Научная статья на тему 'Отечественная война 1812 года: уроки и выводы'

Отечественная война 1812 года: уроки и выводы Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
6787
1197
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
УРОКИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 Г / МИРНО-ВОЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ / ВОЕННАЯ НАУКА / СТРАТЕГИЯ / ИСТОРИОСОФИЯ / ФИЛОСОФИЯ ВОЙНЫ / LESSONS OF PATRIOTIC WAR 1812 / PEACEFULLY-MILITARY RELATIONS / MILITARY SCIENCE / STRATEGY / HISTORIOSOPHY / PHILOSOPHY OF WAR

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Даниленко Игнат Семенович

В отличие от исторического военнонаучное и, тем более, политико-философское осмысление Отечественной войны 1812 года остается недостаточным. Статья представляет собой авторский взгляд на главные геополитические и военно-стратегические уроки кампаний 1812—1813 гг.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

1812 PATRIOTIC WAR: LESSONS AND CONCLUSIONS

In contrast to the historical science, the political, military scientific and especially philosophical understanding of 1812 Patriotic War is inadequate. Here is the author's view on the major geopolitical and military-strategic lessons of campaigns of 1812-1813, viz.: (1) lessons and conclusions from the analysis of the historical situation in Europe and the world in the late eighteenth century and the first decade of the nineteenth century, which led to Napoleon's invasion of Russia in 1812. Russia became the object of Napoleon's military adventure first of all because it did not have its own higher socio-political and geopolitical strategy. Dangers of becoming a participant of another’s war or to be the intermediate victim of armed aggression are remaining a reality of nowadays. The means of solving those problems are the wisdom and the high art of politics. This is the main lesson and practical conclusion for the present from the experience of the War of 1812. (2) lessons and conclusions that follow directly from the experience of Russian politics and art of preparation and conduct of the war against Napoleon's invasion. National character of the war is a necessary condition of its victorious conclusion, even with the initial and subsequent temporary setback. This, however, does not constitute grounds for denial of the value of the political and military leadership of the war. Unorganized and headless population of the country cannot win the war, even if numbers of this population is high. A very interesting lesson from 1812 is connected with the problem of frontier, until which country should wage the war. The situation is the war of 1812 in this regard is very instructive. At first glance, the war with the aggressor should be carried to its complete defeat. But it is at first glance and in terms of the psychology of military struggle. From a geopolitical and political point of view may be otherwise. (3) lessons and conclusions arising from the experience of the post-war policy of Russia in the major directions of its further historical development. (a) Since the War of 1812, Russia for two hundred years has been in a certain sense doomed to be the victim and the hero in the war, and then to the role of the debtor of its Western allies for its military supplies in all coalitional wars. Generosity towards other nations and states, and deafness to the needs and to the disaster of its own people is a characteristic feature of the Russian authorities, and indeed of the propertied classes. (b) The post-war enthusiasm for the foreign affairs to the detriment of solving of internal problems is not justified and is flawed for the development of the country. Inability to solve successfully the problems of internal development is not compensating for the external charity and peace-making activity. (c) Has matured paradigm shift in military science, and to begin this difficult but necessary work should be with the study of two historical trends in the development and confrontation in military science, formed on the basis of the experience of Patriotic War 1812, viz. with the analysis of Jomini and Clausewitz' works.

Текст научной работы на тему «Отечественная война 1812 года: уроки и выводы»

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 1. Вып. 2 • 2012

Символ эпохи: люди, книги, события

УДК 327.2:355.4:930.1

Symbol of the Epoch: Persons, Books, Events / Das Symbol der Epoche: Personen, Bucher, Veranstaltungen

Даниленко И.С.

Отечественная война 1812 года: уроки и выводы

Даниленко Игнат Семенович, доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Военно-научного комитета Вооруженных сил Российской Федерации, главный научный сотрудник Военного университета Министерства обороны РФ, генерал-майор в отставке

E-mail: isdanilenko@mail.ru

В отличие от исторического военнонаучное и, тем более, политико-философское осмысление Отечественной войны 1812 года остается недостаточным. Статья представляет собой авторский взгляд на главные геополитические и военностратегические уроки кампаний 1812—1813 гг.

Ключевые слова: уроки Отечественной войны 1812 г., мирно-военные отношения, военная наука, стратегия, историософия, философия войны.

Вступление.

Отечественная война 1812 года: потребность в историософской рефлексии

Войны — турбулентное событие в национальной и мировой истории, по-разному, но преимущественно существенно влияющее на дальнейшее движение ее потоков, их мирно-военную направленность, скорость и содержание.

Война России с «дванадесятью языками» в 1812 году была самой большой по масштабам и историческому значению войной Х!Х века. Этот век, как предыдущий ХVШ и последующий ХХ века, был мирно-военным веком: жизнь народов шла чередованием мира и войн. После 1812 года больших войн в Х!Х веке было много, в их числе: наполеоновские войны (1813—1815), Кавказская война (1817—1864), Крымская (Восточная, 1853—1856), Гражданская война в США (1861 — 1865), австро-прусская (1866), франко-прусская (1870—1871), русско-турецкая (1877—1878) и испано-американская (1898) войны. И все же это были войны преимущественно национального и регионального масштаба и значения, меньшей исторической судьбоносности, нежели война 1812 года, в которой решался и вопрос, быть или не быть России дальше субъектом истории, и вопрос, будет ли установлено господство одной державы над если не мировым, то европейским сообществом государств и народов. Тогда уже решался, в современной терминологии, вопрос установления однополярного мира. Так что от этой войны серьезно зависел дальнейший ход не только российской, но и всей мировой истории.

Аллегория победы русского воинства в Отечественной войне 1812 года. Медаль «В память отечественной войны 1812 г.»

Барельефы работы Ф.П. Толстого для Храма Христа Спасителя (XIX в.)

Что получилось в результате войны, известно. Произошли существенные как временные, так и необратимые изменения в ходе мирового исторического процесса. Россия отстояла свое историческое существование, ее

Даниленко И.С. Отечественная война 1812 г.: уроки и выводы

авторитет в мире и национально-государственное самочувствие существенно повысились. Франция открыла счет своим военным и историческим поражениям, утратам статуса самой мощной державы на Европейском континенте.

Как шла история последующие 200 лет, информации предостаточно. Может показаться, что подводить итоги войны 1812 года, извлекать уроки и делать выводы поздно. За два века много воды утекло, многое быльем поросло, и время извлечения уроков и выводов прошло, потомкам победителей осталось только вспоминать о радостях победы, а потомкам побежденных — сожалеть о событиях и результатах далекой неудачной войны. Но это — эмоциональный подход к истории. Он формирует патриотические чувства, эмоциональное восприятие истории родного народа. Для тех, кто мыслит рационально, особенно для профессиональных военных и политиков, нужен другой подход к истории: извлечение из нее, прежде всего, стратегических и геополитических уроков и выводов.

Сегодня Россия не в том положении, когда она может ограничиться извлечением из своей истории только радостных воспоминаний и приятных выводов. История подвела Россию к рубежу, который требует ответа на вопрос: быть или не быть ей великой державой, наследницей великих исторических побед, одной из которых является победа в Отечественной войне 1812 года. Это серьезно зависит от того, какие уроки мы извлечем из своей истории и какие сделаем практические выводы.

Россия сегодня нуждается в глубоком осмыслении своей непростой истории, наполненной событиями героическими и трагическими, большими стремительными историческими свершениями и такими же откатами на десятилетия назад. Сегодня для России как государственного социума опасен не только исторический откат, но и топтание на месте, даже пропуск исторических шансов для быстрого наверстывания упущенного. XXI век — не XIX и даже не XX век, в котором родилось большинство живущего ныне народонаселения планеты.

Отечественная война 1812 года — узловое событие в потоке нашей национальной и мировой истории. Эту войну из истории выбросить нельзя, но извратить, умалить и вовсе умолчать можно. Исследование того, как эта война повлияла на ход истории и как могла повлиять, позволяет извлечь уроки и сделать практические выводы. Делать это крайне важно. От того, как народы воспринимают и понимают свою историю, в большой мере зависит то, как они ее творят.

Извлекать уроки из истории — дело сложное. Добросовестным историкам приходится преодолевать сложности троякого свойства: политико-идеологического, научно-методологического и организационно-технического характера. Преодолеть их не просто. Не случайно скептики говорят: есть один только бесспорный результат изучения истории — никто никаких уроков и выводов из нее не извлекает. В действительности кто-то эти уроки извлекает, а кто-то этого не делает, и причины тому разные. Из ближней истории уроки не извлекают, потому что это не позволяют делать (или активно сопротивляются) здравствующие политики, которые натворили исторических ошибок, часть из которых тянет на статус исторических преступлений. Что касается дальней истории, то она содержит для определенной группы современников очень неприятные аналогии. Поэтому они стараются, чтобы история освещалась без намеков в их адрес, а создавала хороший сравнительный исторический фон в их пользу. История — не бесстрастное повествование, а поле борьбы за настоящее и будущее.

Все современные государства, политико-идеологические силы внутри них, а так же надгосударственные политические структуры яростно борются за свой исторический имидж, за свою историческую субъектность. И борются далеко не всегда честно. Современная борьба за историю представляет важную составную часть борьбы всех ее субъектов за свое настоящее и будущее.

К политико-идеологическим проблемам изучения истории прибавляются сложности методологического свойства. В огромном количестве исторических фактов, из которых складывается общественная история, в том числе в таком динамичном ее проявлении, как война, без организующей и ориентирующей роли мировоззренческих установок разобраться трудно, практически невозможно. Однако следование одной, той или иной, методологической доктрине ведет к одностороннему построению картин исторических событий и процессов и, соответственно, уроков и выводов. Для исключения такой односторонности следует использовать все методологии, подтвердившие свою научную продуктивность. Методологическим принципом исторических исследований следует признать не монометодологизм, а поли-, точнее, панметодологизм.

К перечисленным сложностям изучения истории, извлечения из нее проектных уроков и выводов для настоящего и будущего прибавляются трудности организационно-технологическго характера исследования больших и сложных исторических событий. Во-первых, необходимо точное установление их полной фактической картины. А это не просто. Если исторические факты искажены или учтены не полностью, это неизбежно скажется на общих итогах, извлекаемых уроках и выводах. Во-вторых, надо знать возможности (альтернативы) выбора исторического курса для тех, кто мог и был обязан это делать. В-третьих, знать субъективные качества творцов исторических событий, их способность или неспособность реализовать имевшийся у них исторический выбор.

История альтернативна. Ее творят люди, обладающие разным сознанием, волей, страстями и т.д. У них всегда есть возможность выбора, как и какую творить историю. Порой они это делают удачно для себя и потомства, а нередко и неудачно. История знает немало примеров преступного творения истории с последующими ухищрениями оправдаться перед ней, т.е. перед будущими поколениями.

История Отечественной войны 1812 года состоялась такой, какой мы ее знаем. Могла она быть другой? Могла — и более благоприятной для последующей истории России. Но могла быть и менее благоприятной, нежели та история, которая состоялась. Историю переиграть нельзя. Такого рода устремления — источник многих заблуждений, ошибок и даже преступлений, но можно извлечь уроки и сделать разумные, гуманные и продуктивные для живущих и будущих поколений выводы.

Даниленко И.С. Отечественная война 1812 г.: уроки и выводы

Уроки и выводы из больших исторических событий (независимо от времени, когда они произошли) делаются для того, чтобы в схожих условиях одни факты взять за образец, а другие исключить из жизнедеятельности личности, государства и общества.

Из Отечественной войны 1812 года как события большого — всемирно-исторического — значения можно извлечь много уроков и выводов. Кладезь их далеко не исчерпан. Представляется, что уроки и выводы можно разделить на три группы:

(1) следующие из анализа исторической ситуации в Европе и мире в конце XVIII века и первом десятилетии XIX века, приведшей к нашествию Наполеона на Россию в 1812 году;

(2) следующие непосредственно из опыта политики и искусства подготовки и ведения Россией войны против наполеоновского нашествия;

(3) вытекающие из опыта послевоенного курса России на важнейших направлениях ее дальнейшего исторического развития.

Рассмотрим уроки и выводы по предложенной схеме.

1. Уроки и выводы из исторической ситуации, приведшей к войне 1812 года

Война с наполеоновской Францией в 1812 году не была выбором России, ее государственного руководства. Александр I до самого начала войны предлагал Наполеону мир. И все же правомерно поставить вопрос: все ли действия России в предшествующие годы соответствовали тому, чтобы исключит эту войну? Нет, не все возможное, а главное, без должного высокого искусства строились межгосударственные отношения в сложной международной обстановке начала XIX века. Бесспорно, у России нет вины за эту войну. Но она не смогла уйти от нее. И это ее беда, она состоит в том, что не было должной проницательности, политической мудрости и политического искусства строить мирно-военные отношения с европейскими государствами в условиях Вестфальской системы и порожденной ею сложной и острой борьбы за господствующее положение в Европе (называемой «балансом сил»), борьбы прежде всего между Францией и Англией. Последняя же, напомним, была организатором антинаполеонов-ских коалиций, в которых семь раз участвовала Россия.

Союзные силы, разувающие Эгалитэ. Художник Джеймс Гиллрей, 1799. Английская карикатура на 2-ю антифранцузскую коалицию. В названии обыгран лозунг Великой французской революции: Ubertё, Еда^ё, Fгateгnitё (Свобода, Равенство, Братство). Русский медведь помогает австрийскому императору стаскивать с ноги Наполеона са-пог-Италию (на карте-сапоге обозначены Рим, Неаполь, Флоренция), из сапога сыпятся монеты. Английский моряк (Джон Булль) сзади схватил Наполеона за руки. Наполеон и Джон Булль стоят на голландском сыре, который упитанный голландец (штатгальтер Голландии Вильгельм V Оранский) снизу выдергивает из-под них. Турок схватил Наполеона за нос, чтобы отсечь его.

Следовательно, Отечественная война 1812 года являлась побочным продуктом тогдашней борьбы за господство в Европе, соответственно, и во всем мире, поскольку большинство народов в начале XIX века за пределами Европы находилось в состоянии исторической дремы или раскачки. Основными претендентами на мировое господство тогда были Франция и Англия: первая была самой мощной державой на европейском континенте, вторая — особенно после Трафальгарского сражения — на море.

Россия не претендовала на господствующую роль. Но от ее позиции и поддержки зависели шансы на победу каждого из претендентов на такую роль. Естественно, что победа любого из них не отвечала интересам России, как и интересам других государств. Перед Россией в начале XIX века стояла сложная проблема: повлиять на эту борьбу в целях отказа

Англия (премьер-министр Питт) и Франция (Наполеон) делят мир. Художник Джеймс Гиллрей, 1805 г.

Даниленко И.С. Отечественная война 1812 г.: уроки и выводы

от претензии на господство обоих претендентов, но и не участвовать в войне на чьей-либо стороне, не стать жертвой военной агрессии одной из них за отказ быть союзником.

России нужен был принципиальный и в то же время сложный маневренный курс, долгосрочная мирно-военная стратегия (ее в конце XIX века будут называть высшей стратегией). Такой стратегии у страны не было. Ее политика была ситуативной: то военная борьба, то союз с Наполеоном, участие в военных коалициях против него. Союз Павла I с Наполеоном, направленный против Англии, завершился его удушением (не без внешнеполитического участия — внедрение правящими кругами великих держав своих агентов влияния и политика «плаща и кинжала» имеет многовековую традицию, меняются только масштабы и методы этой практики).

Российский престол после Павла I занял его сын Александр I, разорвавший союз с Наполеоном. Отныне Россия участвует в коалиционной войне против Франции. Под Аустерлицем в 1805 году русская армия терпит сокрушительное поражение. Российский император едва избегает плена. В 1807 году между Францией и Россией был заключен Тильзитский мир, устанавливавший торговую блокаду Англии.

Европа в 1811 г.

Французская империя Щ Страны-сателлиты

Щ Страны, принявшие участие в континентальной блокаде Карта с сайта http://ru.wikipedia.org/wiki/Континентальная_ блокада

Взаимные почести в Тильзите, или Обезьяна, медведь и орел. Английская карикатура на Тильзитский мир и континентальную блокаду. Начало XIX в. Из кн.: Отечественная война и Русское общество. М.: 1912. Т. I.

Отказ Россия от участия в континентальной блокаде своего едва ли не основного торгового партнера становится для Наполеона основанием для принятия решения о разгроме России, которую он полагал ннобходимым раздробить или сделать вечным вассалом Франции. Для этого император Франции мобилизовал все силы как собственного государства, так и зависимых от него стран Европы, двинув на Россию невиданную армаду, способную, как казалась великому полководцу, растоптать «северного колосса», а не только уничтожить русскую армию.

Следовательно, непосредственно война и ее исполнение явились продуктом политического авантюризма, чудовищной политической провокации со стороны великого полководца. От чужого авантюризма никто не застрахован. Но участие или неучастие в авантюрных международных играх — дело выбора, который зависит от мудрости и искусства политики. В данном случае со стороны государственного руководства России они не были проявлены. Россия стала объектом наполеоновской военной авантюры прежде всего потому, что у нее не было высшей, общественнополитической и геополитической стратегии своего развития. Она была добровольно привязана к стратегии ведущих европейских государств. Поэтому ее собственная политическая и военная стратегия была ситуативной. Война 1812 года и явилась результатом такого рода стратегии. Дипломатический корпус России был не способен противодействовать изощренной дипломатии европейских государств и последовательно отстаивать государственные интересы стран. Даже торговля с Англией едва ли стоила войны 1812 года. Можно возразить: дело принципа. Но британские дипломаты руководствовались другим принципом: «У Англии нет вечных врагов и вечных друзей, есть только вечные интересы». Как эти принципы Великобритания осуществляет на практике, показала Крымская (Восточная) война 1853—1856 годов, в которой Британская империя — теперь уже в коалиции с Францией — нанесла чувствительный удар по России.

Значит, дело в позиции правящего класса (слоя). Значительная часть этого слоя тогдашней России была вестернизирована, он жаждал жить по-европейски, а доход получать российский, т.е. от крепостнического социальноэкономического устройства страны. Этот слой презирал родной язык (далеко не всегда владея французским — вспомним хрестоматийное «смесь французского с нижегородским» А.С. Грибоедова). Ему не нужна была самостоятельная стратегия развития России — он жаждал копировать Европу.

Когда война закончилась, победная эйфория закрыла критический анализ действий, приведших к нее. В действие

Даниленко И.С. Отечественная война 1812 г.: уроки и выводы

вступил принцип «победителей не судят». Но это не означает, что они должны были оставаться закрытыми и для анализа последующими поколениями, включая нынешнее.

Отсутствие высшей стратегии и, как следствие, участие в войнах за интересы других государств в истории России повторялось и в последующей истории нашей страны. Яркий пример — Первая мировая война. Главными зачинщиками и противниками в ней были Англия и Германия — но первой война была объявлена России.

Опасность стать жертвой военной агрессии или быть втянутой в чужую войну для Российской Федерации и сегодня велика. Запад не собирается уступать лидерство Востоку. Опасность стать участником чужой войны или промежуточной жертвой военной агрессии остаются реальностью наших дней. Мудрость и высокое искусство политики — средства решения проблемы. В этом главный урок и практический вывод и для наших дней из опыта Отечественной войны 1812 года — великого исторического бедствия, преодоление которого потребовало от русской армии и русского народа стойкости, мужества, героизма, самопожертвования, которыми восхищаются и будут восхищаться потомки до тех пор, пока у них будет историческая память

2. Уроки и выводы из подготовки и ведения войны 1812 года

Россия не хотела войны, но по мере возрастания ее реальной вероятности серьезно готовилась к ней, с пониманием могущества Франции и военного гения Наполеона. Большую роль в этом деле сыграл Военный министр Барклай де Толли, его организаторский талант, в том числе в устройстве военной разведки и военно-научной деятельности в масштабе всей армии. В канун войны, 27 января 1812 года на базе Артиллерийского ученого комитета при Военном министерстве учрежден Военно-ученый комитет (ВУК). Данный опыт подготовки страны к войне 1812 года сохраняет определенную ценность и для нашего времени.

Безусловно, и в этом большом деле имели место упущения и ошибки. Но главная из них заключалась именно в деятельности, приведшей к войне. Когда же война началась, ошибки выяснять было поздно и не полезно. Все физические и интеллектуальные силы требовалось направить на разгром врага — и это было сделано. Александр I только после вторжения французских войск опубликовал манифест: «Французские войска вошли в пределы Нашей Империи. Самое вероломное нападение было возмездием за строгое соблюдение союза. Я, для сохранения мира, истощил все средства, совместные с достоинством Престола и пользой Моего народа. Не положу оружия, доколе ни единого неприятельского воина не останется в царстве Моем» (цит. по: [Высочайший манифест...])

■ ■ ■ ; ■

- ■■ .

ІІ .■ . . ; і-- т жк "

■ ^

■ мы і&аЯкій

, & ■ ■ ■ г>.;і; г >: п чс !г -с Щ. 11 о

щ

..:;л

ЯЕ г и ЬЩ

ли n Т Й I- X „ С | к О Е З 5U Е IJ1:

. ■ " ї і'.ІІ-е и >.1' с І г я,

V " ! Н л = іцллііі. ■ ■ ■

г™ Hij. p ’‘jTrT^t’ T Шииі

іI-'In. к turcj.inniJli --A. ii-L'iipu j. Л

™ в» ]Дк1С ■ «ОЕЙйГ fJ.'il. Hj.rLlLi-» it.--

mfetU «(.йкііхі h> ■ '■Г'? ивРЧ ILL Hi. чт-їііл

Л>'*" -Mp^sr.rrei i-.-s г Jf}- l«v ос» nrm їй '

SivmUui, ічітіж (Ч 'Ніг ItuDfiif. ИГ п^й-я ^ u a

■ Чий csfeiw** (fab H-- —L--

■Wfc. “"«r* lcs,‘ І-И-, 40.^rr|rtua lll4

ifi»||Kni4MLi ft.ni njp t;.4 ,..ОпиМ:> V ^ С. Щ :

r-.ina.4 зймг*,.,». МЫ -tr irirtic--y.i£Y>;. №>-'

„і. ::im Шгщ г.иц, t.i мрыя, і:і*гкг f4l.v цагл. rn •Tr*JrJi|.i:t

J.. f up ^тш.іг ^ ікіліЛі ■■ „ ^ JQtKiPr тмп И ^.

: РИРК и иЛп_

Г*-1- г.* K+n.-nj-W-c^blOHjr IjiiV Ш.П. Г-.'т,' Xriy.jJ^. .і

Jlnk :лтг^ И *=■** ,,i4L «иг*

,V> ' /ДОнш,. vn^.rdWLh ярігм = >х ЖТЇ -ГЫ

HAhlt і Axu^jn VFtbrMbzii

V/ ґіііл ягякпхшгсз Зіки-іізті ■ ль«трз<рі- Лі ■ *Ллі.й' їй* ш Ц-'тг'.'Зі пні ’!+^мніаі иитт> 7-wl* j і лгмп-. іи ■ ■ -

ср.м. пь ті- у ■:^т.ч : , ідґі* ' іиіііть tm ■ oV

эиыйц Дн .:пГлігпі. п.* ц. «пИ^еішА Ліи^ккпх ь

ЛГЫ-ЛУ** JI.JHE-U я г ГГ, І.р#ч, ‘Ьии-

Р:-АІ^,Ч чпг:іггг.тг Л: »я *rt гг.чжчи. #ал«-Зн<1ПНЙгр

■•ELukfiiil- Йччгу.'. rt ^.ікьшіа: wn,'|j 1'аіинї к>

лктггмл .цяіМ прглі.^+’ 5я .^;.їпг а гщу EOivi,^ л '.i-tfi. Р^тчгЛ

J^T* 'r-.V Іішп г.у wojr.jej-^, ,tt ккшлт-

“и-ііь тгйи ргір-чтиим 1Ш РЙА-Ь dkmi*-, > ujqun.^r»MiPiw:» '

Александр I. Портрет работы Дж. Доу

Высочайший манифест императора Александра I от 6 июля 1812 года о вторжении Наполеона в Россию

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Россия, ее государственное руководство, армия и народ проявили невиданную в истории стойкость, выдержку, самопожертвование и героизм. Победа досталась большой ценой. Но победа! А могла быть гибель страны, ее народа как самостоятельного субъекта истории, ее творца.

Особую ценность представляет опыт подготовки и ведения войны как общенародного дела. У руководства страны было понимание, что ход и результаты войны будут зависеть от отношения к ней народной массы, большинство которой составляло крепостное крестьянство. До военных событий 1812 года войны в подавляющемся большинстве случаев велись вооруженными силами. Результаты сражения армий и флотов определяли победителя. Гражданское население играло в военных события в основном пассивную роль, несущее издержки подготовки и ведения военных действий.

Даниленко И.С. Отечественная война 1812 г.: уроки и выводы

п V V/ V/ W U V

В результате целенаправленной деятельности российской власти всех уровней и стихийной позиции населения война со стороны России приобрела народный характер. Народный характер войны — обязательное условие достижения победы. Последующая история подтвердила, что народный характер войны является обязательным условием ее победного завершения даже при начальных и последующих временных неудачах. Блестящий пример — Великая Отечественная война советского народа с фашистскими захватчиками. Не случайно в годы этой войны активно обращались к опыту Отечественной войны 1812 года. Отмечая решающую роль народности войны, следует подчеркнуть, что это не дает основания для отрицания значения политического и военного руководства войной: неорганизованное и не руководимое народонаселение страны при любой его численности не может выиграть войну.

Общенародный характер придать войне невозможно искусственно, усилиями только сверху. Россия не победила Японию в развязанной ею войне 1904—1905 годов потому, что эта война не стала общенародным делом. Не стала народной и Первая мировая война. Первоначальный массовый патриотический порыв в первые дни этой войны, вызванный объявлением России войны Германией, быстро угас. Цели этой войны были непонятны массам, хотя война объявлялась отечественной. Но таковой в сознании народа она не стала, и Россия не смогла довести войну до победного конца, хотя ее публичными политиками уже было «предрешено».

Об этом факте следует сказать, поскольку из него был сделан скоропалительный вывод о замене массовых армий («полчищ») малыми профессиональными армиями (см., напр.: [Геруа 1923; Fuller 1923, 1928; Douhet 1930; Эймансбергер 1938]). Противопоставление профессионализма и массовости вооруженных сил — опасное заблуждение. Но идея малой профессиональной армии живуча и в наше время.

Очень интересный урок и вывод из опыта войны 1812 года касается проблемы рубежа, до которого стране следует вести войну. Ситуация Отечественной войны 1812 года в этом отношении представляется очень поучительной. На первый взгляд, войну с агрессором следует вести до полного его разгрома. Но это на первый взгляд и с точки зрения психологии военной борьбы. С геополитической — и внутриполитической — точки зрения может быть иначе.

В 1812 году такого рода вопрос возник сразу же после того, как Наполеон был изгнан за пределы Российской империи. В начале 1813 года на территории Польши произошла встреча Главнокомандующего русской армией фельдмаршала М.И. Кутузова и российского императора Александра I.

Кутузов предлагал не вести дальше войну, оставить Наполеона для Англии. Александр I решил продолжать участие в войне до полного его разгрома. Россия существенно помогла Англии и Пруссии (последняя, озабоченная вечной идеей Бранденбургов «округлить» свои границы за счет присоединения территорий сопредельных государств, была союзницей Наполеона во время его похода на Россию) разгромить Наполеона. Участие России в наполеоновских войнах 1813—1815 годов было условием его полного разгрома.

В итоге Франция была выведена из списка претендентов на господствующее положение в Европе и мире, Англия надолго избавилась от конкурента на эту роль. Существенно изменилось геополитическое положение Пруссии. Она избавилась от французского давления и угрозы. Ей были созданы благоприятные условия для успешной борьбы за господствующую роль среди немецких государств. В этой борьбе Пруссия победила Австрию в войне 1866 года. Затем в 1870—1871 годах она учинила сокрушительный разгром Франции и создала Первый рейх — Германскую империю.

В результате вклад России в борьбе с наполеоновской Францией явно превысил национальные геополитические интересы. Снижение геополитического веса Франции привело к быстрому росту мощи других геополитических конкурентов России, что, при изменении политической ситуации, превращало их в военных противников. К сожалению, в последующем мы не научились соблюдать национальные геополитические интересы в войнах.

Альтруизм России, проявленный ею в борьбе с Наполеоном, не вызвал соответствующей реакции со стороны европейских государств. Их не устраивал рост ее мощи и авторитета в международных делах после войны 1812 года, и в 50х годах XIX века они решили указать, что место России не в европейской гостиной, а в сенях, в предбаннике европейской политики. В 1853—1856 годах коалиция Англии, Франции и Сардинии (бывшей тогда самостоятельным европейским государством) нанесла военное поражение России в организованной ими Восточной (Крымской) войне. Но и этот геополитический урок не пошел России впрок, и в ХХ век она вступила, так и не имея собственной высшей стратегии.

Национально-государственные силы России то ли не хотят, то ли не могут постичь суровую мирно-военную логику истории. Мы все пытаемся уповать на мораль и право, а наши конкуренты руководствуются своими эгоистическими интересами, а мораль и право рассматривают только как средство реализации этих интересов. Когда этого требуют их геополитические интересы, нормы права и морали меняются вплоть до диаметрально противоположных.

3. Уроки и выводы из послевоенного курса России

Победа в Отечественной войне, активное участие в борьбе с Наполеоном в войнах 1813—1815 годов предоставила России ряд новых возможностей для выбора и осуществления исторических действий. Из послевоенных возможностей и реальных действий Российской империи можно извлечь много уроков и сделать соответствующие выводы. Отметим только три, на наш взгляд, важнейшие.

Во-первых, Россия понесла большие потери и издержки в с наполеоновских войнах. Она была вправе потребовать

Даниленко И.С. Отечественная война 1812 г.: уроки и выводы

Освободители Европы. Xудожник С. Карделли, 1815 г.

Под изображением слева: «Освободители Европы. В триумфальной Колеснице находятся Императоръ Александръ Императоръ Францъ и Король Фридрихъ Вильгельмъ. Коней, запряженныхъ в Колесницу ведуть: Единодушіе, Право-судіе, Твердость и Умеренность. По левой стороне, Веллингтон, Вильгельм Вир-тембергский, Карль Тоань, Великий Князь Константинь: по правой, Гауенцинь, Бюловь, Шварценбергь, Витгенштеинъ, Блюхерь, Принць Вильгельмъ Прусскиій, Бенингсень, Принць Августъ Прусскій, Платовь, Милорадовичь, Чернышевъ, Вреде, Барклай де Толле, Клейсть, Торкь, Винценгероде, Сакень. Из облака, Ку-тузовь, Моро, и Багратіонь». Справа — тот же текст на французском языке.

Мир Европы. Аллегория.

Xудожник С. Карделли. 1814 г.

Надписи: слева на памятнике — «Твоею твердостію спасена Европа», справа на памятнике — «Твоими победами пріобретень мирь»

от Франции и других государств — участниц нашествия возмещения нанесенного ей ущерба. Россия этого не сделала. Александр I отказался от всяких контрибуций. Альтруизм, рыцарство по отношению к Франции и французам — но в ущерб России, русскому народу. Пошел ли урок впрок? Нет, не пошел. Ущербный военный альтруизм стал характерной для России политикой. Не так поступали ее союзники по войнам. В войну они требовали от России максимальных жертв, а после войны уплаты за военные поставки. Принесенные Россией жертвы в расчет не брались.

Начиная с войны 1812 года, Россия на протяжении двухсот лет оказывалась в известном смысле обреченной на роль жертвы и героя в военное время, а затем — на роль должника западных союзников за военные поставки во всех коалиционных войнах. /отя следовало извлечь урок и сделать соответствующие выводы из войны 1812 года. Размашистая щедрость по отношению к другим государствам и народам и душевная глухота к нуждам и бедствиям своих народов представляет характерную черту российских властей, да и вообще имущих классов. Это проявлялось в прошлом, проявляется и в настоящем. Пора общественному мнению — и закону — укротить чиновно-купеческую размашистость власть предержащих за счет собственного народа.

Во-вторых, заграничный поход показал русской армии, что граждане европейских государств живут более благоустроенно, нежели народонаселение великой Империи-победительницы. Но российская власть занялась внешними делами, организацией Священного союза. Для императора Российской империи этот союз стал первоочередной заботой на много лет. Внутренние проблемы оказались второстепенными. В результате в стране начали зреть оппозиционные настроения, а за ними последовали и выступления, в частности декабристов. Декабристы — это социальный «подарок» Александра I Николаю I.

Отсюда следуют урок и вывод: послевоенная увлеченность государства внешними делами в ущерб решению внутренних проблем не оправдана и ущербна для развития страны. Неспособность успешно решать проблемы внутреннего развития не может компенсировать внешняя благотворительная и миротворческая активность. Это показала деятельность и императора Александра I, и последующих глав государства, вплоть до первого президента России Михаила Горбачева.

Третий урок и вывод, на которых стоит остановиться, — это отношение к военному делу и военной науке. Отечественная война 1812 года показала, что пришло время серьезных и неотложных перемен в военном деле и военной науке, что, несмотря на победу в войне, перед страной на этом направлении стоят серьезные проблемы. Уже перед войной было ясно, что Россия серьезно отстает от крупных европейских держав в постановке военного образования и военной науки. Различия в оружии и военной технике еще не были решающими, хотя английский флот уже нацелился на применение паровой машины.

Аи V и I

всего через несколько десятилетий станет ясно, что не освоивший этой машины флот обречен на поражение в войне.

Россия много воевала в XVIII веке, а с развитием военной науки задержалась. Котя еще в середине граф П. Шувалов

Даниленко И.С. Отечественная война 1812 г.: уроки и выводы

предлагал создать Академию военных наук. Но этот проект так и не был реализован. Зато в Европе после Семилетней войны началась активный процесс институализации военной мысли, т.е. возведение ее в статус военной науки. Создавались высшие военные учебные заведения. Россия же медлила и отставала в развитии военной науки и подготовке кадров. В результате подготовка к войне потребовала приглашения подготовленных иностранных офицеров и военных ученых. Это был выход из положения, благо что служить тогда в русской армии нашлось много желающих из числа иностранных офицеров, среди которых особенно много было выходцев из соседней Пруссии (они поступали на русскую службу вопреки воле своего короля, который принял вассальную зависимость от Наполеона и согласился участвовать в нашествии на Россию).

Война показала, что без приложения науки к военному делу оно не может быть успешным. Организация большой войны стала непосильным делом для здравого смысла. Время призвало военную науку на войну. Не случайно ведущие военные теоретики начала XIX века были участниками этой войны. Они же стали основоположниками двух формирующихся школ (направлений) военной науки, под воздействием которых и вокруг которых она строится уже два века.

Первое направление правомерно персонифицировать именем генерала А.А. Жомини, швейцарца, бывшего на службе у Наполеона, признанного им военным теоретиком. Жомини участвовал в походе на Россию, был комендантом Смоленска, но в 1813 году перешел на службу к Александру I и состоял на ней до конца своей жизни (1869). Жомини был приглашен на русскую военную службу как военный теоретик. Он составил проект создания Императорской военной академии (Академии Генерального штаба), которая была открыта в декабре 1832 года (в этом году ВАГШ будет отмечать 180 лет своей истории). За деятельность по созданию Академии Генерального штаба Россия благодарна Жомини, но его подход к развитию военной науки, который представлял собой абсолютизацию опыта наполеоновских войн, нельзя признать столь же полезным для России, как его деятельность по созданию ВАГШ.

Второе направление развития военной науки связано с именем Карла фон Клаузевица, молодого прусского офицера, перешедшего на русскую службу вопреки воле своего короля в канун Отечественной войны 1812 года. Он был рекомендован Александру I как перспективный военный теоретик, но прослужил на русской службе всего 2 года. Клаузевицу было трудно проявить себя в войне: он не знал русского языка. Но, тем не менее, он сыграл важную роль, приняв участие в переговорах с генералом Йорком, командующим прусским корпусом, убедив его не принимать участия в боевых действиях. Зато война 1812 года дала ему огромный ценный материал для размышлений о войне, которые нашли место в его труде «О войне», обессмертившем имя автора. Карл фон Клаузевиц и до сего времени остается первым классиком науки о войне, ни одного военного теоретика не изучали и не изучают в настоящее время так, как изучают Клаузевица. Правда, у не нас. У нас его только издают.

Дорогу Клаузевицу как военному теоретику в России перекрыл Жомини. Последний считал Клаузевица плагиатором своих идей. Но это не так. Предметом исследования для обоих была война, но Клаузевиц оказался более глубоким военным мыслителем, чем Жомини. Различия между этими двумя теоретиками — это различия между гением (Клаузевиц) и талантом (Жомини). Принципиальная разница между Жомини и Клаузевицем заключается в том, что первый обосновывал узкий подход к войне как процессу борьбы вооруженных сил, а задачу военной науки видел в раскрытии законов этой борьбы и формулировании соответствующих им принципов и правил воинской и политической деятельности (см., напр. [Жомини 1833, 1840]); второй отрицал рецептурный подход к военной науке, рассматривал войну как изменчивое, многоликое общественное явление, не сводимое к борьбе вооруженных сил.

Жомини Антуан Анри (Генрих Вениаминович; 1779—1869), военный теоретик и историк, барон (1807), русский генерал от инфантерии (1826). Литография с портрета Дж. Доу (?), 1829.

Карл фон Клаузевиц (1780—1831) в форме русского офицера.

С портрета неизвестного художника 1-й пол. XIX в.

Русская военная мысль и военная наука после Отечественной войны 1812 года должны была определиться, по какому из формирующихся направлений им развиваться. Первый профессор стратегии, военной истории и военной литературы ВАГШ Н.В. Медем доказывал, что русская военная наука должна развиваться в направлении, основные ориентиры которого обозначил Клаузевиц [Медем 1836]. Медем это сделал в 1836 году в своем «Обзоре» доктрин военной стратегии

Даниленко И.С. Отечественная война 1812 г.: уроки и выводы

того времени. Но властный выбор Жомини в качестве лидера военной науки сыграл определяющую роль в том, что военная наука в России развивалась в рамках направления, которое он обосновывал и активно отстаивал

В России Карла фон Клаузевица вроде бы почитали — но не изучали. Впервые перевод его основного труда «О войне» был издан только в 1900 году. Не случайно маршал Советского Союза Б.М. Шапошников в своих воспоминаниях сетовал на то, что в Академии Генерального штаба, которую он закончил в 1910 году, Клаузевица не изучали [Шапошников 1974]. К сожалению, не изучают его и сейчас.

В советское время у нас было неоднозначное отношение к Клаузевицу. До начала Великой Отечественной войны, т.е. до 1941 года, его труд «О войне» издавали 5 раз, а уже в годы войны и в послевоенный период длительное время он был объектом уничтожающей критики. Дорогу его трудам открыл В.И. Ленин своими положительными оценками, а закрыл И.В. Сталин в своем ответе известному историку Разину. Основанием для Сталина было то обстоятельство, что Гитлер объявил Клаузевица основоположником немецкой милитаристской идеологии. Это была реакция на конкретную историческую ситуацию, к которой наследие Клаузевица не имело никакого отношения.

Отношение к Жомини и Клаузевицу как основоположникам двух направлений развития военной мысли, сформировавшихся во время и в значительной мере на опыте Отечественной войны 1812 года, было и остается в наше время решающей исходной позицией для развития военной науки, понимания ее предмета, статуса, функций и содержания.

Явно и неявно интеллектуальная конкуренция между приверженцами двух основных направлений развития военной науки, переходящая порой в яростную борьбу на отрицания права на существование, идет уже почти два века. Она существенно повлияла на военную практику, на успехи и неудачи в проходивших в это время войнах, что принципиально: от развития науки о войне зависит политика государств по вопросам войны и мира, развитие мирно-военной ситуации в различных регионах и в масштабах планеты.

Военно-научная ситуация в нашей стране, да и в мире очень сложна. Мирно-военный способ развития цивилизаций явно ведет человечество в исторический тупик, но могучая социальная инерция решать трудные вопросы внутренней и международной жизни военным методом продолжает доминировать и тем самым двигать исторический процесс все дальше в этот самый тупик.

После поражения в холодной войне, развала Советского Союза либеральным российским политикам западной ориентации казалось, что проблема войны снята если не навсегда, то надолго. Оказалось, только видоизменилась. Но с военной реформой затянули и проводили ее в 1990-е годы без предварительно разработанной доктрины и четкого плана. Надо было начинать с реформы военной науки, т.е. с проектной деятельности. Этого не сделали. Понадеялись на здравый политический смысл. Но в таком большом и ответственном деле он — ненадежный инструмент. Говоря языком науковедения, назрел и перезрел парадигмальный сдвиг в военной науке, и начинать этот нелегкий, но необходимый труд стоит, на мой взгляд, с исследования двух вековых направлений развития и противоборства в военной науке, формировавшихся на основе опыта Отечественной войны 1812 года.

Неотложная военная практика, насущная забота о возможном «если завтра война», все время отодвигает изучение вопросов, связанных с природой войны, ее исторической эволюции, делает их неактуальными, даже отвлекающими. В результате не решаются фундаментальные вопросы общей теории войны. Уровень развития современной науки и накопленные знания о войне позволяют приступить к решению такой задачи. Современная обстановка требует приступить к созданию общей теории войны и двух прикладных разделов науки о войне: (1) о подготовке и ведении вероятных в XXI веке войн, чем традиционно занималась и занимается военная наука, и (2) о путях, средствах и методах исключения войн из исторического процесса, что составляет предмет теории военной безопасности.

Не осмыслив философски сложную историю науки о войне, невозможно найти решение ее назревших современных теоретических проблем — то решение, которое оказывается принципиально невозможным на уровне исключительно «здравого смысла».

ЛИТЕРАТУРА I REFERENCES

1. Высочайший манифест Александра I о вторжении Наполеона. 6 1.

июля 1812 // Российский общеобразовательный портал. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://historydoc.edu.ru/ca-

talog.asp?cat_ob_no=13482&ob_no=13483

2. Геруа А.В. Полчища. София: Российско-Болгарское 2.

Книгоиздательство, 1923.

3. Головин Н.Н. Наука о войне. О социологическом изучении 3.

войны. Париж: Сигнал. 1938.

4. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и 4. политические отношения. СПб.: Типогр. братьев Пантелеевых,

1895.

5. Жомини Г.В. Аналитический обзор главных соображений 5.

военного искусства и об отношениях оных с политикой государств. СПб.: Типогр. Временного Департамента Военных Поселений, 1833.

Vysochaishii manifest Aleksandra I o vtorzhenii Napoleona. 6 iyulya 1812. Rossiiskii obshcheobrazovatel'nyi portal. URL: http:IIhistorydoc.edu.ruIca-talog.asp?cat_ob_no=13482&ob_no =13483

Gerua A.V. (1923). Polchishcha. Rossiisko-Bolgarskoe Knigoizdatel'stvo, Sofiya.

Golovin N.N. (1938). Nauka o voine. O sotsiologicheskom izuchenii voiny. Signal, Parizh.

Danilevskii N.Ya. (1895). Rossiya i Evropa. Vzglyad na kul'turnye i politicheskie otnosheniya. Tipogr. brat'ev Panteleevykh, S.-Peterburg.

Zhomini G.V. (1833). Analiticheskii obzor glavnykh soobrazhenii voennogo iskusstva i ob otnosheniyakh onykh s politikoi gosu-darstv. Tipogr. Vremennogo Departamenta Voennykh Poselenii, S.-Peterburg.

Даниленко И.С. Отечественная война 1812 г.: уроки и выводы

6. Жомини Г.В. Краткое начертание военного искусства или но- 6.

вый аналитический обзор главных соображений стратегии, высшей тактики и военной политики: В 2 т. СПб.: Типогр. путей сообщений и публичных зданий, 1840.

7. Капто А.С. Мир: Энциклопедия. В 2 т. М.: Издательский дом 7.

«Академия», 2008.

8. Мартынов Е.И. Политика и стратегия. М.: Издательский дом 8.

«Финансовый контроль», 2003.

9. Медем Н.В. Обозрение известнейших правил и систем страте- 9.

гии. СПб., 1836.

10. Менделеев Д.И. Познание России. Заветные мысли. М.: Эксмо, 10.

2008.

11. Мерников А.Г. Всемирная история войн. Минск: Харвест, 2010. 11.

12. Снесарев А.Е. Философия войны. М.: Издательский дом «Фи- 12.

нансовый контроль», 2003.

13. Стратегия в трудах военных классиков. М.: Издательский дом 13.

«Финансовый контроль», 2003.

14. Шапошников Б.М. Воспоминание. Военно-научные труды. М.: 14.

Воениздат, 1974.

15. Эймансбергер Л. Танковая война. Издание второе. Перевод с 15.

немецкого E. Вейнрауб / Под ред., с предисл. и примеч. комдива К. Степного. М.: Воениздат, 1938.

16. Douhet G. La Guerra Del 19... Rivista Aeronautica. 1930. No 3.

17. Fuller J.F.C. On Future Warfare. Sifton, Praed & co., ltd., London. 1928.

18. Fuller J.F.C. The Reformation of War. Dutton and Company, New York. 1923.

Zhomini G.V. (1840). Kratkoe nachertanie voennogo iskusstva ili novyi analiticheskii obzor glavnykh soobrazhenii strategii, vysshei taktiki i voennoi politiki: V 2 t. Tipogr. putei

soobshchenii i publichnykh zdanii, S.-Peterburg.

Kapto A.S. (2008). Mir: Entsiklopediya. V 2 t. Izdatel'skii dom «Akademiya», Moskva.

Martynov E.I. (2003). Politika i strategiya. Izdatel'skii dom «Finansovyi kontrol'», Moskva.

Medem N.V. (1836). Obozrenie izvestneishikh pravil i sistem strategii. S.-Peterburg.

Mendeleev D.I. (2008). Poznanie Rossii. Zavetnye mysli.

Eksmo, Moskva.

Mernikov A.G. (2010). Vsemirnaya istoriya voin. Kharvest, Minsk. Snesarev A.E. (2003). Filosofiya voiny. Izdatel'skii dom

«Finansovyi kontrol'», Moskva.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Strategiya v trudakh voennykh klassikov. Izdatel'skii dom «Finansovyi kontrol'», Moskva. 2003.

Shaposhnikov B.M. (1974). Vospominanie. Voenno-nauchnye trudy. Voenizdat, Moskva.

Eimansberger L. (1938). Tankovaya voina. Izdanie vtoroe. Perevod s nemetskogo E. Veinraub. Pod red., s predisl. i

primech. komdiva K. Stepnogo. Voenizdat, Moskva.

1812 PATRIOTIC WAR: LESSONS AND CONCLUSIONS

Ignat S. Danilenko, Doctor of Philosophy, Professor, Chief Researcher at the Military Scientific Committee of the Russian Federation Armed Forces, Chief Researcher at Military University of the Russian Federation Ministry of Defence, Major General Retired

E-mail: isdanilenko@mail.ru

In contrast to the historical science, the political, military scientific and especially philosophical understanding of 1812 Patriotic War is inadequate. Here is the author's view on the major geopolitical and military-strategic lessons of campaigns of 1812-1813, viz.:

(1) lessons and conclusions from the analysis of the historical situation in Europe and the world in the late eighteenth

century and the first decade of the nineteenth century, which led to Napoleon's invasion of Russia in 1812.

Russia became the object of Napoleon's military adventure first of all because it did not have its own higher socio-political and geopo-

litical strategy. Dangers of becoming a participant of another's war or to be the intermediate victim of armed aggression are remaining a reality of nowadays. The means of solving those problems are the wisdom and the high art of politics. This is the main lesson and practical conclusion for the present from the experience of the War of 1812.

(2) lessons and conclusions that follow directly from the experience of Russian politics and art of preparation and conduct of the war against Napoleon's invasion.

National character of the war is a necessary condition of its victorious conclusion, even with the initial and subsequent temporary setback. This, however, does not constitute grounds for denial of the value of the political and military leadership of the war. Unorganized and headless population of the country cannot win the war, even if numbers of this population is high.

A very interesting lesson from 1812 is connected with the problem of frontier, until which country should wage the war. The situation is the war of 1812 in this regard is very instructive. At first glance, the war with the aggressor should be carried to its complete defeat. But it

is at first glance and in terms of the psychology of military struggle. From a geopolitical and political point of view may be otherwise.

(3) lessons and conclusions arising from the experience of the post-war policy of Russia in the major directions of its further historical development.

(a) Since the War of 1812, Russia for two hundred years has been in a certain sense doomed to be the victim and the hero in the war, and then to the role of the debtor of its Western allies for its military supplies in all coalitional wars. Generosity towards other nations and states, and deafness to the needs and to the disaster of its own people is a characteristic feature of the Russian authorities, and indeed of the propertied classes.

(b) The post-war enthusiasm for the foreign affairs to the detriment of solving of internal problems is not justified and is flawed for the development of the country. Inability to solve successfully the problems of internal development is not compensating for the external charity and peace-making activity.

(c) Has matured paradigm shift in military science, and to begin this difficult but necessary work should be with the study of two historical trends in the development and confrontation in military science, formed on the basis of the experience of Patriotic War 1812, viz. with the analysis of Jomini and Clausewitz' works.

Keywords: lessons of Patriotic War 1812, peacefully-military relations, military science, strategy, historiosophy, philosophy of war.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.