Научная статья на тему 'Особенности квалификации преступлений террористического характера по уголовному Уложению 1903 года'

Особенности квалификации преступлений террористического характера по уголовному Уложению 1903 года Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
16
1
Поделиться
Ключевые слова
ТЕРРОРИЗМ / ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ / УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Гугасари Елена Сергеевна

в статье исследуются составы преступлений террористического характера по уголовному законодательству Российской империи начала XX в. Уголовному уложению 1903 г.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Гугасари Елена Сергеевна,

PARTICULAR FEATURES OF DETERMINATION OF TERRORIST CRIMES ACCORDING TO THE CRIMINAL CODE OF 1903

in the article the author studies components of terrorist crimes according to the criminal legislation of the Russian empire of the beginning of the XX century the Criminal Code of 1903.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Особенности квалификации преступлений террористического характера по уголовному Уложению 1903 года»

E.S. GUGASARI*

PARTICULAR FEATURES OF DETERMINATION OF TERRORIST CRIMES ACCORDING TO THE CRIMINAL CODE OF 1903

УДК 343.3 ББК 67.408.131 Г93

Аннотация: в статье исследуются составы преступлений террористического характера по уголовному законодательствуРоссийской империи начала XX в. - Уголовномууложению1903 г.

Ключевые слова: терроризм, государственныепре-ступления Российская империя, уголовное право.

ЕЛЕНА

СЕРГЕЕВНА

ГУГАСАРИ

ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА ПО УГОЛОВНОМУ УЛОЖЕНИЮ 1903 ГОДА

* Кандидат юридических наук, докторант кафедры теории государстваи права (Санкт-Петербургскийуниверситет МВ Д России) E-mail: gvgasari@vandex.ru.

Annotation: in the article the author studies components of terrorist crimes according to the criminal legislation of the Russian empire of the beginning of the XX century - the Criminal Code of 1903.

Key words: terrorism, crimes against the state, the Russian empire, penal law.

К концу XIX в. юридическая жизнь многомиллионного населения Российской империи существенно изменилась, как и средства и приемы посягательств на государство и его строй, а отчасти и само направление преступной деятельности. В связи с этим «постановления Уложения 1845 г. оказались не соответствующими новым преступным формам скопищ и сообществ, недостаточными для борьбы с социально-революционною пропагандою»1. Для восполнения этих пробелов и составления проекта нового уголовного уложения 30 апреля 1881 г. был учрежден Особый комитет «из лиц, близко знакомых с теориею уголовного права и судебною практикою»2. На первом заседании 2 мая 1881 г. Комитет образовал из своего состава редакционную комиссию, которой и было поручено составить проект нового уложения.

Председателемкомиссии был назначен член ГосударственногоСовета сенатор Э.В. Фриш. В состав Комиссии вошли: товарищ Государственного секретаря доктор уголовного права Н.А. Неклюдов; сенатор уголовного кассационного департамента доктор уголовного права Н.С. Таганцев; бывший старший чиновник кодификационного отдела при Государственном Совете Е.Н. Розин; исполняющий обязанности товарища обер-прокурора уголовного кассационного департамента Сената доктор уголовного права И.Я. Фойницкий; исполняющий обязанности товарища обер-прокурора уголовного кассационного департамента Сената В.К. Случев-ский; старший чиновник Собственной Его Императорского Величества Канцелярии барон Э.Ю. Нольде. Кроме того, консультационную помощь при подготовкепроекта уголовного уложения оказывали: по вопросам международно-

Исторический аспект

Исторический аспект

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

го права - непременный член совета Министерства иностранных дел профессор Ф.Ф. Мартенс; по вопросу о вменяемости преступных деяний -академик И.П. Мержеевский, профессор И.М. Сорокин, доктор А. О. Чечотта; относительно определения видов телесных повреждений - Общество русских врачей.

Принятое 22 марта 1903 г. Уголовное уложение3 было призвано привести в соответствие достижения уголовной науки и потребности Российского государства. Составы преступлений террористического характера были определены в третьей и пятой главах Уложения «О бунте против Верховной Власти и о преступных деяниях против священной особы императора и членов императорского дома» и «О смуте», введенных в действие в июне 1904 г.4

Как и предыдущее, новое Уложение к наиболее тяжким преступлениям террористического характера относило посягательства на жизнь, здравие, свободу монарха, его супруги или наследника престола, на низвержение царствующего императора с престола, лишение или ограничение его верховной власти: виновные подлежали смертной казни (ст. 99). Высшей мере наказания подвергались и террористы, посягнувшие на жизнь члена императорского дома (ст. 105), а также на изменение в империи или в какой-либо ее части законного образа правления или порядка престолонаследия (ст. 100). Во всех случаях преступление считалось оконченным уже на стадии покушения. Приготовление к преступлению, предусмотренному ст. 99 Уложения наказывалось так же, как и покушение, - смертной казнью; виновный в приготовлении к посягательству, предусмотренному ст. 100, приговаривался к срочной каторге; ст. 105 - ссылке на поселение.

Статья 102 и ч. 3 ст. 105 Уголовного уложения устанавливали уголовную ответственность за участие в преступном сообществе, составленном для совершения террористических действий в отношении монарха, членов правящего императорскогодома, законной верховной власти, образа правления или порядка наследования престола. Наказание участникам сообщества варьировалось от бессрочной каторги до ссылки на поселение: в зависимости от объекта посягательства, ради целей которого оно было создано; наличия у террористов доступа к оружию и взрывчатым веществам; стадии, на которой была пресечена деятельность сообщества.

От преступлений, объектом посягательств которых выступает верховная власть, следует отличать смуту. Под смутой в Уголовном уло-

жении понимались преступные деяния, которые непосредственно угрожали внутренней и внешней безопасности государства, но не относились к бунту или измене и не были направлены на самое бытие государства или существенные условия его организации; отличительным признаком этой группы являлось то, что это всегда были преступные деяния толпы5. К преступлениям террористического характера, объединенным в рамках этой главы, относились: участие в преступных скопищах (ст. 120-123), участие в незаконных или преступных сообществах (ст. 124-127), возбуждение масс к совершению преступлений террористического характера (ст. 128-133).

По своей природе скопище - это случайное, непредвиденное скопление людей, соединение их в общем действии; однако это не исключает возможности участия в нем и таких лиц, которые заранее подготавливались к нему, сговорились принять участие в предполагаемых ими действиях, а возможно, что и все участники скопища «собрались на условленное заранее место и в условленное время»6. Отличительным признаком скопища являлся его публичный характер.

В зависимости от степени опасности скопища подразделялись на следующие группы.

К первой группе относились скопища, собравшиеся без определенной преступной цели и не совершившие никаких преступных действий, но отказавшиеся разойтись по требованию законной власти; участники подлежали аресту или тюремному заключению (ст. 120). Во вторую группу входили скопища, составившиеся с определенной противозаконной целью; участники наказывались заключением в крепости, тюрьме, исправительном доме или ссылкой на поселение (ст. 121). И наконец, третью группу составляли скопища, совершившие преступные действия; их участники подвергались заключению в исправительном доме или срочной каторге (ст. 122-123). Во всех случаях к зачинщикам и руководителям скопищ применялись более строгие меры наказания, чем к прочим участникам.

Ответственность участников незаконных сообществ усиливалась в зависимости от того, с какой целью эти сообщества были созданы.

Объединение в сообщество, заведомо воспрещенное законом, но не преследовавшее какую-то конкретную преступную цель, наказывалось заключением в крепости или арестом (ст. 124). С принятием в марте 1906 г. Временных правил об обществах и союзах7 эта статья Уголовногоуложения подверглась изменениям.

Заключением в крепости или тюрьме на срок до одного года наказывались участники обществ или союзов обществ: а) созданных с политической целью; б) руководство которыми осуществлялось из-за рубежа; в) которые принимали особые меры для сокрытия своего существования, преследуемых целей, порядка управления или своих руководителей.

Сообщества, предусмотренные ст. 125 и 126 У головногоуложения, объединял один признак: они создавались с определенной преступной целью - совершить социальный переворот. Между тем наказание за участие в преступном сообществе, указанное в ст. 125, мягче и предусматривает для его участников заключение в исправительном доме или крепости, в отличие от срочной каторги и ссылки на поселение за участие в преступном сообществе, обозначенном в ст. 126. Квалифицирующим признаком ст. 126 является наличие обстоятельств, указывающих на подготовительную деятельность сообщества к достижению преступной цели - совершению социального переворота. Таким обстоятельством, например, может быть завладение складом оружия или взрывчатых веществ.

Лицо, предоставлявшее принадлежащее ему на правах собственности или владения помещение для собраний преступного сообщества, наказывалось наравне с его участниками (п. 1 ст. 127). Уголовное уложение предусматривало и случаи смягчения или полного освобождения от ответственности участника сообщества например, если он своевременно, то есть до открытия сообщества, доносил властям о его существовании (п. 2 ст. 127).

Уголовное уложение предусматривало различные случаи возбуждения масс к совершению преступлений террористического характера, которые могут быть разделены на две группы: когда виновный действовал публично, в местах скопления значительного числа людей, и когда он действовал непублично, в присутствии небольшого кружка рабочих, военнослужащих или даже с глазу на глаз.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

К первой группе относились публичное произнесение речей, либо чтение сочинений, либо выставление изображений: а) направленных на оказание дерзостного неуважения верховной власти или порицание законного образа правления или порядка престолонаследия (ст. 128); б) возбуждающих к бунту, измене, смуте, неповиновению или противодействию закону или законным требованиям властей, учинению иного тяжкого преступления (ст. 129); в) восхваляющих совершенные преступления или преступ-

ников (ст. 133). Статья 132 предусматривала наказание в виде заключения в крепости за приготовление к совершению преступлений, предусмотренных ст. 128 и 129 (приготовление могло выражаться в составлении сочинений или изображений, их тиражировании, хранении или привозе из-за границы).

Ко второй группе относилось непубличное распространение учений или суждений, призывающих: а) к бунту, измене, смуте, неповиновению или противодействию закону или законным требованиям властей, учинению иного тяжкого преступления (ст. 130); б) военнослужащих к нарушению обязанностей военной службы (ст. 131).

Во всех случаях возбуждения масс к совершению преступлений ответственность виновных усиливалась, если они призывали действовать опасным для жизни многих лиц способом или если в результате возбуждения было совершено тяжкое преступление.

Революционные события 1905-1907 гг. способствовали ужесточению и расширению карательно-репрессивной политики правительства. Согласно Высочайше утвержденному мнению ГосударственногоСовета от 9 февраля 1906 г.8 ответственности подлежали виновные в изготовлении, приобретении, хранении, ношении и сбыте без надлежащего разрешения взрывчатых веществ и снарядов, если они не докажут отсутствия преступного мотива. Причем ответственность значительно усиливалась, если указанные преступные деяния были учинены с какой-либо «противною государственной безопасности или общественному спокойствию целью».

В августе 1906 г. был издан указ об усилении уголовной ответственности за пропаганду в войсках террористических учений9: виновный приговаривался к срочной каторге. Если при этом виновный склонял военнослужащих действовать способом, опасным для жизни многих людей, либо если вследствие проведенной пропаганды тяжкое преступление все же было совершено, то виновный приговаривался к каторге на срок не менее шести лет.

Указ от 24 декабря 1906 г.10 усиливал уголовную ответственность за восхваление преступных деяний в речи или печати: виновный мог быть подвергнут тюремному заключению на срок от двух до восьми месяцев.

В заключение проведенного исследования хотелось бы обратиться к следующим выводам.

В Уголовномуложении 1903 г. терроризм не был выделен в качестве самостоятельного состава преступления. Между тем в нем были сформулированы несколько составов преступ-

Исторический аспект

Исторический аспект

лений террористического характера, которые сконцентрировались в главах третьей и пятой: «О бунте против Верховной Власти и о преступных деяниях против священной особы императора и членов императорского дома» и «О смуте».

Основными объектами террористических посягательств были верховная власть и установленный законом порядок управления.

Покушения на верховную власть преследовали своей целью осуществление политической революции. В зависимости от того, на кого был нацелен террористический акт, эту группу преступлений террористического характера можно разделить:

- на бунт (преступные деяния в отношении главы государства, наследника престола, супру-

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ги императора, покушение на свержение монарха и изменение порядка наследия престола);

- мятеж (покушение на насильственное изменение установленных законами Российской империи форму правления и форму государственного устройства).

Покушения на установленную правительством власть (на порядок управления) квалифицировались как смута, целью которой было осуществление социальной революции.

В качестве квалифицирующих признаков преступлений террористическогохарактера уголовное законодательство Российской империи начала XX в. выделяло применение оружия или взрывчатых веществ, а также составление преступного сообщества для целей терроризма.

1 Всеподданнейшийдоклад по проекту Уложенияо наказаниях// Журн министерстваюстиции 1895. № 7. С. 51.

2 Обозрение ходаработы по составлению нового уголовногоуложения// Там же. 1902. № 1. С. 282-284.

3 См.: Высочайше утвержденное Уголовноеуложение 1903. 22 марта // Полн. собр. законов Рос. империи. Собр. 3-е (далее - ПСЗ-3). Т. XXIII. Отд. 1. №. 22704. СПб., 1905. С. 175-274.

4 См.: Высочайше утвержденное мнение ГосударственногоСовета «О некоторых изменениях в порядке производствапо делам о преступныхдеяниях государственныхи о применении к оным постановлений нового Уголовногоуложения). 1904. 7 июня // ПСЗ-3. Т. XXIV. Отд. 1. №. 24732. СПб., 1907. С. 658.

5 См.: Уголовноеуложение: Краткое изложение главных положений его в сопоставлении с действующим правом, с приложением сравнительных указателей статей нового уголовногоуложенияи Уложенияи Устава о наказаниях / сост. А.К. Фон-Резон. СПб., 1903. С. 209.

6 ТаганцевН.С. Уголовноеуложение22 марта 1903 г.: С мотивами, извлеченными из объяснительнойза-писки редакционной комиссии, представления Министерства юстиции в ГосударственныйСовет и журналов особого совещания, особого присутствиядепартаментов и общего собрания ГосударственногсСовета. СПб., 1904. С. 221.

7 См.: Именной Высочайший указ, данный Сенату «О временных правилах об обществах и союзах». 1906. 4 марта // ПСЗ-3. Т. XXVI. Отд. 1. №. 27479. СПб., 1907. С. 206-207.

8 См.: Об ответственности за изготовление приобретение, хранение, ношение и сбыт, без надлежащего разрешения, взрывчатых веществ и снарядов: Высочайше утвержденное мнение ГосударственногоСовета 1906. 9 февр. // ПСЗ-3. Т. XXVI. Отд. 1. №. 27379. СПб., 1909. С. 111-112.

9 См.: Об усилении ответственности за распространение среди войск противоправительственныхучений и суждений и о передаче в ведомство военных и военно-морских судовдел по означенным преступным деяниям: Высочайше утвержденное положениеСовета Министров. 1906. 18 авг. // ПСЗ-3. Т. XXVI. Отд. 1. № 28247. СПб., 1909. С. 810-811.

10 Об установлении уголовной ответственности за восхваление преступных деяний в речи или печати: Высочайше утвержденное положение Совета Министров. 1906. 21 дек. // ПСЗ-3. Т. XXVI. Отд. 1. №. 28700. СПб., 1909. С. 1113.