Научная статья на тему 'От Выборгской провинции до Финляндской губернии: первые шаги инкорпорации финляндских земель в состав России'

От Выборгской провинции до Финляндской губернии: первые шаги инкорпорации финляндских земель в состав России Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
189
70
Поделиться
Ключевые слова
ВЫБОРГСКАЯ ПРОВИНЦИЯ / ВЫБОРГСКАЯ ГУБЕРНИЯ / ВЫБОРГСКОЕ НАМЕСТНИЧЕСТВО / ФИНЛЯНДСКАЯ ГУБЕРНИЯ / АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ ДЕЛЕНИЕ / МЕСТНОЕ УПРАВЛЕНИЕ / СУДОПРОИЗВОДСТВО

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Тимченко К.В.

В данной статье рассматривается процесс инкорпорации восточной Финляндии в состав России в XVIII - начале XIX столетий. В основу работы положен подход внутренней периодизации данного процесса, предусматривающий как изменения в административно-территориальном делении края, так и преобразования в сфере административного устройства и судороизводства.

FROM VYBORG PROVINCE TO FINLAND GOVERNMENT: THE FIRST STEPS OF FINLAND TERRITORIES INCORPORATION IN RUSSIA

This article deals with the process of the Eastern Finland incorporation in Russia in the XVIIIth in the beginning of the XIXth centuries. The access of inner periodization of this process, foreseeing changes of administrative arrangment and judicial system is taken as a basis.

Текст научной работы на тему «От Выборгской провинции до Финляндской губернии: первые шаги инкорпорации финляндских земель в состав России»

УДК 947.06

ОТ ВЫБОРГСКОЙ ПРОВИНЦИИ ДО ФИНЛЯНДСКОЙ ГУБЕРНИИ: ПЕРВЫЕ ШАГИ ИНКОРПОРАЦИИ ФИНЛЯНДСКИХ ЗЕМЕЛЬ В СОСТАВ РОССИИ.

К.В. Тимченко

В данной статье рассматривается процесс инкорпорации восточной Финляндии в состав России в XVIII - начале XIX столетий. В основу работы положен подход внутренней периодизации данного процесса, предусматривающий как изменения в административно-территориальном делении края, так и преобразования в сфере административного устройства и судороизводства.

Ключевые слова: Выборгская провинция, Выборгская губерния, Выборгское наместничество, Финляндская губерния, административно-территориальное деление, местное управление, судопроизводство.

К моменту возникновения в начале XIX в. Великого княжества Финляндского и окончательного объединения финских земель под российским покровительством их история в составе России насчитывала уже почти сто лет, а население и власти имели достаточный опыт сосуществования и взаимной адаптации. Оформление территориального облика и становление административного устройства в этих землях происходило на протяжении всего XVIII - начала XIX столетий.

Возникновение русской Финляндии относится к периоду Северной войны, когда в ходе военной кампании 1710 г. под российским контролем оказались Выборгский и Кексгольмский лены. С 1719 г. они были объединены в Выборгскую провинцию и включены в состав Санкт-Петербургской губернии [5, с. 701-702]. В правление Петра I на присоединенных к России финских территориях были сохранены, за некоторыми исключениями, фактически все законы, существовавшие во времена шведского господства. Все местные власти напрямую подчинялись губернатору, назначавшемуся, как правило, из русских чиновников, и губернской канцелярии. Последняя, в свою очередь, находилась в подчинении двух центральных учреждений: по исполнительной части у правительствующего Сената, а по хозяйственной - у Камер-конторы лифляндских, эстляндских и финляндских дел.

При реформировании системы центрального и местного управления Петром I в значительной мере были заимствованы шведские стандарты. При этом император не единожды высказывался против их слепого и бездумного переноса на русскую почву[4, с. 444].Доказательством тому является именной указ от 26 ноября 1718 года «Об определении в губерниях должностных людей, согласно с Шведским Земским управлением; о даче им инструкции и о введении в Санкт-Петербургской Губернии нового управления с 1 Июля», основное содержание которого представляет собой перечисление учреждаемых по шведскому образцу должностей: ландс-гевдинг - голова земский, обер-ланд-рихтер - Высший земский судья, ланд-секретарь - земский дьяк, бухгалтер - земский надзиратель сборов, ланд-рент-мейстер - земский казначей и многие другие [5, с. 597].

Влияние шведских порядков сказывалось и при организации судебной системы. Высочайшая резолюция от 9 мая того же года на доклад Юстиц-коллегии «Об устройстве судебных мест по примеру Швеции, о переводе шведского Уложения и об учинении свода российских узаконений со шведскими» явно об этом свидетельствует. Согласно данному документу, высшим судебным органом была определена Юстиц-коллегия, в которую направлялись все спорные дела из других судебных учреждений; в каждой из губерний учреждался один главный суд, в подчинении которого находились более мелкие, располагавшиеся в крупных провинциальных городах. Как главные губернские, так и городские суды были подчинены Юстиц-коллегии. Последняя, в свою очередь, наряду с урегулированием спорных вопросов, занималась выбором кандидатов на должности судей и иных связанных с судопроизводством чинов. Однако, незнание российскими чиновниками шведского языка (отсутствовал перевод на русский язык Шведского Устава), а иностранными служащими русского языка и законодательства сильно тормозило работу судебных учреждений. Попыткой к разрешению данной проблемы стало включение в ту же резолюцию особого пункта: «Шведский переведен по-русски; русское Уложение есть на латинском языке, только надобно перевести новоустановленные статьи на немецкий язык»[5, с. 569].

Период 1725-1740 годов не был отмечен целенаправленными переменами в сфере государственного управления ни на центральном, ни на местном уровне. Главными проблемами центральной администрации на то время были дефицит государственной казны и тяжелое положение хозяйства, унаследованные от сложной эпохи петровских реформ [2, с. 568, 570].

Очередной этап формирования административно-территориальной системы региона последовал в период правления Елизаветы Петровны. Заключение Абосского мирного договора по итогам русско-шведской войны 1741-1743 гг. привело к расширению территории русской Финляндии за счёт присоединения к ней Кюменгородской провинции с городами Фридрихсгам и Вильманстрандт, а также части Саволакской провинции, включая город и крепость Нейшлот со всеми окрестностями [3, прил., с. 32]. Высочайше же утверждённый доклад Сената от 14 января 1744 г стал основой для учреждения новой административно-территориальной единицы - Выборгской губернии. Данный документ предусматривал создание новой губернии из трех провинций - Выборгской, Кексгольмской и недавно завоеванной Кюменгородской (за которой были определены города Фридрихсгам, Вильманстрандт и Нейшлот). Губернской канцелярии, согласно тому же докладу, надлежало располагаться в Выборге, как административном центре региона [6, с. 5]. Императрицей и её советниками были приняты меры по усовершенствованию системы административного управления. Значительно расширен аппарат служащих. В крае была создана губернская канцелярия, состоявшая из губернатора и губернского советника. Для облегчения работы губернской администрации в каждой из провинций были созданы провинциальные канцелярии.

Судебная система того времени в крупных губернских городах имела сложную структуру подчинения. По этой причине в городах русской Финляндии существовали и действовали разные судебные органы. В Выборге судебные дела решались сразу в двух учреждениях - магистрате и имперском суде, в Фридрихсгаме - в магистрате, а в Вильманстранде в так называемом кемнерском суде, апелляционной инстанцией которого был фридрихсгамский магистрат. Бумаги Выборгского вице-губернатора Николая Энгельгардта содержат подробное описание работы судебных органов того

времени. В докладе, датированном 1772 годом, дается исчерпывающая информация об уездном (герадском) и губернском (лагманском) судах. Судя по записям, как уездный, так и губернский суды состояли из одного судьи и семи заседателей избираемых из государственных и помещичьих крестьян. Однако, учреждения эти отличались спецификой решаемых ими задач. В ведение уездного суда находились как гражданские (цивильные), так и уголовные (криминальные) дела. Губернский же (лагманский) суд решал вопросы лишь по гражданским искам. Дела, касавшиеся преступлений уголовного характера, в этом суде не разбирались. Апелляции по делам уголовным в случае недовольства принятым в уездном суде решением передавались сразу в Юстиц-коллегию [10, л. 5-5 об.]. Более подробное описание лагманского суда представлено в другом докладе Энгельгардта, датированном 1775 годом: данный суд был выездной и его заседания проходили раз в год в каждой провинции с последующей передачей всех материалов в губернскую канцелярию. Несмотря на отсутствие соответствующей компетенции по делам уголовным, лагманский суд все же мог «решить неважные во время суда и на судебном месте учиненные преступления дальнего следствия нетребуемые, как драки, употребление бранных слов и учинение шуму»[11, л. 8 об.]. Не будет лишним указать еще на несколько немаловажных моментов: будучи апелляционной инстанцией по отношению к уездному суду, губернский мог отменять или изменять его приговор; подача апелляции в Юстиц-коллегию была возможна лишь в случае иска, сумма которого превышала 16 рублей; при наличии пространных дел судья мог назначать дополнительные заседания вплоть до принятия окончательного приговора [11, л. 9-9 об.].

Существенные изменения в сфере местного управления и судопроизводства во второй половине 70-х - начале 80-х годов связаны с подписанием императрицей Екатериной II 7 ноября 1775 года закона «Учреждения для управления губерний»[7, с. 229-304]. Данный документ был направлен на унификацию всей системы местного управления. «Каждая губерния получила однообразное устройство, административное и судебное»[2, с. 630]. Согласно ему на всей территории страны, с незначительными в некоторых губерниях отличиями, вводилась единая система административных и судебных органов: губернское правление, Казенная палата, Приказ общественного призрения, нижний и верхний земские суды. Также была изменена структура судебных учреждений и в крупных губернских городах. Во главе всей этой системы в каждой из губерний находился губернатор, следивший за выполнением всех присылаемых из столицы распоряжений.

Преобразования в сфере управления и судопроизводства на местах коснулись не только центральных и восточных регионов, но и недавно присоединенной территории Северного Причерноморья, Прибалтики и русской Финляндии (Выборгской губернии). Последний регион заслуживает отдельного внимания. Помимо введения административно-территориального деления нового образца там были упразднены губернская и провинциальные канцелярии и суды - герадский и лагманский. Появившиеся на их месте учреждения имели свои определенные функции. Казенной палате надлежало «отправлять все до сего как до камер так и до ревизион контор касающиеся, но и все откупные дела, да и сверх того, в Выборгской губернии ревизовать все счета портовых и пограничных таможень, и притом иметь надзирание над вновь устрояемою пограничной таможенной цепью и стражей...»[12, л. 42 об.]. В ведение учреждаемого Приказа общественного призрения была забота о нуждающихся и принятие мер к развитию школьного и высшего образования. «.ежели в Выборгской губернии учредится приказ общественного призрения, то из уст юношества, из сердец бедных и заблужденных да происходить будет бессмертная слава и достодолжная благодарность всемилостивейшей монархине нашей», - именно такую оценку новому учреждениюдаёт Выборгский губернатор в своем проекте от 1783 г. [12, л. 43-43 об.]. Были определены функции и для вновь учреждаемых дворянской опеки и губернского правления. Первой было предписано заботиться о дворянских сиротах и вдовах; губернское правление несло на себе своего рода полицейские и судебные функции, обеспечивая порядок на границе между Швецией и Россией (решение споров между подданными той и другой стороны, поимка беглецов и т.д.) [12, л. 43-43 об.].

Согласно тому же проекту по иному принципу была перестроена и судебная система. Самой низшей судебной инстанцией, в соответствии с новым порядком, считался уездный суд, объединенный с нижней расправой. Состоял он из одного судьи и двух заседателей, чтобы в случае отсутствия судьи на своем посту, по причине болезни или другим обстоятельствам, старший заседатель мог временно замещать эту должность: «.оный в здешней губернии учредить из одного закона знающего уездного судьи и двух закона знающих же заседателей составить должно, дабы в случае болезни уездного судьи или ваканции оной должности, старший заседатель мог бы заступить место его». Ввиду малого количества дворян, проживавших в то время в русской Финляндии, на должности судей и заседателей могли претендовать также выходцы из других сословий сроком на три года. Вильгельм фон Энгельгардт пишет об этом: «.в случае недостатка в дворянах, в уездные судьи и заседатели уездного суда ко оным должностям наместническим правлением по представлению Верхнего земского суда определять чиновных и достойных людей». В данной судебной инстанции решались дела как гражданские, так и уголовные «между всякого звания людьми»[12, л. 35 об.-36].

Другой судебный орган - нижний земский суд - состоял из одного заседателя в должности капитана-исправника, отправлявшего лишь небольшое количество полицейских обязанностей. В помощь ему были приставлены коронные служители в должности «киршхтильных надзирателей», исполнявших роль полицейских в вверенных им кирхштилях с незамедлительным донесением капитану-исправнику о разного рода беспорядках. В связи с большим объемом работы в представленном императрице проекте предлагалось увеличить надзирателям жалованье с 9 до 80 рублей в год, «дабы чрез то привести их в состояние к исполнению своей должности с лучшей ревностью»[12, л. 38-38 об.].

Учреждаемый вместо лагманского суда верхний земский мало отличался от своего предшественника. Наряду с незначительным сокращением числа заседателей, с 7 до 5 человек, данный судебный орган уже мог рассматривать апелляции не только по гражданским, но и по уголовным делам.

Преобразования в сфере судопроизводства затронули и крупные губернские города. В Выборге и Фридрихсгаме, ввиду их выгодного экономического и военно-стратегического расположения, были созданы губернские и городовые магистраты. Учреждение лишь одного могло негативно сказаться на экономическом благосостоянии региона: «.оставались бы вексельные, конкурсные и доводоходства касательные дела нерешенными, чем бы немалое торгу повреждение причинялось»[12, л. 45 об.]. В более мелких городах - Кексгольм, Сердоболь, Нейшлот, Вильманстранд - были созданы городовые магистраты, первые два из которых были

подчинены выборгскому губернскому магистрату, а последние два - соответственно фридрихсгамскому.

Нововведения в административной и судебной организации отчасти повлияли и на очередное изменение территориально-административного статуса русской Финляндии. 25 июля 1783 года последовал Указ об учреждении Выборгского наместничества. Он был составлен на основе предложенного Выборгским губернатором Вильгельмом фон Энгельгардтом проекта по усовершенствованию в данном регионе механизма управления. Указ предусматривал разделение существовавшей на то время Выборгской губернии на шесть уездов с целью оптимизации работы судебной системы и сокращения издержек для участников судебных процессов. Более точно по этому поводу выразился сам фон Энгельгардт: «Выборгская губерния, хотя и не столь населена, однако ж весьма обширна, и для того в рассуждении великой отдаленности селений от уездных городов причинялось бы судящим проездами во оные и тратою времени, иногда больше убытков, нежели самое их дело стоит»[12, л. 34]. В итоге вместо 3 провинций было образовано шесть более мелких уездов: Выборгский, Кексгольмский, Сердобольский, Фридрихсгамский, Вильманстрандский и Нейшлотский. Ввиду производимых изменений местечко Сердоболь получило статус города[13, л. 1].

Правление Павла I ознаменовалось множеством шагов и мероприятий, имевших целью ревизию реформ и установлений предшествовавшего царствования. Некоторые из них не обошли и Выборгское наместничество. Указом от 12 декабря 1796 года были восстановлены практически все существовавшие до создания наместничества присутственные места [1, с. 401]. Сохранялись лишь губернское правление и казенная палата с казначейством. Однако восстановленные органы власти претерпели и незначительные изменения в специфике своей работы. Так лагманский суд отныне подавал апелляции в Сенат, а не Юстиц-коллегию. Упразднению подверглись и учрежденные при прежнем правлении должности с сохранением лишь губернского прокурора. «Прокурору состоять токмо губернскому, а прочим, так как и стряпчим, более не быть»[8, с. 232]. Реализованы эти меры были в феврале следующего года.

Другим приоритетом во внутренней политике Павла I являлось стремление упорядочить всю сферу государственной службы и повинностей. Данная кампания была направлена и не только в отношении лиц и сословий, но и целых регионов. Этой тенденции отвечало распространение рекрутской повинности на ряд окраинных губерний, в том числе и Выборгское наместничество. Сохранность русских границ на этом направлении была одной из основных задач правительства: «...а как оборона Государственная требует, дабы все верноподданные Нам Области, соразмерно оной способствовали, то и помянутая Выборгская Губерния в случающихся по нуждам Государственным рекрутских наборах долженствует участвовать в нарядах, по воле Нашей чинимых»[8, с. 232]. Принятие такой меры могло означать намерение подчинить все регионы России единой системе управления.

Последовавшее в первые годы правления Александра I упразднение наместничеств как территориально -административных единиц коснулось и Выборгского наместничества, которое было переименовано в Финляндскую губернию. Именной указ, данный Сенату 13 декабря 1802 года, провозглашал «Губернию Выборгскую по названию Финляндской Провинции, повелеваем отныне именовать Финляндской» [9, с. 397]. Появление новой административно-территориальной единицы на северо-западных границах должно было принести не только экономические выгоды, но и было призвано обеспечить более надежную защиту тогдашней столицы империи -Санкт-Петербурга. В том же году для решения проблем края была создана особая комиссия по рассмотрению финляндских дел. Проработав под председательством сенатора И.А. Тейльса до начала 1808 года, комиссия, несмотря на разногласия между ее членами, сумела подготовить план по преобразованию Финляндской губернии, который как и многие проекты александровской эпохи не был реализован. Причиной тому отчасти стала начавшаяся война со Швецией и последовавшие затем значительные изменения в статусе русской Финляндии [3, с. 115].

Таким образом, на протяжении всего XVIII столетия финляндские земли в составе России, изменяя свои пределы под влиянием внешних факторов, переживали процесс инкорпорации в имперское пространство и постепенно адаптировались к принятым в России принципам и стандартам организации местного управления. В этом процессе прослеживается два этапа. Первый - наиболее длительный (10-60-е годы XVIII века) и характеризуется осторожной и взвешенной политикой центральных властей с максимально возможным сохранением всех прав, привилегий и законодательных основ, утвержденных во времена шведского господства. В это время Выборгская губерния рассматривалась как самостоятельная область в составе империи. Второй период характеризуется более активным вмешательством правительства во внутреннее устройство региона. Предпринятая Екатериной II попытка унификации системы местного управления путём издания закона «Учреждения для управления губерний» показывает стремление императрицы облегчить контроль как за исконно русскими землями, так и за приобретёнными территориями.

This article deals with the process of the Eastem Finland incorporation in Russia in the XVIIIth - in the beginning of the XIXth centuries. The access of inner periodization of this process, foreseeing changes of administrative arrangment and judicial system is taken as a basis. Key words: Vyborg province, Vyborg government, Vyborg vicegerency, Finland government, administrative territorial division, Local Authority, judicial procedure.

Список литературы

1. Бородкин М.М. История Финляндии. Время Екатерины II и Павла I. СПб.: Государственная Тип-фия., 1912. 484 c.: ил.

2. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций. Послесловие, комментарии А.Ф. Смирнова. М.: ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2005. 831 с.: ил.

3. Ордин К. Покорение Финляндии. Опыт описания по неизданным источникам. СПб.: Типография И.Н. Скороходова, 1889. Т.! 584 с.

4. Павленко Н.И. Пётр Великий. М.: Мысль, 1994. 591 с.: ил.

5. Полное собрание законов Российской Империи (далее ПСЗ). / под ред. М.М. Сперанского. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. Т. V. 781 с.

6. ПСЗ. Т. XII. 961 с.

7. ПСЗ. Т. XX. 1045 с.

8. ПСЗ. XXXIV. 871 с.

9. ПСЗ. Т. XXVII. 1195 с.

10. Всеподданнейший доклад генерала майора и Выборгского вице-губернатора Энгельгардта. Июнь 1772 г. // Российский государственный архив древних актов (далее РГАДА). Ф. 10. Оп. 2. Ед. хр. 270

11. Донесения выборгского губернатора Николая Энгельгардта // РГАДА. Ф. 16. Оп. 1. Ед. хр. 664

12. Донесения Выборгского Губернатора Вильгельма фон Энгельгардта. Доклады 1783 г. // РГАДА. Ф. 16. Оп. 1. Ед. хр. 670

13. Указ ея императорскаго величества самодержицы всероссийской, [О рассылке: указа Екатерины II от 25 июля 1783 г. о составлении Выборгского наместничества из шести уездов, и о переименовании местечка Сердоболья городом; Штата Выборгского наместничества, утвержденного 26 июля 1783 года]: Из Правительствующаго Сената. Б.м.: 1783. 1 л. [Электронный ресурс] иКЬ: https://vivaldi.nlr.ru/lk000004517/view (дата обращения 29. 10. 2014)

14. Чулков Г.И. Императоры России. М.: СЛОВО/8Ш^, 2003. 384 с.: ил.

Об авторе

Тимченко К.В. - аспирант кафедры «История России» РГУ имени С.А. Есенина, pepi200816@rambler.ru