Научная статья на тему 'Остров Сёрёйя (провинция Финнмарк, Северная Норвегия) арена международного сотрудничества в области изучения и охраны природы'

Остров Сёрёйя (провинция Финнмарк, Северная Норвегия) арена международного сотрудничества в области изучения и охраны природы Текст научной статьи по специальности «Растительность. Фитоценология»

CC BY
133
92
Поделиться
Ключевые слова
ОСТРОВ СЁРЁЙЯ / СЕВЕР СКАНДИНАВИИ / РАСТИТЕЛЬНОСТЬ / ГОРНЫЕ ТУНДРЫ / БЕРЕЗОВЫЕ КРИВОЛЕСЬЯ / ЛУГА / БОЛОТА / ПРИМОРСКАЯ РАСТИТЕЛЬНОСТЬ / ПУТЕВОДИТЕЛИ / ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ТУРИЗМ / SøRøYA ISLAND

Аннотация научной статьи по биологии, автор научной работы — Королёва Наталья Евгеньевна

Приведен обзор горных тундр, березовых криволесий, лугов, болот и приморских растительных сообществ на острове Сёрёйя в северной Норвегии в качестве научной основы для ботанических экскурсий и маршрутов экологического туризма.

Похожие темы научных работ по биологии , автор научной работы — Королёва Наталья Евгеньевна,

SØRØYA ISLAND (FINNMARK COUNTY, NORTHERN NORWAY) AS AN ARENA OF INTERNATIONAL COOPERATION FOR ENVIRONMENTAL STUDY AND PROTECTION

Plant communities’ types of Sørøa Island (northern Norway) are surveyed as a base for environmental and ecological tours.

Текст научной работы на тему «Остров Сёрёйя (провинция Финнмарк, Северная Норвегия) арена международного сотрудничества в области изучения и охраны природы»

УДК 581.524.444.2 (1-924.14)

ОСТРОВ СЁРЁЙЯ (ПРОВИНЦИЯ ФИННМАРК, СЕВЕРНАЯ НОРВЕГИЯ) -АРЕНА МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ОБЛАСТИ ИЗУЧЕНИЯ И ОХРАНЫ ПРИРОДЫ

Н.Е. Королёва

Полярно-альпийский ботанический сад-институт им. Н.А. Аврорина КНЦ РАН

Аннотация

Приведен обзор горных тундр, березовых криволесий, лугов, болот и приморских растительных сообществ на острове Сёрёйя в северной Норвегии в качестве научной основы для ботанических экскурсий и маршрутов экологического туризма.

Ключевые слова:

остров Сёрёйя, север Скандинавии, растительность, горные тундры, березовые криволесья, луга, болота, приморская растительность, путеводители, экологический туризм.

Введение

Важным направлением международного сотрудничества между Россией и северной Норвегией является деятельность в области организованного тематического (научного, экологического, молодежного) туризма и научного обеспечения охраны природы. Основные составляющие такой деятельности - инвентаризация биоразнообразия и пропаганда, распространение истинно научных знаний об окружающей природе. Именно на популяризацию знаний о флоре и растительности острова Сёрёйя направлен совместный российско-норвежский проект лаборатории флоры и растительности ПАБСИ и коммуны Хаммерфест «Ботанические экскурсии на острове Сёрёйя», который получил грантовую поддержку от Баренцсекретариата в 2011 г. Возможно, многим уже знаком иллюстрированный двуязычный путеводитель «Ботанические экскурсии по Хибинским и Ловозерским горам» [1], в создании которого принимали участие сотрудники лаборатории флоры и растительности ПАБСИ и Геологического института КНЦ РАН. Путеводитель вышел в 2005 г. и быстро стал библиографической редкостью. Подготовка аналогичного путеводителя о растительных сообществах острова Сёрёйя на трех языках (норвежском, английском, русском) является целью данного совместного российско-норвежского проекта.

Особенности охраны природы в Норвегии

Норвегия представляет собой яркий пример проведения так называемой «зеленой» политики по отношению общества и его институтов к окружающей среде, что включает поддержание стабильного и высокого уровня биоразнообразия, приоритет «интересов природы» в природопользовании [2]. Доступность охраняемых природных территорий (ОПТ) определяется законодательством Норвегии: каждый человек имеет право свободного доступа к природным территориям ^оу от &ИиА^Пуе1 (Ш^1оуеп), 1957.06.28-2011.09.16).

В настоящее время на основной территории Норвегии (не включая Шпицберген) создано 34 национальных парка (nasjonalpark), 153 территории охраняемых ландшафтов (1andskapsyemomrMe), 1.701 национальных резерватов (паШп^егуа!). ОПТ разных рангов занимают около 12% всей Норвегии [3]. Необходимо заметить, что охрана природных участков с высоким уровнем биоразнообразия входит составной частью в норвежское муниципальное управление землепользованием. В деятельности муниципальных коммун (органов административного управления в провинциях (’¥у1ке”) большое место занимает природоохранная работа. Так, в управлении коммуны Хаммерфест находится несколько небольших национальных резерватов на острове Сёрёйя, и сотрудники коммуны ведут в них постоянные наблюдения. К тому же коммуна занимается, с одной стороны, поддержанием режима сохранения природы не только в заповедниках, но и на всей своей территории, с другой, всячески способствует облегчению и обеспечению доступа на эту территорию, в том числе и на остров Сёрёйя, организованных и неорганизованных туристов.

Одним из показателей высокого уровня охраны природы и развития экологического туризма в регионе является наличие и широкая доступность для всех желающих информации о природе незнакомого

района, в том числе о растительном мире. Такую информацию «из первых рук» должны предоставить путеводители, созданные специалистами-географами, геологами, ботаниками. Усилиями сотрудников КНЦ РАН были изданы очень качественные научно-справочные произведения о природе области, в том числе, книги серии «Памятники природы и достопримечательности Мурманской области» [4, 5]. Благодаря поддержке Баренцсекретариата появилась возможность расширения района работ по исследованию растительности для целей охраны природы и организации научного туризма и на север Фенноскандии.

Физико-географическое положение района исследований, рельеф и климат

Остров Сёрёйя - самый крупный в провинции Финнмарк на севере Норвегии, расположен в 15 км к западу от г. Хаммерфест, его площадь 812 кв.км. Как и большая часть северной Норвегии, он находится в

области северо-восточной окраины гигантской каледонской складчатости, где преобладают кембро-силурийские метаморфизированные осадочные породы [6]. Во время каледонского орогенеза они были смяты в складки, а в конце третичного периода вынесены на дневную поверхность. В рельефе острова преобладают горные формы (рис. 1), средняя высота 400-450 м н.у.м., максимальная 659 м н.у.м. Встречаются горы альпийского облика, с острыми гребнями, крутыми осыпными склонами, цирками и карами, но более типичны «фьельды», низкогорья с платообразными денудированными вершинами, впоследствии расчлененными разломами и долинами рек и ручьев. Линия побережья на всем своем протяжении изрезана бухтами и заливами фьордового типа, преобладают круто обрывающиеся в море морские берега.

Причины столь сложной геоморфологии острова -длительная и полная драматических событий четвертичная история, на протяжении которой территория острова испытала воздействие нескольких оледенений. Гигантские ледяные щиты мощностью в 1-2 км приводили к погружению суши до и ниже уровня моря. Движение ледниковых «рек» обусловило грандиозное эзарационное воздействие, образование глубоких фьордов и отложение на всей поверхности острова

огромных масс моренных отложений. В настоящее время территория острова (как и всей Фенноскандии)

испытывает поднятие, которое в сочетании с волновой абразией привело к формированию серии приморских террас. Их чередование наглядно демонстрируют современные изменения линии морского берега.

В некоторых бухтах острова сформировались обширные галечные и песчаные пляжи.

Уникальный облик имеют крайне специфические комбинированные формы рельефа из эоловых форм (дюнных наносов) на экспонированных к морю горных склонах.

В горном рельефе острова отчетливо выделяется три яруса: нижний составляют межгорные депрессии и долины, средний - горные склоны разной крутизны, самый верхний - округлые и платообразные вершины. Приморские аккумулятивные формы рельефа представлены полосой песчаного или галечникового пляжа и одной-двумя террасами. Широко распространены и неширокие абразионноаккумулятивные морские террасы, иногда со скалистыми останцами и полоской галечникового или каменистого пляжа.

Климат острова отчетливо океанический (по классификации норвежских авторов [7], слабо океанический, близкий к переходному от океанического к континентальному), что выражается в небольших годовых амплитудах температур и значительном количестве осадков. По данным метеостанции на юге острова Хасвик аэропорт (Hasvik Lufthavn), средняя многолетняя температура самого теплого месяца (июль) +11.5 °С, самого холодного (январь) -2.9 °С, среднегодовая температура 4.2 °С, годовое количество осадков 730 мм, максимальное их количество выпадает в осенние месяцы. Несколько более контрастным становится микроклимат при изменении положения над уровнем моря, так, на высоте 430 м н.у.м., по данным метеостанции Хасвик Слуксфьеллет (Hasvik-Sluskfjellet) средняя температура самого холодного месяца (январь) -7.9 °С, самого теплого (август) 8.3 °С, средняя годовая 0.9 °С. Данные по температуре и осадкам доступны на сайте Норвежского метеорологического института (Meteorologisk Institutt) http: //sharki.oslo.dnmi.no/.

Рис. 1. В рельефе острова преобладают горные формы с круто обрывающимися в море склонами. Наибольшую площадь занимает горно-тундровый пояс

Территория острова Сёрёйя «поделена» между двумя административными округами, северная часть относится к коммуне Хаммерфест, южная - к коммуне Хасвик. Наиболее освоена южная часть, а в северной - расположен один небольшой поселок (рис. 2) и несколько фермерских хуторов. Возле поселка производится выпас овец, на всей территории острова - домашних оленей, воздействие туризма и рекреации минимальное.

Растительные сообщества

В соответствии с биогеографическим районированием Норвегии [7] остров Сёрёйя находится в северной части альпийской зоны (alpine zone). Наибольшую часть его территории занимает горно-тундровый пояс. Пояс и зона березовых криволесий выражены в южной части острова, а в северной березовые криволесья распространены в долинах фиордов и фрагментами у подножия горных склонов. При преобладании горного рельефа и отсутствии настоящих плакоров (местообитаний, в которых растительность формируется под воздействием в основном регионального макроклимата) выделение зонального типа растительности затруднительно. Как аналоги островных плакоров могут рассматриваться высокие приморские террасы и участки обширных межгорных долин в нижнем ярусе рельефа, получающие основное питание за счет атмосферных осадков.

Пояс и зона березовых криволесий. Преобладают березовые криволесья разнотравные, крупнотравные и деренно-черничные (рис. 3). Березовые криволесья деренно-черничные расположены в нижних участках склонов, в озерных и речных долинах. Включают в себя подтип А4Ьс. Bilberry-dwarf cornel-crowberry st. норвежской классификации растительности (Vegetasjontyper i Norge, далее VtN) [7], Cornus-Empetrum-Myrtillus- и Cornus-Myrtillus-type [8], Empetrum - Cornus birch forest type [9]. Древесный ярус сомкнутостью 0.6-0.8, высотой (0.7)

2-3 м, в травяно-кустарничковом ярусе обычно доминируют черника и дерен шведский, постоянно встречаются вороника, седмичник, луговик извилистый, марьянник луговой, золотарник, нередко участие мезофильного разнотравья (герань лесная).

Мохово-лишайниковый ярус фрагментарный, в нем наиболее обычны мхи pода Dicranum, Hylocomium splendens, Pleurozium schreberi и печеночники (Barbilophozia lycopodioides), а также лишайники рода Cladonia, Peltigera, Nephroma arcticum.

Березовые криволесья разнотравные (Subalpine meadow birch forest-type и Subalpine meadow-heath birch forest-type [9], подтип C2c. Low herb with scattered tall herbs st.

VtN [7]), обычны вдоль ручьев, рек, по логовым участкам, на склонах различной крутизны и скальных уступах с постоянным или временным подтоком воды. Древесный ярус из березы Черепанова с примесью рябины, сомкнутость 0.3-0.9, высотой (1) 1.5-3 м, в кустарниковом ярусе - ерник, ивы сизая, лопарская, козья. В напочвенном покрове преобладают виды мезофильного разнотравья и злаки - душистый колосок, луговик, герань лесная, купальница, бодяк разнолистный, горькуша, фиалка двуцветная белоус, встречаются обычные лесные виды - черника, вороника, хвощ лесной, дерен шведский, кустарничек ивка сетчатая. Моховой покров развит слабо.

Березовые криволесья крупнотравные (Bruchwalder и Kraut-Grass-Bruchwalder [10], подтип C1 Tall fern - woodland VtN [7]) расположены ниже предыдущего типа на приморских террасах, на побережьях крупных фиордов, в долинах рек, в нижних частях крутых влажных склонов и в трещинах разломов. Древостой сомкнутостью 0.5-0.6, высота берез (1.5) 3-5 м. В кустарниковом ярусе обычны ерник, ивы. В высоком многовидовом травяном ярусе доминируют герань лесная,

Рис. 3. Деренно-черничное березовое криволесье на крутом склоне

Рис. 2. Поселок Аккарфьорд на побережье одноименной бухты в северной части острова (фотогр. Е.А. Боровичева)

таволга, купырь лесной, цицербита альпийская, гравилат речной, вейник Лангсдорфа, бор развесистый, перловник, обычны валериана бузинолистная и высокие папоротники.

С березовыми криволесьями соседствуют высокотравные луга (типы G13-G14. Intermediate, nutrient rich “natural” meadow VtN [7]). Эти луга - основная кормовая база для традиционного хозяйствования (разведения овец) на острове. Они расположены на побережьях глубоких заливов, где, возможно, криволесья были сведены с целью расширения площади лугов, а состав напочвенного покрова затем был обогащен за счет заноса семян при завозе сена с материка и подсева трав. Набор видов на этих лугах как в напочвенном покрове в высокотравных березовых криволесьях, но на лугах больше доля апофитов (купырь, щучка дернистая, тысячелистник, иван-чай). В логах и долинах ручьев в составе травостоя мезо- и гигрофиты (таволга, гравилат речной, некоторые осоки).

Г орно-тундровый пояс и зона тундр. Яркая особенность тундровых сообществ - большая доля разнотравья и злаков (рис. 4). Это послужило причиной того, что в некоторых русскоязычных обзорах эти скандинавские сообщества называются «луготундрами». В нижних частях горных склонов, на сухих дренированных конусах выноса элювия и на примыкающих к горам участкам приморских террас располагаются многовидовые кустарничково-разнотравные сообщества (W2c Dune meadows and heath, Mountain avens st. VtN [7]). Среди доминантов - кустарнички: голубика, черника, дриада восьмилепестная, ивка сетчатая, травянистые луговые и лесные мезофиты золотарник, горькуша, костяника, дерен Рис. 4. Кустарничково-разнотравные шведский, горечавка снежная и др.

сообщества на приморских террасах — На оснеженных зимой участках склонов, на умеренно

основная пищевая база влажных, хорошо дренированных основаниях склонов

мелких травоядных на острове большую площадь занимают злаково-деренно-черничные

сообщества (асс. Phyllodoco-Vaccinietum myrtilli Nordh. 1943; тип S3. Bilberry-blueheath heath and mountain crowberry heath VtN [7]). Эти сообщества также, очевидно, связаны с соответствующим типом березовых криволесий. Помимо доминантов черники и дерена шведского постоянно встречаются луговик извилистый, морошка, папоротники голокучник, кочедыжник, ерник и кустарниковые ивы - сизая, шерстистая. В сообществах развит мощный моховой покров из видов превроциевых мхов.

На платообразных и пологих вершинах возвышенностей преобладают мохово-вороничные тундры (близкие к сообществам подтипа R2a Dwarf shrub-mountain crowberry st. VtN [7]), несомкнутые сообщества, с выраженной мозаикой из распростертых кустарничков (в основном, вороники и арктоуса альпийского) и подушек ракомитриума шерстистого. В районах распространения горных пород с доступным кальцием и, обычно, на значительных высотах над уровнем моря, на верхнем ярусе горно-тундрового рельефа, большие площади покрыты осочково-дриадовыми тундрами (асс. Dryadetum octopetalae (Nordh. 1928) 1955, тип R3 Mountain Avens-graminoids-lichen ridge VtN [7]). Здесь преобладают дриада восьмилепестная и осока скальная, встречаются смолевка бесстебельная, вороника, значительно участие напочвенных накипных лишайников.

В бессточных понижениях, в долинах временных водотоков верхнего яруса рельефа встречаются небольшие мелкотравно-белоусовые луговины с преобладанием белоуса, луговика извилистого и осоки Бигелоу (асс. Carici bigelowii-Nardetum strictae (Samuelsson 1916) Nordh. 1936; подтипы Tla. Mat-grass st. и Tlb. Wavy hair-grass - sweet vernal grass st. VtN [7]). На свежих дренированных склонах северной и восточной экспозиции, иногда под снежником, в верхнем и среднем ярусе рельефа распространены мелкотравные субнивальные луговины (тип T3. Rich snow patch meadow VtN [7]). Здесь, в дерновине злаков (мятлика, душистого колоска и луговика) и невысокого разнотравья (купальницы, лютиков, вероники альпийской) постоянны и обычны характерные для приснеговых местообитаний ивка травяная и сетчатая, сиббальдия, сушеница приземистая.

Под снежниками на осыпях, не перекрытых сомкнутым растительным покровом, встречаются мохово-лишайниковые подушки и куртины петрофитных кустарничков и травянистых многолетников, в том числе папоротника криптограммы (тип T10b. Parsley fern st. VtN [7]).

Болота. Болота занимают значительную площадь как в горно-тундровом поясе, так и в поясе березовых криволесий. Обычно они приурочены к ложбинам и межгорным долинам, возникшим в результате ледниковой экзарации, и всегда сопряжены с водотоками или зарастающими с берегов озерами.

Рис. 5. Мелкобугристое болото в горно-тундровом поясе

Торфяная залежь на этих болотах неглубокая, менее 0.5-0.7 (очень редко 1) м, под ней находятся моренные отложения. На заболоченных берегах озер обычны травяно-гипновые болота - заросли хвоща топяного, вахты, сабельника, пушицы длиннолистной, осок. Они относятся к типу К4. Poor carpet/mud-bottom fen VtN [7]. На окружающих озеро или долину ручья сфагново-кустарничковых мелкобугристых комплексах (типы, близкие к J2. Ombrotrophic hummock bog VtN [7]) отчетливо выражен криогенный микрорельеф, высота бугров не более 0.5 м, диаметр 0.5-1 м (рис. 5). На буграх растут морошка, подбел, клюква мелкоплодная, осоки редкоцветковая, кругловатая, а в межбугорных понижениях преобладают пухонос дернистый, немногочисленные амблистегиевые мхи. В горных долинах с близким залеганием Са-содержащих пород, формируются более богатые по составу мелкобугристые травяно-кустарничковые

болота, близкие к типу М4. Rich carpet/mud-bottom fen VtN

[7]).

Мелкобугристые болота и окружающие тундровые сообщества имеют в составе общие

доминирующие виды - голубика, вороника, вереск, дерен шведский, которые, как следствие, внешне очень похожи. Тем не менее, топографически болотный массив обычно отчетливо отграничен, его границы совпадают с границами депрессий мезорельефа.

На пологих сырых горных склонах встречаются «висячие» склоновые кустарничково-разнотравные

болота, их особенность - участие наряду с обычными

«болотными» видами мезофильного разнотравья и большее видовое богатство. Они занимают

промежуточное положение между типом М. Rich fen и типом G12. Damp, medium nutrient rich grassland VtN [7]. Мелкобугристый микрорельеф на этих болотах также выражен и имеет криогенное и солифлюкционное (оплывы растительной дернины по склону)

происхождение.

Приморская растительность. На немногочисленные отмелых участках побережья, в заливах, располагаются очень живописные песчаные пляжи острова (рис. 6). Помимо процессов морской аккумуляции в формировании микрорельефа пляжа, соседних участков побережья и экспонированных к морю склонов гор участвуют сильные ветра с моря. Невысокие (около 1.5 м) зарастающие или уже заросшие дюны окружают пляж бухты Финнвика (Finnvika), здесь же, на северном склоне г. Сандфьеллет (Sandfjellet), сформировалась высокая (более 70 м) наносная дюна, которая является на острове геоморфологическим памятником.

Набор видов, осваивающих приморские пляжи, невелик, но чрезвычайно специфичен, многих из них можно встретить на морских побережьях от Скандинавии до Аляски. Чуть ниже отмеченной выбросами водорослей, плавника и разнообразного морского мусора намывной полосы пляжа и на ней встречаются группировки гонкении и морской горчицы (тип сообществ Honckenya peploides). Далее от моря протянулась широкая сизовато-зеленая полоса зарослей мощного высокого злака колосняка

Рис. 7. Колосняк песчаный -доминант сообществ на песчаных пляжах

песчаного (рис. 7), с яркими пятнами соцветий чины алеутской (асс. Honckenyo diffusae-Elymetum arenarii (Regel 1928) Tx. 1966, тип V7. Primary dynes VtN [7]).

На галечниковых пляжах, сформированных на полоске бенча под абразионными клифами, у самой линии прибоя и выше растет мертензия морская, встречаются

подорожник морской, лигустикум, ложечная трава (тип V5c. Drift influenced gravelly/stony shore VtN [7]). Выше линии штормового заплеска также наиболее обычны заросли колосняка. На приморских скалах обычны крупные куртины родиолы розовой, а на прогреваемых южно экспонированных участках кроме нее встречается очиток едкий.

Растительность скал и осыпей. На крутых ступенчатых склонах возвышенностей острова сформировались скальные группировки и сообщества, состав и структура которых зависит от расположения над уровнем моря, увлажнения, экспозиции, состава горных пород. На влажных скалах в поясе березовых криволесий (тип F2. Rock fissure and rock wall vegetation VtN [7]) типичны отдельные березы и кустарники (ерник, ива сизая, можжевельник), травянистые мезофиты (таволга, купальница, герань, камнеломка жестколистная, манжетка альпийская, кисличник, родиола розовая и др.), кустарнички (черника, вороника, камнеломка супротивнолистная и др.), папоротники. На уступах хорошо развит лишайниково-моховый покров, скалы и крупные камни покрыты яркой мозаикой накипных лишайников. На осыпных склонах горно-тундрового пояса формируется разреженная лишайниково-моховая растительность (цетрарии снежная, клобучковая, кладонии, ракомитриум шерстистый), тип F1. Scree vegetation VtN [7].

Наиболее ценные типы растительных сообществ острова Сёрёйя

Норвегия присоединилась к европейской сети охраняемых территорий, Сети Эмеральд (Emerald Network), как страна, подписавшая Бернскую конвенцию об охране биоразнообразия. Одним из основополагающих документов Конвенции является Директива о сохранении природных местообитаний и местообитаний видов дикой фауны и флоры (Directive on the conservation of natural habitats and of wild fauna and flora), более известная как Директива о местообитаниях 1992 (1992 Habitat Directive). Перечень местообитаний, а также видов растений и животных приоритетной природоохранной значимости содержится в Приложении 1 (местообитания) и Приложении 2 (виды) к Директиве о местообитаниях 1992. При присоединении к Сети Эмеральд Норвегия внесла обширные корректировки данного перечня типов местообитаний приоритетной природоохранной значимости. Это было связано с тем, что почти треть (25 из 70) местообитаний, ценных для охраны природы Норвегии, не были включены в европейский список, а ряд местообитаний, рассматриваемых как приоритетные для охраны природы в Европе, являются нередкими и широко распространенными в Норвегии [3].

В таком измененном норвежском списке местообитаний приоритетной природоохранной значимости Сети Эмеральд на острове Сёрёйя - приморские растительные сообщества галечниковых и песчаных пляжей, кустарничково-разнотравные сообщества на песчаных приморских террасах, а также мелкобугристые болота. По-видимому, наиболее ценными из всех мелкобугристых болотных комплексов будут только мезо-, эвтрофные болота, расположенные в местообитаниях, богатых доступным кальцием. Кроме того, в состав наиболее ценных местообитаний могут быть внесены высокотравные луга на приморских террасах, связанные на острове с традиционным землепользованием. В этих типах местообитаний следует свести к минимальному воздействие туризма и рекреации. Но наиболее опасными из всех существующих для приморских местообитаний являются угрозы разливов нефтепродуктов при морской разведке и нефтедобыче.

Данная работа была выполнена при поддержке Баренцсекретариата, грант № 112545.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ботанические экскурсии по Хибинским и Ловозерским горам // О.А. Белкина, НА. Константинова, Н.Е. Королева, В.А. Костина, И.Н. Урбанавичене. Кировск, 2005. 120 с. 2. Petrov V, Isaeva L., Fedrreheim G. E, Bay-Larsen I. Structure of creation of protected area in north-west Russia // Экологические проблемы северных регионов и пути их решения. Мат-лы III Всероссийской научной конференции с международным участием. Апатиты: Изд. КНЦ РАН, 2010. Ч. 2. P. 258-262. 3. Directorate for Nature Management 2007. Emerald Network in Norway. Final Report from the Pilot Project. DN Report 1b. 2007. 57 р. Режим доступа: http://dirnat.no/ 4. Терский район / Д.В. Жиров, В.И. Пожиленко, О.А. Белкина, В.Н. Костина, Н.Е. Королёва, Н.А. Константинова, И.Н. Урбанавичене, Д.А. Давыдов // Книга 1-я из серии «Памятники природы и достопримечательности Мурманской области». СПб.: Изд. Ника, 2006. 128 с. 5. Ловозерский район / Д.В. Жиров, В.И. Пожиленко, О.А. Белкина, В.Н. Костина, Н.Е. Королева, И.В. Вдовин, О.А. Белкина, Н.А. Константинова, В.Н. Петров, Д.А. Давыдов, А.В. Мелехин // Книга 2-я из серии «Памятники природы и достопримечательности Мурманской области». СПб.: Изд. Ника, 2009. 144 с. 6. Landmark K. Fjellgrunn og landskap i Nord-Norge // Ottar. 1960. Vol. 26, № 4. 39 p. 7. Fremstad E. Vegetasjonstyper i Norge. (Vegetation Types of Norway). NINA Temahefte, 12. 1997. 276 p. 8. Hamet-Ahti L. Zonation of the mountain birch forests in northernmost Fennoscandia // Ann. Bot. Soc. 'Vanamo'. - 1963. T. 34, № 4. 127 p. 9. Koroleva N.E. Mountain Birch Forests of Murmansk Province, Russia // Skograektarritith. 2001. P. 137-143. 10. Ruuhijarvi R. Uber die regionale Einteilung der nordfinnischen Moore // Ann. Bot. Soc. Fennici. 1960. Vol. 31, № 1. 360 p.

Сведения об авторе

Королёва Наталья Евгеньевна - к.б.н., старший научный сотрудник: e-mail: flora012011@yandex.ru