Научная статья на тему 'Особенности речевого поведения украинцев и лезгин в ситуации «Гостеприимство»'

Особенности речевого поведения украинцев и лезгин в ситуации «Гостеприимство» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
542
42
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГОСТЕПРИИМСТВО / ГОСТЬ / GUEST / ХОЗЯИН / ЭТИКЕТНЫЕ ФОРМУЛЫ ПРИВЕТСТВИЯ / ETIQUETTE FORMULAS OF GREETING / ПРИГЛАШЕНИЯ / ПРОЩАНИЯ / FAREWELL / УКРАИНЦЫ / ЛЕЗГИНЫ / LEZGHINS / HOSPITABILITY / HOST / INVITATION / UKRANIANS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Ветрова Эльвира Сабировна

В статье исследуются особенности речевого поведения украинцев и лезгин в ситуации «гостеприимство». Проанализированы типичные речевые высказывания, обслуживающие различные этапы данного ритуала. Обнаружено, что гостеприимство обладает рядом универсальных характеристик. Однако его речевое воплощение в коммуникативной практике украинцев и лезгин имеет национальную специфику, обусловленную обычаями, моральными устоями этносов, а также многовековым влиянием природно-климатических и социально-исторических факторов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE PECULIARITIES OF SPEECH BEHAVIOR OF THE UKRAINIANS AND THE LEZGHINS IN THE SITUATION OF “HOSPITABILITY”

The article examines the peculiarities of the speech behavior of the Ukrainians and the Lezghins in the situation of “hospitability”. The typical speech expressions, serving various stages of this ritual, are analyzed. It is found out that the hospitability possesses a number of universal characteristics. However its speech realization in the communicative practice of the Ukrainins and the Lezghins has a national specificity, conditioned by the customs, moral principles of ethnic groups, and also ancient influence of nature-climatic and socio-historical factors.

Текст научной работы на тему «Особенности речевого поведения украинцев и лезгин в ситуации «Гостеприимство»»

Ветрова Эльвира Сабировна

ОСОБЕННОСТИ РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ УКРАИНЦЕВ И ЛЕЗГИН В СИТУАЦИИ "ГОСТЕПРИИМСТВО"

В статье исследуются особенности речевого поведения украинцев и лезгин в ситуации "гостеприимство". Проанализированы типичные речевые высказывания, обслуживающие различные этапы данного ритуала. Обнаружено, что гостеприимство обладает рядом универсальных характеристик. Однако его речевое воплощение в коммуникативной практике украинцев и лезгин имеет национальную специфику, обусловленную обычаями, моральными устоями этносов, а также многовековым влиянием природно-климатических и социально-исторических факторов. Адрес статьи: www.gramota.net/materials/272016/3-1/25.html

Источник

Филологические науки. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2016. № 3(57): в 2-х ч. Ч. 1. C. 90-95. ISSN 1997-2911.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/2.html

Содержание данного номера журнала: www .gramota.net/mate rials/2/2016/3-1/

© Издательство "Грамота"

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: phil@gramota.net

Итак, произведенный анализ сочинительных конструкций со стороны соответствия количества равноправных компонентов с количеством элементов множества - предметов, признаков и т.д. окружающего нас мира показывает, что их соответствие не обязательно. Причина этого состоит в том, что функция языка заключается не только в том, чтобы отразить материальный мир, но и в том, чтобы быть средством формирования и выражения мысли, а также в том, чтобы быть средством общения. Логическая и коммуникативная стороны сочинения не были предметом настоящей статьи.

Список литературы

1. Бунатян Г. Г. Город Муз // Наука и жизнь. 1988. № 1. С. 14-15.

2. Кондаков Н. И. Логический словарь. М.: Наука, 1971. 656 с.

3. Константинов И. Нельзя в деревне без телеги // Наука и жизнь. 1988. № 7. С. 142-143.

4. Лермонтов М. Ю. Герой нашего времени. М.: Детская литература, 1957. 175 с.

5. Пушкин А. С. Собрание сочинений: в 2-х т. Самара: Дом печати, 1996. Т. 2. 542 с.

6. Соколов-Микитов И. С. На своей земле. Смоленск: Маджента, 2006. 400 с.

7. Троицкий Е. Ф. Равноправные компоненты сочинительной конструкции. Смоленск: СГПИ, 1988. 80 с.

8. Харченко В. К. Поведение: от реального к идеальному. Белгород: Изд-во Белгородск. гос. у-та, 2005. 197 с.

SEMANTIC ASPECT OF CO-ORDINATING CONSTRUCTIONS

Varnaeva Anna Evgen'evna, Ph. D. in Philology Smolensk State University kaf_TMNO@ mail.ru

The article examines the correlation of the form of a message with its content in the semantic aspect. The author singles out three types of co-ordinating constructions: the number of equitable components equals the number of elements of multitude; their quantity doesn't coincide; there is no question of their coincidence and noncoincidence. The latter happens on the reason of the presence of the plural form of a noun at least of one from the homogeneous parts; because of using cetera or tantum.

Key words and phrases: sentences with co-ordinating conjunctions; equal components; multitude; the elements of multitude; semantic aspect.

УДК 81'373.48[811.161.2+811.351.32]

В статье исследуются особенности речевого поведения украинцев и лезгин в ситуации «гостеприимство». Проанализированы типичные речевые высказывания, обслуживающие различные этапы данного ритуала. Обнаружено, что гостеприимство обладает рядом универсальных характеристик. Однако его речевое воплощение в коммуникативной практике украинцев и лезгин имеет национальную специфику, обусловленную обычаями, моральными устоями этносов, а также многовековым влиянием природно-климатических и социально-исторических факторов.

Ключевые слова и фразы: гостеприимство; гость; хозяин; этикетные формулы приветствия, приглашения, прощания; украинцы; лезгины.

Ветрова Эльвира Сабировна, к. филол. н.

Таврическая Академия Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского vetrova- 75@ukr. net

ОСОБЕННОСТИ РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ УКРАИНЦЕВ И ЛЕЗГИН В СИТУАЦИИ «ГОСТЕПРИИМСТВО»

Важное место в морально-этическом кодексе большинства цивилизованных народов мира занимает обычай гостеприимства - универсальная традиция повседневно-бытовой культуры, предписывающая обязательность радушия и заботы о госте [16]. Гостеприимство с древних времен привлекало внимание ученых. Уже в работах древних историков (Геродота, Страбона, Тацита, Монтеня и др.) описываются традиции приема гостей в различных этнокультурах. Однако как самодостаточное явление гостеприимство долгое время не было предметом специального исследования. С развитием общества и расширением межкультурных контактов интерес к данному феномену стремительно возрастает. Он становится объектом активных научных поисков представителей различных научных направлений: философов (Ж.-Ж. Руссо, И. Кант, Ж. Деррида, Р. Шерер, М. Мосс и др.), антропологов (Л. Морган, О. М. Фрейденберг, Б. Малиновский, Н. И. Зибер, Ю. И. Семенов и др.), этнографов (А. К. Байбурин, Б. Х. Бгажноков, С. А. Лугуев, М. Сумцов и др.), социологов (А. Рэдклифф-Браун, Р. Штихве, М. Саллинз и др.). Как показывают многочисленные исследования, без привлечения языковых данных исчерпывающий анализ гостеприимства невозможен. Вместе с тем, в лингвистике данная проблема изучена недостаточно. Первые попытки ее глубокого лингвистического осмысления были предприняты в ХХ веке в работах Э. Бенвениста, А. Эрну, А. Мейе, В. В. Иванова,

Т. В. Гамкрелидзе и др. Однако следует отметить, что интерес к данному явлению имел преимущественно этимологический и сравнительно-исторический характер, тогда как другие его аспекты оставались вне поля зрения языковедов. В современной антропоцентрически ориентированной лингвистике, сосредоточенной на изучении роли человеческого фактора в языке, феномену гостеприимства уделяется недостаточное внимание, что определяет актуальность темы исследования. Цель предложенной статьи - сопоставительный анализ речевых особенностей ритуала гостеприимства в коммуникативной культуре украинцев и лезгин.

В украинской и лезгинской культурах за многовековую историю сформировалось особое отношение к гостю, что обусловлено влиянием географических, историко-культурных и социально-экономических факторов. Как отмечают этнографы, истоки дагестанского гостеприимства следует искать в военно-феодальном общественном укладе кавказских горцев, которые до настоящего времени сохранили элементы рыцарской культуры, а также в их географической изолированности, способствовавшей консервации архаических черт быта. В условиях замкнутой патриархальной жизни Дагестана обычай гостеприимства был эффективным механизмом, регулирующим общение и обеспечивающим мобильность местного населения. В итоге он обрел настолько важное общественное значение, что был кодифицирован адатами (нормами обычного права) и морально-этическими предписаниями, которые до деталей регламентировали взаимоотношения между гостем и хозяином. Возникновение украинского гостеприимства обусловлено географическим положением украинской территории, находящейся на пересечении восточной и западной цивилизаций, особенностями ее исторического развития, в частности постоянной необходимостью защищаться от врагов и прибегать к помощи других людей. Культурологи утверждают, что в основе украинского традиционного гостеприимства лежат два ментальных типа - земледельческий и казацкий. Истоки первого типа - более древнего - следует искать в дохристианских славянских корнях, второй сформировался в эпоху средневековья, когда появилась самобытная культура казачества [6]. В украинской среде гостеприимство не перешло в норму обычного права, а закрепилось исключительно в морально-этической сфере.

Несмотря на то, что обычай украинского и лезгинского гостеприимства формировался в разных исторических и географических условиях, многие его элементы в исследуемых культурах очень схожи. Как отмечают исследователи, такое сходство не является случайным, а свидетельствует об «устойчивости неких глубинных структур ритуала, его семантических мотиваций» [3, с. 112]. В культурных традициях украинцев и лезгин гостеприимство имеет мифологическую основу. Гость воспринимается как лицо, соединяющее сферы «своего» и «чужого», объект сакрализации и почитания, представитель иного мира [1, с. 531]. Мифологизация гостя в первобытном обществе была удобной моделью общения не только с живыми, но и умершими людьми, демонами, божествами и другими фантастическими существами. Согласно древним верованиям славян, каждый, кто входил в дом, оказывался под охраной семейного бога, поэтому обижать таких людей запрещалось. Обидеть гостя - значит обидеть семейного бога [9, с. 348]. Для народов Дагестана гость - лицо священное и неприкосновенное. Считалось, что путник, переступивший порог дома и отведавший приготовленной на семейном очаге пищи, приобщается к культу предков и становится временным членом семьи [11].

В традициях гостеприимства обеих культур нашли отражение и более поздние, монотеистические верования. С принятием христианства у славян и ислама - у народов Дагестана старые языческие формы данного ритуала сменили новые, сформированные в соответствии с предписаниями новой веры и религии. Идеологической основой гостеприимства становится религиозное представление о том, что Бог в человеческом облике ходит по земле среди людей. Согласно лезгинской пословице, имеющей многочисленные параллели у других дагестанских народов, «гость - посланник Аллаха». Происхождение данного высказывания имеет глубокие исторические корни. В далеком прошлом гость для горцев был важным источником информации о внешнем мире. Очевидно, именно этим можно объяснить тот факт, что у народов Дагестана обычай гостеприимства практически возведен в ранг культа. Как отмечает исследователь кавказского быта Ф. Ф. Торнау, в глазах горцев нет такой услуги, которая могла унизить хозяина перед гостем, каким бы ни было социальное расстояние между ними [20]. Посланником Бога называют гостя и украинцы. В произведениях украинского фольклора часто встречаются сюжеты о том, что Иисус Христос путешествует по земле в обличии нищего и просит хлеба. Именно поэтому незнакомых прохожих в Украине воспринимали настороженно, спрашивая: «Кто ты - чужак или гость?». Гостем украинцы нередко называли и покойника. «Собраться в гости» - означало умереть, поскольку считалось, что смерть - это не конец существования человека, а лишь переход в мир иной. Отсюда и обряды приглашения умерших родственников на торжественный ужин, хождения к ним в гости на могилу [6].

Правила поведения в ситуации приема гостя закреплены в обеих культурах религиозными нормами, что отражено в Библии и Коране. В христианстве гостеприимство - одна из наиболее почитаемых добродетелей, представляющая собой сочетание добродушия, благородства и уважения к людям. В Библии написано: «Стран-нолюбия не забывайте; ибо чрез него некоторые, не зная, оказали гостеприимство Ангелам» [4, К Евреям, 13:2]. О необходимости гостеприимного отношения к людям сказано и в Коране [12, сура 51, аяты 24-27, с. 567]. Мусульмане, оказывая радушный прием человеку, считают это «даром», который служит формой выражения благодарности гостю за то, что он дал принимающему возможность совершить праведное дело, подтвердить свою веру и сделать то, что угодно Аллаху. Правоверный мусульманин всегда помнит слова Посланника Аллаха: «Пусть тот, кто верует в Аллаха и в Последний день, оказывает почет своему гостю» [2, с. 336].

Как у лезгин, так и украинцев ритуал гостеприимства имеет глубокие исторические корни. В далеком прошлом он представлял собой устойчивую последовательность действий и высказываний, имеющих священный смысл для всех его участников. Особая роль при этом отводилась слову, которое не только выполняло магические функции, но и выступало средством хранения и передачи стандартов гостеприимного поведения, избавляя человека от необходимости конструировать каждый раз новые модели общения. Со временем

ритуал гостеприимства в обеих культурах утратил мифологическую основу, существенно упростился, приобрел специфичные этнокультурные черты, однако многие его ключевые элементы (в том числе и вербальные) сохранились до настоящего времени.

В украинской и лезгинской культурах ритуал гостеприимства имеет схожую структуру. Он состоит из нескольких этапов, каждый из которых реализуется с помощью специальных словесных знаков. Опорными вербальными компонентами данной ситуации общения в обоих языках являются этикетные формулы приветствия, приглашения, благодарности, прощания, пожелания.

Прием гостя в обеих культурах начинается с приветствия. При этом каждый из участников ритуала использует свой набор этикетных высказываний. Согласно украинским обычаям, хозяин приветствует гостя традиционными фразами: Доброго дня!; Доброго здоров'я [здоров'ячка] [18, т. 2, с. 321]!; Втаемо, вгтаемо! Гостг до нас [5, т. 1, с. 273]!; Загостть, коли ласка ваша [Там же, с. 620]!, которые предназначены для каждодневного использования. Прием гостя в праздничные дни имеет свой стиль общения, специфичные устойчивые выражения, многие из которых - ритмически организованы, как, например, при обращении хозяина к сватам: Чи вас сюди хвилею прибило, чи духом тихим [втром прикотило] [8, с. 192-193]! Рифмованная форма не является случайной, а свидетельствует о том, что данные этикетные формулы имеют древние корни. В первобытном обществе считалось, что «ритмический текст легче запоминается и лучше доходит до слуха богов <...>, поэтому способен оказать более сильное на них влияние» [15, с. 120]. В украинском языке сохранились и другие архаичные высказывания. Так, на Полесье, встречая гостя, украинцы произносят фразу Щоб прих1д твт був добрим [17, с. 363]!, которая в далеком прошлом выполняла функцию магического заклятия против недобрых замыслов.

Гость, приветствуя хозяина, должен продемонстрировать, что его намерения являются искренними, поэтому предпочтение в данной ситуации отдается приветствиям-пожеланиям: Добривечгр [добридень] вам у хату!; Здрастуйте вам у хату!; Просимо до хати [18, т. 11, с. 29]!; Щастя, здоров'я Вам у хатг [5, т. 1, с. 457]! и др. Согласно древнему славянскому обычаю, застав хозяев за обедом, гость приветствовал их словамиХлгб-аль!, на что хозяева отвечали: [Милостг, ласкаво] Просимо!: «Хлгб-аль! - мовив [старшина], глянувши, що сшдають. Просимо, - озвалась кр1зь сльози 1ваниха» [18, т. 11, с. 82]. Фразу Хлгб-сшь! нередко использует и сам хозяин в качестве приветствия гостя либо приглашения его к столу. Активность данного высказывания в речевом общении украинцев не случайна. Хлеб и соль - древние сакральные атрибуты славянского гостеприимства, символы щедрости, богатства и жизни. Украинцы были уверены, что отведав хлеба с солью, гость обретет божье благословение и никогда не обидит хозяина. В современном украинском языке высказывание Хлгб-сшь! утратило магическое содержание, выступая в роли стандартного приветствия, приглашения либо доброго пожелания.

В речи жителей сельской местности широко распространены просторечные высказывания: Здоровенькг були! - роздався край порога молодий жшочий голос [14], а также приветствия религиозного содержания: Дай, Боже, щасливу годину [5, т. 1, с. 525]!; Дай, Боже [день добрий, щастя, здоров'я] [18, т. 1, с. 207]!; Помагай, Боже [Там же, т. 7, с. 110]! и др. Следует отметить, что данные этикетные фразы могут использоваться и в других коммуникативных условиях, не связанных с ситуацией приема гостей (например, в качестве будничных или трудовых приветствий). В украинском языке функционируют и праздничные религиозные высказывания, например: «Христос воскрес! З святками будьте здоровИ - сказала Параска, пересту-паючи через Кайдаш1в пор1г» [14] - традиционная форма приветствия во время пасхальных праздников. Приветствие гостя в украинской культуре сопровождается различными невербальными знаками: рукопожатиями, поклонами, объятьями, поцелуями и др., выбор которых зависит от социальных характеристик коммуникантов, степени их знакомства и ситуации общения.

По мнению лезгин, приветствие гостя требует особенной тщательности в подборе языковых средств. Поэтому неудивительно, что именно в этих коммуникативных условиях горцы проявляют склонность к красноречию, используя самые поэтические и доброжелательные этикетные формулы, которые, с одной стороны, способствуют созданию теплой и непринужденной атмосферы, с другой - наполняют данную ситуацию общения особым эстетическим смыслом. Подтверждением данного факта является широко распространенное в лезгинском языке радостное восклицание по поводу неожиданного приезда долгожданного гостя: Вун атуй [атурай], рагь атуй [атурай]! / 'Добро пожаловать!' (букв. 'Ты пришел - солнце взошло!') [19, с. 179]. Дорогому гостю адресуют также высказывания: Вун гьинай, и чкаяр гьинай?! / букв. 'Ты откуда, эти места откуда?' [7, с. 165]; Ви атун хийирлуди хьуй! / 'Пусть к добру будет Ваш приезд!'[22]; Ви к1вачихъ галаз бахтни атурай, берекат-ни галаз мадни хъша! / 'Пусть к счастью будет Ваш приход, с добром увидеть Вас снова!' [7, с. 103] и др. Гость, в свою очередь, обязан проявить ответную доброжелательность. При этом, как правило, используются фразы с семантикой «здоровье»: Хийирар хьуй! / 'Здравствуйте' [19, с. 232]; Вун сагъламдиз акунал шад я! / 'Рад застать в здравии!' [22]; Куьнни сагъвилелди яшамиш хьурай! / 'Дай Вам Аллах жить в здравии!' [7, с. 52] и др. Формулы приветствия у лезгин сопровождаются рукопожатием. Желая оказать внимание молодому гостю, старший по возрасту хозяин дома при встрече подает руку первым, гость же в ответ должен пожать протянутую руку двумя руками. Если среди гостей есть женщины, то мужчины приветствуют их словесно и передают под покровительство хозяйки дома. В дагестанской культуре сакральностью гостя обусловлена традиция не спрашивать незнакомого путника о том, как его зовут, кто он и куда направляется, какова цель его приезда. Через определенное время он сам мог рассказать об этом, но мог так и уехать, не назвавшись.

После приветствия собеседники обмениваются стандартными вопросами, которые выполняют функцию поддержания контакта. В украинском языке на традиционный вопрос хозяина: Як ся маете? гости, как правило, отвечают: Гаразд. Богу дякувати [5, т. 3, с. 16]! В украинском языке сохранились и более архаичные

формы, распространенные в диалектах: Маемо с з ласки Божег i з вашого старання; Хвалити Господа, вы-смо здоровi [Там же, т. 2, с. 235]. С вопросами к гостю обращаются и лезгины: Ваз хвашкалди, сафагелди, Ви кефияр, къаридин кефияр, аялрин кефияр гьик! ава? / 'Добро пожаловать, как ты поживаешь, как здоровье жены, детей?' [7, с. 376]; Кефияр гьик!я [ава]? / 'Как себя чувствуете?' [Там же]; Сагъламвал гьик!я? / 'Как здоровье?' [Там же, с. 717]; Куьн гьик! агакьна? / 'Как вы доехали?'; Вуч ц!ийивал ава? // Вуч хабарар ава? / 'Что нового?' [Там же, с. 886] и др.

Приветствие сменяется приглашением войти в дом. Этот этап является не менее ответственным для хозяина. Согласно древним представлениям украинцев и лезгин, тот, кто посетил дом, долгое время считается своим и приобщается к сакральной сфере жизни хозяина и его предкам - домашним духам. В украинском языке в качестве приглашений используются традиционные фразы: Ласкаво [уклтно, милостi, поюрно]просимо!; Милостi просимо в господу [18, т. 8, с. 283]!; Дуже радi, що завiтали [14]! и др. Гости, как правило, благодарят за приглашение пожеланиями: Поздоров Боже, того, ми в кого [21, № 12058, с. 529]; Най все добре гостить у вашiм домi [5, т. 3, с. 440]!

В лезгинском языке традиционными приглашениями являются: Квез хвашгелди, азиз мугьманар! / 'Добро пожаловать, дорогие гости!'[7, с. 786]; Швачикракь вегьена к!анда! / 'Милости просим!' (букв. 'Надо бросить под ноги железо' - адресуется знакомому гостю, с которым долго не виделись) [19, с. 180]; Сафагелди! / 'Добро пожаловать!' (сафа / 'удовольствие') [Там же, с. 191]; Ваз хвашкалди, за вун фадлай гуьзлемишзавай! / 'Добро пожаловать, давненько мы вас ждали!'[7, с. 902]; Ша, буюр, играми мугьманар! / 'Проходите, пожалуйста, дорогие гости!' [Там же, с. 1002] и др.

Согласно украинским обычаям, пригласив гостя в дом, нужно было обязательно его посадить, иначе «старостам не сидти в цт хатЬ> / т.е. 'не быть в этом доме свадьбе': адайте, свахо, щоб старости адали, - просила хазяйка [14]. Самым почетным местом для гостя в украинской хате считалось покуття (покуть) - «угол, размещенный по диагонали от печи, и место возле него» [18, т. 7, с. 57]: адайте-бо, свахо, коли ваша ласка, на nокутi [14]! Добрыми приметами, предвещающими благополучие и счастье всей семье, считались ритуальные формулы: Щоб рог адали [роглись]!; Щоб усе добре адало!; Аби квочки добре адали [8, с. 192]! Многие украинские этикетные высказывания в ситуации «приглашение гостя» имеют религиозную окраску: Сади, Боже, все добре [21, № 11863, с. 520]; адайте в ряд, щоб Бог був рад [Там же, № 11864, с. 520]! Ответ гостя - Дякую, най усе добре адае [5, т. 3, с. 132]!

Согласно лезгинским традициям, зашедшего в дом гостя усаживали на самое почетное место. При этом обязательно учитывались возрастные особенности. Если гость был моложе хозяина, то ему отводили место по левую руку от хозяина дома, который занимал почетное место. Пока готовилась еда, хозяин и его гости вели непринужденную беседу, во время которой неукоснительно придерживались речевого этикета, запрещавшего хозяину спрашивать о цели визита гостя и времени его пребывания, а гостю - интересоваться женой, детьми хозяина и всем, что с ними связано. Следует отметить, что в современном общении лезгин такая стратегия поведения выдерживается исключительно по отношению к незнакомому гостю. Общение с хорошо знакомыми людьми либо родственниками предполагает повышенный интерес к делам собеседника, как со стороны гостя, так и со стороны хозяина. При этом вся процедура приема гостя существенно упрощается: Мегьамед, ваз сабагь хийир! - Абатхийир, Гьажи. Ша, ацукьа кван / 'Магомед, здравствуй! -Здравствуй, Гаджи. Заходи, садись' [7, с. 3].

Следующий этап ритуала гостеприимства начинается с приема гостя за столом. Угощение всегда считалось основой украинского гостеприимства. Совместная трапеза являлась основой формирования доброжелательности, теплого отношения к гостю, что, по народным убеждениям, было праведным, угодным Богу делом - «Как Бог велел». Соответственно, не пригласить человека к столу считалось великим грехом. Традиционными приглашениями к столу в украинском языке являются выражения: Просимо хлiба-солi одвiда-ти [18, т. 11, с. 82]!; Просимо [запрошуемо] до столу [до обiду, до вечерЦ [Там же, т. 9, с. 712]!; Чим Бог послав!; Чим хата багата!; Чим багатi, тим i радi [8, с. 192]!; Чим хата багата, тим i рада!; Чим хата мае, тим гостя приймае [5, т. 3, с. 57]!, которые предполагают ответ: 1жте [обiдайте, вечеряйте] здоровi [6]! В украинской речевой культуре сохранились и архаичные формы, которыми до сих пор активно пользуются жители сельской местности: Бог благословить, а хазягн велить - кормться, Господа! Прошу поюрно, чим багатий, тим i радий, - звиняйте [13, с. 195]! Совместная трапеза обязательно сопровождалась разнообразными пожеланиями, советами, присказками: «Хазяш подняв чарку вгору 1 почав приказувать: "Даруй же, боже, нам щастя й здоров'я, а помершим пошли, господи, царство небесне"» [14]. Во время больших христианских праздников за столом традиционно произносились фразы: Спасибi богу милосердному! Дай боже i на той год дiждати [10]!, которые имели священный характер. Гости благодарили хозяина за угощение словами: Спасибi за хлiб, за сшь, за кашу i милiсть вашу [21, № 1078, с. 530]!; Гостимо ся з ласки Божог i з Вашого старання [5, т. 1, с. 620], которые, согласно древним представлениям, адресовались не только хозяевам, но и духам их предков, а через них - самому Богу. В ответ на благодарность гостя необходимо было ответить: Ш за що! Богу дякуйте! Спасибi й вам за ласку [21, № 10282, с. 531]!

В лезгинском языке традиционным приглашением к столу является фраза: Буюр, ша, мугьманар. Шеъ, хъухъ / 'Пожалуйста, заходите, гости. Ешьте, пейте' [7, с. 1002]. Согласно исламскому шариату нельзя приступать к еде, не почтив Всевышнего. Выполнение данного предписания в лезгинском языке обеспечивает слово Бисмиллагь! / 'Во имя Бога!', 'С Богом!' [19, с. 29], которое считается священным для всех участников застолья. Лезгины всегда ценили и ценят умение гостя вести беседу за столом, поэтому трапеза обязательно сопровождается пожеланиями или советами гостя (если он старше хозяина по возрасту): Куь стол гьамиша ачухди хьурай! / 'Пусть Ваш стол для всех всегда будет открытым!; Куь к!вализ берекат, девлет атурай! /

'Пусть в Ваш дом придет достаток и богатство!' [7, с. 262]; Къазанмишзавай ксариз сагъвал гурай! / 'Кто работает и зарабатывает, тому Аллах даст здоровье и силы!' [22]; Куь столдал вири няметар хьурай! / 'Пусть Ваш стол от разных яств ломится!' [7, с. 623]. Во время еды ни хозяин, ни хозяйка не прерывали трапезу (не поднимались из-за стола), пока не насытится гость. Заканчивалось застолье словами благодарности гостя: Баркалла! / 'Спасибо!'; Берекат(ар) бул хьуй! / 'Пусть еще больше будет у вас достатка' [Там же, с. 114]; Ви к1валер-къар къени хьуй! / 'Спасибо за угощение!' (букв. 'Пусть процветает твой дом!') [Там же, с. 497] и др.

Заключительный этап ритуала гостеприимства - прощание. Согласно лезгинским обычаям, при расставании хозяин адресует гостю пожелания: Ваз хъсан сефер хьурай! / 'Желаю тебе хорошого пути!' [19, с. 194]; Хъсан сят хьурай!; Саламат хьуй! / 'В добрый час! Всего доброго! Счастливого пути!' [Там же, с. 190]; Аманат хьуй!; Хийир сят хьуй! / 'К добру чтобы!', 'Всего хорошего!', 'В добрый час!' [Там же, с. 232]; Вун Аллагьдал аманат хьуй! / 'В добрый час, с помощью Аллаха!' [7, с. 52]; Хъсан, саламат рехъ хьурай! / 'Счастливой дороги!' [19, с. 190]; Куьн сагъ-саламатдиз к!вализ агакьрай! / 'Счастья и благополучия Вам в дороге!; Ваз физвай яргъал рехъ кьезил, регьятди хьурай! / 'Пусть твой далекий путь будет легким и удачным!'; Вун сагъ-саламатдиз элкъвена хтурай! / 'Чтобы ты благополучно вернулся!' [7, с. 716]; Квез хъсан рехъ хьурай, куь физвай рехъ куьруь, уьмуьр куь яргъи хьурай! / 'Пусть будет доброй Ваша дорога, пусть короткой будет Ваша дорога и долгой будет Ваша жизнь!' [22]; Квез Аллагьди хъсанвилер гурай! / 'Пусть вернет благополучно Вас Аллах в Ваш дом!'; Куьнни Аллагьди хъсанвилихъ тухурай! / 'Пусть приведет Аллах Вас к лучшему!' [7, с. 929]. Гость в ответ должен произнести: Баркалла! Квез Аллагьди сагъвилер, хъсанвилер гурай! / 'Спасибо! Быть Вам во здравии и благополучии!' [22] и др. Обмениваясь взаимными прощаниями, гость и хозяин пожимали друг другу руки. Хозяин приглашал гостя еще раз посетить его дом: Чи патав мад хъша! / 'Приходите (приезжайте) к нам еще!'; Чун акван хъийида // Гьелелиг! / 'Мы еще увидимся!' [7, с. 239]; Чунрик!елай алудмир! / 'Не забывайте нас!' [Там же, с. 696], а гость, в свою очередь, просил хозяина об ответном визите: Вун чи гьанал ша, башуста! / 'Приезжайте к нам в гости, пожалуйста!' [22]. В Дагестане хозяин сопровождал гостя до границы аула. При этом он шел впереди, тем самым демонстрируя, что гость находиться под его защитой.

Украинцы провожали гостя фразами: Щасливо'1 дороги!; Бувай щасливий [щаслива] [18, т. 11, с. 571]!; Щасливо [залишатися] [Там же, с. 572]!; Дай боже час добрий!; У добрий час!; Всього доброго [Там же, т. 2, с. 321]!; Бувай [будь, бувайте, будьте, iди, зоставайся, ходи й т. т.] здоров [здоровий, здорова, здоровi] [Там же, т. 3, с. 546]!; !ди [iдть] здоров [здоровi, з богом, в мирi] [Там же, т. 4, с. 53]!, на что отвечали: Прощайте!; Оставайтеся здоровИ нередко в сочетании с формулами благодарности: «Прощайте, зоставайтесь здоровИ Спасибi вам за хлiб, за сть та за вашу ласкавiсть! - прощалась Кайдашиха, гукаючи за ворггьми» [14]. Архаичный характер имеет фраза Оставайтеся в гараздi [5, т. 1, с. 459]! Обязательным было обращение гостя к хозяину с приглашением посетить и их дом: Приходьте вже й ви до нас [6]! Прощаясь с гостем, хозяин провожал его во двор, а то и за ворота.

Таким образом, гостеприимство в обеих культурах представляет собой сложный, детализированный ритуал, который формировался в течение многих веков под влиянием географических, социально-исторических и других факторов. В традициях гостеприимства украинцев и лезгин прослеживается множество параллелей: мифологическая основа, сакральное отношение к гостю, схожая структура ритуала, общая целеустано-вочная мотивация этикетных формул. Однако место гостеприимства в системе моральных ценностей этносов и особенности его речевой реализации в коммуникативной практике украинцев и лезгин национально специфичны, что обусловлено разным восприятием окружающего мира, наличием индивидуального образа мышления, специфических традиций и обычаев, религиозных установок.

Список литературы

1. Агапкина Т. А., Невская Л. Г. Гость // Славянские древности: Этнолингвистический словарь: в 5-ти т. / под общей ред. Н. И. Толстого. М.: Международные отношения, 1995. Т. 1. С. 531-533.

2. Аль-Бухари М. Мухтасар «Сахих» (сборник хадисов) / пер. с араб. В. А. Нирша. М.: Умма, 2003. 867 с.

3. Байбурин А. К., Топорков А. Л. У истоков этикета: Этнографические очерки. Л.: Наука, 1990. 166 с.

4. Библия [Электронный ресурс]. URL: https://www.bibleonline.ru (дата обращения: 28.10.2015).

5. Галицько-русью народш приповвдки: у 3 т. / зiбрав, упорядкував i пояснив др. 1ван Франко. Л^в: ВЦ ЛНУ iм. 1вана Франка, 2006. Т. 1. 818 с.; Т. 2. 813 с.; Т. 3. 699 с.

6. Гостиншстъ, вггання й шанування [Электронный ресурс] // Украшська етнолопя. Курс лекптй. URL: http://etnography.ga/ book2/lecture19.html (дата обращения: 11.05.2015).

7. Гюльмагомедов А. Г. Словарь лезгинского языка. Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2003. 1083 с.

8. Жайворонок В. В. Знаки украшсько! етнокультури: словник-довiдник. Киев: Джра, 2006. 703 с.

9. Гларшн, митрополит. Дохристиянсью вiрування украшського народу: ют.-релгг. монографiя. Киев: АТ «Обереги», 1992. 424 с.

10. Квггка-Основ'яненко Г. Маруся [Электронный ресурс]. URL: http://www.ukrclassic.com.ua/katalog/k/kvitka-osnov-yanenko-grigorii/255-grigorii-kvitka-osnov-yanenko-mamsya (дата обращения: 11.10.2015).

11. Ковалевский М. М. Закон и обычай на Кавказе: в 2-х т. М.: Тип. А. И. Мамонтова и Ко, 1890. Т. 1. 303 с.; 1890. Т. 2. 319 с.

12. Коран / смысловой перевод и комментарии Э. Р. Кулиева. М.: Умма, 2003. 680 с.

13. Милорадович В. П. Житье-бытье лубенского крестьянина // Украшщ: народт вiрування, тжр'я, демонолопя. Киев: Либвдь, 1991. С. 170-341.

14. Нечуй-Левицький I. Кайдашева ам'я [Электронный ресурс]. URL: http://wwwukrdassic.com.ua/katalog/n/nechuj-levitskij-ivan/413-ivan-nechuj-levitskij -kaj dasheva-sim-ya (дата обращения: 11.10.2015).

15. Ницше Ф. О происхождении поэзии // Ницше Ф. Веселая наука. СПб.: Азбука-классика, 2015. С. 120-122.

16. Российский гуманитарный энциклопедический словарь: в 3-х т. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС; Филол. фак. С.-Петерб. гос. ун-та, 2002. Т. 1. А-Ж. 688 с.

17. Савчук Б. Украшська етнологш. 1вано-Франювськ: Лшея, 2004. 559 с.

18. Словник укра'шсько!" мови: в 11 -ти т. / АН УРСР. 1нститут мовознавства; за ред. I. К. Бшодща. Киев: Наукова думка, 1970. Т. 1. 799 с.; 1971. Т. 2. 550 с.; 1972. Т. 3. 744 с.; 1973. Т. 4. 840 с.; 1976. Т. 7. 723 с.; 1977. Т. 8. 927 с.; 1978. Т. 9. 916 с.; 1980. Т. 11. 700 с.

19. Талибов Б. Б., Гаджиев М. М. Лезгинско-русский словарь / под ред. Р. И. Гайдарова. М.: Советская энциклопедия, 1966. 281 с.

20. Торнау Ф. Ф. Воспоминания кавказского офицера. М.: АИРО-XXI, 2008. 456 с.

21. Укра'шсью приказки, присл1в'я i таке шше: уклав М. Номис / Упоряд., примгг. та вступна ст. М. М. Пазяка. Киев: Либщь, 1993. 768 с.

22. Фатахов А. Избранное [Электронный ресурс]. URL: http://lezgikim.narod.ru/Pages/Biblioteka_Lezgi_Litra.html (дата обращения: 04.05.2015).

THE PECULIARITIES OF SPEECH BEHAVIOR OF THE UKRAINIANS AND THE LEZGHINS IN THE SITUATION OF "HOSPITABILITY"

Vetrova El'vira Sabirovna, Ph. D. in Philology Taurida Academy of V. I. Vemadsky Crimean Federal University vetrova- 75@ukr. net

The article examines the peculiarities of the speech behavior of the Ukrainians and the Lezghins in the situation of "hospitability". The typical speech expressions, serving various stages of this ritual, are analyzed. It is found out that the hospitability possesses a number of universal characteristics. However its speech realization in the communicative practice of the Ukrainins and the Lezghins has a national specificity, conditioned by the customs, moral principles of ethnic groups, and also ancient influence of nature-climatic and socio-historical factors.

Key words and phrases: hospitability; guest; host; etiquette formulas of greeting, invitation, farewell; the Ukranians; the Lezghins.

УДК 81'42:821.112.2

Статья посвящена комплексному анализу и интерпретации поэтического концепта «Бедность» в цикле «Часослов» Р. М. Рильке. Автор предлагает герменевтико-лингвистический метод исследования поэтического концепта с учётом процессов рассеяния и кристаллизации смысла. Основное содержание статьи посвящено интерпретации изучаемого концепта. Наряду с уровнем значения анализируется смысловой уровень концепта. Поэтические смыслы образуют отличный смысл концепта на базе общепринятого значения. Проанализированы лексическая и смысловая структуры концепта. Установлены взаимосвязи с другими концептами цикла.

Ключевые слова и фразы: поэтический концепт; поэтическое слово; рассеяние смысла; кристаллизация смысла; Рильке; «Часослов»; «бедность»; «бедные».

Воробей Инна Александровна, к. филол. н.

Сургутский государственный университет inna-sasha@rambler. ги

БЕДНЫЕ КАК НОВЫЙ ТИП ЛЮДЕЙ В «ЧАСОСЛОВЕ» Р. М. РИЛЬКЕ

В настоящее время исследованием концепта преимущественно занимаются когнитивное и лингвокульту-рологическое направления лингвоконцептологии. Имеется большое количество работ, посвященных исследованию общеязыковых концептов, предлагаются различные подходы к изучению и методы исследования концептов [2; 3; 6; 8; 12; 13].

«Когнитивистское понятие "концепта" воспринимается поэтологами как существенная новация, позволяющая проникнуть в загадки и художественного мира вообще, и поэтического в частности» [7, с. 4]. В фокусе исследований лингвистической поэтики находится поэтическое слово, которое служит средством доступа к поэтическому миру автора. Поэтическое слово не может существовать вне поэтического мира, без него оно теряет свой поэтический смысл и становится обычным словом. Поэтическое слово, вбирая в себя новые смыслы, способно преобразоваться в поэтический концепт.

Для лингвистической поэтики мы предлагаем понимать под поэтическим концептом - ментальное многомерное образование, единицу поэтического мира, отмеченную высокой образностью, предельным душевным напряжением, эмоциональным переживанием, материализующуюся при помощи языка. Решающим при исследовании поэтического концепта является понятие «смысл», то есть понимание текста или его части (например, слова или поэтического концепта в данном корпусе текстов), реализованное читателем и (предположительно) предусмотренное автором.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.