Научная статья на тему 'От марта до декабря: как и чем отличалось голосование за партии и их лидеров на выборах 2011/2012'

От марта до декабря: как и чем отличалось голосование за партии и их лидеров на выборах 2011/2012 Текст научной статьи по специальности «Теория политических систем. Внутренняя политика»

192
40
Поделиться
Ключевые слова
ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ / ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ / ПРОТЕСТНЫЙ ЭЛЕКТОРАТ / СОВМЕЩЕНИЕ ВЫБОРОВ / «ЕДИНАЯ РОССИЯ» / КПРФ / «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» / ЛДПР / ПУТИН / ПРОХОРОВ / "UNITED RUSSIA" / "JUST RUSSIA"

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Кынев Александр Владимирович

Статья посвящена сопоставлению географии электоральной поддержки ведущих партий на выборах Государственной думы РФ с географией поддержки кандидатов на выборах Президента РФ 2012 года. На базе данных электоральной статистики показаны различия региональных результатов между партиями и их лидерами и дается анализ причин этих различий. Особое внимание уделяется также влиянию на итоговые результаты состава партийных списков и фактора внутрипартийной борьбы, а также наличия совмещенных региональных и местных выборов. Автор делает вывод о кризисе лидерства в ведущих партиях в сочетании с наличием общественного запроса на новые политические фигуры и мобильности поддержки разных партий протестным электоратом.

Похожие темы научных работ по политике и политическим наукам , автор научной работы — Кынев Александр Владимирович,

FROM MARCH TO DECEMBER: AS WELL AS THAN VOTE FOR PARTIES AND THEIR LEADERS ON ELECTIONS 2011/2012 DIFFERED

Article is devoted to comparison of geography of electoral support of leading parties on elections of the State Duma of the Russian Federation with geography of support of candidates on an election of the president of the Russian Federation of 2012. On a database of electoral statistics distinctions of regional results between parties and their leaders are shown. The analysis of the reasons of these distinctions is given. The special attention is given to influence on total results of structure of party lists and a factor of inner-party fight, and also existence of the combined regional and local elections. The author draws a conclusion about leadership crisis in leading parties in a combination to existence of public request for new political figures.

Текст научной работы на тему «От марта до декабря: как и чем отличалось голосование за партии и их лидеров на выборах 2011/2012»

ТЕМА НОМЕРА

А.В. Кынев

ОТ МАРТА ДО ДЕКАБРЯ: КАК И ЧЕМ ОТЛИЧАЛОСЬ ГОЛОСОВАНИЕ ЗА ПАРТИИ И ИХ ЛИДЕРОВ НА ВЫБОРАХ 2011/2012

Аннотация:

Статья посвящена сопоставлению географии электоральной поддержки ведущих партий на выборах Государственной думы РФ с географией поддержки кандидатов на выборах Президента РФ 2012 года. На базе данных электоральной статистики показаны различия региональных результатов между партиями и их лидерами и дается анализ причин этих различий. Особое внимание уделяется также влиянию на итоговые результаты состава партийных списков и фактора внутрипартийной борьбы, а также наличия совмещенных региональных и местных выборов. Автор делает вывод о кризисе лидерства в ведущих партиях в сочетании с наличием общественного запроса на новые политические фигуры и мобильности поддержки разных партий протестным электоратом.

Ключевые слова:

Электоральная география, политические партии, протестный электорат, совмещение выборов, «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР, Путин, Прохоров.

A.V. Kynev

FROM MARCH TO DECEMBER: AS WELL AS THAN VOTE FOR PARTIES AND THEIR LEADERS ON ELECTIONS 2011/2012 DIFFERED

Abstract:

Article is devoted to comparison of geography of electoral support of leading parties on elections of the State Duma of the Russian Federation with geography of support of candidates on an election of the president of the Russian Federation of 2012. On a database of electoral statistics distinctions of regional results between parties and their leaders are shown. The analysis of the reasons of these distinctions is given. The special attention is given to influence on total results of structure of party lists and a factor of inner-party fight, and also existence of the combined regional and local elections. The author draws a conclusion about leadership crisis in leading parties in a combination to existence of public request for new political figures.

Key words:

Electoral geography, political parties, protest electorate, combination of elections, "United Russia", CPRF, "Just Russia", LDPR, Putin, Prokhorov.

Получение полных и окончательных данных прошедших в стране президентских выборов дает возможности для более полного ана-

лиза перемен электоральной карты страны и оценки изменений динамики региональной поддержки ведущих политических сил, позволяя, в том числе, сопоставить географию совокупной партийной поддержки в декабре и географию поддержки конкретных возглавляющих партии персоналий в марте. Приходит время сравнений и анализа.

Учитывая традиционный харизматический характер российской политической культуры и почти неизменную персонализацию российской политики тем более важно интересно в какой степени поддержка партий коррелирует с поддержкой лидеров, насколько партии и их лидеры соответствуют друг другу.

Объявленное изменение правил политической жизни и очевидная смена общественных настроений означают неизбежную в самом скором будущем перестройку всей партийно-политической системы, и очевидно что новая система не может не вырасти из системы имеющейся, используя ее как своего рода субстрат. В каком же состоянии к этому новому старту пришла нынешняя партийнополитическая система?

При всей искусственности выстроенной в стране к 2011-2012 партийной системы голосование даже за разрешенные партии и допущенных на выборы кандидатов, при всех имеющихся электоральных девиациях, несомненно, отражало происходящие в настроениях избирателей перемены. И в условиях «управляемой демократии» избиратели учились влиять на систему даже по ей же установленным мягко говоря не самым справедливым правилам. Именно поэтому даже в таких неравных условиях падение результатов формальных результатов «партии власти» в декабре 2011 года по сравнению с 2007 годом на 15% (с 64,3% до 49,3%) оказало такое шоковое воздействие на сложившуюся систему.

Если же сравнивать март 2012 с декабрем 2011 года сразу бросается в глаза несколько вещей. Первое, и довольно очевидное, -президентские выборы в очередной раз подчеркнули, что рейтинг В. Путина был и остается выше рейтинга «Единой России», которая изначально в первую очередь была его производной. А поскольку «рейтинговый базис» лично Путина изначально выше «базового рейтинга» «Единой России», то с учетом всех добавок, которые дают как

различные манипуляции, так и эффект фактически искусственно созданной на выборах безальтернативности, то и итоговой его официальный результат не мог не быть выше официального результата «Единой России». Даже официальные данные позволяют говорить, что поддержка Путина как минимум на 14% выше поддержки «партии власти». Но все равно полученный результат ниже и результата Путина в 2004, и результата Медведева 2008. То есть его рейтинг остается основой результатов власти, но он снижается, и доля в результатах различных манипуляций и технологий делают их все более спорными и искусственными.

Второе - из всех партий и кандидатов наибольшая корреляция между голосованием за КПРФ и Зюганова (19,19% к 17,12%), что подчеркивает роль КПРФ как символической политической силы №2 в стране, сплоченность ее базового электорального ядра и отлаженный партией механизм электоральной мобилизации. Существенно меньше (примерно в половину) соотношение голосования за Жириновского и ЛДПР (11,67% к 6,22%), что учитывая очевидный вожди-стский характер партии и протестное за нее голосование может говорить, скорее всего, о двух вещах - появлении в бюллетене по сравнению с думскими выборами более харизматически сильных, или как минимум более в данный момент интересных избирателю, чем Жириновский, кандидатов (из кандидатов в Президенты лично не присутствовали в бюллетене на парламентских выборах два - Путин и Прохоров), а также о качестве самой предвыборной кампании ЛДПР и В.Жириновского и качестве реальной работы на мобилизацию его электората, которая вероятно в марте 2012 была ниже, чем в декабре 2011.

Самая большая отрицательная разница между результатом партии на выборах Госдумы 4 декабря 2011 и президентских выборах у «Справедливой России» и С.Миронова - 13,24% к 3,85%, что лишний раз подчеркивает, что «Справедливая Россия» в первую очередь партия региональных харизматиков, которые боролись в декабре

2011 года за личное попадание в Госдуму РФ и поэтому были заинтересованы в мобилизации голосования за партию, в списке которой они находятся, в своих регионах. В марте личного мотива поднимать голосование в своих регионах за кандидата своей партии не было и

личная поддержка конкретного регионального политика при его личном отсутствии в бюллетене третьему лицу передается слабо. Сам же лидер «Справедливой России» не является харизматической фигурой и не может мобилизовать значимую поддержку вокруг себя лично. То, что нам парламентских выборах является позитивным фактором - низкий антирейтинг и в целом положительный образ, что удачно оттеняет конкретные региональные кампании и «подсвечивает» образ команды, на конкретных президентских выборах оказалось недостаточным.

На этом фоне впечатляющих даже по официальным данным результатов в 7,98% добивается независимый кандидат М.Прохоров, что для независимого кандидата с имиджем либерального политика на российских президентских выборах феноменальный успех. При том что за ним фактически не стояло никакой региональной партийной сети (поддержка отдельных региональных политиков типа Е.Ройзмана не в состоянии создать базу для такого федерального результата). Этот результат выше и результата в декабре фактически единственной сохранившей легальный статус либеральной партии «Яблоко» (которая на самом деле является социал-либеральной; нынешнюю партию «Правое дело» логичнее считать партией провла-стных политтехнологов, чем партией имеющей в глазах избирателей какую-либо внятную идеологическую окраску, никаких популярных лидеров у нее с сентября 2011 также нет). «Яблоко» тогда получило 3,43%.

Таким образом, даже из этих общих данных очевидно, что существует корреляция между падением голосования за В.Жириновского и особенно С.Миронова по сравнению с голосованием за их партии и отсутствуем в бюллетене кандидата от «Яблока» и ростом голосования за В.Путина с одной стороны и успешным выступлением М.Прохорова с другой. Учитывая, что в целом электорат «Яблока» (даже голосуя за партию во многом вынужденно за не имением лучшего выбора из предложенного ассортимента) носит явно протестно-демократический и либерально ориентированный характер, а электорат «Справедливой России» является хотя и тоже во многом протестно-демократическим, но более центристски ориентированным, можно предположить, что основная часть голосовавших

за «Яблоко» в результате поддержала наиболее либерально имид-жево ориентированного из кандидатов в президенты М.Прохорова, а часть потерянных за 4 месяца «эсерами» голосов разделилась между В.Путиным и М.Прохоровым (одних голосов «Яблока» Прохорову не хватило бы и для достижения и половины своего официального результата). Скорее всего из соображений персоналистской поддержки конкретного лидера или выбора иной стратегии протестного поведения при голосовании за «новенького» также могло разделиться голосование «потерянных» ЛДПР избирателей (с львиной долей в пользу Путина).

Можно конечно возразить - в чем смысл электорального анализа, если на выборах были фальсификации и иные манипуляции. В ответ подчеркну, речь не идет об оценке «вклада» в результаты кандидатов электоральных искажений. Речь идет об официальном результате, который сложился в результате усилий власти, самих кандидатов и «сопротивления среды» в виде объективно существующих общественных настроений. И то, что «сопротивление среды» дало в итоге именно такие результаты, тоже показательно. Ведь электоральные девиации были и в декабре, и в марте, кроме того, искажения явно могли осуществляться лишь в пользу власти, которая реально контролирует весь организующий выборы аппарат, поэтому на соотношения голосов между иными кандидатами повлиять не могли.

Более детально увидеть механику электоральных перемен между декабрем и мартом и отметить их дополнительные причины поможет сравнение результатов голосования за основные партии в декабре 2011 и их кандидатов на мартовских президентских выборах 2012 в региональном разрезе*. Перед тем как проанализировать то, кто, что и где приобрел, посмотрим вначале, кто и что потерял.

* Для сравнения региональной динамики результатов партии на выборах Госдумы РФ и результатов выдвинутого ей кандидата в Президенты РФ также как в аналогичном исследовании автора в 2008 году используется «коэффициент изменения» в виде соотношения результата кандидата партии на президентских выборах по отношению к результату самой партии на выборах Госдумы РФ в число раз. Как представляется, здесь важно оценивать не формальное изменение процента поддержки в том или ином регионе на то или иное число процентов от числа избирателей, принявших участие в голосовании, а соотношение значимости этих изменений по сравнению с иными

Зюганов и КПРФ

Как уже отмечено, самым стабильным по сравнению с результатом голосования за свою партию оказалось голосование в марте за лидера КПРФ Г.Зюганова - относительный результат кандидата от тех, кто принял участие в голосовании, уменьшился всего на 2%.

Однако при том, что формальные результаты за КПРФ и Зюганова близки структура регионального голосования имеет определенные различия и связана с общим развитием электоральной динамики в стране, где сама КПРФ во многом является одним из индикаторов современных электоральных расколов, тогда как сам Г.Зюганов отчасти символизирует собой «электоральную память» о совсем другой эпохе 1990-х.

Одним из самых существенных электоральных изменений в России в последние годы было существенное увеличение поддержки наиболее идеологизированной и институционализированной политической партии страны, КПРФ, в крупных городах (в подавляющем большинстве регионов РФ самый крупный город является региональным центром) на фоне её существенного снижения на региональной периферии в пользу «партии власти». Несомненно, что эти изменения появились не вдруг, и шли постепенно, все более усиливаясь еще с конца 1990-х, просто с 2006-2007 годов

регионами. Здесь важен не только размер прироста, но и то, от какого уровня этот прирост или снижение происходило. Очевидно, к примеру, что абсолютный прирост в 5% от числа принявших участие в голосовании избирателей, будет разным относительно того, от какого уровня он происходил. Если это рост, к примеру, от 10% до 15%, то это увеличение в полтора раза, а если это рост с 90% до 95%, то это увеличение лишь в 1,056 раза.

Подобный метод позволяет оценить, в каких регионах масштаб изменения поддержки в относительном выражении был наиболее существенным. Соответственно, все регионы по показателю коэффициента изменения могут быть разделены на несколько групп: Регионы, где коэффициент изменения выше среднероссийского; Регионы, где коэффициент изменения примерно совпадает со среднероссийским; Регионы, где коэффициент изменения ниже среднероссийского.

- см. Кынев А. Метаморфозы электоральной географии на выборах 20072008 гг. и их причины. // Российское электоральное обозрение. - №1, 2008. С.4-23.

они стали явными и заметными. Причем крупные города стали зоной повышенных результатов не только КПРФ, но и всех иных оппозиционных партий, как формально левых так и формально правых (у каждой партии есть определенные территории повышенной электоральной поддержки).

Показательно, что главными оплотами партии «Единая Россия» и на выборах Госдумы РФ 2007 и 2011 годов стали национальные регионы, голосующая в условиях корпоративной нефтегазовой дисциплины «большая Тюмень» и аграрная периферия внутри иных регионов. Относительно слабо выступила партия власти в крупных городах, ряде регионов Севера, Сибири, Дальнего Востока. У данных электоральных изменений, говорящих о «покраснении» городов, как представляется, несколько причин. Во-первых, конечно, оно отражает тот факт, что именно в городах степень электоральных искажений в России традиционно является наименьшей, и, соответственно, результаты подсчета вызывают наибольшее доверие. Это связано с тем, что именно в крупных городах наиболее активно представлены политические и общественные организации, наиболее качественно и тщательно организован контроль за голосованием и подсчетом, сосредоточены основные СМИ, и избирательный процесс, таким образом, является наиболее «прозрачным».

Во-вторых, существенные изменения в течение последних лет произошли в самой избирательной стратегии КПРФ, все более заметную публичную роль играют роль политики, являющиеся типичными представителями городской интеллигенции. Изменяется облик кандидатов КПРФ на выборах различного уровня, все в большей степени выдвигается молодежь и предприниматели (можно сказать что эволюция кандидатов партии и ее электората влияют друг на друга). И хотя в разных региональных организациях степень скорости этих изменений разная, наличие данной тенденции бесспорно. Наконец, в идеологической составляющей при сохранении традиционных лозунгов партии по защите социальных прав трудящихся были существенно скорректированы стиль и методы их подачи - агитматериалы партии стали более яркими профессиональными и креативными. В течение 2000-х

КПРФ работала не только внутри своей традиционной электоральной ниши лиц пожилого возраста и по неформальным сетям своих сторонников, но также ориентировалась на широкий круг не вовлеченных в партийную деятельность избирателей, активно вела качественную и профессиональную наглядную агитацию, шло размещение непривычных для КПРФ рекламных щитов и т.д. Отдельного внимания заслуживают качественные рекламные ролики партии и качественно выполненные листовки для молодежи.

Сыграло свою роль в «полевении» городского электората и то, что именно КПРФ традиционно воспринимается как самая сильная оппозиция новой федеральной власти. Сыграло на руку левым и искусственное расчищение политического поля и принудительное удаление с него добивавшихся в 2004-2005 существенных успехов на региональных выборах иных левоцентристских проектов (региональные политические блоки; партия пенсионеров, «Родина» и др.).

Однако помимо названных причин есть и еще она, возможно даже более важная. Изменение географии электоральной поддержки КПРФ наглядно демонстрируют, что современные электоральные расколы в стране в основном происходят не в «классическом» право-левом континууме (хотя для части избирателей идеологические позиции имеют решающее значение), а скорее расколы происходят по отношению к существующему в стране политическому и экономическому режиму, по которому скорее более верным является разделение партий на реформаторские (умеренная оппозиция власти), революционные (радикальная оппозиция) и традиционалистские или консервативно-реакционные (поддержка власти, «партия власти»). В определенном смысле можно говорить о естественном нонконформизме городов и определенном конформизме периферии. Городское население как более независимое, индивидуализированное, образованное более критически относится к любой власти, здесь намного менее вероятна ситуация чьего-то властного доминирования. И наоборот, чем выше коллективистские и патриархальные начала, тем сильнее поддержка власти.

Фактически население городов демонстрировало в 19801990-е большую приверженность поддержке тех, кто тогда вос-

принимался как реформаторская по отношению к прежнему режиму сила, а более пожилое, менее образованное и более консервативное население сельской периферии и малых городов поддерживало скорее партии, апеллирующие к сохранению и возрождению наследия прежней власти. Отличия протестного поведения в том, за какие именно оппозиционные партии и их кандидатов голосовали избиратели тех или иных регионов - левые (КПРФ, АПР и т.д.) или некоммунистические (в первую очередь ЛДПР) имело свои историко-культурные причины. Если в аграрных регионах центральной России, юга Сибири и национальных регионах проте-стное голосование в «защиту традиционализма» тогда происходило скорее в пользу левых, то в регионах Русского Севера и Дальнего Востока преимущественно в пользу ЛДПР. Регионы Русского Севера и Дальнего Востока, также как и ряд иных регионов (урало-тюменская зона) относительно недавнего активного освоения по своим предпочтениям в целом были гораздо ближе к крупным городам.

Показательно, что после смены федеральной власти первыми быстро и резко сменили пристрастия так называемые национальные регионы с их патриархальными и клановыми традициями (хотя в начале 1990-х левая ориентация этнических периферий была доминирующей), а формально провозглашаемые по этим регионам данные выборов с явкой на уровне 90% при якобы тотальном голосовании населения за единственную партию имеют явную ассоциацию со временами Советского Союза. За политической переориентацией национальных регионов последовала «русская аграрная периферия». Фактически так называемый «красный пояс» 1990-х был ничем иным как остаточной поддержкой прежней коммунистической власти, как только новая власть «устоялась» и вернулась к привычной (а-ля советской) риторике и поведению, она стала наследовать электоральную базу власти предшествующей. Просто на периферии многие электоральные процессы происходят с запозданием и существует определенная ностальгия по власти прежней.

Однако на фоне всех отмеченных тенденций прошлые выборы 2007-2008 показали, что голосование лично за Г.Зюганова бы-

ло ближе к «традиционной» электоральной географии КПРФ 1990х, чем собственно за КПРФ на выборах Госдумы: наибольший коэффициент изменения поддержки Г.Зюганова в 2008 по отношению к КПРФ-2007 был отмечен в аграрных и/или наиболее депрессивных регионах, ранее относившихся к «красному поясу».

Выборы 4 марта 2012 вновь, но в немного более сглаженном, чем в 2008 году, варианте, показали ту же закономерность. Общероссийский коэффициент соотношения голосования за Зюганова и КПРФ составил на минувших выборах 0,895. При этом существенно выше среднего он был в регионах «электоральной аномалии» -ряде национальных регионов (Ингушетия, Мордовия, Тыва, Адыгея, Чукотка - здесь процент поддержки Зюганова по отношению к КПРФ не просто превысил средний коэффициент, а превысил единицу). Несомненно, что это лишний раз подчеркивает девиантность голосования в Госдуму, когда имели место и манипуляции, и стремление властей ряда регионов добиться максимального числа голосов за «Единую Россию», чтобы провести максимальное число депутатов в Госдуму РФ по списку данной партии. В этом смысле имеет скорее не рост голосования за Зюганова на фоне КПРФ, а скорее снижение уровня фальсификаций и иных манипуляций. Однако даже с учетом относительного роста числа голосов, поданных за Г.Зюганова по сравнению с голосованием за КПРФ, сам уровень голосования за Г.А.Зюганова в этих регионах остался существенно ниже среднероссийского.

А в таких регионах как Дагестан, Чечня, Карачаево-Черкесия, Кемеровская область, судя по всему, даже относительного снижения объема манипуляций фактически не произошло.

При этом вырос процент поддержки Зюганова по сравнению с КПРФ в таких регионах как аграрные Белгородская, Владимирская, Воронежская, Астраханская, Тамбовская, Ульяновская области, а также в Марий Эл, Тульской, Челябинской, Саратовской областях. Зюганов получил меньший процент, чем КПРФ, но коэффициент изменения поддержки превысил среднероссийские 0,895 в Орловской, Костромской, Омской, Оренбургской, Смоленской, Липецкой, Курской, Калужской, Вологодской, Пензенской областях. То есть как и в 2008 аграрная периферия лучше восприняла

Зюганова, чем большинство крупных городов и индустриальных центров, а также большинство регионов российского Севера.

Коэффициент соотношения поддержки Зюганова и КПРФ хуже для кандидата коммунистов в Санкт-Петербурге, Архангельской, Иркутской, Калининградской, Московской, Мурманской, Нижегородской, Новосибирской, Томской областях, Приморском, Пермском, Хабаровском краях и т.д. Причем в некоторых данных регионах можно отметить даже ухудшение соотношений коэффициентов поддержки по сравнению с 2008, что вероятно связано с тем, что сильная в этих регионах «Справедливая Россия» в 2008 не выдвигала кандидата в Президенты (и часть ее протестного электората ушла тогда к Зюганову).

В целом ситуация соотношения Зюганов/КПРФ похожа на 2008 год, сглаживает ее только ситуация в самой Москве. Здесь проценты КПРФ и Зюганова почти равны, что означает превышение среднероссийского коэффициента. Вероятно это следствие нескольких эффектов. Первый связан с тем, что благодаря протестной активности и усилению общественного контроля именно в Москве намного лучше стала ситуация с электоральным контролем, что повлияло на результаты всех альтернативных «главному» кандидатов. Второй эффект связан со «ставкой на лидера» в ставшей главным протестным центром в декабре 2011 года Москве.

Важно понимать также, что Зюганов фактически был единственным кандидатом в президенты, который вел в регионах относительно активную широкую избирательную кампанию (хотя ее интенсивность несомненно уступала активности осенней кампании собственно КПРФ). Соответственно, даже при тех или иных претензиях к качеству этой кампании у значительной части оппозиционно настроенного электората фактически не было выбора - многие голосовали за Г.Зюганова просто потому, что он представлялся им наиболее сильным кандидатом из оппонентов Путина, допущенных к выборам. В этом смысле многие поданные за него голоса это не голоса его собственных сторонников, а голоса протеста.

Таблица соотношения относительного уровня поддержки КПРФ 4 декабря 2011 на выборах Госдумы РФ с голосованием за Г.А.Зюганова на президентских выборах 4 марта 2012 года

№ Регион Процентная доля голосов за КПРФ на выборах Госдумы РФ 2011 (от принявших участие в голосовании) Процентная доля голосов за Г.Зюганова на выборах Президента РФ 2012 (от принявших участие в голосовании) Коэффициент соотношения процентных долей КПРФ и Г.Зюганова (президентские выборы к парламентским) Изменение процента поддержки между КПРФ и Г.Зюгановым от принявших участие в голосовании на территории

1. Орловская область 31,98% 29,09% 0,91 -2,89%

2. Новосибирская область 30,25% 22,53% 0,74 -7,97%

3. Костромская область 28,85% 26,02% 0,91 -2,83%

4. Нижегородская область 28,78% 19,05% 0,66 -9,73%

5. Иркутская область 27,79% 22,57% 0,81 -5,22%

6. Оренбургская область 26,18% 24,92% 0,95 -1,26%

7. Омская область 25,57% 24,01% 0,94 -1,56%

8. Московская область 25,54% 19,36% 0,76 -6,18%

9. Калининградская область 25,54% 21,33% 0,84 -4,21%

10. Псковская область 25,13% 20,64% 0,82 -4,49%

11. Ненецкий АО 24,8% 17,27% 0,696 -7,53%

12. Алтайский край 24,71% 22,26% 0,9 -2,45%

13. Республика Бурятия 24,34% 18,04% 0,74 -6,3%

14. Смоленская область 24,24% 23,07% 0,95 -1,17%

15. Ярославская область 23,99% 19,89% 0,83 -4,1%

16. Республика Хакасия 23,63% 20,56% 0,87 -3,07%

17. Красноярский край 23,6% 18,03% 0,76 -5,57%

18. Рязанская область 23,58% 21,42% 0,91 -2,16%

19. Сахалинская 23,43% 20,03% 0,85 -3,4%

область

20. Приморский край 23,32% 20,36% 0,87 -2,96%

21. Брянская область 23,31% 20,91% 0,897 -2,4%

22. Тверская область 23,23% 19,71% 0,848 -3,52%

23. Самарская область 23,13% 20,55% 0,89 -2,58%

24. Ульяновская область 23,09% 24,03% 1,04 + 0,94%

25. Липецкая область 22,89% 21,13% 0,92 -1,76%

26. Волгоградская область 22,76% 18,85% 0,83 -3,91%

27. Магаданская область 22,75% 20,01% 0,88 -2,74%

28. Кировская область 22,68% 18,54% 0,82 -4,14%

29. Ивановская область 22,52% 18,3% 0,81 -4,25%

30. Белгородская область 22,42% 23,45% 1,046 + 1,03%

31. Томская область 22,39% 18,85% 0,84 -3,54%

32. Калужская область 21,91% 20,01% 0,91 -1,9%

33. Воронежская область 21,85% 22,42% 1,026 + 0,57%

34. Мурманская область 21,76% 16% 0,735 -5,76%

35. Республика Северная Осетия -Алания 21,72% 21,05% 0,97 -0,67%

36. Республика Алтай 21,55% 16,92% 0,785 -4,63%

37. Пермский край 21,02% 15,78% 0,75 -5,24%

38. Чувашская Республика 20,9% 20,58% 0,98 -0,32%

39. Ростовская область 20,85% 20,06% 0,96 -0.79%

40. Республика Марий Эл 20,73% 22,09% 1,066 + 1,36%

41. Курская область 20,71% 20,24% 0,98 -0,47%

42. Владимирская область 20,53% 20,75% 1,01 + 0,22%

43. Хабаровский край 20,49% 17,65% 0,86 -2,84%

44. Архангельская область 20,23% 15,94% 0,79 -4,29%

45. Пензенская область 19,83% 19,7% 0,99 -0,13%

46. Еврейская авто- 19,8% 18,63% 0,94 -1,17%

номная область

47. Курганская область 19,63% 17,4% 0,886 -2,23%

48. Удмуртская Республика 19,55% 14,82% 0,76 -4,73%

49. Новгородская область 19,51% 17,7% 0,907 -1,81%

50. Город Москва 19,35% 19,18% 0,99 -0,17%

51. Республика Карелия 19,26% 16,47% 0,86 -2,79%

52. Амурская область 19,18% 16,85% 0,88 -2,33%

53. Республика Адыгея 18,68% 20,55% 1,1 + 1,87%

54. Забайкальский край 18,64% 14,37% 0,77 -4,27%

55. Ставропольский край 18,4% 18,03% 0,98 -0,37%

56. Республика Калмыкия 18,37% 17,51% 0,95 -0,86%

57. Кабардино- Балкарская Республика 17,63% 13,81% 0,78 -3,82%

58. Краснодарский край 17,56% 18,46% 1,05 + 0,9%

59. Ленинградская область 17,39% 14,18% 0,815 -3,21%

60. Камчатский край 17,08% 15,97% 0,935 -1,11%

61. Свердловская область 16,82% 12,14% 0,72 -4,68%

62. Вологодская область 16,78% 15,35% 0,91 -1,43%

63. Тамбовская область 16,46% 17,38% 1,06 + 0,92%

64. Республика Саха (Якутия) 16,39% 14,39% 0,878 -2%

65. Ханты- Мансийский автономный округ -Югра 16,1% 13,8% 0,857 -2,3%

66. Республика Башкортостан 15,65% 14,18% 0,91 -1,47%

67. Город Санкт-Петербург 15,33% 13,06% 0,85 -2,27%

68. Тульская область 15,07% 16,95% 1,12 + 1,88%

69. Челябинская область 14,63% 14,72% 1,006 + 0,09%

70. Саратовская область 13,8% 14,63% 1,06 + 0,83%

71. Республика Коми 13,46% 13,34% 0,99 -0,12%

72. Астраханская область 13,26% 15,64% 1,18 + 2,38%

73. Тюменская область 11,74% 11,41% 0,97 -0,33%

74. Республика Татарстан 10,59% 9,66% 0,91 -0,93%

75. Кемеровская область 10,51% 8,14% 0,77 -2,37%

76. Карачаево- Черкесская Республика 8,82% 5,81% 0,659 -3,01%

77. Республика Дагестан 7,93% 5,94% 0,75 -1,99%

78. Чукотский автономный округ 6,7% 9,04% 1,349 + 2,34%

79. Ямало-Ненецкий автономный округ 6,56% 5,59% 0,85 -0,97%

80. Республика Мордовия 4,54% 7,23% 1,59 + 2,69%

81. Республика Тыва 3,93% 4,32% 1,1 + 0,39%

82. Республика Ингушетия 2,94% 4,45% 1,51 + 1,51%

83. Чеченская Республика 0,09% 0,03% 0,33 -0,6%

В ЦЕЛОМ ПО РФ 19,19% 17,18% 0,895 -2,01%

Миронов и «Справедливая Россия»

При отмеченных закономерностях - существенном падении процента поддержки голосования за С.Миронова на фоне голосования за «Справедливую Россию» региональная картина для лидера «эсеров» тоже неоднородна и подчеркивает решающую роль в результатах партии региональных харизматиков. При среднероссийском коэффициенте изменения поддержки в 0,29 (т.е. это доля голосов за «эсеров», которую получил Миронов), в двух регионах отмечен даже прирост - в Кабардино-Балкарии и Дагестане он получил голосов больше, чем его партия. Этот тот феномен, о котором выше шла речь в случае с Зюгановым - снижение объема искажений в данных регионах, где на этот раз не шла борьба за депутатские мандаты для региональных групп внутри партсписка. Те же причины объясняют превышение среднероссийского коэффициента соотношения голосов за «Справед-

ливую Россию» и Миронова а таких регионах, как Татарстан, Ингушетия, Мордовия, Калмыкия и некоторых других. При этом общий процент голосования за Миронова в этих регионах при его росте по отношения с декабрем остался ниже его абсолютного результата по стране.

В целом у Миронова отмечается интересный феномен - коэффициент поддержки лучше среднего по отношению к партии получился в наиболее провальных для партии в декабре регионах, которые для партии базовыми не были и не будут. И в любом случае речь идет о незначительных абсолютных цифрах. А вот из регионов, для «Справедливой России» электорально значимых - именно они в первую очередь обеспечили ее высокий результат на выборах в Госдуму РФ - ситуация немногим лучше среднего для Миронова только в Челябинской, Владимирской областях, Хабаровском крае и Москве, едва превышен средний коэффициент в Омске, который Миронов в ходе кампании лично посетил. Однако в Свердловской, Ярославской областях, Чувашии личные визиты Миронова не помогли. Хуже среднего коэффициент соотношения голосования за Миронова по отношению «эсерам» в целом даже в его родном Санкт-Петербурге.

Таблица соотношения относительного уровня поддержки «Справедливой России» 4 декабря 2011 на выборах Госдумы РФ с голосованием за С.М.Миронова на президентских выборах 4 марта 2012 года

№ Регион Процентная доля голосов за «Справедливую Россию» на выборах Госдумы РФ 2011 (от принявших участие в голосовании) Процентная доля голосов за С.Миронова на выборах Президента РФ 2012 (от принявших участие в голосовании) Коэффициент соотношения процентных долей СР и С.Миронова (президентские выборы к парламентским) Изменение процента поддержки между СР и С.Мироновым от принявших участие в голосовании на территории

1. Новгородская область 28,05% 7,12% 0,25 -20,93%

2. Вологодская 27,15% 6,62% 0,244 -20,53%

область

3. Ленинградская область 25,3% 5,86% 0,23 -19,44%

4. Свердловская область 24,69% 5,47% 0,22 -19,22%

5. Город Санкт-Петербург 23,66% 6,61% 0.279 -17,05%

6. Ярославская область 22,63% 6,14% 0,27 -16,49%

7. Архангельская область 22,11% 5,78% 0,26 -16,33%

8. Волгоградская область 21,94% 6,62% 0,3 -15,32%

9. Республика Саха (Якутия) 21,82% 4,41% 0,2 -17,41%

10. Владимирская область 21,53% 6,57% 0,305 -14,96%

11. Республика Карелия 20,58% 6,1% 0,296 -14,48%

12. Тверская область 19,8% 4,92% 0,248 -14,88%

13. Кировская область 19,79% 5,22% 0,26 -14,57%

14. Мурманская область 19,67% 5,05% 0,256 -14,61%

15. Чувашская Республика 18,79% 4,44% 0,236 -14,35%

16. Смоленская область 18,6% 4,34% 0,23 -14,26%

17. Костромская область 18,58% 4,62% 0,249 -13,96%

18. Приморский край 18,16% 4,36% 0,24 -13,8%

19. Оренбургская область 16,79% 4,05% 0,24 -12,74%

20. Липецкая область 16,73% 3,95% 0,24 -12,78%

21. Челябинская область 16,63% 5,1% 0,31 -11,53%

22. Пермский край 16,41% 4,4% 0,27 -12,01%

23. Псковская область 16,41% 4,57% 0,278 -11,84%

24. Алтайский край 16,1% 3,9% 0,24 -12,2%

25. Московская область 15,87% 4,23% 0,27 -11,64%

26. Красноярский край 15,86% 3,54% 0,22 -12,32%

27. Ульяновская область 15,62% 4,17% 0.27 -11,45%

28. Калужская область 15,61% 4,23% 0,27 -11,38%

29. Ивановская область 15,6% 4,44% 0,285 -11,16%

30. Рязанская область 15,08% 4,12% 0,27 -10,96%

31. Ненецкий АО 14,98% 5,3% 0,35 -9,68%

32. Астраханская область 14,56% 4,3% 0,295 -10,26%

33. Воронежская область 14,47% 3,68% 0,25 -10,79%

34. Курганская область 14,47% 4,0% 0,276 -10,47%

35. Курская область 14,43% 3,81% 0,26 -10,62%

36. Самарская область 14,19% 3,94% 0,28 -10,25%

37. Забайкальский край 14,1% 3,01% 0,21 -11,09%

38. Хабаровский край 14,09% 4,88% 0,35 -9,21%

39. Ханты-Мансийский АО - Югра 13,84% 3,29% 0,24 -10,55%

40. Республика Хакасия 13,67% 3,59% 0,26 -10,08%

41. Томская область 13,41% 3,7% 0,28 -9,71%

42. Омская область 13,4% 4,03% 0,3 -9,37%

43. Иркутская область 13,36% 3,84% 0,29 -9,52%

44. Калининградская область 13,26% 3,53% 0,27 -9,73%

45. Ростовская область 13,26% 3,63% 0,27 -9,63%

46. Новосибирская область 12,69% 3,03% 0,24 -9,66%

47. Республика Бурятия 12,63% 3,36% 0,27 -9,27%

48. Город Москва 12,14% 5,05% 0,42 -7,09%

49. Ставропольский край 11,82% 3,14% 0,27 -8,68%

50. Сахалинская область 11,77% 3,88% 0,33 -7,89%

51. Магаданская область 11,61% 3,74% 0,32 -7,87%

52. Белгородская область 11,58% 3,96% 0,34 -7,62%

53. Республика Коми 11,47% 4,32% 0,38 -7,15%

54. Орловская область 11,21% 3,35% 0,3 -7,86%

55. Удмуртская Республика 11,18% 3,42% 0,31 -7,76%

56. Брянская область 11,7% 3,35% 0,299 -7,82%

57. Краснодарский край 10,81% 3,31% 0,31 -7,5%

58. Нижегородская область 10,6% 3,4% 0,32 -7,2%

59. Республика Марий Эл 10,59% 3,98% 0,375 -6,61%

60. Еврейская АО 10,53% 3,48% 0,33 -7,05%

61. Республика Алтай 10,32% 3,34% 0,324 -6,98%

62. Амурская область 10,28% 3,4% 0.33 -6,88%

63. Саратовская область 10,08% 3,27% 0,324 -6,81%

64. Камчатский край 10,06% 3,47% 0,344 -6,59%

65. Пензенская область 8,66% 3,16% 0,365 -5,5%

66. Республика Адыгея (Адыгея) 8,52% 3,01% 0,35 -5,51%

67. Тульская область 8,46% 3,41% 0,4 -5,05%

68. Кемеровская область 7,96% 2,28% 0,286 -5,68%

69. Тюменская область 7,39% 2,45% 0,33 -4,94%

70. Республика Калмыкия 7,18% 2,68% 0,37 -4,5%

71. Республика Тыва 6,71% 1,37% 0,2 -5,34%

72. Республика Северная Осетия - Алания 6,03% 3,11% 0,51 -2,92%

73. Тамбовская область 6,02% 2,25% 0,374 -3,77%

74. Республика Башкортостан 5,45% 2,49% 0,46 -2,96%

75. Чукотский автономный округ 5,4% 2,16% 0,4 -3,24%

76. Республика Татарстан 5,3% 1,76% 0,33 -3,64%

77. Ямало-Ненецкий автономный округ 4,7% 1,49% 0,32 -3,21%

78. Республика Ингушетия 2,32% 1,06% 0,43 -1,26%

79. Республика Мордовия 1,29% 1,11% 0,86 -0,18%

80. Карачаево- Черкесская Республика 0,47% 0,74% 1,57 -0,27%

81. Кабардино- Балкарская Республика 0,2% 3,05% 15,25 + 2,85%

82. Республика Дагестан 0,19% 0,29% 18,15 + 0,1%

83. Чеченская Республика 0,18% 0,03% 0,17 -0,15%

В ЦЕЛОМ ПО РФ 13,24% 3,85% 0,29 -9,39%

Жириновский и ЛДПР

Ситуация для Жириновского похожа на ситуацию у Миронова - лучшее соотношение голосования марта к декабрю в изначально слабых для партии регионах при ситуации худшей, чем средняя по стране, в регионах для ЛДПР изначально базовых. Только в отличие от «Справедливой России» электоральная база ЛДПР это не регионы, где на партию работали «региональные харизматики», а территория «некоммунистического протестного голосования» - часть Сибири, Дальний Восток, Урал, Крайний Север. И здесь сыграл свою роль фактор как отсутствия личных поездок Жириновского по регионам в ходе кампании (если не считать краткого выезда в Тверь), так и крайне неудачное публичное выступление Жириновского про уральцев. В результате против В.Жириновского использовалась цитата, которую он произнес 10 января: «Ельцин — тупой не только потому, что строитель. Урал, Урал, Урал! Там огромное количество залежей под землей. Это кладовая страны. Там огромное магнитное поле. Там вообще тупое население. Там дебилы живут. От Перми до Екатеринбурга — это население дебильное. Оно, может быть, здоровое, но если взять его по интеллекту — он тупой до упора. Пермяк стоит и так на тебя исступленно смотрит! Это не Ленинград, не Саратов. Я же объехал всю страну. Я сорок лет езжу по стране. Более тупого населения, чем на Урале, нет. И там родился Ельцин». Многими такой шаг Жириновского показался сознательным шагом для уменьшения рейтинга в регионе, где он традиционно популярен. Итог - особенно резкое падение результатов в Пермском крае,

Свердловской, Челябинской областях, соседнем с ними Ханты-Мансийском округе. Из базовых для партии регионов-лидеров по проценту за ЛДПР лучше других смотрелись только Камчатский край, Калининградская, Смоленская, Сахалинская, Владимирская и Курская области. Неплохим на среднем фоне было соотношение результатов в Тверской, Новгородской областях, Коми.

Таблица соотношения относительного уровня поддержки ЛДПР 4 декабря 2011 на выборах Госдумы РФ с голосованием за В.В. Жириновского на президентских выборах 4 марта 2012 года

№ Регион Процентная доля голосов за ЛДПР на выборах Госдумы РФ 2011 (от принявших участие в голосовании) Процентная доля голосов за В.Жириновск ого на выборах Президента РФ 2012 (от принявших участие в голосовании) Коэффициент соотношения процентных долей ЛДПР и В. Жириновского (президентские выборы к парламентским) Изменение процента поддержки между ЛДПР и В.Жиринов ским от принявших участие в голосовании на территории

1. Ханты-Мансийский автономный округ - Югра 22,53% 8,11% 0,36 -14,42%

2. Амурская область 20,97% 9,94% 0,47 -11,03%

3. Хабаровский край 19,82% 10,47% 0,53 -9,35%

4. Забайкальский край 19,18% 9,95% 0,52 -9,23%

5. Приморский край 18,7% 8,63% 0,46 -10,07%

6. Камчатский край 18,61% 10,54% 0,57 -8,07%

7. Архангельская область 18,16% 8,9% 0,49 -9,26%

8. Мурманская область 18,11% 8,09% 0,45 -10,02%

9. Республика Карелия 17,94% 8,59% 0,48 -9,35%

10 Пермский край 17,89% 4,6% 0,26 -13,29%

11 Томская область 17,85% 7,67% 0,43 -10,18%

12 Ненецкий ав- 17,53% 9,04% 0,52 -8,49%

тономный округ

13 Магаданская область 17,37% 9,18% 0,53 -8,19%

14 Иркутская область 17,34% 8,24% 0,48 -9,1%

15 Красноярский край 16,99% 8,61% 0,507 -8,38%

16 Оренбургская область 16,9% 7,33% 0,43 -9,57%

17 Курганская область 16,88% 8,57% 0,508 -8,31%

18 Кировская область 16,7% 7,9% 0,47 -8,8%

19 Удмуртская Республика 16,59% 6,27% 0,38 -10,32%

20 Алтайский край 16,57% 8,33% 0,5 -8,24%

21 Свердловская область 16,01% 5,2% 0,32 -10,81%

22 Республика Хакасия 16,01% 8,48% 0,53 -7,53%

23 Костромская область 15,99% 8,09% 0,5 -7,9%

24 Сахалинская область 15,98% 8,77% 0,55 -7,21%

25 Самарская область 15,72% 7,56% 0,48 -8,16%

26 Еврейская автономная область 15,72% 8,35% 0,53 -7,37%

27 Новосибирская область 15,7% 7,7% 0,49 -8%

28 Ярославская область 15,48% 7,72% 0,5 -7,76%

29 Вологодская область 15,43% 8,13% 0,53 -7,3%

30 Ставропольский край 15,31% 6,99% 0,46 -8,32%

31 Рязанская область 15,06% 7,58% 0,5 -7,48%

32 Ленинградская область 14,98% 6,77% 0,45 -8,21%

33 Ивановская область 14,78% 7,25% 0,49 -7,53%

34 Смоленская область 14,75% 7,94% 0,54 -6,81%

35 Липецкая область 14,4% 7,13% 0,5 -7,27%

36 Калужская область 14,36% 7,42% 0.52 -6,94%

37 Московская область 14,34% 6,66% 0,46 -7,68%

38 Омская область 14,19% 7,68% 0,54 -6,51%

39 Калининградская область 14,1% 7,79% 0,55 -6,31%

40 Тюменская область 14,06% 5,79% 0,41 -8,27%

41 Псковская область 13,93% 6,71% 0,48 -7,22%

42 ЯмалоНенецкий автономный округ 13,63% 5,21% 0,38 -8,42%

43 Курская область 13,47% 8,2% 0,61 -5,27%

44 Волгоградская область 13,29% 6,86% 0,52 -6,43%

45 Владимирская область 12,93% 8,4% 0,65 -4,53%

46 Ульяновская область 12,59% 6,96% 0,55 -5,63%

47 Кемеровская область 12,34% 6,82% 0,55 -5,52%

48 Орловская область 12,24% 7,45% 0,61 -4,79%

49 Республика Коми 11,91% 7,67% 0,64 -4,24%

50 Челябинская область 11,77% 5,66% 0,48 -6,11%

51 Республика Марий Эл 11,72% 6,53% 0,56 -5,19%

52 Тверская область 11,69% 7,4% 0,63 -4,29%

53 Новгородская область 11,48% 7,41% 0,645 -4,07%

54 Чукотский автономный округ 11,24% 7,18% 0,64 -4,06%

55 Чувашская Республика 10,67% 5,65% 0,53 -5,02%

56 Нижегородская область 10,66% 5,96% 0,56 -4,7%

57 Республика Алтай 10,65% 5,6% 0,525 -5,05%

58 Брянская область 10,64% 6,14% 0,58 -4,5%

59 Краснодарский край 10,45% 6,54% 0,63 -3,91%

60 Город Санкт-Петербург 10,3% 4,65% 0,45 -5,65%

61 Ростовская область 10,16% 6,27% 0,62 -3,89%

62 Пензенская область 10,12% 6,39% 0.63 -3,73%

63 Белгородская область 9,65% 6,62% 0,69 -3,03%

64 Республика Бурятия 9,47% 5,34% 0,56 -4,13%

65 Город Москва 9,45% 6,3% 0,67 -3,15%

66 Тульская область 9,21% 5,79% 0,63 -3,42%

67 Воронежская область 8,88% 6,22% 0,7 -2,66%

68 Республика Саха (Якутия) 8,47% 4,37% 0.52 -4,1%

69 Астраханская область 8,33 5,07% 0,61 -3,26%

70 Республика Адыгея 7,75% 5,06% 0,65 -2,69%

71 Саратовская область 7,24% 5,06% 0,7 -2,18%

72 Тамбовская область 7,09% 4,54% 0,64 -2,55%

73 Республика Башкортостан 5,2% 3,64% 0,7 -1,56%

74 Республика Калмыкия 4,02% 2,54% 0,63 -1,48%

75 Республика Татарстан 3,48% 2,23% 0,64 -1,25%

76 Республика Северная Осетия - Алания 2,23% 3,16% 1,42 -0,93%

77 Республика Тыва 2,08% 1,74% 0,84 -0,34%

78 Республика Мордовия 1,54% 2,34% 1,52 -0,8%

79 Республика Ингушетия 0,41% 1,17% 2,85 -0,76%

80 Карачаево- Черкесская Республика 0,28% 0,98% 3,5 -0,7%

81 Кабардино- Балкарская Республика 0,08% 3,08% 38,5 + 3%

82 Республика Дагестан 0,03% 0,11% 3,67 + 0,08%

83 Чеченская Республика 0,02% 0,02% 1 -

В ЦЕЛОМ ПО РФ 11,67% 6,22% 0,53 -5,45%

Путин и «Единая Россия»

Исходя из описанного выше понятно, откуда в региональном разрезе был получен основной массив прироста голосов за В.Путина по сравнению с голосованием за «Единую Россию»: в первую очередь речь о регионах, наиболее электорально успешных для «Справедливой России» и ЛДПР.

И это не удивительно, так как в регионах изначально базовых для «Единой России» в декабре 2011 года, существенно прироста получить было уже невозможно, так как в них массив возможных голосов был уже в декабре был выбран почти полностью. Насколько могли, и в них тоже пытались улучшить результат при голосовании за В.Путина, но эти изменения не могли радикально изменить общероссийскую ситуацию.

Важно отметить еще два момента. Первый - отсутствие фактора участия «региональных харизматиков», который работал в декабре 2011 на «Справедливую Россию», связано не только с тем обстоятельством, что они на этот раз не были заинтересованы лично в процессе электоральной мобилизации, но и с тем, что они при этом и не были заинтересованы лично в процессе организации электорального контроля, что облегчало в этих регионах и любые электоральные манипуляции. Исключением стала Москва, где вместо этого фактора работал новый, но еще более мощный фактор общественного подъема в борьбе за «честные выборы».

Второй - это фактор совмещенных выборов. Значительная часть проблемных для «Единой России» регионов в декабре 2011 года это территории, где одновременно с Государственной думой избирались региональные парламенты. Именно принятый по инициативе «Единой России» в марте 2011 года закон привел к тому, что вместо ожидавшихся 11 региональных выборов на декабрь были перенесены выборы еще в 16 регионах, итого в 27 регионах проходили совмещенные выборы. Это решение представляло со-

бой яркий пример электорального манипулирования, когда власть стремилась пойти на изменение четко устанавливающего сроки выборов законодательства ради того, чтобы изменить дату выборов с целью создать максимально комфортные условия для проведения избирательной кампании «партии власти», пытаясь скрыть недовольство жителей конкретных регионов за счет смешения федеральных и региональных выборов в надежде, что часть избирателей, отслеживающая лишь кампанию более высокого уровня, по обоим бюллетеням проголосует идентично. Фактически они стремились «подложить региональные выборы под каток федеральных». В итоге, как и предупреждали некоторые эксперты, вышло наоборот. Усилились стимулы для мобилизации электората новыми участниками (кандидатами на региональных выборах), как и количество игроков, лично заинтересованных в электоральном контроле. В сочетании с первым фактором борьбы за места внутри списков в Госдуму РФ между региональными группами это привело к тому, что по таким регионам, как Московская, Свердловская, Вологодская области или Пермский край итоги голосования были откровенно удручающими. Но 4 марта 2012 года в результате не было ни одних полномасштабных региональных выборов (вместо них были лишь отдельные округа нам имеющиеся вакансии), совмещены оказались лишь отдельные местные выборы (наиболее массовые в Москве, что дополнительно усилило феномен повышенного интереса к «борьбе за честные выборы»).

Таблица соотношения относительного уровня поддержки «Единой России» 4 декабря 2011 на выборах Госдумы РФ с голосованием за В.В.Путина на президентских выборах 4 марта 2012 года

№ Регион Процентная доля голосов за ЕР на выборах Госдумы РФ 2011 (от принявших участие в голосовании) Процентная доля голосов за В.Путина на выборах Президента РФ 2012 (от принявших участие в голосовании) Коэффициент соотношения процентных долей ЕР и В.Путина (президентские выборы к парламентским) Изменение процента поддержки между ЕР и В.Путиным от принявших участие в голосовании на территории

1. Чеченская Республика 99,48% 99,76% 1,003 + 0,28%

2. Республика Мордовия 91,62% 87,06% 0,89 -4,56%

3. Республика Дагестан 91,44% 92,84% 1,02 + 1,4%

4. Республика Ингушетия 90,96% 91,91% 1,01 + 0,95%

5. Карачаево- Черкесская Республика 89,84% 91,36% 1,02 + 1,52%

6. Республика Тыва 85,29% 90% 1,06 +4,71%

7. Кабардино- Балкарская Республика 81,91% 77,64% 0,95 -4,27%

8. Республика Татарстан 77,83% 82,7% 1,06 +4,87%

9. Ямало-Ненецкий автономный округ 71,68% 84,58% 1,18 + 12,9%

10. Республика Башкортостан 70,5% 75,28% 1,07 +4,78%

11. Чукотский автономный округ 70,32% 72,64% 1,03 + 2,32%

12. Республика Северная Осетия - Алания 67,9% 70,06% 1,03 + 2,16%

13. Тамбовская область 66,66% 71,76% 1,08 + 5,1%

14. Республика Калмыкия 66,1% 70,3% 1,06 +4,2%

15. Саратовская область 64,89% 70,64% 1,09 + 5,75%

16. Кемеровская область 64,24% 77,19% 1,2 + 12,95%

17. Тюменская область 62,21% 73,1% 1,175 + 10,89%

18. Тульская область 61,32% 66,77% 1,09 + 5,45%

19. Республика Адыгея 60,21% 64,07% 1,064 + 3,86%

20. Астраханская область 60,17% 68,76% 1,14 +8,59%

21. Республика Коми 58,81% 65,02% 1,106 + 6,21%

22. Пензенская область 56,3% 64,27% 1,14 + 7,97%

23. Краснодарский край 56,15% 63,72% 1,13 + 7,57%

24. Республика Алтай 53,33% 66,87% 1,25 + 13,54%

25. Республика Марий Эл 52,24% 59,98% 1,148 + 7,74%

26. Белгородская область 51,16% 59,3% 1,159 +8,14%

27. Челябинская область 50,28% 65,02% 1,29 + 14,74%

28. Ростовская область 50,22% 62,66% 1,247 + 12,44%

29. Брянская область 50,12% 64,02% 1,28 + 13,9%

30. Воронежская область 50,05% 61,34% 1,226 + 11,29%

31. Республика Саха (Якутия) 49,16% 69,46% 1,41 + 20,3%

32. Ставропольский край 49,11% 64,47% 1,31 + 15,36%

33. Республика Бурятия 49,02% 66,2% 1,35 + 17,18%

34. Еврейская АО 48,11% 61,59% 1,28 + 13,48%

35. Город Москва 46,62% 46,95% 1,007 + 0,33%

36. Курская область 45,72% 60,45% 1,32 + 14,73%

37. Камчатский край 45,25% 59,84% 1,32 + 14,59%

38. Удмуртская Республика 45,09% 65,75% 1,46 + 20,66%

39. Нижегородская область 44,55% 63,9% 1,43 + 19,35%

40. Курганская область 44,41% 63,39% 1,427 + 18,98%

41. Ульяновская область 43,56% 58,18% 1,336 + 14,62%

42. Амурская область 43,54% 62,84% 1,443 + 19,3%

43. Чувашская Республика 43,42% 62,32% 1,435 + 18,9%

44. Забайкальский край 43,28 65,69% 1,52 + 22,41%

45. Сахалинская область 41,91% 56,3% 1,34 + 14,39%

46. Магаданская область 41,04% 56,25% 1,37 + 15,21%

47. Ханты-Мансийский АО - Югра 41,01% 66,41% 1,62 + 25,4%

48. Калужская область 40,42% 59,02% 1,46 + 18,2%

49. Республика Хакасия 40,13% 58,4% 1,455 + 18,27%

50. Ивановская область 40,12% 61,85% 1,542 + 21,73%

51. Липецкая область 40,09% 61% 1,522 + 20,91%

52. Рязанская область 39,79% 59,74% 1,5 + 19,95%

53. Омская область 39,61% 55,55% 1,4 + 15,94%

54. Самарская область 39,37% 58,56% 1,487 + 19,19%

55. Орловская область 38,99% 52,84% 1,36 + 13,85%

56. Тверская область 38,44% 58,02% 1,51 + 19,58%

57. Владимирская область 38,27% 53,49% 1,397 + 15,22%

58. Хабаровский край 38,14% 56,15% 1,47 + 18,01%

59. Томская область 37,51% 57,07% 1,52 + 19,56%

60. Алтайский край 37,17% 57,35% 1,54 + 20,18%

61. Калининградская область 37,07% 52,55% 1,42 + 15,48%

62. Красноярский край 36,7% 60,16% 1,64 + 23,46%

63. Псковская область 36,65% 59,69% 1,629 + 23,04%

64. Пермский край 36,28% 62,94% 1,73 + 26,66%

65. Смоленская область 36,23% 56,69% 1,56 + 20,46%

66. Ненецкий АО 36,04% 57,05% 1,567 + 21,01%

67. Волгоградская область 35,48% 63,41% 1,787 + 27,93%

68. Город Санкт-Петербург 35,37% 58,77% 1,66 + 23,4%

69. Иркутская 34,93% 55,45% 1,59 + 20,52%

область

70. Кировская область 34,9% 57,93% 1,66 + 23.03%

71. Оренбургская область 34,89% 56,89% 1,63 + 21,78%

72. Новгородская область 34,58% 57,91% 1,67 + 23,33%

73. Новосибирская область 33,84% 56,34% 1,66 + 22,5%

74. Вологодская область 33,4% 59,44% 1,78 + 26,04%

75. Ленинградская область 33,03% 61,9% 1,87 + 28,87%

76. Приморский край 32,99% 57,31% 1,62 + 23,32%

77. Московская область 32,83% 56,85% 1,73 + 24,02%

78. Свердловская область 32,71% 64,5% 1,97 + 31,79%

79. Республика Карелия 32,26% 55,38% 1,72 + 23,12%

80. Мурманская область 32,02% 60,05% 1,88 + 28,03%

81. Архангельская область 31,9% 57,97% 1,82 + 26,07%

82. Костромская область 30,74% 52,78% 1,71 + 22,04%

83. Ярославская область 29,04% 54,53% 1,88 + 25,49%

В ЦЕЛОМ ПО РФ 49,32% 63,6% 1,29 + 14,28%

Сделанные выше выводы будут еще более наглядными, если сопоставить приобретения и потери иных партий и кандидатов между президентскими и парламентскими выборами в регионах с максимальным приростом голосования за В. Путина (где этот прирост был более 20%). Хорошо видно, что почти половина этих регионов это те, где одновременно проходили региональные выборы (они выделены серым). Символично, что самый большой прирост голосов за Путина показала Свердловская область, где сошлись вместе отсутствие борьбы внутри партсписков за места в Госдуму, проведение в декабре 2011 выборов Заксобрания области и неудачное выступление Жириновского про «тупых уральцев».

Сопоставление изменений процентов поддержки между партиями на выборах Госдумы РФ и их кандидатами в Президенты в регионах с максимальным приростом голосования за В.В. Путина по сравнению с «Единой Россией»

(серым выделены регионы, где 4.12.2011 проходили региональные выборы)

Регион Разница «Единая Россия» -В.Путин Разница КПРФ -Г.Зюганов Разница ЛДПР -В.Жириновс кий Разница «Справедливая Россия» - С.Миронов

Свердловская область + 31,79% -4,68% -10,81% -19,22%

Ленинградская область + 28,87% -3,21% -8,21% -19,44%

Мурманская область + 28,03% -5,76% -10,02% -14,61%

Волгоградская область + 27,93% -3,91% -6,43% -15,32%

Пермский край + 26,66% -5,24% -13,29% -12,01%

Архангельская область + 26,07% -4,29% -9,26% -16,33%

Вологодская область + 26,04% -1,43% -7,3% -20,53%

Ярославская область + 25,49% -4,1% -7,76% -16,49%

Ханты-Мансийский АО - Югра + 25,4% -2,3% -14,42% -10,55%

Московская область + 24,02% -6,18% -7,68% -11,64%

Красноярский край + 23,46% -5,53% -8,38% -12,32%

Санкт-Петербург + 23,4% -2,27% -5,65% -17,05%

Новгородская область + 23,33% -1,81% -4,07% -20,93%

Карелия + 23,12% -2,79% -9,35% -14,48%

Псковская область + 23,04% -4,49% -7,22% -11,84%

Кировская область + 23,03% -4,14% -8,8% -14,57%

Новосибирская область + 22,5% -7,97% -8% -9,66%

Забайкальский край + 22,41% -4,27% -9,23% -11,09%

Костромская область +22,04% -2,83% -7,9% -13,96%

Оренбургская область +21,78% -1,26% -9,57% -12,74%

Ивановская область + 21,73% -4,25% -7,53% -11,16%

Ненецкий АО + 21,01% -7,53% -8,49% -9,68%

Липецкая область + 20,91% -1,76% -7,27% -12,78%

Удмуртская Республика + 20,66% -4,73% -10,32% -7,76%

Иркутская область + 20,52% -5,22% -9,1% -9,52%

Смоленская область + 20,46% -1,17% -6,81% -14,26%

Алтайский край + 20,18% -2,45% -8,24% -12,2%

Саха (Якутия) + 20,3% -2% -4,1% -17,41%

Голосование за Прохорова и партийная электоральная география

Завершая обзор, необходимо отметить, как же в этот расклад помимо уже отмеченных закономерностей, вписался М.Прохоров, который был на президентских выборах 4 марта

2012 не просто независимым кандидатом, но и кандидатом который ранее никогда не участвовал в выборах в качестве кандидата как сам по себе, так и в составе списка политической партии (как известно, его вхождение в партию «Правое дело» в 2011 году закончилось скандалом и выходом Прохорова и его сторонников из данной партии, которая после этого утратила всякие электоральные перспективы). Поэтому сравнить его результаты с какой-либо партией можно лишь очень относительно.

Помимо уже отмеченной закономерности связи голосования за не представленное в бюллетене 4 марта 2012 «Яблоко» с голосованием за Прохорова о существенных корреляциях географии голосования за М.Д.Прохорова и за «Яблоко» (что как раз дает основания предполагать и корреляцию электоратов) говорит то обстоятельство, что из 20 регионов с наибольшим уровнем голосования за М.Прохорова 15 входили в группу из 20 регионов с наибольшим голосованием за «Яблоко» в декабре 2011 года. Бы-

ло бы интересным ознакомиться с соответствующими социологическими исследованиями, которые как представляется, скорее всего подтвердили бы эти выводы.

Если брать первые пять регионов-лидеров по максимальному уровню голосования за М.Прохорова, то из них 4 входили в лидирующую пятерку регионов при голосовании за «Яблоко» (и только 7-я в рейтинге голосования за Прохорова Московская область при голосовании за «Яблоко» оказалась 4-й, вместо нее в пятерку лидеров за Прохорова вошел Томск). Наиболее сильным оказалось отличие голосований за Прохорова и «Яблоко» в Псковской области - в декабре 2011 регион занял 6 место при голосовании за «Яблоко», а у Прохорова был только 36-м. Видимо это результат того, что в декабре 2011 результат «Яблока» в Пскове во многом бы обеспечен региональными выборами, на которых региональный лидер партии Лев Шлосберг объединил вокруг себя довольно активную группу местных лидеров, и поддерживавшие их тогда сети и дали высокий процент, позволивший Шлосбергу стать депутатом областного собрания. То есть это были не столько «яблочные» идеологически, сколько поддерживавшие конкретных местных политиков голоса.

Кроме Псковской области из лидирующей «двадцатки» у Прохорова по сравнению с «Яблоком» выпали Калужская, Тверская, Самарская области и Камчатский край. Их заместили Ненецкий АО, Вологодская, Кировская, Сахалинская и Магаданская области (т.е. из 5 регионов два имеют нефтегазовую специализацию, а один возглавляется бывшим лидером СПС).

Однако одних голосов «Яблока» явно бы не хватило до 7,98% и это означает, что М.Прохоров получил голоса, отданные ранее и за другие партии. Если сопоставить, к примеру, изменения процентов кандидатов к результатам их партий по Москве, где 4 марта был организован наиболее качественный контроль, то прироста процента за Путина в Москве почти нет. При этом у Прохорова в Москве 20,45% , а «Яблоко» получило в городе по официальным данным 8,55%. Этот означает, что скорее всего именно Прохорову пошла разница в 7% за Миронова и в 3% за Жириновского (вряд ли кто-то станет утверждать, что в декабре

2011 в Москве могла быть массовая фальсификация за ЛДПР или «Справедливую Россию»). Или, к примеру, в Калининградской области, у Прохорова официально 13,56% при лишь 5,5% у «Яблока» в декабре. Еще 15,48% прибавил в области Путин, это означает, что к Путину и Прохорову в области должны были частично уйти голоса не только «эсеров» и ЛДПР, но и КПРФ, а также «малых партий». Другой пример - Чукотка. Здесь Прохоров получил по официальным данным 7,53%, а у «Яблока» было всего 1,71%. Это означает что около 6% голосов Прохоров здесь получил за счет бывших голосов иных партий («эсеры» потеряли на Чукотке 3,24%, а ЛДПР 4,06%),

В таких электоральных перетеканиях нет ничего удивительного, учитывая что протестное голосование за конкретные партии и кандидатов в России зачастую имеет вынужденный характер, о чем уже неоднократно говорилось, и новый кандидат именно за счет новизны и усталости от прежних лидеров при условии проведения качественной кампании может получить существенный электоральный бонус.

Сопоставление изменений процентов поддержки между партиями на выборах Госдумы РФ и их кандидатами в Президенты в регионах с максимальным уровнем голосования за М.Д.Прохорова

Регион Процент за М.Д. Прохорова на выборах Президента Процент за «Яблоко» на выборах Госдумы РФ 2011 Разница «СР» -С. Миро нов Разница «ЕР» -В. Путин Разница КПРФ -Г. Зюган ов Разница ЛДПР -В. Жири новский

1. г. Москва 20,45% 8,55% -7,09% +0,33% -0,17% -3,15%

2. г. Санкт-Петербург 15,52% 11,59% -17,05% +23,4% -2,27% -5,65%

3. Калинин- градская область 13,56% 5,5% -9,73% + 15,48% -4,21% -6,31%

4. Республика Карелия 12,22% 6,21% -14,48% + 23,12% -2,79% -9,35%

5. Томская область 11,57% 4,66% -9,71% + 19,56% -3,54% -10,18%

6. Свердловская область 11,46% 4,27% -19,22% + 31,79% -4,68% -10,81%

7. Московская область 11,18% 6,1% -11,64% + 24,02% -6,18% -7,68%

8. Пермский край 10,86% 4,34% -12,01% + 26,66% -5,24% -13,29%

9. Ярославская область 10,58% 4,79% -16,49% + 25,49% -4,1% -7,76%

10. Архангельская область 10,45% 4,46% -16,33% + 26,07% -4,29% -9,26%

11. Ненецкий АО 10,04% 2,8% -9,68% + 21,01% -7,53% -8,49%

12. Ленинградская область 9,98% 5,02% -19,44% + 28,87% -3,21% -8,21%

13. Сахалин- ская область 9,78% 3,42% -7,89% + 14,39% -3,4% -7,21%

14. Магадан- ская область 9,71% 3,47% -7,87% + 15,21% -2,74% -8,19%

15. Мурманская область 9,65% 4,77% -14,61% + 28,03% -5,76% -14,61%

16. Хабаровский край 9,5% 3,65% -9,21% + 18.01% -2,84% -9,35%

17. Владимирская область 9,45% 3,53% -14,96% + 15,22% +0,22% -4,53%

18. Вологодская область 9.38% 3,46% -20,53% + 26,04% -1,43% -7,3%

19. Кировская область 9.27% 2,72% -14,57% + 23,03% -4,14% -8,8%

20. Новосибирская область 9.18% 4,31% -9,66% + 22,5% -7,97% -8%

Кто выиграл и проиграл в марте и что ждать завтра?

О чем говорит данная электоральная картина в региональном разрезе? Во-первых, она подчеркивает, что у всех партий налицо очевидный кризис лидерства в сочетании с мощным общественным запросом на новые политические фигуры. Такие партии как КПРФ и «Справедливая Россия» пользуются гораздо

большей электоральной симпатией во многих регионах, чем возглавляющие их лидеры. Даже КПРФ получает значительную поддержку не по идеологическим, а политико-конъюнктурным причинам, связанным с общим выражением протеста, и уже лично за Зюганова значительная часть городских избирателей голосует с меньшим энтузиазмом. Новый кандидат даже без опоры на развитую сеть активистов в регионах только за счет эффекта новизны при качественной организации кампании может получить значимый результат (нечто подобное в 2003 произошло с блоком «Родина»). Можно представить, каков был бы эффект сочетания политической новизны и наличия развитой региональной сети поддержки.

Этот вывод тесно связан с выводом вторым - результаты выборов подчеркивают, что протестный электорат в стране целом не является устойчивым приверженцем конкретных политических партий. Это касается даже имеющей наиболее устойчивое идеологическое ядро КПРФ. Тоже самое справедливо и в отношении кажущегося сплоченным, но небольшим демократического электората. Очевидный по итогам анализа динамики электоральных изменений переход голосов тех, кто в 2011 голосовал за «Яблоко» к голосованию за Прохорова в марте, несмотря на то, что сами лидеры «Яблока» призывали портить бюллетени, подчеркивает, что значительная часть голосов за «Яблоко» в декабре 2011 года была во многом не персональной поддержкой лидеров партии (к которым у значительной части демократической общественности есть существенные претензии), а результатом ситуативной политической безальтернативности на либеральном фланге. Проще говоря, за «Яблоко» многие голосовали также в знак протеста, а не в знак поддержки.

Наконец третий вывод говорит в том, что правила имеют значение, и их грамотный анализ и использование имеет для итогов выборов огромный результат. Во многом история с совмещенными региональными и федеральными выборами показывает, что манипуляциями без грамотного анализа последствий и политических рисков «Единая Россия» перехитрила сама себя.