Научная статья на тему 'ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ ЦВЕТА В РУССКОЙ И МАРИЙСКОЙ ЭТНОКУЛЬТУРАХ (НА ПРИМЕРЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ С ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЕМ «ЧЕРНЫЙ»)'

ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ ЦВЕТА В РУССКОЙ И МАРИЙСКОЙ ЭТНОКУЛЬТУРАХ (НА ПРИМЕРЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ С ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЕМ «ЧЕРНЫЙ») Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
13
2
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ / КОЛОРОНИМЫ / ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ / РУССКИЙ ЯЗЫК / МАРИЙСКИЙ ЯЗЫК

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Лысова О.В., Абдуллина А.Ш., Сайсанова М.Ю., Ямбулатова О.В.

В статье рассматриваются национально-культурные особенности в восприятии и интерпретации цвета в русском и марийском языках. Маркированность национально-культурной специфики образной семантики фразеологизма часто создаётся собственно цветовым компонентом фразеологической единицы. В ходе исследования и анализа семантики фразеологизмов нами выделены общие тематические группы, среди которой самой многочисленной является тематическая группа, включающая устойчивые словосочетания, соединяющие в себе характеристику ситуаций, пространства и времени. Во фразеологии русского и марийского языков использование колоронима «чёрный» часто несёт экспрессивную, неодобрительную, усиливая отрицательную оценку негативных эмоций, ситуаций и действий. Близость семантики многих марийских фразеологизмов русским эквивалентам, содержащих цветообозначение «чёрный», объясняется распространением межъязыковых связей, схожим укладом жизни и объединяющими событиями двух народов на протяжении многих столетий, широкому употреблению русского языка в народе мари.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Лысова О.В., Абдуллина А.Ш., Сайсанова М.Ю., Ямбулатова О.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FEATURES OF COLOR PERCEPTION IN RUSSIAN AND MARI ETHNIC CULTURES (ON THE EXAMPLE OF PHRASEOLOGICAL UNITS WITH THE COLOR DESIGNATION “BLACK”)

The article deals with national and cultural features in the perception and interpretation of color in the Russian and Mari languages. The marking of the national and cultural specificity of the figurative semantics of phraseological unit is often created by the actual color component of the phraseological unit. In the course of research and analysis of the semantics of phraseological units, we have identified common thematic groups, among which the most numerous is the thematic group, which includes set phrases that combine the characteristics of situations, space and time. In the phraseology of the Russian and Mari languages, the use of the coloronym "black" often has an expressive, disapproving, contemptuous function, reinforcing the negative assessment of negative emotions, situations and actions, reflecting a gloomy, dreary state. The closeness of the semantics of many Mari phraseological units to Russian equivalents containing the color designation “black” is explained by the spread of interlingual relations, a similar way of life and uniting events of the two peoples over many centuries, and the widespread use of the Russian language among the Mari people.

Текст научной работы на тему «ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ ЦВЕТА В РУССКОЙ И МАРИЙСКОЙ ЭТНОКУЛЬТУРАХ (НА ПРИМЕРЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ С ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЕМ «ЧЕРНЫЙ»)»

Междисциплинарные и прикладные исследования

УДК 81-139

DOI 10.34823/SGZ.2022.4.518860

О.В. ЛЫСОВА кандидат педагогических наук, доцент кафедры

филологии Бирского филиала Башкирского государственного университета

E-mail: lysova_olga@inbox.ru

А.Ш. АБДУЛЛИНА доктор филологических наук, профессор кафедры филологии Бирского филиала Башкирского государственного университета

E-mail: aminaabdullina@mail.ru

М.Ю. САЙСАНОВА студент Бирского филиала Башкирского государственного университета

E-mail: marijasaj4@gmail.com

О.В. ЯМБУЛАТОВА магистрант Бирского филиала Башкирского государственного университета

E-mail: yambulatova.olya@mail.ru

Особенности восприятия цвета в русской и марийской этнокультурах (на примере фразеологизмов с цветообозначением «чёрный»)

В статье рассматриваются национально-культурные особенности в восприятии и интерпретации цвета в русском и марийском языках. Маркированность национально-культурной специфики образной семантики фразеологизма часто создаётся собственно цветовым компонентом фразеологической единицы. В ходе исследования и анализа семантики фразеологизмов нами

выделены общие тематические группы, среди которой самой многочисленной является тематическая группа, включающая устойчивые словосочетания, соединяющие в себе характеристику ситуаций, пространства и времени. Во фразеологии русского и марийского языков использование колоронима «чёрный» часто несёт экспрессивную, неодобрительную, усиливая отрицательную оценку негативных эмоций, ситуаций и действий. Близость семантики многих марийских фразеологизмов русским эквивалентам, содержащих цветообозначение «чёрный», объясняется распространением межъязыковых связей, схожим укладом жизни и объединяющими событиями двух народов на протяжении многих столетий, широкому употреблению русского языка в народе мари.

Ключевые слова: этнокультурные особенности, колоро-нимы, фразеологизмы, русский язык, марийский язык.

В русском языке, как и марийском, выделяется большая группа слов, определяющих разнообразные оттенки цвета -колоризмы. Данные лингвистические единицы, обозначающие цвет или оттенок цвета, содержат в себе идейно-художественную и эмоциональную нагрузку и широко используются в выразительных средствах русского и марийского языков. Фразеологизмы с цветообозначениями являются яркой иллюстрацией народного самосознания, культурно-исторического развития, выразительного потенциала языка как способа отражения эмоционального состояния. Использование цветовой лексики во фразеологии в марийском языке, в отличие от русского, до сих пор остаётся малоизученной. Обобщающих трудов по колоративной лексике, которые рассматривают особенности цветообозначений марийском языке с учетом лингвокультурных особенностей, недостаточно, чтобы представить это явление в комплексе.

Данная работа посвящается исследованию фразеологических единиц русского и марийского языков, в состав которых входят цветообозначения. Таким образом, важность и актуальность приобретают те подходы к исследуемому материалу, которые позволяют глубже раскрыть семантику и функциональное своеобразие цветообозначений в каждом из языков, а также рассмотреть национально-культурные особенности в восприятии и интерпретации цвета. Все вышеизложенное обусловливает актуальность нашего исследования.

Марийский язык обладает довольно богатым составом колоративной лексики. Цветообозначающая лексика широко

используется в разговорной речи. На уровне литературного марийского языка некоторые обозначения цвета чаще остаются неиспользованными. В литературном марийском языке это создает неудобства при переводе на марийский язык русских слов колоративной лексики.

По мнению Н.Н. Глуховой, исследующей цветообозначе-ния в марийских народных песнях, доминирующими среди цветов являются чёрный (шеме), белый (ошо), серебряный (ший), кроме того часто встречаются также шортньо (золотой), красный (йошкарге) и зелёный (ужарге) цвета. Реже всего используются синий (канде), нарынче (жёлтый), коричневый (шун), серый (серый) цвета.

Таким образом, важно указать, что «семантика цветов в марийской культуре близка к символике цветов в античной культуре» [2, с. 87-88].

Чёрный цвет в марийской этнокультуре ассоциируется с печалью, грустью, злобой, бедностью. Например, в сказке «Ший пуян ший Пампалче» учащается использование чёрного цвета при появлении в сказке отрицательных героев и приближении опасности. Например, «чёрный конь, чёрный коршун, чёрные волны, чёрные рукава» (шем имне, шем курныж, шем толкын, шем шокш). В марийском языке цвет «шеме» (чёрный) часто употребляется как эпитет или метафора. Например, метафора «шем тушман» (букв. Чёрный враг) используется, когда речь идёт о врагах или злодеях, приносящие большую печаль и потери. Многие писатели и поэты используют эту метафору в своих работах на военную тему. В связи с этим, в народе распространены множество фразеологизмов и пословиц с цветообозначением «шеме» (чёрный). Например, пословица «Шем тушманлан ош кечывалжат -пычкемыш йуд» (букв. Чёрному врагу и белый день как ночь) не связана с войной и врагами. Эту пословицу используют, когда речь идёт о своенравном человеке [1, с.283].

Однако иногда в разговорной речи чёрный цвет восхваляется на фоне белого. Например, смысл выражения «Шеме - да шеремет, ошо - да керемет» (чёрный - да сладкий, белый - да чёрт) [1, с.283] в том, что чёрное может быть хорошим, а белое - плохим. В русском языке есть близкая по значению пословица «Не всё то золото, что блестит». Также в народе есть поговорка «<Шем мландеш кинде шочеш» (букв. Хлеб растёт на чёрной земле) [1, с. 282]. Такими словами отвечают на выражения, оскорбляющие чёрный цвет.

Колороним «черный» в цветовой картине русского народа много значений. Чаще всего значение слова «чёрный» ассоциируется со значением «тёмный». В русском народном творчестве чёрный цвет используется рядом со злом, смертью. Например, выражение «чёрный ворон» почти всегда означало «приближение смерти». Колоризм «чёрный» используется в значении «старый», «грязный»: древнее, грязное, лишенное блеска (чёрная старуха, чернавка, чёрный ход, чёрный пол, черновик, чёрная изба, чёрная баня, чёрная работа и др.).

Также чёрный цвет в большинстве случаев находится рядом с потусторонними силами, тайнами («чёрная сила», «чёрная магия», «чёрная книга»). Но в вышивании и декоративно-прикладном творчестве узор чёрного цвета обозначает землю. Чёрный цвет обозначает плодородие и материнство, что является основой женского предназначения. Чёрная волна в узоре - вспаханное и готовое к прорастанию зерна (женского начала).

Как видим, система цветообозначений этнокультурологи-чески маркирована. Колоронимы, возможно, в большей степени, чем какая-либо другая сфера языка, этноцентричны.

Идиоматика в силу своей специфики может рассматриваться как один из источников познания элементов культуры языкового коллектива, «культуры в антропологическом смысле», т.е. комплексы проявлений материальной, социальной и духовной жизни народа или этнической группы в различный период его развития или в соответствии с различными историческими периодами и природными условиями. Такой точки зрения придерживается, в частности, В.Н.Телия [3]. Поскольку для идиом характерна образная мотивированность, которая напрямую связана с мировоззрением народа - носителя языка, идиомы в принципе обладают культурно-национальной коннотацией.

Маркированность национально-культурной специфики образной семантики фразеологизма часто создаётся собственно компонентом фразеологической единицы. В таком случае культурная информация может быть представлена в номинативных единицах языка двумя способами: через культурные семы и через культурный фон.

Культурные семы интерпретируются как способ отображения культуры в лексемах и фразеологизмах, обозначающих идио-этнические реалии. Культурный фон - это характеристика лексем и фразеологизмов, обозначающих явления социальной жизни и исторические события.

Авторы работы «Этнокультурная вариативность семантики фразеологизмов» Г. Ю. Аманбаева и Е. В. Кривая относят фразеологизмы, характеризующие символику цвета, только к группе «этновосприятие», хотя ряд примеров свидетельствуют о том, что они могут быть связаны и с группой «этнореалии» (чёрная сотня, ош патям кушташ (готовиться к свадьбе родственника)), могут быть заимствованы из произведений фольклора и литературы (красна девица, чёрный монах, чёрный человек, ош вульо нерген йомак (сказ про белую кобылу)), т.е. входить в группу «Этнодискурс».

Поэтому, при классификации фразеологизмов, включающих колоронимы, мы будем их рассматривать с точки зрения национально-культурной семантики и структуры.

Для анализа нами взяты фразеологические сочетания в русском и марийском языках, в состав которых входят цве-тоообозначения, которые являются доминирующими в культурах данных народов: белый, чёрный. Доминирующими цветами в русской и марийских культурах являются ахроматические тона (чёрный, белый).

Методом сплошной выборки из ряда фразеологических словарей русского языка нами выделено 112 устойчивых выражений с цветообозначением «чёрный» и 89 устойчивых выражений с цветообозначением «белый».

В фразеологическом словаре марийского языка, марий-ско-русском фразеологическом словаре нами отобрано 39 фразеологизмов, в составе которых присутствует цветообо-значение «ош(о)» (белый) и 41 фразеологизм, в составе которых имеется колороним «шеме» (чёрный). В рамках исследования нами проанализирован 281 фразеологизм, на основе которых выделены 2 группы фразеологизмов по основному цвету колоронима, имеющие в составе колороним, являющийся доминирующим и в русской, и в марийской культурах:

- фразеологизмы с колоризмом «белый» (белая ворона, белая кость, белое пятно; ош туня мучко (по белу свету), ош кече ончылно (перед белым солнцем), ош туням ужаш (увидеть белый свет));

- фразеологизмы с колоризмом «чёрный» (чёрный день, чёрным по белому, чёрная кошка пробежала; шем чон (чёрная душа), шеме ден ошым палаш (знать толк в чём-либо, уметь отличать хорошее от плохого), шемыште илаш (мыкать горе)).

Фразеологизмы с цветообозначениями «белый», «чёрный» отражают историю и культуру народа, внутренние и внешние свойства человека, физические состояния и действия, чувства и эмоции, деятельность человека, его поведение, бедность, богатство; соединяют в себе характеристику ситуаций, пространства и времени.

В рамках данной статьи мы остановимся на рассмотрении особенностей использования чёрного цвета во фразеологизмах русского и марийского языках.

На основе анализа семантики фразеологизмов нами выделены общие тематические группы.

Во-первых, фразеологические единицы, обозначающие признак предмета или лица (отрицательные качества человека или его поступков): чёрное дело, чёрная душа, пить по-чёрному, ругаться по-чёрному, чёрная неблагодарность, чёрная доска и др.; шем паша (плохой поступок), шем чонан (зловредный, душевно злой, опасный), шем (тегыт) шурго (бессовестный); шем кишке (злобный, предельно коварный, отрицательный человек), шем тушман (враг) и др.;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Во-вторых, фразеологизмы, отражающие состояние (чувства и эмоции), включает словосочетания: чёрная зависть, чёрный юмор, в чёрном цвете, чёрная комедия, чёрная весть, чёрное пятно, чёрные точки, чёрная слава, чёрная тоска и др.; шем куч нарат ок шого (не заслуживать внимания, никчёмный), шем куч нарат (нисколько), шеме ден ошым палаш (различать хорошее от плохого), шем (пич) чодыра (неясность, полное непонимание чего-либо), шем пурымаш (несчастная судьба), шем ойго (тяжкое горе), шем коранымаш (чёрная зависть), шем могырым (видеть с плохой стороны), вуй шем рокыш возеш (да чтоб ты сдох) и др..

Самой многочисленной является тематическая группа, включающая устойчивые словосочетания, соединяющие в себе характеристику ситуаций, пространства и времени. В этой группе нами выделено несколько подгрупп:

1) фразеологизмы, включающие название какого-либо временного промежутка: чёрный понедельник, чёрная пятница, чёрная суббота, чёрная тишина, на чёрный день, чёрный год; чёрные страницы жизни, истории; чёрная полоса и др.; шем кече (трудное время), шем кечылан (на чёрный день), шем пагыт (тяжкое время), шем шыже (поздняя осень), шем йуд (тёмная ночь) и др.;

2) фразеологизмы, обозначающие предмет и пространство: с чёрного хода, чёрное крыльцо, чёрная лестница, чёрный двор, чёрная баня (изба), чёрный хлеб, чёрные земли и др.; шем монча, порт (курная баня, изба); шем кокга (печь по-чёрному, без домохода), шем кинде (хлеб из ржаной муки), шем вургем (грязная одежда) и др.;

3) сочетания со словом «чёрный», обозначающие различные ситуации и действия: чернить, топить по-чёрному, держать в чёрном теле, чёрная кошка пробежала, чёрный рынок, чёрная работа, чёрный список, чёрный тюльпан, чёрная метка, ходить в чёрном и др.; шем пырыс кудал эр-тен (произошла размолвка, ссора); шем пырысым пурташ, колташ (поссорить кого-либо друг с другом); шем пазар (неофициальный, тайный рынок), шем паша (неквалифицированная работа), шемыште илаш (жить в бедности, в крайней нужде), шем уверым налаш (получить плохую весть), шинча гыч шем чора велалте (внезапно узнать что-либо; понять, что до сих пор заблуждался), шем мут-лан ушанаш (верить злобным слухам), шем списке (чёрный список) и др.;

В отдельную группу нами выделены фразеологизмы про колдовство: чёрная магия, чёрная книга, чёрный глаз; шем вийым секаш (победить тёмные силы), шем ия (чёрт, леший).

С другой стороны, многие фразеологизмы с компонентом «чёрный» обозначают научные понятия и технические термины: чёрная дыра, чёрный ящик, чёрный шар, чёрное золото, чёрные металлы, чёрная металлургия, чёрная буря, чёрные грибы, чёрное дерево, чёрная икра, чёрный кофе, чёрный лес, чёрная ножка, чёрный порох, чёрные пантеры, чёрная пропаганда, чёрный капитализм, чёрный континент, черноземская сила и др.; шем пурак (спорынья), шем металл (чёрные металлы), шем металлургий (чёрная металлургия).

Большое количество семантической группы выражений, относящихся к научным понятиям и терминам, мы можем объяснить тем, фразеологизмы с колоронимом «чёрный» встречаются и в профессиональном окружении. В основном эти выражения выполняют номинативную функцию, некоторые из них лишены эмоциональной окраски и несут нейтральную или отрицательную характеристику. С одной стороны, они близки к фразеологизмам, с другой - к терминам: в русском языке - «чёрная дыра», «<чёрныйящик», «чёр-

ный шар», «чёрная смерть», «чёрное золото», «чёрные металлы», «чёрная металлургия», «чёрная немочь», «чёрная буря», «чёрные грибы», «чёрное дерево»; в марийском языке - «шем пале», «шем пазар», «шем металл», «шем металлургий», «шем монча», «шем кинде».

Также в отдельную группу выделены фразеологизмы, в состав которых входит понятие «человек, люди»: чёрный народ, чёрная служанка, чёрная кухарка, чёрная кость, чёрный клобук, чёрный поп, чёрная сотня, чёрные люди, чёрные крестьяне, чёрный человек, чёрный риэлтор, чёрное духовенство, чёрные списки; шем калык (простой бедный народ), шем котыр (о человеке с корявым, нечистым лицом), шем пале (родимое пятно), шем шурговылышан (смуглый), шем марий (необразованный человек, марийцы языческой веры).

Во фразеологии русского и марийского языков использование колоронима «чёрный» часто несёт экспрессивную, неодобрительную, презрительную функцию, усиливая отрицательную оценку негативных эмоций, ситуаций и действий, отражая мрачное, тоскливое состояние: «чёрная зависть», «чёрный юмор», «в чёрном цвете», «рисовать чёрными красками», «чёрными красками», «в (самом) чёрном виде», «чёрная меланхолия», «ходить в черни»; «шем куч нарат ок шого» (не заслуживать внимания, никчёмный), «шем куч нарат» (нисколько), «шем пурымаш» (несчастная судьба), «шем ойго» (тяжкое горе); «чернить», «топить по-чёрному», «держать в чёрном теле», «чёрная кошка пробежала»; «шем паша» (неквалифицированная работа), «ше-мыште илаш» (жить в бедности, в крайней нужде), «шем уверым налаш» (получить плохую весть) и другие.

Являясь противопоставлением всем цветам, колороним «чёрный» ассоциируется с первобытной тьмой и первичной неоформленной материей. В символике чёрного цвета очень важно кодирование, вызванное страхами перед тёмными силами: «чёрная магия», «шем вийым секаш» (победить тёмные силы), «шем ия» (чёрт).

Проанализировав отобранные нами фразеологизмы, можно отметить, что фразеологическим единицам, содержащим цветообозначение «чёрный», характерна ярко выраженная стилистическая окраска. Большое количество рассматриваемых фразеологических сочетаний в обоих языках представляют разговорный стиль, имеют сниженную стили-

стическую окраску. Фразеологические единицы просторечного характера имеют грубовато-сниженный, неодобрительный, предосудительный, презрительный стилистический оттенок: в марийском языке - «вуй шем рокыш возеш» (да чтоб ты сдох), «<шем шурго» (бессовестный), шем котыр (зараза), шем кишке (змея подколодная), шем ия (чёрт), «шем чонан» (зловредный) «шем куч нарат» (нисколько, ничуть), «шем куч нарат ок шого» (не заслуживает внимания), «<шемыште илаш» (жить в бедности), шем кечылан (на чёрный день), «шинча гычын шем чора велалте» (внезапно узнать что-либо) и др.; в русском языке - «чёрная душа», «чёрное дело»,, «на чёрный день», «чёрная кошка пробежала», «чёрный день», «в чёрном теле держать», «чернее тучи», «чернота под глазами», «чёрный глаз», «чёрная весть», «чёрная слава», «пить по-чёрному», «топить по-чёрному» и др.

Близость семантики многих марийских фразеологизмов русским эквивалентам, содержащих цветообозначение «чёрный», объясняется распространением межъязыковых связей, схожим укладом жизни и объединяющими событиями двух народов на протяжении многих столетий, широкому употреблению русского языка в народе мари. Многие марийские фразеологизмы заимствованы из русского языка и переводятся на русский язык буквально. Например, «шем кече» (чёрный день), «шем пырыс кудал эртен» (чёрная кошка пробежала), «шем паша» (чёрное дело, работа), «шем калык» (чёрный народ), «шем металлургий» (чёрная металлургия), «шем кинде» (чёрный хлеб), «шем монча» (чёрная баня), «шем списке» (чёрный список), «шем коранымаш» (чёрная зависть), шем кечы-лан (на чёрный день), шеме ден ошым палаш (знать чёрное и белое, уметь отличать), «<шем кокга» (чёрная печь), «шем пазар» (чёрный рынок) и другие.

Кроме того нередко встречаются семантически синонимичные друг другу фразеологизмы в русском и в марийском языках: например: «чёрная полоса, чёрный час, чёрный день, чёрный год» - «шем кече, шем пагыт, шем ойго, шем пурымаш» - (трудное время время неудач, бед); «<черный народ» и - «шем калык, шем марий» (бедный человек из простого народа), «черное дело» - «<шем чонан, тегыт шурго» (злостный, коварный).

Среди отобранных нами фразеологизмов, содержащих «чёрный» цвет в обоих языках много устаревших, историче-

ских фразеологизмов. Эти фразеологизмы отображают исторический уклад дореволюционной, революционной, советской жизни простого народа: в русском языке - «чёрная кость», «чёрная доска», «чёрная сотня», «чёрный год», «чёрный клобук», «чёрный народ», «чёрный шар», «чёрные земли», «чёрные люди», «чёрный поп», в марийском языке -«шем калык», «шем марий», «шем монча», «шем кокга», «шем порт». Также эти фразеологизмы обозначали названия болезней, понятий, связанных с тёмными силами; «чёрная немочь», «чёрная смерть», «чёрная магия», «чёрная книга», «шем ия» (чёрт), «шем вийым секаш». С помощью слова «чёрный» в русском языке обозначены мировые события, которые повлияли на жизнь и устройство других стран, экономики: «чёрный тюльпан», «власть чёрным», «чёрный понедельник», «чёрный вторник», «чёрный четверг», «чёрная пропаганда», «чёрный капитализм», «чёрные пантеры», «чёрный кодекс», «чёрные пантеры».

В обоих языках для фразеологических единиц с цвето-обозначением «чёрный» характерна отрицательная коннотация, лишь часть устойчивых словосочетаний, относящихся к научным понятиям и терминам, в русском и марийском языках имеет нейтральный оттенок.

Незначительную группу в современном фразеологическом фонде русского языка составляют фразеологизмы с компонентом чёрный, имеющие положительную оценку. Нами был зафиксированы всего два фразеологизма: «чёрным по белому» (вполне определённо, совершенно ясно), «черноземская сила» (животворящая сила).

Тем не менее, ряд исследователей, анализируя цветовую лексику в языке русских былин, считают, что колороним чёрный реализует положительные значения «нарядный, праздничный, строгий» (чёрная шапка (шляпа) и «красивый» (чёрные брови). Однако данные значения являются архаичными, и цветообозначение чёрный в них употребляется в прямом значении, указывая на цвет реалии.

В марийском языке нами выделены всего 3 устойчивых словосочетаний с компонентом «чёрный» с положительной коннотацией: «шем вийым секаш» (победить тёмные силы), «шинча гычын шем чора велалте» (внезапно узнать правду), «шеме ден ошым палаш», «ойырен мошташ» (уметь различать чёрное и белое, хорошо разбираться в чём-либо). В этих выражениях мы видим борьбу с чем-то плохим, отрицательным. Несмотря нас то, что выражения

относятся к положительной коннотации, в этих словосочетаниях мы не видим оптимистического взгляда на мир. Коло-ризм «чёрный» носит в себе отрицательный оттенок и придаёт выражениям негативное отношение.

Таким образом, мы можем утверждать, что как в русском, так и в марийском языках во фразеологических единицах с цветообозначением «чёрный» основную образную и эмоциональную нагрузку несёт цветовой компонент.

Используя в речи те или иные фразеологические единицы с цветообозначением, носитель языка извлекает из памяти вместе с устойчивой воспроизводимой единицей весь комплекс значений данного цвета, что позволяет говорить о глубине народной памяти.

Таким образом, проведенное исследование позволяет утверждать, что фразеологизмы с колоративным компонентом в русском и марийском языках имеют общее и специфическое в символике и семантике, связанные с разнообразием культурных и исторических традиций, социально-экономическими и географическими особенностями, а также менталитетом двух разных народов.

Литература

1. Андрианова Е. М. Марийско-русский фразеологический словарь: в 2 томах / Е. М. Андрианова, Л. И. Барцева, Ф. Т. Грачёва и др.; науч. ред. Л. И. Барцева, Н. М. Краснова, Г. А. Эрцикова и др. -Йошкар Ола: МарНИИЯЛИ, 2020.

2. Глухова Н. Н. Символика цвета в марийских народных песнях / Н. Н. Глухова // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - Тамбов: Грамота, 2014. - №7 (45): в 2-х ч. - Ч. 1. -С. 32-37.

3. Телия В.Н. Семантическая структура фразеологизмов-идиом и принципы их фразеологической разработки / В. Н. Телия // Фразеологизм и его лексикографическая разработка. - Минск: Наука и техника, 1987. - С.98-101.

O.V. LYSOVA Candidate of Pedagogic Sciences (Ph.D), Associate Professor of Birsk branch of the Bashkir State University

A.SH. ABDULLINA Doctor of Philological Sciences (Advanced Doctor), Professor of Birsk branch of the Bashkir State University

M.YU. SAISANOVA student of Birsk branch of the Bashkir State University

O.V. YAMBULATOVA student of Birsk branch of the Bashkir State University

Features of color perception in Russian and Mari ethnic cultures (on the example of phraseological units with the color designation "black")

The article deals with national and cultural features in the perception and interpretation of color in the Russian and Mari languages. The marking of the national and cultural specificity of the figurative semantics of phraseological unit is often created by the actual color component of the phraseological unit. In the course of research and analysis of the semantics of phraseological units, we have identified common thematic groups, among which the most numerous is the thematic group, which includes set phrases that combine the characteristics of situations, space and time. In the phraseology of the Russian and Mari languages, the use of the coloronym "black" often has an expressive, disapproving, contemptuous function, reinforcing the negative assessment of negative emotions, situations and actions, reflecting a gloomy, dreary state. The closeness of the semantics of many Mari phraseological units to Russian equivalents containing the color designation "black" is explained by the spread of interlingual relations, a similar way of life and uniting events of the two peoples over many centuries, and the widespread use of the Russian language among the Mari people.

Keyword: ethnocultural features, coloronyms, phraseological units, Russian language, Mari language.

Literature

1. Andrianova E. M. Mari-Russian phraseological dictionary: in 2 volumes / E. M. Andrianova, L. I. Bartseva, F. T. Gracheva and others; scientific ed. L. I. Bartseva, N. M. Krasnova, G. A. Ertsikova et al. -Yoshkar Ola: MarNIYALI, 2020.

2. Glukhova N. N. Color symbolism in Mari folk songs / N.N. Glukhova // Historical, philosophical, political and legal sciences, cultural studies and art history. Questions of theory and practice. -Tambov: Diploma, 2014. - No. 7 (45): in 2 parts. - Part 1. - P. 32-37.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Telia V.N. The semantic structure of phraseological units-idioms and the principles of their phraseological development / VN Teliya // Phraseologism and its lexicographic development. - Minsk: Science and technology, 1987. - P. 98-101.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.