение СК-2, метонимически переосмысленное на основании смежности «действие-цель» (17).

В речи и мужчин и женщин встречаются единицы СК-2, относящиеся к микросфере «обычаи, традиции, суеверия», например:

(18) (M) ‘He’s alive, anyway, Triss,’ I said as we began to wash the instruments. ‘We’ll put him on to sul-phapyridine and keep our fingers crossed. ’ [16].

Идиома cross one’s fingers (have / keep one’s fingers crossed) отражает суеверие и, по данным представленного материала, используется в прямой речи при описании собственных переживаний и надежд коммуникантов.

Только в речи мужчин зафиксированы идиоматические выражения СК-2, характеризующие деятельность человека, например:

(19) William drew a deep sigh. ‘We may lecture till we are blue in the face - ’ [9].

Идиома till we are blue in the face (19) обозначает долгую и упорную работу до изнеможения (‘to work, etc as hard and as long as one possibly can, usu without success’). [17].

Из проведенного анализа следует, что в дискурсе прямой речи ипостась человека «Я-социальное» представлена микросферами «деятельность», «поведение», «отношения в обществе», «обычаи, традиции, суеверия». Микросферы «поведение», «отношения в обществе», «обычаи, традиции, суеверия» являются общими для речи обоих полов. Микросфера «деятельность» отражена только в речи мужчин. По количеству представленных рубрик самым многочисленным является разряд «отношения между людьми» микросферы «отношения в обществе». Однако по сравнению с мужчинами женщины уделяют внимание гораздо более широкому спектру межличностных отношений. В то же время манифестация различных поведенческих аспектов микросферы «поведение» встречается в речи мужчин вдвое чаще, чем в речи женщин. Микросфера «обычаи, традиции, суеверия» представлена разрядом «суеверия», одинакого отраженным в речи женщин и мужчин. В дискурсе прямой

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

речи ипостась «Я-социальное» представлена только единицами СК-2.

Анализ дискурса прямой речи продемонстрировал, что комплексное «Я» человека предстает как социальное «Я» (48.5 % примеров), интеллектуально-волевое «Я» (27.1%), эмоциональное «Я» (10%), физическое «Я» (10%), речемыслительное /речеповеденческое «Я» (4.4%). Человек, представленный в дискурсе прямой речи через соматический образ, являет собой прежде всего социальное существо, реализующееся в основном в межличностных отношениях, в различных действиях и поступках. Однако по сравнению с мужчинами женщины уделяют внимание гораздо более широкому спектру межличностных отношений. В то же время отражение различных поведенческих аспектов микросферы «поведение» встречается в речи мужчин вдвое чаще, чем в речи женщин. Деятельностное начало манифестируется только в речи мужчин. Для мужчин очень важна интеллектуально-волевая составляющая «Я» человека. Для женщин, по данным нашего исследования, важнее проявление через соматические знаки волевых качеств, нежели рационально-интеллектуальных. Наименее представленной в соматических знаках ипостасью является «Я-речемыслительное». В английской языковой картине мира «Я» человека проявляет себя преимущественно в языковых единицах СК-2 культуры. Что касается речевых особенностей употребления данных единиц, то можно отметить, что в женской речи встречаются трансформации типа to lend a sympathetic ear; keeping a sharp eye on [12], которые придают дополнительные смысловые элементы или меняют стилевую принадлежность идиоматических выражений.

ЛИТЕРАТУРА

1. Кирилина А. В., Томская М. В. Лингвистические гендерные исследования. Режим доступа: http://www.strana-oz.ru/?numid=23&article=1038.

2. Козлова Т. В. Идеографический словарь русских фразеологизмов с названиями животных. М.: Дело и сервис, 2001. -208 с.

3. Сайфи Л. А. // Вестник Башкирского университета. 2008. Т. 13. №1. С. 69-72.

4. Johnson P. H. The Humbler Creation. Penguin Books, 1961. -315 p.

5. Cookson C. Bill Bailey’s Lot. Corgy Books, 1988. P. 73.

6. Maugham W. Somerset. Rain. Modern English Short Stories. Foreign Languages Publishing House. Moscow, 1963. -248 p.

7. Chesterton G. K. The Adventures of Father Brown. М.: Менеджер, 2000. -256 с.

8. Dexter C. The Dead of Jericho. Oxford University Press, 2003. -106 p.

9. Woolf V. Night and Day. Penguin Books, 1976. -471 p.

10. Красных В. В. Концепт «Я» как репрезентант русского культурного пространства. // Язык и эмоции: личностные смыслы и доминанты в речевой деятельности Волгоград, 2004. С. 184-204.

11. Oxford Dictionary of English Idioms. A. P. Cowie, R. Mackin & I. R. McCaig. Oxford University Press, 1998. -685 p.

12. Galsworthy, John. The Apple Tree. Modern English Short Stories. Foreign Languages Publishing House. Moscow, 1963. -352 p.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

13. Quinn, Betty. Prisoner Cell Block-H: A Dangerous Affair. Thames Mandarin, 1991. -336 p.

14. Gibson E. Old Photographs. A Lion Paperback. Oxford, 1990. -349 p.

15. Barns T. A Midsummer Killing. New English Library. Hodder and Stoughton, 1991. -261 p.

16. Herriot J. Vet in a Spin. Pan Books, 1978. -224 p.

17. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. A. S. Hornby. Fifth edition. Oxford: Oxford University Press, 1995. -1430 p.

Поступила в редакцию 04.10.2008 г.