Научная статья на тему 'Особенности российской инфляции: исторический аспект'

Особенности российской инфляции: исторический аспект Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
345
39
Поделиться
Ключевые слова
РЕФОРМЫ 90-Х ГОДОВ / ИНФЛЯЦИЯ / ВАЛОВАЯ ПРОДУКЦИЯ / БЮДЖЕТ / ДЕФИЦИТ / ПРОФИЦИТ / ВЕКСЕЛЬ / ЭМИССИЯ / ПРОИЗВОДСТВО / THE REFORMS OF THE 90S / INFLATION / GROSS PRODUCT / BUDGET / DEFICIT / SURPLUS / PROMISSORY NOTE / EMISSION / PRODUCTION

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Сайфиева Светлана Николаевна

В работе проведен анализ результатов реформы 90-х годов и кризиса недостатка оборотных средств 20-х годов XIX века при переходе к новой экономической политике. Показано, что за многие годы накоплен бесценный практический опыт обуздания инфляции, который не востребован последующими поколениями экономистов-реформаторов. Борьба с инфляцией за счет сокращения расходов и ограничения денежного предложения способствует дефициту платежных средств, который в свою очередь ведет к спаду производства.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Сайфиева Светлана Николаевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

PECULIARITIES OF RUSSIAN INFLATION: HISTORICAL ASPECT

The research work analyzes the results of the reform of the 90s and the crisis of the lack of working capital of the 1820s during the transition to the new economic policy. It is shown that invaluable practical experience of curbing the inflation has been accumulated over many years, and that this experience has not been claimed by next generations of economists-reformers. The fight with inflation by reducing expense and restricting the monetary supply contributes to the deficit of means of payment that, in turn, leads to the decline in production.

Текст научной работы на тему «Особенности российской инфляции: исторический аспект»

САЙФИЕВА С.Н.

ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ИНФЛЯЦИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ1

Аннотация. В работе проведен анализ результатов реформы 90-х годов и кризиса недостатка оборотных средств 20-х годов XIX века при переходе к новой экономической политике. Показано, что за многие годы накоплен бесценный практический опыт обуздания инфляции, который не востребован последующими поколениями экономистов-реформаторов. Борьба с инфляцией за счет сокращения расходов и ограничения денежного предложения способствует дефициту платежных средств, который в свою очередь ведет к спаду производства.

Ключевые слова: реформы 90-х годов, инфляция, валовая продукция, бюджет, дефицит, профицит, вексель, эмиссия, производство.

SAIFIEVA S.N.

PECULIARITIES OF RUSSIAN INFLATION: HISTORICAL ASPECT

Abstract. The research work analyzes the results of the reform of the 90s and the crisis of the lack of working capital of the 1820s during the transition to the new economic policy. It is shown that invaluable practical experience of curbing the inflation has been accumulated over many years, and that this experience has not been claimed by next generations of economists-reformers. The fight with inflation by reducing expense and restricting the monetary supply contributes to the deficit of means of payment that, in turn, leads to the decline in production.

Keywords: the reforms of the 90s, inflation, gross product, budget, deficit, surplus, promissory note, emission, production

Всяким сложным делом... должны заниматься профессионалы.

И лучше — талантливые... Только при том условии оно может закончиться успехом.

В. Л. Перламутров [6, с. 229]

Реформы 90-х годов, осуществленные в российской экономике, неразрывно связаны с именем Е. Гайдара. В настоящее время существует Институт экономической политики его имени; в мае 2010 года учрежден Фонд Егора Гайдара, главная цель которого — «развитие и распространение в России культуры, мышления и миропонимания, символом которых стало имя Е. Т. Гайдара»; с 2011 года при поддержке Правительства Российской Федерации проводятся Гайдаровские форумы. Здесь можно усмотреть приверженность все той же западной либеральной доктрине, следование которой продолжает разрушать российскую экономику.

Сторонники реформатора сокрушаются об отсутствии теоретической базы, которая преподнесла бы готовые рецепты для проводимой реформы при переходе от планово-административной к рыночной экономике [3]. Не вызывает сомнения факт, что «в сегодняшнем мире нет и не может быть сложившейся теории перехода от административной к рыночной экономике (не говоря уже о том, что теория никогда напрямую не перелагается на язык практических действий). Теория — всегда обобщение практики» [7, с. 200]. По нашему мнению, любая экономика, и плановая, и рыночная, содержит стандартный набор экономических инструментов, механизмов, категорий, которые к моменту осуществления реформы были довольно подробно исследованы в различных аспектах.

Поскольку история имеет обыкновение повторяться, напомним, что впервые глобальный кризис недостатка оборотных средств произошел в 20-х годах XX века, в период НЭПа, при переходе к рынку. В надежде на получение высоких прибылей предприятия-производители повышали цены на продукцию, ее сбыт замедлился, производство стремительно сокращалось. Основная роль в ликвидации кризиса принадлежала государству. В условиях резкого сокраще-

1 Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (Проект № 13-02-00193а «Особенности российской инфляции и способы ее регулирования»).

ния оборотных средств руководство страны объединяло предприятия, выпускающие однородную продукцию, в тресты, у которых был свой банковский счет. Расчет за продукцию происходил только между трестами, поэтому больший объем производства обслуживался меньшими денежными средствами для экономии капиталов.

Следующим этапом преодоления кризиса стало объединение трестов в синдикаты, которые выступали посредниками между производителями и розничными покупателями, согласовывали их интересы. Они стабилизировали цены, для экономии оборотных средств покупали и продавали продукцию под вексель. Синдикаты за рекордный срок наладили подъем промышленности, производство стало расти.

Как известно, без роста производства все серьезные экономические преобразования бессмысленны. «Ликвидация неплатежей — рост капиталовложений — устойчивый рост производства — подъем народного благосостояния. Именно такой порядок шагов укротит заодно и инфляцию, низведя ее до минимума. А вовсе не наоборот, как убеждают нас некоторые отчаянные реформаторы: сначала-де подавление инфляции (но ведь без нормального платежного оборота в стране и паритетных цен инфляция неукротима)...» [6, с. 228].

Обратимся к статистике. Для сравнения роста объема производства воспользуемся данными за 1913 [2, с. 398-402, расчеты автора без учета акциза], 1921, 1922, 1922-1923 [2, с. 401402, валовая продукция за вычетом полуфабрикатов, ушедших в переработку в том же заведении, переведена автором в млн руб.], 1925-1926, 1927-1928 годах [17, с. 316-323, валовая продукция переведена автором в млн руб.] по некоторым группам производства: горная и горнозаводская промышленность (каменноугольная, торфяная, добыча нефти, железорудная и пр.); машиностроение; производство пищевых продуктов, напитков; обработка дерева. В 19251926, 1927-1928 годах в статистике применена другая классификация, разделяющая всю промышленность на группы А и Б. Поэтому автором сверена номенклатура подгрупп производства применительно к классификации 1913-1923 годов в целях получения сопоставимости данных в динамических рядах. Например, к горной и горнозаводской промышленности из группы А отнесены следующие отрасли: каменноугольная, нефтедобывающая, нефтеперерабатывающая, торфяная, железорудная, марганцево-рудная, меднорудная, серебро-свинцоворудная, прочие отрасли горной промышленности. К машиностроению: железнодорожное и автотранспортное машиностроение, судостроение, сельскохозяйственное, производственное и прочее машиностроение. По группе Б к производству пищевых продуктов, напитков: мукомольно-крупяная, свеклосахарная и рафинадная, кондитерско-конфетная, маслобойная, винокуренно-дрожжевая, водочно-коньячная и виноградно-винная, пиво-медоваренная и солодовенная, крахмало-поточная, прочие отрасли пищевкусовой промышленности, табачная, махорочная, соляная. К обработке дерева относятся следующие отрасли группы Б: бумажно-массная (от сочетания бумажная масса)2 и целлюлозная, производство бумаги и картона, папи-росно-гильзовая, прочие отрасли бумажной промышленности (см. табл. 1).

Таблица 1.

Валовая продукция фабрично-заводской промышленности в довоенных ценах, млн руб.

1913 1921 1922 1922-1923 1925-1926 1927-1928

Горная и горнозаводская промышленность 967,3 204,9 313,1 410,6 587,3 889,3

Машиностроение 398,1 39,9 47,4 96,7 305,6 511,1

Производство пищевых продуктов, напитков 1332,1 428,4 400,7 444,4 1613,2 1950,6

Обработка дерева 171,2 37,9 57,2 79,6 75,3 83,6

Промышленность 5346,2 1161,7 1526,6 1980,3 6022,6 8431,81

Как видно из представленных в таблице данных, общий спад промышленного производства в 1921 году по сравнению с уровнем 1913 года составил 78,3 %, в горной и горнозавод-

2 Примечание автора.

ской промышленности — 78,8 %, в машиностроении — 90 %, в производстве пищевых продуктов и напитков — 67,8 %, в обработке дерева — 77,9 %. В результате проведения Г. Я. Сокольниковым курса новой экономической политики, реализации денежной реформы 19221924 годов в условиях активного роста производства, к 1927-1928 годам рост промышленности по сравнению с 1913 годом в сопоставимых ценах составил 57,7 %, по сравнению с 1921 годом — в 7,3 раза. В горной и горнозаводской промышленности снижение производства по сравнению с 1913 годом сократилось до 8,1 %, по сравнению с 1921 годом возросло в 4,3 раза; в машиностроении 28,4 % и 12,8 раз соответственно; в производстве пищевых продуктов и напитков — 46,4 % и 4,6 раза; в обработке дерева снижение производства по сравнению с 1913 годом сократилось до 51,2 %, по сравнению с 1921 годом возросло на 20,6 %.

Что касается развития сельского хозяйства, то вся его валовая продукция в среднегодовых ценах 1926-1927 годов составила в 1925-1926 годах — 16 816 млн руб., в 1926-1927 годах — 17 747 млн руб., в 1927/28 гг. — 17646 млн руб., в 1928/29 — 18517 млн руб. [17, с. 4], т.е. за три года рост валовой продукции составил 110,1%.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если государственный бюджет в 1922-1923 годах был сформирован с дефицитом в размере 3,5 млн руб., то в 1923-1924 годах он был полностью сбалансирован. В 1924-1925 годах профицит составил 27,2 млн руб., в 1925-1926 годах — дефицит 32,7 млн руб., в 1926-1927 годах профицит — 52,2 млн руб. [17, с. 570-572]. Основным источником финансирования бюджетного дефицита в 1922-1923 годах (394,1 млн руб.) выступила денежная эмиссия и прочие поступления (45,7 млн руб.), покрытые из наличного золотого фонда. В 1923-1924 годах в результате задействования новых источников финансирования бюджет был полностью сбалансирован. Использование эмиссии сократилось до 126,3 млн руб., в 2,2 раза увеличилась доля займов, начался выпуск серебряной и медной монеты (74,4 млн руб.), в 3,5 раза вырос удельный вес прочих поступлений (159,5 млн руб.) за счет реализации экспортной валюты (32,6 млн руб.), заимствования из оборотных средств Государственного Казначейства (24,2 млн руб.), поступления золотой и серебряной монеты и иностранной валюты (102,7 млн руб.). Наличие существенного профицита в 1924-1925 годах позволило несколько сократить займы (130,5 млн руб.) и прочие поступления (заимствования из государственного золотого фонда) до 35,0 млн руб., выпуск серебряной и медной монеты увеличился до 80,0 млн руб. В 19261927 годах займы увеличились до 319,2 млн руб., другие источники не применялись.

Если в 1914 году в переводе на бюджетные рубли денежная масса составляла 2379,0 млн руб., то к 1922 году ее объем сократился до 60,9 млн руб., т. е. в 39 раз. В результате перехода к новой экономической политике при осуществлении реформы Г.Я. Сокольниковым была введена параллельная валюта — червонец, обеспеченный по закону на 25 % золотом, на 75 % краткосрочными векселями и легко реализуемыми товарами. «Особенностью реформы был строжайший запрет использовать червонцы для покрытия бюджетного дефицита, тогда как еще в январе 1922 г. доходная часть госбюджета формировалась главным образом за счет эмиссии — на 98 %, а на долю налогов приходилось всего 2 %» [8, с. 247]. В 1923 году денежная масса возросла на 73,7 % и составила 105,8 млн руб. (в т. ч. 96,8 млн руб. — совзнаков и 9,0 млн руб. червонцев), в 1924 году — 330,8 млн руб. (в т. ч. 176,9 млн руб. — совзнаков и 153,9 млн руб. червонцев), в 1925 году в твердой валюте — 375,9 млн руб., в 1926 году в твердой валюте — 604,7 млн руб., в 1927 году в твердой валюте — 636,6 млн руб., в 1928 году в твердой валюте — 812,4 млн руб. [17, с. 599]. Существенно изменилась структура эмиссионного баланса Госбанка. Если в 1923 году металлическое обеспечение в слитках и монетах в золоте и серебре составляло 36,1 %, иностранные банкноты — 14,3 %, тратты в инвалюте — 2,2 %, учтенные векселя — 29,4 %, долговые обязательства, обеспеченные материальными ценностями, — 18,0 %; то в 1928 году металлическое обеспечение в слитках и монетах в золоте и платине — 17,7 %, иностранные банкноты — 7,7 %, тратты в инвалюте — 0,2 %, учтенные векселя — 74,2 %, долговые обязательства, обеспеченные материальными ценностями, — 0,2 % [17, с. 601].

Общетоварный индекс цен к ценам 1913 года, принятым за 1000 в червонном выражении, по расчетам ЦСУ (бывш. Госплан) СССР, в 1927 году составил 1700, в 1928 году поквартально 1711, 1708, 1717, 1761. Сельскохозяйственный индекс — 1536 и 1558, 1555, 1574 и 1655; промышленный индекс — 1882, 1880, 1876, 1873, 1873 [17, с. 723]. Таким образом, в период

НЭПа с инфляцией не боролись путем сжатия денежной массы, а осуществляли государственный контроль над ценами; в качестве компенсации оборотных средств вводили вексельный оборот, развивали производство.

Например, возможные последствия либеральных реформ были описаны в работе В. В. Новожилова в 1924 году [4]: гиперинфляция, снижение уровня жизни и массовое разорение населения, бартер, разрыв хозяйственных связей, массовое перемещение трудоспособного населения в непроизводительный и нелегальный бизнес. И главное — сокращение реального производства, падение темпа роста ВВП, ослабление связи между финансовым и реальным секторами. Нельзя не согласиться с мнением В. В. Новожилова, что инфляция искажает все соотношения цен — основной критерий правильности организации хозяйства. Отрицательное воздействие на экономику происходит не потому, что все цены повышаются, а потому, что «в процессе повышения цен и доходов происходят сдвиги отношений отдельных цен между собой и между доходами — сдвиги, не имеющие корней в мире товаров, но причиняемые избыточным выпуском денег» [4, с. 26].

Л. Мизес отмечал, что самым эффективным средством усиления дифференциации доходов населения является инфляция и что она, имея источником фискальную политику, многократно усиливается кредитной экспансией. Еще раньше подобные тезисы можно найти у К. Маркса.

По мнению академика Н. Я. Петракова, большевистская экономика с начала 30-х годов, периода индустриализации, всегда была инфляционной именно потому, что она была антирыночной. Дисбаланс цен на промышленные товары и продукцию сельского хозяйства, высокая денежная эмиссия, направляемая на финансирование программы по индустриализации страны, вызвали существенную деформацию структуры экономики. Академик отнес к структурным деформациям: «а) низкий удельный вес потребительского сектора в общем объеме производства; б) гипертрофию военно-промышленного комплекса; в) высокую долю сырьевых отраслей в общем объеме производства; г) высокую ресурсоемкость конечного продукта из-за отсутствия современных технологий в перерабатывающих отраслях промышленности; д) примитивность и неразвитость экспортного сектора экономики» [9, с. 18-31]. «Денежная масса в обращении за 1930 год возросла на 45 %: темп ее роста превысил более чем в два раза темп роста продукции промышленности, производящей предметы потребления. В связи с тем, что индекс государственных розничных цен за 1932 год вырос на 142,1 %, темп роста товарооборота был почти равен темпу роста денежной массы» [1, с. 254-255].

В результате проведения либеральных реформ 90-х инфляция вышла из-под контроля. Не вызывает сомнения тот факт, что чем быстрее в стране растут цены, тем меньше желающих вкладывать в ее экономику свои деньги. Иными словами, при инфляции порядка 3-5 % в год инвесторы охотно готовы работать, при инфляции выше 30-40 % в год они энергично сворачивают свои дела, а при инфляции свыше 50 % — бегут в панике. Необходимо было добиться финансовой стабильности, в результате достижения которой можно было бы рассчитывать на отечественные и зарубежные инвестиции. Метод борьбы с инфляцией с помощью снижения расходов бюджета ведет к спаду производства, который в свою очередь сокращает налоговые поступления; снижение бюджетных доходов не позволяет осуществлять реструктуризацию экономики и ведет к снижению уровня жизни населения.

Для преодоления высокой инфляции Н. Я. Петраков предлагал провести за несколько лет мягкую денежную реформу, в основе которой предполагалось введение параллельной валюты как средства защиты инвестиционных расходов от инфляции, которая будет обслуживать инвестиционную деятельность и по мере оживления экономики сможет вытеснить мягкий рубль. «Достаточно сослаться на опыт денежной реформы в России в 1922-1924 годов, приведшей через параллельные валюты к единой конвертируемой валюте всего за два года» [9, с. 18-31].

Нечаев говорит о том, что к началу реформы Гайдара (конец 1991 — 1992 год) экономика уже была развалена, дефицит бюджета превышал 30 % валового внутреннего продукта [3]. В своих работах мы стараемся мысли и выводы подтверждать экономическими расчетами, основанными на данных официальной статистики. Проведем экономический анализ ситуации 1991 -1992 годов и оценим дальнейшее влияние реформ на российскую экономику.

По данным Госкомстата СССР, в 1987 году темпы роста ВНП в сопоставимых ценах к 1980 году составили 131 %, к 1985 году — 108 %; темпы роста общего объема продукции промыш-

ленности к 1980 году составили 131 %, по добывающей — 116 %, по обрабатывающей — 132 %; к 1985 году соответственно 109 %, 107 % и 109 % [16, с. 14, 79]. Государственный бюджет в 1980-1987 годах сводился с профицитом, сокращающимся в динамике. Если в 1980 году отношение профицита бюджета к НД (Национальный доход — сумма чистой продукции отраслей сферы материального производства) в фактически действовавших ценах составляло 1,8 %, то в 1987 году — 0,1 % [расчеты автора по: 16, с. 5, 29]. Наблюдалась положительная динамика естественного прироста населения: в 1980 году — 8,0 %, в 1987 году — 9,9 %; росла продолжительность жизни (1987 году — 69,6 лет) [16, с. 177, 179].

С 1989 года начался экспериментальный расчет основных экономических показателей в соответствии с Системой национальных счетов (СНС). Согласно опубликованным расчетам, по сравнению с 1989 годом рост ВВП в текущих ценах составил 112,4 %, далее в сопоставимых3, с учетом ИПЦ, в 1991 году по сравнению с 1990 годом — сократился на 22,4 %, в 1992 году — на 58,6 %, в 1993 году — на 60,5 %. Объем промышленной продукции в сопоставимых ценах [рассчитано автором с учетом ИЦП 1991/1990-238, 1992/1991-2049, 1993/1992-9874 15, с. 291] в 1991 году снизился на 11,3 % по сравнению с 1990 годом, в 1992 году — на 28,7 % по сравнению с 1991 годом, в 1993 году — на 29,5 % по сравнению с 1992 годом. В 1990 году

естественный прирост составил 2,2 %, в 1991 году — 0,7 %, в 1992 году--1,5 %, в 1993 --

5,1 %, продолжительность жизни населения к 1993 году снизилась до 65 лет [15, с. 43, 55]. Отношение профицита государственного бюджета Российской Федерации к ВВП в 1990 году составило 1,3 %, дефицита в 1991 году — 2,9 %, дефицита в 1992 году — 3,6 %, дефицита в 1993 году — 4,9 % [15, с. 238, 270]. Наибольший дефицит консолидированного бюджета Российской Федерации имел место в 1994 году. Он составлял 10,7 % от ВВП, более 28 % от расходов бюджетной системы. Дефицитным российский бюджет оставался до 2000 года, но его величина постепенно сокращалась. С 2000 по 2013 год включительно консолидированный бюджет составлялся и исполнялся с профицитом4, исключениями стали 2009 и 2010 год, когда дефицит бюджета составил соответственно 6,3 % и 3,4 %.

С 1990 по 1995 год для финансирования бюджетного дефицита в России использовалась в основном денежно-кредитная эмиссия; ее высокие темпы выступали мощным инфляционным фактором. Инфляция спроса (высокий платежеспособный спрос при товарном дефиците) существенно снижала жизненный уровень населения и приводила к обострению социальной напряженности. В 1996-1997 годах в соответствии с законодательством эмиссия денег для финансирования бюджета не использовалась. В этот период для финансирования бюджетного дефицита применялись в основном государственные ценные бумаги — государственные краткосрочные обязательства (ГКО), казначейские обязательства (КО), облигации внутреннего валютного государственного займа, облигации федеральных займов с переменным купоном (ОФЗ), облигации государственных сберегательных займов (ОГСЗ), золотые сертификаты. В 1998 году в связи с финансовым кризисом было принято решение использовать денежную эмиссию для покрытия бюджетного дефицита.

В 1990 году, за несколько дней до официального вступления М. С. Горбачева в должность президента, ему была предложена разработанная Н. Я. Петраковым и Б. Федоровым «Экономическая программа Президента СССР». Центральный пункт программы — обеспечение финансовой стабилизации и переход к бездефицитному бюджету. В документе говорилось, что для избавления экономики от инфляционных процессов необходимы: перестройка механизма денежной системы, изменение взаимоотношений между Госбанком СССР и бюджетом [10, с. 117-128]. К сожалению, адекватные меры по стабилизации экономики были отвергнуты, программа «500 дней» [11, с. 137-156] оказалась разменной картой в политической игре [12, с. 157-177]. В 1991-1992 годах были проведены гайдаровские либеральные рыночные реформы, от сомнительных результатов которых российская экономика не может опра-

3 ИПЦ на товары народного потребления и платные услуги населению составил по отношению к 1990 году: 1991 год — 2,6 раза, 1992 год — 67,8 раза, 1993 — 638 р. [15, с. 287].

4 За счет профицита федерального бюджета формировался финансовый резерв, а с 2004 года — Стабилизационный фонд в целях обеспечения сбалансированности федерального бюджета при снижении цен на нефть. Этот фонд с 01.01.2008 был преобразован в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Однако действие Резервного фонда (ст. 96.9 БК РФ) приостановлено до 01.01.2013. А доходы от управления средствами Фонда национального благосостояния с 01.01.2010 до 01.02.2012 направляются на финансовое обеспечение расходов федерального бюджета.

виться до сих пор.

Надо сказать, что после неудачных реформ в соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 августа 1994 года № 1403-р при Оперативной комиссии Правительства РФ по совершенствованию системы платежей и расчетов была создана научная рабочая группа во главе с академиком Н. Я. Петраковым. Комиссия установила, что «именно искусственное сокращение денежной массы, отсутствие платежных средств приводят к распространению дикого бартера... Начавшееся в тот период увлечение выпуском государственных краткосрочных обязательств становится мощной плотиной, перекрывающей поток денег в реальную экономику. Высокая доходность ГКО и государственные гарантии по размерам и срокам выплаты процентов приводят к полной изоляции финансовых рынков от других сегментов экономики» [13, с. 202].

В начале ноября 1994 года академик выступил с докладом, текст которого предварительно был разослан по всем министерствам для обсуждения в коллегиях и получил положительную оценку, но по хорошей российской традиции не был принят во внимание действующим правительством.

В 1998 году разразился мощнейший финансово-экономический кризис. В этой связи считаем целесообразным вспомнить Открытое письмо ученых отделения экономики РАН Президенту, Федеральному собранию и Правительству Российской Федерации [5], в котором содержались меры, направленные на преодоление кризиса, и были разработаны конкретные предложения по стратегии социально-экономического развития страны. Но мнение ученых вновь было проигнорировано.

Итак, подведем итоги. История развития российской экономики, как и любой другой, цик-лична. За многие годы накоплен бесценный практический опыт, который, к сожалению, не был востребован последующими поколениями экономистов-реформаторов. Ученые были всегда рядом с правительством, но никогда оно, кроме периода НЭПа, не воспользовалось их богатейшими знаниями и опытом.

Следование курсом либеральной доктрины, довольно упрощенно трактующей важнейшие экономические категории, загоняет российскую экономику в стагнацию, деградацию структуры и ведет к разрушению. Не секрет, что динамика денежной массы и динамика цен взаимосвязаны, «но подчинены мощному воздействию факторов, относящихся к специфике материально-вещественных потоков» [14, с. 192]. По мнению сторонников либеральной доктрины, мягкая денежная политика не позволяет обуздать инфляцию. А тезис, что жесткое сокращение расходов ведет к деградации производства, не принимается во внимание. Проведенный в работе анализ убедительно показал, что сокращение денежной массы способствует дефициту платежных средств, который в свою очередь ведет к спаду производства. Свободная цена, введенная в условиях монопольной системы, — основная ошибка в модели шоковой терапии. Спад производства в условиях монопольных цен неизменно ведет к резкой дифференциации доходов населения.

Основным курсом современной экономической политики России по-прежнему является борьба с инфляцией [18-19]. Еще в программе правительства на 1995-1997 годы указывалось, что «надо построить мост между инфляционным прошлым и инвестиционным будущим». «Старая песня — сначала победим инфляцию, потом найдем инвестиции. Но задача в такой постановке решения не имеет, поскольку игнорируется структурная природа инфляционных процессов в России. Без реструктуризации, а значит, и без инвестиций победа будет мнимой. Это уже не теория, а практика» [14, с. 200].

Литература

1. Атлас З. В. Социалистическая денежная система //М.: Финансы, 1969. — С. 254—255.

2. Народное хозяйство Союза ССР в цифрах // Статистический справочник. — М., 1925. — С. 398-402 (Расчеты автора без учета акциза).

3. Нечаев А. Реформы Гайдара: мифы и реальность // URL: http://gaidarfund.ru/articles/1138.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Новожилов В. В. Пределы инфляции //Вопросы развития социалистической экономики. — М.: Наука, 1972.

5. Открытое письмо ученых отделения экономики РАН Президенту, Федеральному собранию и Правительству Российской Федерации //Россия и современный мир. Выпуск 4. 1998.

6. Перламутров В. Л. Живые деньги. Как в свое время вытащили российскую экономику из неплатежей // Финансово-денежная политика и рыночные реформы в России. — М.: Издательство «Экономика», 2007. — С. 229 (Печатается по: Неделя. — 1994. — № 44).

7. Перламутров В. Л. Первоочередные меры по стабилизации российской экономики // Финансово-денежная поли-

тика и рыночные реформы в России. — М.: Издательство «Экономика», 2007. — С. 200 (Печатается по: Пути стабилизации экономики России. — М.: Информэлектро, 1999. — С. 26-45).

8. Перламутров В. Л., Соловьева С. В. Григорий Сокольников — «советский Витте» // Финансово-денежная политика и рыночные реформы в России. — М.: Издательство «Экономика», 2007. — С. 247 (Печатается по: Российская Федерация, 1996. — № 6).

9. Петраков Н. Я. Макроэкономическое регулирование в России: промежуточные итоги и новые возможности // Избранное: Т. 2. — М.; СПб: Нестор-История, 2012. — С. 18-31 (Печатается по: Докладу на конференции Международного валютного фонда. Москва, 18-19 октября 1994 г. С. 21-22).

10. Петраков Н. Я. Экономическая программа Президента — отвергнутый шанс ускорения реформ // Избранное: Т. 2. — М.; СПб: Нестор-История, 2012. — С. 117-128.

11. Петраков Н. Я. «500 дней» до капитализма //Избранное: Т. 2. — М.; СПб: Нестор-История, 2012. — С. 137156.

12. Петраков Н. Я. Экономические реформы — разменная карта в политической игре // Избранное: Т. 2. — М.; СПб: Нестор-История, 2012. — С. 157-177.

13. Петраков Н. Я. Рынок без денег — достижение российских реформаторов // Избранное: Т. 2. — М.; СПб: Нестор-История, 2012. — С. 202.

14. Петраков Н. Я. Инфляция, экономический спад и бюджетный дефицит // Избранное: Т. 2. — М. СПб: Нестор-История, 2012. — С. 192.

15. Российский статистический ежегодник. 1994 // Статистический сборник Госкомстата России. — М., 1994. — С. 291.

16. СССР в цифрах в 1987 году //Краткий статистический сборник Госкомстата СССР. — М.: Финансы и статистика, 1988. — С. 14, 79.

17. Статистический справочник СССР за 1928 год. — М.: Статистическое издательство ЦСУ СССР, 1929. — С. 316-323 (Валовая продукция переведена автором в млн руб.).

18. Зоидов К. Х. Циклические процессы в советской и переходной российской экономике. — М.: ИПР РАН, 1999. — 233 с.

19. Зоидов К. Х. Совершенствование механизмов регулирования инфляционно-инвестиционных циклов в современной экономике // Актуальные проблемы экономики, права и социологии. — М.: ИПР РАН, Фонд поддержки ученых, 2013. — С. 108-131.

20. Дохолян С.В., Петросянц В.З., Садыкова А.М. Устойчивое развитие региональных экономических систем: теоретический аспект //Региональные проблемы преобразования экономики. 2013. № 2. С. 60-71.

21. Дохолян С.В., Петросянц В.З., Садыкова А.М. Факторы развития региональной системы с позиции обеспечения устойчивого развития //Региональные проблемы преобразования экономики. 2013. № 4 (38). С. 105-108.

References

1. Atlas Z.V. Socialistic Monetary System //M.: Finances, 1969. P. 254-255

2. The Economy of the USSR in Numbers//Statistical Reference Book. Moscow, 1925. P. 398-402 Calculations of the author without taking account of the excise tax

3. Nechaev A. Gaidar Reforms: Myths and Reality//URL: http://gaidarfund.ru/articles/1138

4. Novozhilov V. V. Limits of Inflation//Issues of Development of Socialist Economics / Science, Moscow, 1972.

5. An open letter of scientists of the department of Economics of RAS to the President, the Federal Assembly and the Government of the Russian Federation. Russia and the Modern World. Issue 4, 1998

6. Perlamutrov V.L. Living Money. How Russian Economy was Taken Out of Default at Some Point in Time//Financial-monetary Policy and Market Reforms in Russia. M.: «Economics» Publishing» CJSC, 2007. P. 229. Printed by Week, 1994, No. 44

7. Perlamutrov V.L. Top Priority Measures on Stabilization of Russian Economy//Financial-monetary Policy and Market Reforms in Russia. M.: «Economics» Publishing» CJSC, 2007. P. 200. Printed by Ways of Stabilization of the Economy of Russia. M.: Informelectro, 1999. P. 26-45

8. Perlamutrov V.L., Solovieva S. V. Grigory Sokolnikov - «Soviet Vitte»/ Financial-monetary Policy and Market Reforms in Russia. M.: «Economics» Publishing» CJSC, 2007. P. 247. Printed by Russian Federation, 1996, No. 6

9. Petrakov N.Ya. Macroeconomic Regulation in Russia: intermediate results and new opportunities // Selected work: V.2. M. SPb: Nestor-Istoriya, 2012. P. 18-31 Printed by the Report at the Conference of International Monetary Fund. Moscow, October 18-19, 1994. P. 21-22

10. Petrakov N. Ya. The President's Economic Program — the Repudiated Chance of Speeding the Reforms //Selected work: V.2. M. SPb: Nestor-Istoriya, 2012. P. 117-128

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Petrakov N.Ya. «500 days» until Capitalism//Selected work: V.2. M. SPb: Nestor-Istoriya, 2012. P. 137-156

12. Petrakov N.Ya. Economic Reforms are Small Coins in a Political Game//Selected work: V.2. M. SPb: Nestor-Istoriya, 2012. P. 157-177

13. Petrakov N.Ya. Market without Money is an Achievement of Russian Reformers//Selected work: V.2. M. SPb: Nestor-Istoriya, 2012. P. 202

14. Petrakov N.Ya. Inflation, Economic Decline and Budget Deficit//Selected work: V.2. M. SPb: Nestor-Istoriya, 2012. P. 192

15. Russian Statistical Annual Report. 1994. /Statistical Collection/Federal Public Statistics Service of Russia - M., 1994. P. 291

16. USSR in Numbers in 1987/Short collection of articles/ Federal Public Statistics Service of USSR. - M.: Finances and Statistics, 1988. P. 14,79

17. Statistical Reference Book of USSR for 1928//Statistical Publishing of CSA of USSR, Moscow, 1929. P. 316-323. Gross product has been translated into millions of roubles by the author.

18. Zoidov K.Kh. Cyclical Processes in Soviet and Transitional Russian Economy. - M.: IPR of RAS, 1999. - 233 p.

19. Zoidov K.Kh. Improvement of Mechanisms of Regulation of Inflationary-Investment Cycles in Modern Economy /In the book of Relevant Problems of Economics, Law and Sociology. - M.: IPR of RAS, Fond of Scientist Support, 2013. - P. 108131.

20. Doholjan S.V., Petrosjants V. Z, Sadykov A.M.sustainable development of regional economic systems: theoretical aspect/Regional problems of transformation of economy. 2013. № 2. With. 60-71.

21. Doholjan S. V., Petrosjants V. Z, Sadykov A.M.factor of development of regional system from a position of maintenance of a sustainable development/Regional problems of transformation of economy. 2013. № 4 (38). With. 105-108.