Научная статья на тему 'Особенности психологического благополучия учащихся среднего подросткового возраста'

Особенности психологического благополучия учащихся среднего подросткового возраста Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
2212
286
Поделиться
Ключевые слова
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ / ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ / КОПИНГ-СТРАТЕГИИ / УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЗНЬЮ / СОЦИАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА / ЗДОРОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ / ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ / PSYCHOLOGICAL WELL-BEING / EMOTIONAL WELL-BEING / COPING STRATEGIES / SATISFACTION WITH LIFE / SOCIAL SUPPORT / HEALTHY BEHAVIOR / ADOLESCENCE

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Колесников Вадим Николаевич, Мельник Юрий Иванович

В статье рассматриваются особенности психологического благополучия школьников среднего подросткового возраста. Опираясь на уровневую модель психологического благополучия: уровень психосоматического здоровья, уровень социальной адаптированности, уровень психического здоровья, уровень психологического здоровья, были выделены и исследованы соответствующие показатели психологического благополучия. Такими показателями психологического благополучия выступили: характер здорового поведения, степень и разнообразие социальной поддержки, доминирующие копинг-стратегии, степень тревожности и депрессии, уровень эмоционального благополучия и удовлетворенность жизнью. Полученные результаты исследования и последующий их анализ позволили сделать вывод, что психологическое здоровье является ключевым фактором психологического благополучия в среднем подростковом возрасте. Психологическое здоровье, в свою очередь, отражается через степень эмоционального благополучия и удовлетворенность различными аспектами жизни исследуемых подростков, и именно эмоциональное благополучие является дискриминирующим фактором в структуре психологического благополучия.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Колесников Вадим Николаевич, Мельник Юрий Иванович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Peculiarities psychological well-being of pupils middle adolescence

The study reported in this article examined the features of psychological well-being of schoolchildren in middle teens. Relevant indicators of psychological well-being have been studied based on the level model of psychological well-being: the level of psychosomatic health, the level of social adaptation, the level of mental health, the level of psychological health. Psychological well-being indicators considered in the study were: the pattern of healthy behavior, the extent and variety of social support, dominant coping strategies, the degree of anxiety and depression, the level of emotional well-being and life satisfaction. Findings revealed the psychological health as a key factor in the psychological well-being in the middle teens. Psychological health reflects the degree of emotional well-being and satisfaction with various aspects of life of the studied middle teens. Emotional well-being is a discriminatory factor in the structure of psychological well-being.

Текст научной работы на тему «Особенности психологического благополучия учащихся среднего подросткового возраста»

УДК 371.212.015.3 : 159.922.736.4

В. Н. Колесников, Ю. И. Мельник

Особенности психологического благополучия учащихся среднего подросткового возраста* *

В статье рассматриваются особенности психологического благополучия школьников среднего подросткового возраста. Опираясь на уровневую модель психологического благополучия: уровень психосоматического здоровья, уровень социальной адаптированности, уровень психического здоровья, уровень психологического здоровья, были выделены и исследованы соответствующие показатели психологического благополучия. Такими показателями психологического благополучия выступили: характер здорового поведения, степень и разнообразие социальной поддержки, доминирующие копинг-стратегии, степень тревожности и депрессии, уровень эмоционального благополучия и удовлетворенность жизнью. Полученные результаты исследования и последующий их анализ позволили сделать вывод, что психологическое здоровье является ключевым фактором психологического благополучия в среднем подростковом возрасте. Психологическое здоровье, в свою очередь, отражается через степень эмоционального благополучия и удовлетворенность различными аспектами жизни исследуемых подростков, и именно эмоциональное благополучие является дискриминирующим фактором в структуре психологического благополучия.

The study reported in this article examined the features of psychological wellbeing of schoolchildren in middle teens. Relevant indicators of psychological wellbeing have been studied based on the level model of psychological well-being: the level of psychosomatic health, the level of social adaptation, the level of mental health, the level of psychological health. Psychological well-being indicators considered in the study were: the pattern of healthy behavior, the extent and variety of social support, dominant coping strategies, the degree of anxiety and depression, the level of emotional well-being and life satisfaction. Findings revealed the psychological health as a key factor in the psychological well-being in the middle teens. Psychological health reflects the degree of emotional well-being and satisfaction with various aspects of life of the studied middle teens. Emotional well-being is a discriminatory factor in the structure of psychological well-being.

Ключевые слова: психологическое благополучие, эмоциональное благополучие, копинг-стратегии, удовлетворенность жизнью, социальная поддержка, здоровое поведение, подростковый возраст.

Key words: psychological well-being, emotional well-being, coping strategies, satisfaction with life, social support, healthy behavior, adolescence.

© Колесников В. Н., Мельник Ю. И., 2015

* Выполнено в рамках Федеральной целевой программы развития образования на 2011-2015 годы «Достижения во всех субъектах российской Федерации стратегических ориентиров национальной образовательной инициативы «Наша новая школа» по направлению «Распространение в субъекте Российской Федерации моделей формирования культуры здорового и безопасного образа жизни обучающихся».

21

В последние десятилетия проблема психологического благополучия все чаще становится предметом внимания как зарубежных, так и отечественных психологов (Н. Брэдберн, Э. Динер, К. Рифф, А. Ватерман, Р. Эммонс, Э. Деси, Р. Райан, Р.М. Шамионов, О.С. Савельева, Н. К. Бахарева, В.А. Ананьев, М. В. Бучацкая, А.В. Воронина, Т. О. Гордеева, Д. А. Леонтьев, Л. В. Куликов, А.Е. Созонтов, О. А. Идобаева, П. П. Фесенко, Т. Д. Шевеленкова, О.С. Ширяева и др.). Социальная значимость проблемы психологического благополучия как индикатора состояния человеческого капитала вызывают необходимость понять, какие механизмы лежат в основе психологического благополучия, каким образом они участвуют в регуляции поведения, как это отражается на отношениях с окружающими и на выборе адекватных жизненных стратегий. Однако исследований психологического благополучия и механизмов его обеспечения в подростковом и юношеском возрасте пока еще недостаточно, на это справедливо указывает О.И. Идобаева [3; 4]. Вместе с тем состояние психологического благополучия в подростковом и юношеском возрасте имеет ключевое значение для формирования личности в этом переходном возрасте, и обусловливает развитие личности в зрелом возрасте. Одной из основных составляющих современного образования является создание условий для овладения обучающимися психологическими навыками и умениями, позволяющими личности сохранять позитивное направление в своем развитии в условиях динамичности, непредсказуемости, информационной насыщенности, противоречивости современного мира.

В психологии и медицине психологическое благополучие рассматривается как существенная часть здоровья вообще и трактуется как состояние душевного комфорта. Данное состояние находит свое отражение в высокой работоспособности человека и социальной адаптированности. Основными проявлениями психологического благополучия, по мнению Н.К. Смирнова и М.В. Валюженича, являются открытость окружающему миру, способность эмоционально насыщено реагировать на него, способность к преодолению отчуждения и ощутить единение с окружающим миром, способность испытывать полную гаму чувств и эмоциональных переживаний [10].

В нашем исследовании мы опираемся на модель психологического благополучия, предложенную А.В. Ворониной [2]. Автор представляет психологическое благополучие состоящим из четырёх относительно автономных иерархических уровней:

1) психосоматическое здоровье как отражение взаимосвязи психической и соматической сферы человека;

2) социальная адаптированность как состояние уравновешенности с социальной средой;

22

3) психическое здоровье как проявление внутренней целостности и определённости, гармонии с окружающей средой, личной зрелости и согласия с самим собой;

4) психологическое здоровье как способность к нахождению смысла своего существования.

Каждый уровень - это соответствующий уровень функционального здоровья человека, которые в совокупности и образуют целостность, т. е. полноценное здоровье. Мы, в свою очередь, с каждым уровнем психологического благополучия связали соответствующие психологические показатели, которые и стали предметом эмпирического исследования психологического благополучия у школьников среднего подросткового возраста. Уровню психосоматического здоровья соответствуют показатель здорового поведения как отсутствие вредных привычек и следование здоровому образу жизни. Уровню социальной адаптированности соответствует показатели оценки качества социальной и социально-психологической поддержки, а также выраженность соответствующих копинг-стратегий; психического здоровья - показатели уровня тревожности и выраженности депрессивных состояний; психологического здоровья - показатели эмоционального благополучия и удовлетворенности жизнью.

Ключевым элементом в структуре психологического благополучия выступает именно психологическое здоровье как степень эмоционального благополучия и характер удовлетворенностью жизнью. Удовлетворенность различными аспектами жизни мы рассматриваем как результирующий фактор эмоционального благополучия и психологического благополучия в целом. В данном аспекте важным является положение Е.П. Ильина, который определяет удовлетворенность как устойчивое долгосрочное положительное эмоциональное отношение (установку) человека к чему-либо, возникающее в результате неоднократно испытанного удовлетворения в какой-то сфере жизни и деятельности [6]. В зарубежных исследованиях также показано, что именно удовлетворенность жизнью считается одним из наиболее устоявшихся индикаторов общего благополучия и позитивного функционирования [12]. В модели Э. Динера удовлетворенность значимыми сторонами жизни наряду с балансом позитивных и негативных эмоций являются основными компонентами субъективного благополучия [11]. Именно в подростковом возрасте удовлетворенность жизнью считается одним из важнейших условий позитивного развития. Исследования показывают, что подростки ощущают себя менее счастливыми, чем взрослые или дети, но не глубоко несчастными [9].

23

Цели и гипотезы исследования Целью нашего исследования стало изучить особенности психологического благополучия школьников среднего подросткового возраста г. Петрозаводска и районов Республики Карелия. Основной гипотезой исследования стало предположение о том, что психологическое здоровье как эмоциональное благополучие и удовлетворенность различными аспектами жизнедеятельности у подростков будет определяющим фактором их психологического благополучия и соответственно ведущим уровнем в структуре психологического благополучия.

Программа исследования

В нашем исследовании принимали участие школьники г. Петрозаводска и районов Республики Карелия 14-15 лет (учащиеся 78 классов). Объем выборки - 275 чел. (111 мальчиков и 164 девочки). Сбор данных проводился в учреждениях системы образования Республики Карелия.

Для сбора эмпирических данных использовались следующие методики: опросник «Здоровое поведение» [1], опросник «Депрессивные состояния» [7], шкала «Эмоциональное благополучие» [1], шкала «Социальной поддержки» [1], опросник «Индикатор копинг-стратегий» [5], «Шкала явной тревожности для подростков» [8]. По каждой методике были получены соответствующие результаты и проведен сравнительный анализ по следующим выборкам: «город-ские»/«сельские школьники», «семиклассники»/«восьмиклассники», «юноши»/«девушки». Статистическая обработка полученных данных проводилась с использованием методов корреляционного и факторного анализа, для сравнения между собой частей выборки использовались критерии х2, Манна-Уитни, Т-тест.

Результаты исследования и их интерпретация

Результаты исследования представлены на основе уровневой модели психологического благополучия: уровень психосоматического здоровья, уровень социального здоровья, уровень психического здоровья, уровень психологического здоровья.

Психосоматическое здоровье как характер и содержание здорового поведения

Здоровое поведение как показатель психосоматического здоровья мы рассматриваем на поведенческом уровне - как следование здоровым привычкам и отказ от вредных привычек. В данной части исследования мы изучали степень физической активности подростков, их отношение к табакокурению, употреблению алкоголя, характер их питания и продолжительность сна. Результаты исследования показали, что подростки в целом следуют принципам здорового образа жизни и демонстрируют здоровое поведение. Это подтверждается оценкой их самочувствия: так большинство подростков

24

оценило свое самочувствие на «4» (56,2 %) и «5» (21,2 %). Подростки достаточно часто занимаются физкультурой, подавляющая часть подростков не курит и не употребляет алкоголь. В целом соблюдают режим питания и достаточно спят.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Социальное здоровье как качество социальной поддержки и выраженность копинг-стратегий

Качество социальной поддержки мы рассматриваем через степень разнообразия и ее преобладающий вид социальной поддержки. Преобладание конструктивных копинг-стратегий служит показателем социально-психологической адаптированности человека.

Разнообразие и вид социальной поддержки. Для подросткового возраста, который характеризуется своей специфичностью и сложностью, социальная поддержка является наиболее актуальной. Важно, чтобы в круг значимой поддержки входили ближайшие родственники подростка (несмотря на традиционный подростковый «уход» из семьи) и «компенсаторные другие», которые помогают справиться с теми или иными проблемами подростковородительских отношений. Содержательный анализ характера и качества социальной поддержки показал, что подростки в целом удовлетворены своими контактами с другими людьми, как в прошлом, так и в настоящем. Причем в большей степени они удовлетворены именно настоящими контактами. Существенных различий в степени удовлетворенности своими контактами по выборке не выявлено. Подростки считают, что в их окружении есть люди, от которых они могут получить поддержку, причем в большей степени на это указывают девушки - различия значимы (р<0,001). Тревожным является тот факт, что для большинства подростков (63 %) ни школа, ни администрация, ни учителя не являются источником социальной поддержки. У половины исследуемых подростков (49,8 %) нет того близкого человека, которому они могут «поплакаться». Значимые различия по этому вопросу на уровне (р<0,001) наблюдаются по выборке девушек и юношей. Так, 80,9 % юношей отметили, что у них нет такого близкого человека, в свою очередь 70,6 % девушек ответили, что у них близкий человек есть. В целом можно говорить, что у исследуемых подростков присутствует необходимое разнообразие в социальной поддержке, где наряду с «семейным кругом» присутствуют и «компенсаторные другие» (друзья). Структура социальной поддержки по степени значимости следующая: на первом месте «поддержка значимых других», на втором месте «поддержка семьи» и на третьем - «поддержка друзей». Для девушек социальная поддержка более значима, а доминирующей в ее структуре выступает «поддержка значимых других». Место проживания и возраст не служат фактором, дискриминирующим уровень и выраженность видов социальной поддержки у исследуемых подростков.

25

Выраженность индивидуальных копинг-стратегий. Использование подростком соответствующих копинг-стратегий мы рассматриваем как один из показателей социальной адаптированности подростка. Характер преобладающих копинг-стратегий у подростков был изучен с помощью методики «Индикатор копинг-стратегий», направленной на выявление преобладающей стратегии преодоления трудностей из трех: «разрешение проблем», «поиск социальной поддержки» и «избегание». Результаты показали, что преобладающей индивидуальной копинг-стратегией для подростков является «разрешение проблем», на втором месте «поиск социальной поддержки». В целом по выборке данные стратегии имеют средний показатель выраженности. Стратегия «избегание проблем» получила низкий показатель выраженности. Таким образом, можно говорить о выраженности конструктивных способов преодоления трудностей у подростков, что свидетельствует о достаточной степени их социальной адаптированности. Эти результаты подтверждаются распределением данных по гендерной и возрастной выборкам и существенных различий здесь не выявлено.

Психическое здоровье как степень тревожности и уровень депрессии

Оценка общей тревожности у подростков. Как эмоциональное состояние тревожность у подростков может проявляться и на личностном уровне, и высокий уровень тревожности может свидетельствовать о нарушении личностно-средового взаимодействия. Для оценки общего уровня тревожности была использована методика «Шкала явной тревожности». В целом по выборке подростков наблюдается средний уровень выраженности тревожности (60 %). 36 % подростков демонстрирует высокий уровень тревожности. Заметных различий в проявлении тревожности у юношей и девушек не обнаружено - здесь наблюдается такая же тенденция, как и по общей выборке. Однако при сравнении «сырых» (т. е. не стандартизированных данных) девушки получают более высокие баллы тревожности по сравнению с юношами (p<0,001). Выше у девушек баллы и по субшкалам опросника тревожности: самооценочная тре-вожностьф<0,01), страхи и беспокойствоф<0,01) и вегетативные проявления тревоги (p<0,05). В отличие от юношей девушки имеют более высокий уровень тревожности, что в целом соответствует возрастным нормам.

Оценка выраженности депрессивных состояний. Одним из признаков хорошего психического здоровья является отсутствие устойчивых депрессивных состояний. Используемая в нашем исследовании «Шкала депрессии» позволяет выявить уровень де-

26

прессии - от её отсутствия до устойчивого выраженного состояния. У исследуемых подростков мы не обнаружили психодиагностических признаков депрессии. Различий по выраженности депрессии в выборке не наблюдается.

В целом исследуемых подростков наблюдается хорошее состояние психического здоровья, явных признаков депрессии и высокой тревожности по выборке не обнаружено.

Психологическое здоровье как уровень эмоционального благополучия и степень удовлетворенности жизнью

Уровень эмоционального благополучия. Эмоциональное благополучие является ключевым показателем состояния психологического здоровья как субъективное ощущение благополучия/неблагополучия и свидетельствует об отношении человека к себе, миру и другим. Исследование показало, что большая часть подростков относится к группе с низким уровнем эмоционального благополучия (57,1 %) и средним уровнем благополучия (35,3 %). Можно предположить, что большинство подростков недовольны собой, недовольны своим отношением с миром и другими людьми, не чувствуют себя счастливыми. Более несчастными себя чувствуют «городские» подростки, в отличие от «сельских» подростков - различия значимы (р<0,05). Возрастных и гендерных различий в эмоциональном благополучии по выборке подростков не обнаружено.

Последующее сравнение подростков с низким уровнем эмоционального благополучия с группой подростков со средним и высоким уровнем показала ряд существенных различий. Так, подростки с низким уровнем эмоционального благополучия в меньшей степени используют конструктивные копинг-стратегии «разрешение проблем» и «поиск социальной поддержки» (р<0,001). Данные подростки отличаются высоким уровнем тревожности (р<0,01), более высокой степенью межличностного напряжения (р<0,01), для них характерна более низкая самооценка (р<0,001), они подвержены страху и беспокойству (р<0,001). Данные говорят о достаточно серьезных проблемах в эмоционально-личностной сфере подростков. Об этом косвенно свидетельствует и то, что мать для данных подростков не является преобладающим источником социальной поддержки, в отличие от подростков с более высоким уровнем эмоционального благополучия. Также подростки с низким уровнем эмоционального благополучия отличаются более низкими показателями удовлетворенности жизни в целом (р<0,001), удовлетворенности своим здоровьем (р<0,001), они не удовлетворены отношениями с одноклассниками и своими оценками в школе. Можно говорить о достаточно низком общем индексе удовлетворенности у данной группы подростков. Подростки с низким уровнем эмоционального

27

благополучия имеют проблемы и с получением социальной поддержки. Данная группа демонстрирует более низкие показатели по поддержке со стороны семьи (р<0,01), друзей (р<0,001) и значимых других (р<0,001). Общий индекс социальной поддержки для них более низкий (р<0,001). Данная группа подростков отличается и более высоким уровнем выраженности депрессии (р<0,001).

Степень удовлетворенностью жизнью. Удовлетворенность жизнью в целом и отдельными ее сторонами также служит одним из показателей психологического здоровья человека. Для оценки уровня удовлетворенности была использована «Шкала удовлетворенности». Испытуемому необходимо было оценить степень своей удовлетворенности по следующим параметрам: отношения с родителями, одноклассниками, учителями, свои оценки в школе, здоровьем, тем, как проводишь свободное время, своей жизнью в целом. Были выведены средние оценки по каждому параметру, что позволило говорить о степени удовлетворённости подростков. Наше исследование показало, что испытуемые подростки удовлетворены жизнью в целом, а неудовлетворенность подростков проявляется именно в сфере школьной жизни. В первую очередь подростки не удовлетворены своими оценками в школе и отношениями с учителями. Причем все городские школьники - семиклассники и восьмиклассники - демонстрируют более высокую неудовлетворенность отношениями с учителями, а восьмиклассники при этом в большей степени не удовлетворены своими школьными оценками. В меньшей степени неудовлетворённость по общей выборке выражена по параметру отношениями с одноклассниками. Полученные результаты свидетельствуют, что именно ситуация в школе вызывает состояние неудовлетворенности у современных подростков и это может служить признаком расстройства их психологического здоровья, а в конечном итоге может влиять на эмоциональное благополучие.

В целом по выборке наблюдается невысокий уровень психологического здоровья, который обусловлен низкими показателями эмоционального благополучия подростков и невысокой удовлетворенностью значимым аспектам своей жизни - школой.

Корреляционный и факторный анализ данных

Корреляционный анализ показал, что показатель эмоционального благополучия собрал основные корреляционные связи. Так, эмоциональное благополучие оказалось наиболее тесно связанным с копинг-стратегией «Разрешение проблем (r=0,404), поддержкой значимых других (r=0,412) и друзей r=0,42), общей удовлетворенностью жизнью (r=0,33) и депрессией (r=-0,47). Внимания заслуживает также положительная связь эмоционального благополучия с уровнем поддержки матери, и отсутствие связи с показателем «поддержка семьи».

28

Как оказалось, выявленные в исследовании связи эмоционального благополучия проявляются только на группе эмоционально неблагополучных подростков: у них переживание эмоционального благополучия определяется величиной тревожности, депрессии, выраженностью копинг-стратегий и социальной поддержкой и удовлетворенностью жизнью. Напротив, у более эмоционально благополучных сверстников выраженность эмоционального благополучия никак не связана с этими характеристиками. Ни один из коэффициентов корреляции не достиг уровня статистической значимости.

Факторный анализ с использованием основных переменных исследования выявил структуру, в которую вошли пять факторов (табл. 1).

Таблица 1

Матрица компонентов (факторов) после вращения

Компоненты

1 2 3 4 5

1. Удовлетворенность проведением сво- ,762 ,095 ,076 -,061 -,039

бодного времени

2. Удовлетворенность здоровьем ,750 -,029 ,211 ,053 -,089

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Общая удовлетворённость ,709 ,099 ,238 ,273 -,042

4. Удовлетворенность отношениями с родителями ,651 ,073 -,074 ,392 -,142

5. Удовлетворенность отношениями с одноклассниками ,594 ,095 ,166 ,297 ,036

6. Копинг поиск социальной поддержки ,044 ,830 -,166 -,022 ,088

7. Общая оценка социальной поддержки ,142 ,777 ,130 ,002 -,291

8. Эмоциональное благополучие ,181 ,577 ,521 ,151 ,147

9. Копинг разрешение проблем -,048 ,536 ,342 ,294 ,143

10. Тревожность -,245 ,093 -,834 -,013 ,079

11. Депрессия -,257 -,317 -,677 -,111 ,271

12. Удовлетворенность отношениями с учителями ,208 ,206 -,047 ,752 -,038

13. Удовлетворенность оценками ,303 -,076 ,162 ,667 -,024

14. Копинг избегание проблем -,197 ,006 -,033 ,044 ,854

15. Здоровое поведение -,121 ,000 ,224 ,444 -,546

Метод извлечения факторов: Principal Component Analysis.

Метод вращения: Varimax with Kaiser Normalization.

Содержание основных переменных позволило определить и дать название пяти следующим факторам. В первый фактор (доля дисперсии -18,61 %) с наибольшими значениями вошли следующие переменные удовлетворенности: «свободное время», «здоровье», «жизнь в целом», «отношения с родителями» и «отношения с одноклассниками», что позволяет назвать этот фактор «удовлетворённость жизнью». Во второй фактор (доля дисперсии - 14,04 %) с

29

наибольшими факторными весами вошли переменные: «копинг -социальная поддержка», «общая социальная поддержка», «эмоциональное благополучие» и «копинг-разрешение проблем», что позволяет назвать этот фактор «социальная поддержка на фоне эмоционального благополучия». В третий фактор (доля дисперсии -12,04 %) с наибольшими факторными фесами вошли значения: «эмоциональное благополучие», «тревожность» и «депрессия» с отрицательными знаками. Данный фактор нами обозначен как «тревожность и депрессивность на фоне эмоционального неблагополучия». В четвертый фактор (доля дисперсии - 11,02 %) с наибольшими факторными весами вошли переменные удовлетворённости: «отношения с учителями», «школьные оценки», а также переменная «здоровое поведение», что позволило назвать это фактор - «удовлетворенность школьной жизнью на фоне здорового поведения». В пятый фактор (доля дисперсии - 8,50 %) с наибольшими факторными весами вошли переменные копинг «избегание проблем» и «здоровое поведение» с отрицательным знаком. Данный фактор обозначен нами как «избегание проблем на фоне нездорового поведения».

Обнаруженные корреляционные связи и содержание выделенных факторов, где эмоциональное благополучие и здоровое поведение присутствуют как каждый в двух разных факторах, позволяют сказать, что эмоциональное благополучие является отличительным признаком, а здоровое поведение выступает фоновым показателем общего психологического благополучия у школьников среднего подросткового возраста. Наиболее психологически благополучными являются подростки, ведущие здоровый образ жизни, и субъективно переживающие эмоциональное позитивное состояние. Причем само эмоциональное благополучие является ведущим фактором в структуре психологического благополучия и является своеобразным водоразделом между собственно благополучием и неблагополучием. Но само здоровое поведение не свидетельствует о полноценном психологическом благополучии человека как таковом. Скорее субъективное ощущение благополучия в виде удовлетворенности приватной жизнью и переживание эмоционального комфорта определяет психологическое благополучие подростков, а здоровый образ жизни является показателем заботы о своем здоровье в целом.

Полученные результаты эмпирического исследования позволяют выделить особенности переживания психологического благополучия в среднем подростковом возрасте и сформулировать ряд психолого-педагогических и социальных условий, способствующих повышению уровня психологического благополучия у подростков.

30

Выводы.

1. Следование нормам здорового поведения, степень и разнообразие социальной поддержки, выраженность копинг-стратегий, степень тревожности и депрессивности, уровень эмоционального благополучия и степень удовлетворенности жизнью в целом и отдельными сторонами могут служить показателями психологического благополучия подростков.

2. Удовлетворенность в приватной сфере - удовлетворенность своей жизнью в целом, отношениями с родителями и одноклассниками, удовлетворенность своим здоровьем и проведением своего свободного времени выступают первичными индикаторами психологического благополучия в среднем подростковом возрасте.

3. Неудовлетворенность школьной жизнью препятствует полноценному психологическому благополучию подростков.

4. Эмоциональное благополучие является дискриминирующим фактором и показателем в структуре психологического благополучия у подростков.

5. Ведущим уровнем в структуре психологического благополучия подростков является психологическое здоровье как качество удовлетворенности жизнью и ее разными аспектами и уровень эмоционального благополучия.

7. Психологическими и социальными условиями повышения психологического благополучия подростков являются развитие активных копинг-стратегий и позитивных социальных контактов, развитие дружеских связей, поддержка со стороны семьи и особенно матери.

8. Психолого-педагогическими условиями, способствующие психологическому благополучию подростков является повышение качества образовательной среды в школе через улучшения отношений в системе «учитель-ученик» и снижение травматизации учебного процесса.

10. Возрастные, гендерные и социально-демографические характеристики не являются определяющими переменными для оценки качества психологического благополучия в среднем подростковом возрасте.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Список литературы

1. Ананьев В.А. Практикум по психологии здоровья: метод. пособие по первичной специфической и неспецифической профилактике. - СПб.: Речь, 2007. - 320 с.

2. Воронина А.В. Оценка психологического благополучия школьников в системе профилактической и коррекционной работы психологической службы: ав-тореф. дис. ... канд. психолог. наук. - Томск, 2002.

31

3. Идобаева О. А. К вопросу о психолого-педагогической модели формирования психологического благополучия личности // Вестн. МГЛУ. - 2013. -Вып. 7 (667). - С. 93-101.

4. Идобаева О.А., Подольский А.И. Психологическое благополучие личности как условие и результат ее позитивного развития // Образование личности. - 2011. - № 3. - С. 24-30.

5. Ильин Е. П. Психология индивидуальных различий. - СПб.: Питер, 2004. - 701 с.

6. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. - СПб.: Питер, 2001. - 752 с.

7. Клиническая психология: учеб. / под ред. Б. Д. Карвасарского. - СПб.: Питер, 2002. - С. 951-952.

8. Прихожан А. М. Психология тревожности. - СПб.: Питер, 2007.

9. Райс Ф., Долджин К. Психология подросткового и юношеского возраста. - СПб.: Питер, 2012.

10. Смирнов Н.К., Валюженич М.В. Формирование пространства психологического благополучия как актуальная задача современной школы // Непрерывное педагогическое образование в контексте инновационных проектов общественного развития: сб. науч. ст. междунар. науч.-практ. конф. 19-21 июня 2012 г. / сост. Е.В. Василевская, А.А. Василевская; под общ. ред. Л.Н. Горбуновой. - М.: ФГАОУ ДПО АПК и ППРО, 2012.

11. Diener E. Subjective well-being // Psychological Bulletin. 1984. 95. P. 542-575.

12. Suldo S.M., Riley K.N., Shaffer E.J. Academic correlates of children and adolescents’ life satisfaction // School Psychology International. - 2006. № 27(5). Р. 567-582.

32