Научная статья на тему 'Особенности лизинговых правоотношений с позиции оценки правовой природы договора финансовой аренды'

Особенности лизинговых правоотношений с позиции оценки правовой природы договора финансовой аренды Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
913
80
Поделиться
Ключевые слова
ФИНАНСОВАЯ АРЕНДА / ДОГОВОР ЛИЗИНГА / ДОГОВОР КУПЛИ-ПРОДАЖИ / ПРАВОВАЯ ПРИРОДА / ЛИЗИНГОДАТЕЛЬ / ЛИЗИНГОПОЛУЧАТЕЛЬ / ПРОДАВЕЦ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Журавская Н.С.

В статье рассматривается правовая природа договора финансовой аренды (лизинга) с позиций определения места договора лизинга в системе гражданско-правовых обязательств, а также субъектного состава лизинговых правоотношений в целом.

Текст научной работы на тему «Особенности лизинговых правоотношений с позиции оценки правовой природы договора финансовой аренды»

УДК: 347

Журавская Н. С.

магистрант,

Тюменский государственный университет

ОСОБЕННОСТИ ЛИЗИНГОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ С ПОЗИЦИИ ОЦЕНКИ ПРАВОВОЙ ПРИРОДЫ ДОГОВОРА ФИНАНСОВОЙ АРЕНДЫ

В статье рассматривается правовая природа договора финансовой аренды (лизинга) с позиций определения места договора лизинга в системе гражданско-правовых обязательств, а также субъектного состава лизинговых правоотношений в целом.

Ключевые слова: финансовая аренда, договор лизинга, договор купли-продажи, правовая природа, лизингодатель, лизингополучатель, продавец.

Лизинг — это своеобразный вид финансовых услуг, специфическая форма приобретения основных средств юридическими лицами, а также приобретения дорогостоящих товаров физическими лицами.

Правовой термин «лизинг» происходит от английского слова «leasing» — аренда. Последняя версия законодательного акта о финансовой аренде содержит также краткую характеристику определения договора лизинга «договор, в соответствии с которым арендодатель (далее — лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (далее — лизингополучатель) имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование. Договором лизинга может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется лизингодателем». При этом необходимо отметить, что ГК РФ и Федеральный закон от 29.10.1998 № 164-ФЗ по-разному обозначают стороны договора: в ГК РФ таковыми являются арендодатель и арендатор, а в Федеральном законе от 29.10.1998 № 164-ФЗ стороны договора лизинга называются лизингодатель и лизингополучатель. Третьим участником лизинговых правоотношений в обоих нормативных правовых актах является продавец. Это различие, отражающее отношение к правовой природе лизинга, носит принципиальный характер, т.к. если в соответствии с ГК РФ договор лизинга является разновидностью аренды, то в Федеральном законе от 29.10.1998 № 164-ФЗ лизинг рассматривается как особый вид инвестиционной деятельности.

Вопрос о месте договора лизинга в системе гражданско-правовых обязательств, точнее о правовой природе лизинга широко дискуссируется в юридической научной литературе.

В законодательстве зарубежных стран существует несколько вариантов концепций рассмотрения лизинга с позиций его места в системе гражданско-правовых отношений. Так, например, в Бельгии лизинг рассматривается как особый вид аренды, а в Испании, Великобритании — как своеобразная форма долгосрочного кредитования, во Франции — как договор, который сочетает в себе элементы найма имущества и кредитных отношений, в Германии, Швейцарии — как купля-продажа в рассрочку особого типа, а в Канаде — как отдельный вид гражданско-правового договора.

В российском сообществе существуют три основные концепции, имеющие разную направленность:

1) лизинг как особый вид арендных отношений;

2) лизинг — совокупность известных традиционных правовых норм договоров (кредита, займа, купли-продажи, поручения и др.);

3) лизинг — самостоятельный тип правоотношений в силу специфики и оригинальности лизинговых сделок.

Сторонники арендной теории (М. И. Брагинский, С. А. Сычев, А. П. Белов, А. Е. Прудникова, Ю. А. Серкова и др.) также, как и ГК РФ, исходят из того, что договор лизинга представляет собой особый вид договора аренды. Данная теория господствует в российском праве, прежде всего, на уровне ГК РФ. Лизинг представляет собой немного не типичный, смешанный договор, в основе которого лежат положения об аренде, дополненные элементами купли-продажи в связи с возможностью выкупа предмета лизинга в подавляющем большинстве случаев. Данная теория представляет собой попытку поместить лизинг в более широкие рамки, предусмотренные его внутренней природой.

Учитывая тот факт, что лизинг имеет родовые признаки арендных правоотношений, лизинговая сделка все же имеет свои специфические особенности, позволяющие определить договор лизинга как отдельный вид договора аренды.

Выводы сторонников арендной теории правовой природы договора лизинга о том, что договор лизинга является специфическим видом договора аренды и не может быть признан самостоятельным договором, основаны на следующем.

Во-первых, любые доктринальные умозаключения по результатам исследования норм права должны основываться на системе фактически действующего правового регулирования, или ее учитывать. А реальность такова: в ГК РФ лизинг является отдельным видом договора аренды и регламентируется именно в этом качестве.

Признание договора лизинга в качестве самостоятельного договора влечет создание абсолютно другой системы его правовой регламентации. Таким образом, необходимо будет произвести простое автоматическое обособление в рамках ГК РФ правовых норм, регламентирующих договор лизинга, в отдельную главу. Как только будет проделана такая процедура, относительно договора лизинга перестанет действовать ст. 625 ГК РФ, соответственно и все общие положения об аренде (§ 1 гл. 34 ГК РФ), которые «в силу данной статьи подлежат субсидиарному применению только к отдельным видам договора аренды»1.

Таким образом, обособление норм о лизинге в отдельную главу в рамках ГК РФ влечет за собой присоединение к данной главе большинства правовых норм об аренде, то есть, их повторение.

Во-вторых, договор лизинга, как договор «своего рода» (sui generis), должен иметь уникальные предмет и субъектный состав. На самом деле лизинговые отношения предусматривают заключение двух договоров: непосредственно самого договора лизинга (финансовой аренды) и договора купли-продажи, который является договором в пользу третьего лица. Эти договоры порождают два различных обязательства (купли-продажи и лизинга)2.

Обязательства, предусмотренные договором лизинга и договором аренды, являются идентичными друг другу, за исключением того, что лизингодатель, прежде чем передать во владение и пользование имущество, должен сначала это имущество приобрести у продавца. Такое условие как раз и выделяет договор лизинга в отдельный вид договора аренды, но оно никак не квалифицирует договор лизинга в качестве самостоятельного типа гражданско-правовых договоров.

М. И. Брагинский правильно, по мнению автора, указывает на то, что «признание договора лизинга самостоятельным гражданско-правовым договором, а не отдельным видом договора аренды было бы неправильным ни с теоретической, ни с практической точек зрения. Это противоречило бы ГК РФ, рассматривающему договор финансовой аренды (лизинга) как отдельный вид договора аренды»3. В связи с этим даже при наличии

1 Витрянский В. В. Договор финансовой аренды (лизинга)// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (специальное приложение). — 1999. — №10. — С.95.

2 Витрянский В. В. Договор финансовой аренды (лизинга)// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (специальное приложение). — 1999. — №10. — С.95.

3 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 328.

специальной главы в ГК РФ, посвященной договору финансовой аренды (лизинга) он не может считаться договором «своего рода»).

В действительности при заключении договоров лизинга стороны руководствовались арендной теорией лизинга, включая в указанные договоры основное условие о приеме -передаче имущества во временное владение и пользование и лишь иногда в договоре упоминалось условие про переход права собственности.

До тех пор, пока число споров между сторонами лизинговых правоотношений было относительно невелико, судебная практика также основывалась на арендной теории относительно уплаченных лизинговых платежей, которые рассматривались как плата за временное владение и пользование предметом лизинга, и прав лизингополучателя на имущество при расторжении договора лизинга (Постановление Президиума ВАС РФ от

18.05.2010 № 1729/10 по делу № А41-243/094, Постановление Президиума ВАС РФ от

12.07.2011 № 17389/10 по делу № А28-732/2010-31/185).

Представители другого направления, кредитно-посреднической теории, Е. Чекмарева, Е. Кабатова, А. Иванов и др., рассматривают договор лизинга с позиций традиционных институтов гражданского права: кредитного договора, договоров купли-продажи, займа, поручения и пр.

Согласно данному направлению, лизинг по своей сути является смешанным договором, сочетающим в себе черты кредита и ведения чужого дела. Так, явно прослеживается несоответствие формы (аренда) и содержания (кредитование, осложнённое элементами ведения чужого дела). Эти противоречия как раз являются причиной всех расхождений в судебной практике. Для устранения данных противоречий необходим переход на полноценную кредитную схему лизинговой операции с одновременным внесением существенных поправок в ГК РФ.

В последнее время лизинг и кредитование устойчиво функционируют в экономической жизни общества. О признании кредитной теории лизинга в качестве основополагающей также говорит создание многими крупнейшими кредитными организациями дочерних лизинговых компаний (например, АО «Сбербанк Лизинг», АО «Газпромбанк Лизинг», АО «ВТБ Лизинг», ООО «Лизинговая компания «Юниаструм Лизинг», ООО «Лизинговая компания Уралсиб», АО «Западно-Сибирская лизинговая компания»).

Кредитная теория укрепила свои позиции после экономического кризиса 2008 года в РФ, когда явно проявилось отклонение арендной модели от реальной ситуации в стране; за счет неуравновешенности интересов сторон увеличилось количество судебных разбирательств.

Основываясь на сугубо позитивистском подходе большинство отечественных ученых, юристов, в первую очередь судей, квалифицируют лизинг как смешанное правоотношение: аренду с выкупом, сочетающую элементы аренды и купли-продажи.

Однако данная позиция привела к неоднозначной судебной практике, и принятию ряда решений, уже поставивших лизингодателей в ущемленное положение. Также накопились сложные практические вопросы, касающиеся, например, определения так называемой выкупной стоимости, применения методов амортизации, способов зачета аванса и т.д. В связи с появлением Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга»6, стало возможным снять некую неопределенность в лизинговых правоотношениях.

4 Вестник ВАС РФ. — 2010. — № 8.

5 Вестник ВАС РФ. — 2011. — № 11.

6 Вестник ВАС РФ. — 2014. — № 5.

В указанном Постановлении закреплена так называемая кредитная или кредитно-залоговая теория лизинга, отражающая реальный инвестиционный характер лизинговой деятельности. И этот подход достаточно быстро нашел соответствующее воплощение в практике. Так, расчет сальдо встречных обязательств стал стандартной практикой при рассмотрении споров, связанных с расторжением договоров лизинга, хотя иногда еще встречаются расчеты выкупной стоимости, незачтенного/неизрасходованного аванса и т.д. Таким образом, учитывая сложившуюся судебную практику ФАС округов и ВАС РФ в отношении договора лизинга, необходимо очень ответственно подходить к заключению таких договоров.

На основании вышеизложенного, а также, обобщая мнения ученых, можно сделать вывод о том, что суть кредитной теории заключается в следующем: для лизингодателя (покупателя имущества) основное значение приобретает процесс распоряжения принадлежащими ему финансовыми средствами, а для лизингополучателя (пользователя покупаемого имущества) — осуществление оплаты выбранного им имущества. Таким образом, лизинг, с точки зрения кредитной теории, представляет собой финансовую услугу лизингодателя, а исполнение договора лизинга — инвестиционную деятельность.

Существует еще одна теория взглядов на правовую природу договора лизинга, рассматривающая договор лизинга в качестве самостоятельного типа гражданско-правового договора (Е. В. Кабатова, Ю. Н. Кашеварова, Е. А. Павлодский, И. А. Решетник, Ю. С. Харитонова, Е. В. Черникова, Е. Б. Щербакова и др).

По мнению Е. Н. Чекмаревой, договор лизинга содержит в себе черты договора поручения, проката и собственно аренды, соответственно «лизинговые отношения соответствуют принципиально новому типу правоотношений, что должно получить подтверждение в признании самостоятельного значения лизингового договора»'.

Е. В. Кабатова полагает, что договор лизинга отличается от договора аренды особенным субъектным составом, содержанием договора, наличием в нем элементов договора купли-продажи и делает вывод о том, что «договор лизинга надо рассматривать как новый самостоятельный вид договора»8.

Аналогичной точки зрения придерживается Е. В. Черникова, которая соотносит договор лизинга с самостоятельным типом договорных обязательств, отличающимся от иных типов гражданско-правовых договоров, в том числе и от договора аренды.9

Наиболее активно рассматриваемую точку зрения отстаивает И. А. Решетник, которая утверждает, что договор лизинга «интегрирует разнородные по своей природе элементы, среди которых можно выделить черты отношений арендного типа, купли-продажи, договоров об оказании юридических и фактических услуг. Вместе с тем, сочетание в договоре лизинга элементов известных законодательству договорных конструкций сформировало особые качества и признаки, которые характеризуют специфическую правовую сущность этого договора»10.

По мнению автора, теория о том, что договор лизинга является отдельным типом гражданско-правовых договоров, не имеет под собой достаточных оснований, поскольку теоретические основания для выделения его в самостоятельный тип договоров отсутствуют. Любой обособленный правовой институт представляет собой систему взаимосвязанных

7 Чекмарева Е. Н. Экономические основы лизинговых сделок // Хозяйство и право. 1994. — №12. — С.28.

8 Кабатова Е. В. Лизинг: понятие, правовое регулирование, международная унификация. М.: Наука, — 1991. — С. 215.

9 Черникова Е. В. Договор финансовой аренды (лизинга) в рыночных условиях хозяйствования. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юр.наук. — Екатеринбург. — 2007. — С.18.

10 Решетник И. А. Гражданско-правовое регулирование лизинга в Российской Федерации: дис... канд. юрид. наук. — Пермь. — 1998. — С.2-21.

правовых норм, являющихся специфической частью отрасли права и регулирующих

относительно самостоятельную разновидность общественных отношений.

Все специфические особенности сложного комплекса отношений финансовой аренды,

отмеченные в гл. 34 ГК РФ, по большому счету не меняют их сути — это отношения по

поводу передачи имущества во временное, возмездное владение и пользование. Поскольку

лизинговые правоотношения выступают в качестве составных частей арендных отношений,

то самостоятельной группой общественных отношений их назвать вряд ли возможно.

Проведенное исследование позволяет автору сделать вывод о том, что лизинг (финансовая

аренда) является разновидностью аренды.

Рассматривая вопрос о правовой природе договора лизинга, необходимо также

ответить на вопрос, является ли договор лизинга двусторонней или трехсторонней

(многосторонней) сделкой. Мнения юристов-ученых по этому вопросу также разделились.

Некоторые считают, что договор лизинга является двусторонней сделкой, другие

позиционируют лизинг трехсторонним договором.

Одной из самых распространенных концепций о количестве сторон договора лизинга

является концепция признании указанного договора в качестве двусторонней сделки. Так,

И. И. Иванов такую позицию аргументирует тем, что «участники договоров не имеют ни

одного права или обязанности, которые бы принадлежали одновременно каждому из них,

что характеризует многосторонние сделки»11. Такое же мнение и у Е. А. Павлодского,

который помимо утверждения о двустороннем характере договора лизинга считает, что

«участники лизинговых отношений связаны между собой не одним, а двумя отдельными 12

договорами.»12.

По общему правилу договор лизинга является двусторонним. Его сторонами в соответствии с положениями ст. 665 ГК РФ являются лизингодатель и лизингополучатель. Однако, как указывают исследователи, реализация договора лизинга невозможна без продавца, который принимает непосредственное участие в договоре, но стороной договора

13

не является.13

Сторонники представленной теории анализируют договор купли-продажи, взаимосвязанный с договором лизинга, как договор в пользу третьего лица. Специфика лизинговых отношений как раз и заключается в том, что договор купли-продажи предмета лизинговых правоотношений, в соответствии с положениями § 6 гл. 34 ГК РФ, изначально конструируется по модели договора в пользу третьего лица. В соответствии со ст. 430 ГК РФ заключение подобного договора приводит к возникновению гражданских прав у тех лиц, которые не участвовали в заключении договора, применительно к лизинговым правоотношениям имеется в виду наделение правами покупателя по договору купли-продажи лизингополучателя, не являющегося стороной указанного договора. Тем не менее, указанный фактор не оказывает никакого влияния на образование единого обязательства по договору купли-продажи и непосредственно самому договору лизинга на основе единой трехсторонней сделки.

Другая существующая теория о количестве сторон лизинговых правоотношений основана на суждении о том, что договор лизинга представляет собой трехстороннюю сделку.

Данная концепция нашла свое обоснование в Оттавской конвенции о международном финансовом лизинге 1988 г., в которой говорится о том, что два контракта — купли-продажи и непосредственно лизинга необходимо рассматривать как единую трехстороннюю сделку,

11 Гражданское право: Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. Ч. II. М., — 1997. — С. 194.

12 Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. С. 250

13 Газман В. Создание автотранспортной лизинговой компании: экономико-правовые условия // Хозяйство и право. — 2014. — № 2. — С. 37.

что, в свою очередь позволит обеспечить реализацию прав всех участников сделки и надлежащее исполнение ими своих обязанностей.

По мнению автора, договор лизинга не может быть трехсторонней сделкой, потому что договоры купли-продажи и аренды являются самостоятельными двусторонними сделками и не могут образовывать третью сделку, даже учитывая их тесную взаимосвязь, сторонами которой являлись бы субъекты указанных договоров.

В юридической литературе можно встретить и некую промежуточную точку зрения по рассматриваемому вопросу, которая заключается в том, что непосредственно сам договор лизинга носит двусторонний характер, а лизинг как система отношений между сторонами является трехсторонней сделкой. Данной точки зрения придерживаются Т. А. Коннова14, Е. В. Кабатова15, с ними солидарен и автор настоящего исследования. Лизинговые отношения представляют собой не единую трехстороннюю сделку, и не двусторонний договор, а уникальную конструкцию договорных связей, состоящую из двух договоров: договора купли-продажи лизингового имущества, заключаемого между продавцом, изготовителем имущества, и лизингодателем, а также собственно договора лизинга, заключаемого между лизингодателем (как собственником лизингового имущества) и лизингополучателем.

Характеризуя субъектный состав правоотношений финансовой аренды (лизинга), особого внимания заслуживают фигуры лизингодателя и продавца.

Лизингодатель обладает важным статусом, так как именно лизингодателем совершается определенная череда активных действий по приобретению в собственность имущества и последующему предоставлению его во временное возмездное владение и пользование лизингополучателю. В то время как лизингополучатель является более пассивной стороной в процессе исполнения договора лизинга, несмотря на некоторую активность на этапе подписания договора, связанную, в первую очередь, с побуждением к его заключению, а также с реализацией выбора предмета лизинга и продавца.

Продавец, являясь субъектом правоотношений договора финансовой аренды, имеет ряд своеобразных прав и обязанностей, установленных только лишь специальными нормами о лизинге. На него возложено исполнение обязанностей по передаче лизингового имущества лизингополучателю (п. 1 ст. 668 ГК РФ). В свою очередь лизингополучатель наделен правом требования не к продавцу, а к лизингодателю. В этом проявляется особенность структуры ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, вытекающего из договора лизинга. Указанная специфика лизинговых правоотношений объясняется с позиций оценки договора купли-продажи лизингового имущества как договора в пользу третьего лица.

Таким образом, можно подвести итог, определив, что договор финансовой аренды (лизинга) — отдельный вид договора аренды, обладающий квалифицирующими признаками, и представляющий собой совокупность двух самостоятельных договоров — договора лизинга и договора купли-продажи в пользу третьего лица.

Литература

1. Оттавская конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г. // Бюллетень международных договоров. — 1999. — № 9.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ // СЗ РФ. — 2001. — № 49. — С. 4552.

3. О финансовой аренде (лизинге) от 29.10.1998 № 164-ФЗ // СЗ РФ. — 1998. — № 44. — Ст. 5394.

14 Коннова Т. А. Договор финансовой аренды (лизинга) // Законодательство. — 1998. — № 9. — С. 17.

15 Кабатова Е. В. Лизинг: Правовое регулирование, практика. М., — 1998. — С. 31.

4. Постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 № 1729/10 по делу № А41-

243/09.

5. Постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 № 17389/10 по делу № А28-732/2010-31/18.

6. Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга».

7. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 328.

8. Витрянский В. В. Договор финансовой аренды (лизинга)// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (специальное приложение). — 1999. — №10. — С.95.

9. Газман В. Создание автотранспортной лизинговой компании: экономико-правовые условия // Хозяйство и право. — 2014. — № 2. — С. 37.

10. Гражданское право: Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. Ч. II. М.,

— 1997. — С. 194.

11. Егоров А. В. Лизинг: аренда или финансирование? // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. № 3/2012. С. 36-60

12. Кабатова Е. В. Лизинг: понятие, правовое регулирование, международная унификация. М.: Наука, — 1991. — С. 215.

13. Кабатова Е. В. Лизинг: Правовое регулирование, практика. М., — 1998. — С. 31.

14. Коннова Т. А. Договор финансовой аренды (лизинга) // Законодательство. — 1998.

— № 9. — С. 17.

15. Решетник И. А. Гражданско-правовое регулирование лизинга в Российской Федерации: дис... канд. юрид. наук. — Пермь. — 1998. — С.2-21.

16. Чекмарева Е. Н. Экономические основы лизинговых сделок // Хозяйство и право. 1994. — №12. — С.28.

17. Черникова Е. В. Договор финансовой аренды (лизинга) в рыночных условиях хозяйствования. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юр.наук.

— Екатеринбург. — 2007. — С.18.