Научная статья на тему 'От ночлежного дома к университету. История главного корпуса университетского городка в Перми (к 160-летию Н. В. Мешкова)'

От ночлежного дома к университету. История главного корпуса университетского городка в Перми (к 160-летию Н. В. Мешкова) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
294
49
Поделиться
Ключевые слова
Н. В. МЕШКОВ / ПЕРМСКАЯ ГОРОДСКАЯ ДУМА / КОМПАНИЯ «ТУРОЛЬФ И К0» / ПЕРМСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ / N. V. MESHKOV / COMPANY «TUROLF AND K»

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Аленчикова Наталья Дмитриевна

Рассматривается история строительства и первый период эксплуатации ночлежного дома, здание которого сыграло немалую роль в решении вопроса об учреждении университета в Перми и длительное время было главным его корпусом. Анализируется роль Н. В. Мешкова в становлении университетского образования в Перми.

The author regards the history of the construction and the first stage of exploitation of the Flophouse, one building of which played a significant role in establishing the University in Perm and had been the Principle building of PSU for a long time. The role of N. V. Meshkov in the development of University education in Perm is analysed.

Текст научной работы на тему «От ночлежного дома к университету. История главного корпуса университетского городка в Перми (к 160-летию Н. В. Мешкова)»

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2011 История Выпуск 3 (17)

К ЮБИЛЕЮ ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

УДК 378:94(470.53)

ОТ НОЧЛЕЖНОГО ДОМА - К УНИВЕРСИТЕТУ. ИСТОРИЯ ГЛАВНОГО КОРПУСА УНИВЕРСИТЕТСКОГО ГОРОДКА В ПЕРМИ (К 160-ЛЕТИЮ Н. В. МЕШКОВА)

Н. Д. Алейникова

Рассматривается история строительства и первый период эксплуатации ночлежного дома, здание которого сыграло немалую роль в решении вопроса об учреждении университета в Перми и длительное время было главным его корпусом. Анализируется роль Н. В. Мешкова в становлении университетского образования в Перми.

Ключевые слова: Н. В. Мешков, Пермская городская дума, компания «Турольф и К0», Пермский университет.

Здание, послужившее основой для создания местного университетского городка, хорошо известно пермякам. Оно до настоящего времени поражает своей основательностью, обилием внутренних помещений и нестандартной строгой красотой. С 1916 г. и вплоть до середины 60-х гг. ХХ в. это здание было главным корпусом Пермского государственного университета, в котором размещались его администрация и ряд факультетов. Однако первоначально оно имело совсем другое предназначение.

Шестнадцатого марта 1912 г. известный общественный деятель Перми Николай Васильевич Мешков, крупный предприниматель и пароходовладелец, обладатель многомиллионного состояния, обратился в Пермскую городскую управу со следующим письмом: «С давних лет Пермское городское управление и пермское общество озабочены устройством для бедняков, не имеющих крова, ночлежных приютов. Заботы общества вытекают не только из желания дать бесприютным людям за ничтожную плату ночлег, но и из желания хотя бы уменьшить для городских обывателей опасность заражения инфекционными болезнями, которые возникают и распространяются быстрее и чаще всего среди беднейших людей, благодаря антисанитарным условиям их жилищ, и ими рас-прстраняются по городу. Устройство надлежащих приютов понижает процент инфекционных заболеваний и необходимость устройства их в целях оздоровления городов не может вызывать воз-ражений...»1. Исходя из изложенного, Н. В. Мешков сообщал далее, что имеет намерение «построить в Перми ночлежный дом имени матери своей Елены Ивановны Мешковой». Для этой цели им было куплено у товарищества Алафузовских заводов два усадебных места, на которых и предполагалось устройство ночлежного дома. Мешков предлагал осуществить строительство этого дома на свои деньги с последующей передачей его в дар городу.

Решение строить ночлежный дом не было случайным. Николай Васильевич давно вынашивал мысль об увековечении памяти своей матери, скончавшейся в 1899 г. Богатство не очерствило ее душу. Она пронесла через всю свою жизнь действенное сострадание к обездоленным, памятуя о том, из какой бедности поднялась ее семья после гибели мужа. Эти же качества воспитала в своих детях и старалась привить внукам. Николай Васильевич бесконечно любил и почитал свою мать. Он счел, что строительство ночлежного дома было бы достойным увековечением ее памяти.

Конечно, предложение Н. В. Мешкова было в известной мере демонстрацией. Демонстрацией независимости и противодействием давлению извне, которое он постоянно ощущал, добиваясь выделения средств на строительство Народного дома в Перми. К этому времени созданное им общество «Народный дом», инициировавшее строительство здания-дворца для распространения просвещения и организации культурного досуга широких слоев населения города вынуждено было отложить это строительство на неопределенный срок. Причиной тому был отказ в финансовой помощи как со стороны министерства финансов, так и со стороны Пермского губернского комитета общества попечительства о народной трезвости, которое по своему предназначению было обязано принять деятельное участие в финансировании задуманного строительства. Собранных городом

© Н. Д. Аленчикова, 2011

средств было явно недостаточно. Фактически все шло к тому, чтобы подтолкнуть Мешкова взять на себя основные расходы по строительству этого общественного здания2.

Раздраженный данным обстоятельством, Николай Васильевич отстраняется от активного участия в организации строительства Народного дома и обращается в Пермскую городскую управу с вышеупомянутым письмом. Вместе с тем это было искреннее, наболевшее желание перейти от прожектов к реальным делам на благо города, ставшего для него родным.

Имевшийся к этому времени в Перми ночлежный дом на 100 человек, открытый Пермским комитетом по разбору и призрению нищих в 1882 г., находился в плачевном состоянии. В грязном, тесном строении зимой собиралось до 300 человек. Разговор о необходимости строительства нового ночлежного дома уже неоднократно возникал в городской управе и обсуждался в думе, но проблема заключалась в недостатке денежных средств3.

В своем письме Н. В. Мешков просил управу ознакомиться с предполагаемым местом будущего строительства и, если оно будет одобрено, определить, на какое количество поселенцев должно быть рассчитано здание и какие вспомогательные службы должно иметь.

Заявление Мешкова было озвучено на частном совещании гласных городской думы 7 апреля 1912 г. Тогда же Пермский городской голова П. А. Рябинин лично беседовал по этому поводу с предпринимателем4 и назначил специальное заседание финансовой комиссии думы с участием его представителей: «доверенного его Г. М. Чудинова, юрисконсульта А. А. Насальчук и архитектора А. А. Ляк»5.

Восьмого апреля 1912 г. заявление обсуждалось на заседании финансовой комиссии управы, которая «полагала выразить Н. В. Мешкову глубочайшую благодарность за его столь щедрое пожертвование для бедных жителей Перми, не имеющих постоянного крова», и определила, что «желательно» иметь ночлежный приют на 450 мужчин и 50 женщин. Относительно вспомогательных служб комиссия полагалась на знания, которые Мешков приобрел, изучая решение этой проблемы в других городах . В докладе городской думе управа предлагала пригласить техническую комиссию для осмотра места под постройку с участием городского архитектора и городских врачей, строителей, представителей и Н. В. Мешкова. Кроме того, городская управа предлагала «в знак особой признательности Н. В. Мешкову за его бескорыстное христианское попечение о бедных города, не имеющих крова, избрать его Почетным гражданином города Перми»7.

Одиннадцатого апреля 1912 г. доклад управы был вынесен на заседание Пермской городской думы. Сказать, что предложение Николая Васильевича было принято думцами восторженно - это значит ничего не сказать. Дума единогласно поддержала и инициативу управы об избрании Н. В. Мешкова Почетным гражданином города Перми. О состоявшемся решении его известили благодарственной телеграммой8.

С присущей ему энергией Н. В. Мешков приступил к реализации задуманного.

По мысли Николая Васильевича, дом должен был строиться «с применением всех усовершенствований, приспособлений и всех видов благотворения, по образцу лучших домов призрения в Москве и в западноевропейских государствах»9. Кроме спален для ночлега в доме должны быть чайная, столовая, аптека, дезинфекционная камера с аппаратом «Гелиос» для уничтожения паразитов, амбулатория с дежурством врача и фельдшера для оказания медицинской помощи10. Это должен был быть прекрасный дом-памятник, благоустройство которого должно отвечать последнему слову строительной техники, - с водопроводом, канализацией, центральным отоплением, электричеством, рассчитанный не на одно поколение обездоленных горожан. Часть территории должен был занять большой сад11.

Для проектирования и строительства «Ночлежного дома им. Е. И. Мешковой» (как он значился в официальных документах) была приглашена шведская компания «Турольф и К0 » из Сток-гольма12. В течение короткого времени проект был готов, одобрен Николаем Васильевичем, определены поставщики необходимых материалов. Началась интенсивная работа по реализации проекта. Общее наблюдение и контроль за строительством осуществлял Григорий Михайлович Чудинов - правая рука и друг Мешкова, пользовавшийся у него безграничным доверием. На него же была возложена работа по организации своевременных поставок. Стараниями Чудинова на территории строительства была открыта для рабочих частная лавка А. Ф. Ватолиной, торгующая съестными «припасами» с 8 часов утра до 7 часов вечера13. За качественное выполнение строительных работ отвечал инженер Петр Васильевич Акимов14.

В общий комплекс строений ночлежного дома должны были входить и здания вспомогательных служб для удовлетворения насущных нужд будущих насельников: бани, прачечной, котельной, столярной и слесарной мастерских, булочной. Каждый из жильцов мог быть трудоустроен в одной из этих служб или в саду, а при желании - освоить ремесло. Н. В. Мешков хотел сделать этот дом не только ночным пристанищем для обездоленных, но и местом, где они могли бы получить работу, обучиться профессии и стать полноценными гражданами города. Предполагалось, что по истечении пары лет, требующих полного содержания дома за счет строителя, дом сможет перейти на самоокупаемость. Вскоре обнаружилось, что купленный Мешковым участок несколько маловат для того, чтобы разместить на нем все объекты строительства.

По ходатайству Н. В. Мешкова на заседании городской думы 12 сентября 1912 г. под строительство вспомогательных служб было решено безвозмездно выделить участок городской земли размером в 1055 кв. сажен15. В декабре этот участок был увеличен до необходимых для строительства размеров - 1485 кв. сажен16.

О размерах и стоимости строительства можно судить по представлению городской управы Пермскому губернатору 14 февраля 1913 г. «О зачислении пермского 1-й гильдии купца Н. В. Мешкова Почетным гражданином г. Перми.за покупку им для ночлежного дома усадьбы 11.515 кв. сажен ценностью выше 100.000 руб. и за производство им постройки ночлежного дома.» Управа свидетельствовала, что «на этой усадьбе действительно уже производится постройка ночлежного дома таких размеров и по такому плану, что общая стоимость ночлежного дома со всем оборудованием может стоить 500.000 руб. Сведения о плане и размерах строящегося ночлежного дома имеются в Строительном отделе Губернского правления»17.

В январе 1914 г. Николай Васильевич вносит предложение об открытии на его средства при ночлежном доме городской аптеки с ничтожной наценкой на лекарства, которой могло бы пользоваться все малоимущее население города. Причем он предоставлял помещение для аптеки с полным оборудованием и гарантировал городскому управлению возмещение всех расходов по содержанию аптеки и выписке медикаментов. На заседании 22 января 1914 г. дума принимает предложение Мешкова с выражением ему «за такое пожертвование благодарности от имени городской ду-18

мы» .

Между тем строительство велось быстрыми темпами. Не было перебоев ни в поставке строительных материалов, ни в поставке оборудования. Все делалось с размахом и основательностью. Рабочий день начинался с утра и кончался затемно. В темное время дня площадка строительства освещалась за счет электроэнергии, предоставляемой городской электростанцией. Правда, довольно скоро стараниями Чудинова стройка обзавелась собственной электростанцией, излишек производства которой, по его заявлению в городскую управу, предполагался к использованию «в интересах Ночлежного дома для работ и в других помещениях.. .для установки электрических моторов на механическом заводе и средней пристани на Каме»19. Однако управа на это не пошла, предложив в данном случае использовать мощность городской электростанции с оплатой по себестоимости.

Огромное прекрасное здание с курантами под крышей и именем Е. И. Мешковой на фронтоне должно было принять своих первых насельников осенью 1914 г.

Но летом 1914 г. началась мировая война. Завершалось строительство уже в военное время, которое и определило новое назначение ночлежного дома. В специальном докладе Пермской городской управы 10 декабря 1914 г. «О выражении Н. В. Мешкову благодарности за предоставление помещения Ночлежного дома для надобностей войск»20 говорилось: «Еще во время мобилизации, когда под помещение призванных запасных недостаточно было зданий всех учебных заведений в городе и помещений общественных учреждений, были заняты под помещение запасных здания бывшего Алафузовского завода, приобретенного Н. В. Мешковым, и часть здания Ночлежного дома, тогда еще не оконченного. На уведомление об этом Николай Васильевич ответил полным своим согласием, выразив, как истинный патриот, свою радость, что построенный им дом может служить для помещения защитников нашего дорогого отечества. Если бы не было ночлежного дома Мешкова и воинские части не были размещены казарменным порядком, то все эти тысячи воинских чинов расквартировались бы в домах и квартирах обывателей, что несомненно вредно бы отозвалось на воинской дисциплине и было бы весьма стеснительно для обывателей». Далее в докладе вносилось предложение «о выражении Почетному гражданину города Н. В. Мешкову от имени Городской думы глубокой благодарности за предоставление помещений Ночлежного дома под рас-

квартирование воинских чинов». Мало того, управа просит думское собрание возбудить перед губернатором вопрос о представлении Н. В. Мешкова «к высочайшей награде за его щедрое пожертвование на постройку Ночлежного дому и вообще общеполезную деятельность»21. Под «высочайшей наградой» подразумевалось присвоение Н. В. Мешкову звания Коммерции Советника. Дума одобрила и приняла все предложения управы22.

В представлении Пермской городской думы губернатору 6 января 1915 г. перечисляются все заслуги Н. В. Мешкова перед городом, в частности, говорится: «Мешков всегда принимал деятельное участие в поддержке ходатайств города в высших правительственных учреждениях........Весьма

большое оказал содействие в направлении Котласской линии железной дороги в Пермь. Ему, Мешкову, принадлежит идея постройки железной дороги от Оренбурга на Уфу и Кунгур или Пермь. .Как коммерсант с широким кругозором, он понял важное значение железнодорожного пути, соединяющего Пермскую губернию, богатую лесом и разными минералами, со Средней Азией, и на свой счет произвел изыскание железнодорожной линии от Оренбурга через Уфу до Пермской железной дороги. Изыскание его «Оренбург-Уфа» одобрено к постройке, а изыскание от Уфы до соединения с Пермской железной дорогой будет рассматриваться в Железнодорожном департаменте в наступающем марте месяце /1915 г/. Осуществление кратчайшего железнодорожного пути в Ташкент и другие города Средней Азии открывает для Перми широкие горизонты развития товарообмена для того и другого края. Инициатива в сем деле и изыскания принадлежат Н. В. Мешкову»23 (звание Коммерции Советника было присвоено Мешкову в апреле 1916 г.).

Между тем завершение строительства комплекса ночлежного дома шло своим чередом: строится прачечная, заканчивается оборудование дезинфекционной камеры, холодильника для скоропортящихся продуктов, хлебопекарни24. Н. В. Мешков распоряжается о скорейшем окончании основного здания, в котором в это время устанавливалось центральное отопление, и об устранении всех имеющихся недоделок в определенные ранее сроки. Работы велись непрерывно и по мере их завершения здание занимали все новые воинские подразделения.

Первоначально здесь были расквартированы «призванные запасные, а затем в нем размещались ополченческие дружины, формировавшийся в Перми Сибирский корпус и запасные батальо-ны»25. К декабрю 1914 г. в законченном здании ночлежного дома было расквартировано 4 тыс. солдат. Впоследствии их число увеличилось до 6 тыс. Естественно, что проживание в здании такого количества солдат, мало знакомых с достижениями цивилизации, весьма плачевно отразилось на состоянии его внутренней отделки: затаптывались паркетные полы, обшарпывались стены, ломались водопроводные краны, выходила из строя канализация. Уже ко второму году пользования военными здание требовало ремонта.

В ноябре 1915 г., когда стал вопрос о переводе в Пермь Юрьевского университета и Н. В. Мешков заявил о передаче всего комплекса ночлежного дома в распоряжение университета, поведение солдат внутри здания стало нарочито разнузданным. Но воинское начальство закрывало на это глаза. 2 января 1916 г. в здании произошел пожар, на расследование которого были командированы член городской управы Юрьевский, городской архитектор и техник строительного отде-ла26. Правда, существенных последствий пожар не имел, но сам факт его возникновения говорит о поведении «квартирантов».

В июне 1916 г., после «высочайшего соизволения на учреждение в Перми отделения императорского Петроградского университета, которое кладет основание учреждению в будущем самостоятельного Пермского университета»27, началась настоящая борьба Н. В. Мешкова за освобождение комплекса зданий ночлежного дома от воинского постоя. Военное руководство не хотело покидать просторные и удобные здания. Окончательно освободить их удалось только в 1917 г., после вмешательства Временного правительства и непосредственного приказа военного министра А. Ф. Керенского28.

Конечно, Николай Васильевич Мешков, возводя здание ночлежного дома, не предполагал, что память о его незабвенной матери - Е. И. Мешковой - будет освящена появлением первого на Урале университета.

Без малого целый век служит это здание Пермскому государственному университету. И как орден несет на фасаде барельеф с изображением своего строителя - Николая Васильевича Мешкова.

Примечания

1 Государственный архив Пермского края (далее - ГАПК). Ф. 35. Оп. 1. Д. 221. Л. 1.

2 См. сб.: Пермский дом в истории и культуре края. Пермь, 2009. Вып. 2. С. 84-86.

3 См. журналы заседаний Пермской городской думы за 1906, 1907, 1909 гг.

4 Журнал заседаний Пермской городской думы за 1912 г. Пермь, 1913. С. 160/2.

5 ГАПК. Ф. 35. Оп. 1. Д. 221. Л. 4 об.

6 Там же. Л. 27.

7 Там же. Ф. 43. Оп. 1. Д. 1678. Л. 166-167.

8 Там же. Ф. 35. Оп. 1. Д. 221. Л. 10.

9 Там же. Л. 28.

10 Там же.

11 Там же.

12 Там же. Л. 32.

13 Там же. Л. 37.

14 Там же. Л. 19, 72.

15 Там же. Ф. 43. Оп. 1. Д. 1678. Л. 350-351.

16 Там же. Л. 456-457.

17 Там же. Ф. 35. Оп. 1. Д. 221. Л. 27.

18 Там же. Л. 50.

19 Там же. Л. 35.

20 Там же. Л. 59-60.

21 Там же.

22 Журнал заседаний Пермской городской думы за 1914 г. Пермь, 1915. С. 172.

23 ГАПК. Ф. 35. Оп. 1. Д. 221. Л. 67.

24 Там же. Л. 74.

25 Там же. Л. 66.

26 Там же. Л. 63.

27 Там же. Л. 56.

28 Там же. Ф. 35. Оп. 1. Д. 321. Л. 38.

Библиографический список

Аленчикова Н. Д. История строительства Народного дома в Перми // Пермский дом в истории и культуре края. Пермь, 2009. Вып. 2.

Государственный архив Пермского края. Ф. 35. Оп. 1. Д. 221, 321; Ф. 43. Оп. 1. Д. 1678.

Журнал заседаний Пермской городской думы за 1906 г. Пермь, 1907.

Журнал заседаний Пермской городской думы за 1907 г. Пермь, 1908.

Журнал заседаний Пермской городской думы за 1909 г. Пермь, 1910.

Журнал заседаний Пермской городской думы за 1912 г. Пермь, 1913.

Журнал заседаний Пермской городской думы за 1914 г. Пермь, 1915.

Дата поступления рукописи в редакцию: 20.10.2011