Научная статья на тему 'От Опочки до Голгофы. . . страницы жизни Владимира Подчекаева - Псковского дворянина, российского офицера'

От Опочки до Голгофы. . . страницы жизни Владимира Подчекаева - Псковского дворянина, российского офицера Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
109
35
Поделиться
Ключевые слова
ВЛАДМИР АЛЕКСЕЕВИЧ ПОДЧЕКАЕВ / ПСКОВСКИЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС / РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА / ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА / РККА / РЕПРЕССИИ / VLADMIR ALEKSEEVICH PODCHEKAEV / PSKOV CADET CORPS / THE RUSSO-JAPANESE WAR / THE FIRST WORLD WAR / THE RED ARMY / REPRESSION

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Васильев Владимир Иванович

В статье прослеживается жизненный путь русского офицера Владимира Алексеевича Подчекаева. Начав свою службу в царской армии, он смог дослужиться до звания полковника, принял непосредственное участие в военных операциях на фронтах русско-японской и Первой мировой войны. После революции поступил на службу в РККА. В 1930-е гг. подвергся репрессиям.The article traces the life of a Russian officer Vladimir Alekseevich Podchekaeva. Began his service in the imperial army, he was promoted to the rank of colonel, took part in operations on the fronts of the Russo-Japanese War and the First World War. After the October Revolution joined the Red Army. In 1930-es subjected to repression.

Текст научной работы на тему «От Опочки до Голгофы. . . страницы жизни Владимира Подчекаева - Псковского дворянина, российского офицера»

УДК 94(470)

Васильев В. И.

ОТ ОПОЧКИ ДО ГОЛГОФЫ... СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ ВЛАДИМИРА ПОДЧЕКАЕВА - ПСКОВСКОГО ДВОРЯНИНА, РОССИЙСКОГО ОФИЦЕРА

В статье прослеживается жизненный путь русского офицера Владимира Алексеевича Подчека-ева. Начав свою службу в царской армии, он смог дослужиться до звания полковника, принял непосредственное участие в военных операциях на фронтах русско-японской и Первой мировой войны. После революции поступил на службу в РККА. В 1930-е гг. подвергся репрессиям.

Ключевые слова: Владмир Алексеевич Подчекаев, Псковский кадетский корпус, русско-японская война, Первая мировая война, РККА, репрессии.

Фамилия «Подчекаев» весьма широко распространена в России и на Украине. Но для тех псковичей, кто неравнодушен к истории своего края, эта фамилия ассоциируется, прежде всего, с Анатолием Алексеевичем Подчекаевым - талантливым псковским архитектором, плодотворно трудившимся как в родной для него Псковской губернии, так и в Эстонии, куда он вынужден был эмигрировать в 1919 г. и где умер в 1938. Его творчество и биография достойны, несомненно, отдельной книги, которая, надеемся, будет написана в недалёком будущем.

Поиски новых сведений об этом незаурядном уроженце псковской земли, попытки расширить те скупые биографические описания, которые перекочёвывают из одного издания в другое, подарили немало интересных открытий. И среди них одно из ярчайших -это судьба его старшего брата, Владимира Алексеевича Подчекаева.

О существовании братьев и сестёр Анатолия Подчекаева до недавнего времени было известно лишь самым дотошным краеведам. Упоминание некоего В. А. Подчекаева в списках офицеров-воспитателей Псковского кадетского корпуса1 (начиная с 1906 г.) стало поводом предположить, что он может быть родственником (возможно, даже братом) А. А. Подчекаева. Несмотря на большую распространённость (как уже было сказано выше) этой фамилии в Российской Империи в целом, в пределах Псковской губернии Под-чекаевых было сравнительно немного, и все псковские Подчекаевы, известные к настоящему времени, доводились друг другу близкими родственниками. Пометки «уроженец Псковской губернии» и «общее образование

получил в Псковском реальном училище»2, содержащиеся в формулярном списке капитана Владимира Подчекаева, укрепили предположения о его родстве с архитектором Подчекаевым.

Все сомнения рассеялись, когда наследники А. А. Подчекаева, живущие в Петербурге, любезно предоставили для изучения личный архив архитектора. Хранящийся там формуляр Алексея Константиновича Подче-каева (отца будущего архитектора) перечисляет всех его детей, живущих на свете на дату составления данного документа (22 декабря 1877 г.)3: «сыновья Дмитрий, родившийся 24 Октября 1866 года, Владимир, родившийся 8 Декабря 1868 года, и Валериан, родившийся 29 Октября 1876 года и дочь Антонина, родившаяся 25 Июля 1870 года». Дата рождения Владимира Подчекаева - 08.12.1868 - совпадает с датой рождения капитана В. А. Подчекае-ва, указанной в его служебном формуляре. Местом его рождения является старинный русский город Опочка, что подтверждает запись в метрической книге опочецкой Успенской церкви4. Да и вряд ли могло это произойти вне Опочки, где в то время служил Алексей Константинович, поскольку он не владел каким-либо поместьем, куда он мог бы отправить супругу на время родов. В послужном формуляре А. К. Подчекаева в числе прочих сведений скрупулёзно записаны все

1 Памятные книжки Псковской губернии за 1906-14 гг.

2 Государственный архив Псковской области (далее -ГАПО), ф.6, оп.1, д.150, л.81-об.

3 Формулярный список о службе Младшего Помощника Надзирателя Акцизных Сборов Псковской губернии 1-го округа, в 3-м участке Титулярнаго Советника Алексея Константиновича Подчекаева (личный архив А.А. Подчекаева, хранящийся в семье наследников^

4 ГАПО, ф.39, оп.1, д.8г. «Метрическая книга Успенской церкви г. Опочки», 1869 г., лл.290об-291.

его отпуска, и ни один из них не приходится на период с конца 1868 по начало 1869 г.

Несколько отвлекаясь от темы, заметим, что удалось немного проследить судьбу Валериана и Антонины Подчекаевых. Но результатам этих поисков будет посвящена отдельная статья.

А пока вернёмся к Владимиру Подчека-еву, который после окончания Псковского реального училища поступил в Московское пехотное юнкерское училище, из которого в сентябре 1890 г. был выпущен прапорщиком в 97-й Лифляндский пехотный Генерал-Фельдмаршала графа Шереметева полк. Этот полк, ведущий свою родословную от одного из первых в Российской армии Троицкого полка (сформирован в 1700 г.), получил своё новое название в 1891 г. Новое наименование в соответствии с русской традицией отражало место дислокации полка (в конце XIX в. он был расквартирован преимущественно в юго-восточной части Лифляндской губернии) и, кроме того, напоминало об одном из славных полководцев русской армии (эта традиция только зарождалась в 1890-е гг.).

Следует заметить, что основные подразделения полка были расквартированы, как уже указано выше, в юго-восточной части Лифляндской губернии, а штаб полка дислоцировался в Динабурге (современном Дау-гавпилсе) - ближайшем крупном городе, входившем в состав соседней - Витебской - губернии. Именно в Динабург прибыл осенью 1890 г. молодой прапорщик Владимир Подче-каев.

С 97-м Лифляндским полком судьба офицера Подчекаева была связана более двадцати лет. Он был приписан к этому полку даже в те периоды, когда преподавал в Псковском или в Тифлисском училищах.

В Динабурге (который в 1893 г. был переименован в Двинск) Владимир Алексеевич встретил свою будущую жену Ирму, с которой был связан всю свою оставшуюся жизнь.

Нам неизвестно, когда именно и при каких обстоятельствах состоялось их знакомство. До середины 2015 г. вообще ничего не было известно об их взаимоотношениях до свадьбы. По счастливой случайности безграничное и постоянно пополняющееся море интернета выплеснуло на свою поверхность информацию о том, что в Государственном архиве Ярославской области необъяснимым образом оказалась переписка Владимира

Алексеевича и Ирмы Артуровны5, охватывающая период с июля 1893 по 1915 г. 600 листков этой переписки - это невероятно трогательная история любви и ревности, нежной заботы и упрёков, извинений и сомнений, страданий и горьких потерь. Из этих писем удалось узнать, что первоначально молодой подпоручик приходил в дом Грюнбергов в качестве репетитора (вероятнее всего, русского языка - такой вывод можно сделать из некоторых фраз в письмах Ирмы). Следует сказать, что, по крайней мере, вплоть до 1914 г. Владимир Подчекаев, где бы ни проходила его служба (наверное, за исключением фронта) старался найти учеников, чтобы получить хоть какое-нибудь подспорье к своему весьма небольшому жалованью.

Репетиторская деятельность Владимира Подчекаева может удивить некоторых дотошных исследователей, пожелавших лично изучить в архивах Псковского Сергиевского реального училища ежегодные аттестаты юного Володи Подчекаева, в которых «тройка» является самой популярной, но далеко не самой худшей отметкой. Сравнение этих оценок с успехами других учеников позволяет сказать, что его неважные (с нашей точки зрения) отметки не являются свидетельством неспособности Владимира к наукам, а скорее говорят о непонятной нам строгости преподавателей. Крайне редко встречался ученик, в аттестатах которого преобладали четвёрки. Весьма обычным явлением бывало оставление на второй год, и нередко - в двух классах. Например, тогдашний городовой архитектор Эдуард Карлович Гернет вообще был вынужден забрать из училища своего сына, дважды остававшегося на второй год, вследствие неудовлетворительных успехов. Кстати, Владимир Подчекаев тоже один раз был оставлен на второй год (в шестом классе), но по уважительной причине: он переболел брюшным тифом, а потом ещё и получил осложнение в форме воспаления печени, вследствие чего пропустил много занятий.

К началу 1897 г. В. А. Подчекаев - уже поручик в должности полкового адъютанта. Ирме Артуровне Грюнберг исполнилось 19

5 Государственный архив Ярославской области (далее - ГАЯО), ф.582, оп.1, д.1155 «Переписка В.А. Подчекаева с женой И.А. Подчекаевой (урождённой Грюнберг), письма им от детей, родственников и

знакомых».

лет6. Она была старшей из шести детей в большой лютеранской семье, к тому времени уже не менее пятнадцати лет проживавшей то в Динабурге, то в его окрестностях (Прелли, Васильево и др). Отец Ирмы, Артур Иванович (как его обычно называли, а по метрической записи - Артур Юлиус Фердинанд) Грюнберг, происходивший из шведских немцев, издавна проживавших в окрестностях Риги, по воспоминаниям детей, получил агрономическое образование и служил то землеустроителем, то управляющим в различных имениях Двинского уезда, а иногда и на территории современной Белоруссии. Мама Ирмы -Юлия Ивановна, урождённая Юпер, преподавала французский язык в одной из гимназий Динабурга. Старшие дочери - Ирма и 17-летняя Алиса - уже служили гувернантками. (И это при том, что Ирма получила исключительно домашнее образование, поскольку родители не имели средств, чтобы оплатить её обучение в гимназии.) Братья Феликс и Рене учились в реальном училище, самая младшая - Селина - училась в гимназии. В документах Первой Всероссийской переписи Юлия Ивановна единственная из всей семьи указала себя православной, хотя и родилась во Франции, в окрестностях Меца. Кстати, по воспоминаниям, хранящимся в семье М. Л. Кербера - правнука Селины Грюнберг, Юлия Ивановна перешла в православие около 1891 г. ради возможности преподавать в гимназии и получать постоянный заработок.

Владимир Алексеевич и Ирма Артуровна обвенчались осенью 1897 г. (вероятно, сразу после того, как невесте исполнилось 20 лет). Обручальное кольцо жениха до сих пор хранит его внук, которого тоже зовут Владимир Алексеевич Подчекаев.

По воспоминаниям, передаваемым в семье потомков Константина Подчекаева (старшего сына Владимира Анатольевича), родители жениха были, мягко говоря, не в восторге от женитьбы сына на лютеранке. Конечно, если бы неприятие этого брака действительно существовало, оно могло исходить, прежде всего, от Алексея Константиновича - человека глубоко православного (после выхода в отставку в 1893 г. он был избран членом приходского совета Георгиевской церкви в Пскове). Однако эти семейные предположе-

ния развеяли письма Владимира Алексеевича, его матери и брата (Анатолия), обнаруженные в уже упомянутом фонде Ярославского Государственного архива. Строки этих писем, как и ответные слова в письмах Ирмы Артуровны, пронизаны искренним уважением и симпатией, которые члены обеих семей взаимно питали друг к другу.

Рубеж XIX и XX столетий принёс перемены в молодую семью: рождение первенца (дочери Елены), производство В. А. Подчекае-ва в штабс-капитаны и его перевод на Кавказ (он был назначен на должность офицера-воспитателя в Тифлисское юнкерское училище). При этом Подчекаев был по-прежнему приписан к 97-му Лифляндскому полку.

Рис. 1. Штабс-капитан В. А. Подчекаев - преподаватель Тифлисского пехотного училища (около 1904 г.)

В Тифлисе Владимир Алексеевич прослужил с 20 июля 1899 г.7 вплоть до русско-японской войны. Здесь в декабре 1904 г. в семье Подчекаевых родился сын Константин. Примерно в это время уже был получен приказ о мобилизации полка и о переброске его на Дальний Восток (уже 5 января полк прибыл в расположение действующей армии). Поэтому Владимир Алексеевич спешно отвёз жену с сыном в Псков, где Константин был крещён и записан в метрическую книгу.

Почему в Псков, а не в Двинск, под опеку родной семьи Ирмы Артуровны? Да и крюк не пришлось бы тогда делать: ведь сам

6 LVVA (Государственный исторический архив Латвии), ф.2706, оп.1 (материалы Первой Всероссийской переписи по Динабургу), д.40, л.1301.

7 Список подполковникам по старшинству 1913 года. СПб., 1913.

капитан Подчекаев должен был прибыть именно в Двинск, в расположение полка! Возможно, потому, что, в Пскове жила мать Владимира Алексеевича - Августа Александровна. Ещё одной причиной для выбора Пскова могло стать то обстоятельство, что недалеко от Пскова находилось небольшое имение Заполье, принадлежавшее А. К. Богушевскому -соученику Владимира по реальному училищу и одновременно мужу его сестры, Антонины Алексеевны. Кроме того, из переписки Ирмы Артуровны и Владимира Алексеевича нам известно, что семья Грюнбергов жила весьма стеснённо в материальном и жилищном плане, особенно после безвременной смерти Артура Ивановича, скончавшегося в марте 1895 г. на 55 году жизни.

Рис. 2. Ирма Артуровна с дочерью (около 1904 г.)

Оставив семью в Пскове, Владимир Алексеевич вернулся в расположение полка, который уже 16 февраля 1905 г. из резерва главнокомандующего был выдвинут в боевые порядки. 22 февраля полк участвовал в ожесточённом и кровопролитном сражении за китайскую деревню Ю-хуан-тунь, потеряв только убитыми 24 офицера и около 870 «нижних чинов». О том, насколько велико было значение этого сражения и о степени героизма солдат и офицеров, свидетельствует факт награждения 97-го полка георгиевскими серебряными трубами с надписью «За отли-

чие в бою у д. Юхуантунь 22-го февраля 1905 года».

Возможно, именно в этом бою тяжелое ранение получил капитан Подчекаев. Это предположение основано на том, что уже в октябре того же 1905 г. он приступил к исполнению должности курсового офицера-воспитателя Псковского кадетского корпуса, а сам факт его ранения отмечен в воспоминаниях офицеров и воспитанников этого учебного заведения. Следует заметить, что ещё до русско-японской войны в российских военно-учебных заведениях ощущалась серьёзная нехватка преподавателей, а с началом боевых действий она стала ещё острее. Поэтому было принято решение о том, чтобы офицеров, получивших серьёзные ранения (но не инвалидов, разумеется), направлять в кадетские корпуса и военные училища. Этим решением военное руководство стремилось достичь четырёх целей: дать офицерам время для реабилитации и заживления ран, восполнить нехватку преподавателей, передать кадетам и юнкерам боевой опыт войны в новых условиях с неведомым доселе противником, усилить героико-патриотическое воспитание военной молодёжи на примере раненых героев.

Вероятнее всего предположить, что В. А. Подчекаев сделал выбор в пользу Псковского кадетского корпуса (а не вернулся в Тифлисское пехотное училище) именно потому, что в Пскове находились его жена с детьми, его мать и сестра. Отец Владимира Алексеевича - Алексей Константинович - был тяжело болен и умер около 1904 г.

В Пскове Владимир Алексеевич вместе с семьёй прожил восемь лет. Помимо службы в Псковском кадетском корпусе, он преподавал гимнастику в Сергиевском реальном училище, которое когда-то сам закончил. Как раз в эти годы в Псков после многолетнего обучения (сначала в Варшаве, а затем в Риге) вернулся брат В. А. Подчекаева - Анатолий Алексеевич. В уже упомянутом фонде из Ярославского архива есть немало строк, свидетельствующих о том, что между Владимиром, Антониной и Анатолием существовали очень тёплые родственные взаимоотношения. Своим детям, родившимся уже в эмиграции, в Тарту в 1928 и 1931 гг., Анатолий Подчекаев дал имена, совпадающие с именами своего брата и его жены - Владимир и Ирина (в формулярном списке В. А. Подчекаева, уже цитированном выше, имя его жены указано как «Ирина Артуровна» - вероятно, вслед-

ствие крещения по православному обряду). Возможно, впрочем, что Анатолий Алексеевич назвал своего первенца Ириной в честь бабушки, Ирины Степановны, которую он вполне мог хорошо знать (документальных подтверждений этого пока найти не удалось), поскольку та умерла не ранее 1899 г.

Рис. 3. В. А. Подчекаев с женой и сыном Костей у постели больной дочери (около 1914 г.)

Здесь, в Пскове в 1913 г. в семье Ирмы Артуровны и Владимира Алексеевича родился младший сын - Алексей. Но к этому времени всё большую тревогу у родителей вызывало угасающее здоровье их первенца - Леночки, которая с рождения была довольно болезненным ребёнком, за что получила от родителей ласковое прозвище: «Мимоза»... Она и сама с удовольствием подписывалась этим именем в своих посланиях к папе, который слишком часто по делам службы вынужден был находиться далеко от неё. Кстати, сын Константин с таким же удовольствием подписывался своим семейным прозвищем «Кот».

Леночку подтачивал туберкулёз, причём первые тревожные приступы произошли ещё в 1904 г. Тогда Ирма Артуровна вместе с дочерью поехала в Крым, поскольку в начале ХХ в. врачи полагали, что климат южных побережий помогает справиться с чахоткой. В её письмах к мужу рассказы о прогулках и о самочувствии дочери перемежаются сообщениями о смутных слухах и тревожными вопросами: неужели будет революция? Владимир Алексеевич в ответных письмах из Тифлиса рассказывал о жёстком (но не жестоком) подавлении волнений в Грузии.

К концу 1913 г. состояние здоровья Лены стало критическим. Не смогли переломить ситуацию ежегодные выезды на дачу на всё лето (предположительно, Подчекаевы снима-

ли дачу где-то в районе Корытова) и дорогостоящие, подчас только что изобретённые лекарства. Весну и лето 1914 г. Лена с Ирмой Артуровной провели сначала в туберкулёзном санатории под Выборгом, а затем - на даче под Печорами. Но в августе 1914 г. в семью Подчекаевых пришло большое горе...

Эти крайне тягостные недели и месяцы супругам пришлось пережить порознь: ещё летом Владимир Алексеевич (к тому времени уже подполковник) узнал о том, что он вскоре будет переведён в Малороссию на должность начальника 2-й Киевской школы прапорщиков. Вскоре после начала Первой Мировой войны он отправился в Киев, и в начале осени 1914 г. с головой погрузился в работу, то стремясь отвлечься от печальных воспоминаний, то прося жену прислать ему одну из фотографий дочери. По хранящимся в семье Под-чекаевых воспоминаниям, Ирма Артуровна сама перенесла очень тяжелую болезнь, находясь буквально при смерти. Она заметно располнела, практически потеряла волосы и после этого длительное время носила парик. Некоторые строки из писем позволяют предположить, что Ирма Артуровна перенесла тяжёлую нервную депрессию. Владимир Алексеевич в своих письмах умоляет её не ходить так часто на могилу дочери.

В середине осени 1914 г. подполковник Подчекаев был переведён начальником 1-й Киевской школы прапорщиков. Как он сам сообщал жене в одном из писем, это предполагалось изначально, но где-то в штабах напутали, и его по ошибке сначала назначили во 2-ю школу. «Начальство моей работой очень довольно, - пишет Подчекаев жене, - да и больше работать того, что я делаю нельзя; боюсь, что не хватит сил и не доведу до конца. Обещают награду за работу, чуть ли не следующий чин, но я этому и верить не хочу»8. Кроме того, заслуги Подчекаева по организации обучения были отмечены Государем по итогам Высочайшего посещения школы прапорщиков. В то же время дела в 1-й школе шли гораздо хуже, и там требовалось усиление руководства.

В Киеве В. А. Подчекаев прослужил два года. Сведения о том, подавал ли он рапорты с просьбой о своём переводе в действующую армию, к настоящему времени обнаружить не удалось. Возможно, новорожденный сын и больная жена были одной из причин того, что

8 ГАЯО, ф.582, оп.1, д.1155, лл.109, 109-об.

он только в 1916 г. оказался на фронте, будучи назначен командиром 210-го Бронницкого пехотного полка. К этому времени он уже был произведён в полковники (с 10 апреля 1916 г.). В приказе о производстве он был указан как «офицер-воспитатель Псковскаго кадетскаго корпуса, состоящий начальником 1-й Киевской школы подготовки Прапорщиков пехоты».

Рис. 4. Владимир Алексеевич и Ирма Артуровна Подчекаевы (весна 1916 г., Киев)

210-м полком Владимир Алексеевич командовал вплоть до фактического роспуска Российской императорской армии и своей демобилизации в 1918 г., после чего он вернулся в Киев к жене и сыновьям. К сожалению, на данный момент пока не удалось установить точную дату возвращения В. А. Подчекаева в Киев. Так получилось, что практически все документы, касающиеся периода жизни семьи Подчекаевых после 1917 г., в настоящее время находятся на территории Украины, поэтому работа с ними представляет известную проблему. В основном пока приходится довольствоваться отрывочными сведениями, почерпнутыми из различных интернет-ресурсов, сопоставляя и тщательно анализируя их, в надежде и в ожидании, что когда-нибудь удастся подтвердить их документально. С определённой долей уверенности можно утверждать, что после

демобилизации Владимир Алексеевич работал в Киевской продовольственной управе, а в январе 1919 г. вступил в РККА. Есть основания полагать, что этот шаг полковник Подче-каев совершил под влиянием аналогичного поступка генерала Брусилова, авторитет которого среди офицеров-фронтовиков был чрезвычайно высок. Весьма вероятно, что Подчекаев и Брусилов были знакомы лично, поскольку вполне могли встречаться в Тифлисе в 1900-1904 гг.

Так или иначе, последующие десять лет жизни Владимира Алексеевича снова связаны с военным училищем. Сначала - с 12-ми Киевскими пехотными курсами, вместе с которыми он был эвакуирован в августе 1919 г. в Казань. Там эти курсы были реорганизованы в Казанскую высшую военную школу, и вместе с ней в 1922 г. Подчекаев вернулся в Киев.

В этой школе, в очередной раз реорганизованной - теперь уже в Киевскую объединённую военную школу им. Каменева - Подчекаев служил до 1928 г. К сожалению, отношение к бывшим офицерам старой армии (пусть даже и не служившим во время Гражданской войны в белогвардейских частях) становилось всё нетерпимее. В середине 1920-х гг. прошла первая «чистка» преподавательского состава военных училищ РККА, в ходе которой большинству офицеров бывшей российской императорской армии пришлось либо согласиться на понижение в звании и в должности, либо уйти в отставку. Владимир Алексеевич выбрал первое, очевидно, не имея другой реальной возможности обеспечить существование своей семьи. На все руководящие должности в училищах, на отдельных курсах, дисциплинах и кафедрах назначали людей с безупречным рабоче-крестьянским происхождением, оттесняя офицеров старой формации на должности рядовых преподавателей. Поэтому Подчекаев на одной из последних своих фотографий одет в гимнастёрку с петлицами капитана.

С 1928 г. Владимир Алексеевич преподаёт в Киевской артиллерийской школе. А 14 октября 1930 г., в ходе очередной из учащающихся кампаний по поиску вредителей Подчекаева арестовали. Вместе с десятками других бывших царских офицеров он проходил обвиняемым по т. н. делу «Весна» - по названию вымышленной следователями ГПУ антисоветской организации, якобы планировавшей организовать и возглавить крестьянское вооружённое восстание.

/ ЖШ и

Рис. 5. В. А. Подчекаев - преподаватель Киевской пехотной школы (1920-е гг.)

О том, что пришлось пережить Владимиру Подчекаеву во время следствия, красноречиво говорят фотографии из его личного дела. Да, ему уже шёл 62-й год, но в этом измождённом старике даже трудно узнать недавнего подтянутого полковника.

■ I Л

Рис. 2. В. А. Подчекаев - подсудимый по делу "Весна" (конец 1930 г.)

22-23 июня 1931 г. Судебная тройка Коллегии ГПУ УССР приговорила В. А. Под-чекаева к пяти годам ссылки в Казахстан. К сожалению, на данный момент его дальнейшая судьба не известна, потому что его связь с семьёй прекратилась. Было ли это следствием гибели Владимира Алексеевича или нового приговора - пока не известно. В качестве одной из версий можно выдвинуть осторожное предположение, что он сам решил прекра-

тить отношения с любящей женой и сыновьями, будучи вынужденным оклеветать себя в ходе следствия.

Дело отца-офицера продолжил старший сын - Константин. Молодой офицер-связист отличился на советско-финской войне, затем прошёл всю Великую Отечественную, встретив Победу в звании подполковника, кавалера нескольких боевых орденов. Выйдя в отставку полковником в конце 1950-х гг., он ещё много лет трудился в Ленинградском военном проектно-производственном объединении «Вектор». Так получилось, что после его смерти в 1985 г. связь между его детьми и детьми его младшего брата Алексея, оставшегося жить в Киеве, прервалась. В прошлом, 2015 г. петербургские и киевские правнуки полковника Владимира Алексеевича, разыскивая сведения о его судьбе, узнали о существовании друг друга спустя 30 лет. Известные на Украине художники Владимир Алексеевич и Владимир Владимирович Подчекаевы, всегда считавшие себя коренными украинцами, с удивлением (а поначалу - и с некоторым недоверием) узнали о своих псковских корнях. «Все мы дети одной матери», - написал мне Владимир Владимирович несколько месяцев тому назад. Возможно, знание своих корней и истоков многим поможет на многое по-новому взглянуть.

Источники и литература

Государственный архив Псковской области

(далее - ГАПО), ф.6, оп.1, д.150, л.81-об. ГАПО, ф.39, оп.1, д.8г. «Метрическая книга Успенской церкви г. Опочки», 1869 г., лл.290об-291. Государственный архив Ярославской области

(далее - ГАЯО), ф.582, оп.1, д.1155 ГАЯО, ф.582, оп.1, д.1155, лл.109, 109-об. Памятные книжки Псковской губернии за

1906 - 1914 гг. Формулярный список о службе Младшего Помощника Надзирателя Акцизных Сборов Псковской губернии 1-го округа, в 3-м участке Титулярнаго Советника Алексея Константиновича Подчекаева. Список подполковникам по старшинству 1913

года. СПб., 1913. ЬУУЛ (Государственный исторический архив Латвии), ф.2706, оп.1, д.40, л.1301.

Васильев Владимир Иванович, ведущий архитектор ОАО институт "Псковгражданпроект" (Псков, Россия); e-mail: v.vasiliev@pskovproekt.ru.

FROM OPOCHKA TO GOLGOTHA... LIFE LINKS OF VLADIMIR PODCHEKAEV - PSKOV NOBLEMAN,

RUSSIAN OFFICER

The article traces the life of a Russian officer Vladimir Alekseevich Podchekaeva. Began his service in the imperial army, he was promoted to the rank of colonel, took part in operations on the fronts of the Russo-Japanese War and the First World War. After the October Revolution joined the Red Army. In 1930-es subjected to repression.

Key words: Vladmir Alekseevich Podchekaev, Pskov Cadet Corps, the Russo-Japanese War, the First World War, the Red Army, repression.

Vladimir V. Vasilyev, leading architect of the Institute "Pskovgrazhdanproekt" (Pskov, Russia); e-mail: v.vasiliev@pskovproekt.ru.