Научная статья на тему 'Особенности гидрологического режима зал. Петра Великого в осенне-зимний период'

Особенности гидрологического режима зал. Петра Великого в осенне-зимний период Текст научной статьи по специальности «Науки о Земле и смежные экологические науки»

CC BY
229
50
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по наукам о Земле и смежным экологическим наукам, автор научной работы — Юрасов Г. И., Ванин Н. С., Рудых Н. И.

По данным двух комплексных съемок, проведенных в ноябре-декабре 1999 и марте 2000 гг., и по CTD-наблюдениям на разрезе вдоль 132° в.д. рассмотрены особенности гидрологического режима зал. Петра Великого в осенне-зимний период. Выделены три основных фактора, влияющих на распределение температуры и солености: осенне-зимняя конвекция, апвеллинг промежуточных вод и адвекция вод пониженной солености Приморским течением. Показано, что переход от осенней стратификации к зимнему режиму происходит в конце ноября в течение нескольких дней. В зимний сезон за счет высаливания при льдообразовании и последующей конвекции в придонном слое происходит формирование плотных вод, распространяющихся из Амурского залива в южную часть Уссурийского залива и далее по склону на промежуточные глубины. Завершение зимнего сезона в конце марта и начало весны характеризуются как повышением температуры, так и уменьшением солености открытых вод залива, что обусловлено ослаблением зимнего муссона, увеличением притока тепла и усилением адвекции в залив вод Приморского течения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о Земле и смежным экологическим наукам , автор научной работы — Юрасов Г. И., Ванин Н. С., Рудых Н. И.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Some features of hydrological regime of Peter the Great Bay in fall-winter period

Peter the Great Bay (northwestern Japan Sea) waters regime is considered on the data of two complex surveys conducted in November-December 1999 and in March 2000 and more frequent CTD observations along 132° E. Three main factors controlled distribution of temperature and salinity: convection, upwelling of intermediate water, and advection of freshened water by the Primorye Current. Autumnal stratification changed to winter quasi-homogenous structure within several days in late November. In winter, a bottom layer with high density formed due to brine rejection and subsequent convection. This water spread from the Amur Bay to the southern part of the Ussury Bay, then to the shelf edge and along the continental slope to the deep basin. The winter season ended in late March when both temperature rise and salinity decrease began in the open part of the Bay, that was caused by heat influx growth, winter monsoon weakening, and strengthening of the Primorye Current advection into the Bay.

Текст научной работы на тему «Особенности гидрологического режима зал. Петра Великого в осенне-зимний период»

2007

Известия ТИНРО

Том 148

УДК 556.5(265.54)

Г.И. Юрасов1, Н.С. Ванин2, Н.И. Рудых1 ('ТОИ ДВО РАН, 2ТИНРО-центр, г. Владивосток)

ОСОБЕННОСТИ ГИДРОЛОГИЧЕСКОГО РЕЖИМА ЗАЛ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО В ОСЕННЕ-ЗИМНИЙ ПЕРИОД

По данным двух комплексных съемок, проведенных в ноябре—декабре 1999 и марте 2000 гг., и по CTD-наблюдениям на разрезе вдоль 132° в.д. рассмотрены особенности гидрологического режима зал. Петра Великого в осенне-зимний период. Выделены три основных фактора, влияющих на распределение температуры и солености: осенне-зимняя конвекция, апвеллинг промежуточных вод и адвекция вод пониженной солености Приморским течением. Показано, что переход от осенней стратификации к зимнему режиму происходит в конце ноября в течение нескольких дней. В зимний сезон за счет высаливания при льдообразовании и последующей конвекции в придонном слое происходит формирование плотных вод, распространяющихся из Амурского залива в южную часть Уссурийского залива и далее по склону на промежуточные глубины. Завершение зимнего сезона в конце марта и начало весны характеризуются как повышением температуры, так и уменьшением солености открытых вод залива, что обусловлено ослаблением зимнего муссона, увеличением притока тепла и усилением адвекции в залив вод Приморского течения.

Yurasov G.I., Vanin N.S., Rudykh N.I. Some features of hydrological regime of Peter the Great Bay in fall-winter period // Izv. TINRO. — 2007. — Vol. 148. — P. 211-220.

Peter the Great Bay (northwestern Japan Sea) waters regime is considered on the data of two complex surveys conducted in November—December 1999 and in March 2000 and more frequent CTD observations along 132° E. Three main factors controlled distribution of temperature and salinity: convection, upwelling of intermediate water, and advection of freshened water by the Primorye Current. Autumnal stratification changed to winter quasi-homogenous structure within several days in late November. In winter, a bottom layer with high density formed due to brine rejection and subsequent convection. This water spread from the Amur Bay to the southern part of the Ussury Bay, then to the shelf edge and along the continental slope to the deep basin. The winter season ended in late March when both temperature rise and salinity decrease began in the open part of the Bay, that was caused by heat influx growth, winter monsoon weakening, and strengthening of the Primorye Current advection into the Bay.

Гидрологический режим зал. Петра Великого, расположенного в северозападной части Японского моря, определяется его географическим положением; климатическими условиями и их изменчивостью, а также сезонными и межгодовыми перестройками атмосферной циркуляции и колебаниями температуры воздуха; распресняющим влиянием материкового стока; орографическими условиями залива, обусловливающими интенсивный прогрев мелководья в весенне-летний период и быстрое охлаждение в начале зимы; водообменом с Японским морем; различными динамическими факторами: приливными явлениями, течения-

ми, волнением, ветровыми сгонами и нагонами, перемешиванием вод, теплообменом между морем и атмосферой (Японское море ..., 2003).

В результате действия всех этих факторов гидрологические характеристики в заливе подвержены большой сезонной и в меньшей степени межгодовой изменчивости. При этом наибольшее значение здесь имеют процессы весенне-летнего прогрева вод, а осенью и зимой — процессы конвективного перемешивания, льдообразования, а также действия сгонных ветров западных и северо-западных румбов (зимний муссон). Под действием муссона поверхностные воды перемещаются с шельфа в мористые области за пределы залива, а навстречу им по склону поднимаются воды из прилегающих районов открытого моря.

С муссонами связаны и сезонные колебания среднего уровня моря в заливе, обусловленные сгонно-нагонными явлениями: в период зимнего муссона (с октября по март), когда преобладают ветры с материка, здесь наблюдается понижение уровня, что приводит к возникновению подповерхностных компенсационных течений, направленных против ветра.

В пределах акватории залива ноябрь считается переходным месяцем от осени к зиме. Обычно этот переход приурочен ко второй декаде ноября и происходит скачкообразно в течение нескольких дней под действием похолодания и усиления северо-западного муссона. В это же время начинается формирование льда в мелководных заливах и бухтах (Японское море ..., 2003). Вопрос о том, что происходит во время этого перехода в термохалинной структуре вод залива и как в дальнейшем развиваются процессы, связанные с зимней конвекцией и льдообразованием, остается неизученным.

В период с ноября 1999 до апреля 2000 г. в рамках международной программы CREAMS были предприняты мониторинговые наблюдения термохалин-ных характеристик вод зал. Петра Великого, целью которых было исследование роли залива в вентиляции донных вод открытых районов моря. Предполагалось, что залив является источником вод повышенной плотности, образующихся в зимний сезон из рассола при формировании льда. Эти воды под действием гравитации распространяются из области образования по наклонному дну к кромке шельфа и при достижении ее опускаются по материковому склону на дно глубоководной котловины моря. Этот механизм «склоновой конвекции» позднее был подтвержден экспериментально гидрологическими наблюдениями в зимний сезон 2001/02 г. (Talley et al., 2003). Однако вопрос о том, формируются ли плотные придонные воды повсеместно на акватории зал. Петра Великого или в какой-либо его части, а также как происходит их распространение на глубину, до сих пор не выяснен.

В данной статье мы постараемся на основании мониторинговых наблюдений 1999-2000 гг. в некоторой степени ответить на поставленные выше вопросы.

Экспедиционные исследования в зал. Петра Великого выполнялись на НИС "Луговое" ДВО РАН в период с 23 ноября 1999 по 1 апреля 2000 г. По намеченному плану мониторинговых наблюдений предусматривалось ежемесячное обследование района по схеме: в ноябре, январе, марте — полные съемки залива в пределах его географической границы (линии, соединяющей устье р. Туманной на западе с мысом Поворотным на востоке); в декабре и феврале — наблюдения на двух фиксированных меридиональных разрезах по 131 о45' и 132о00' в.д. Дискретность измерений по пространству составляла около 15 мин по долготе и 5 мин по широте. За время экспедиции произведено две полных съемки зал. Петра Великого (23 ноября — 3 декабря 1999 г. и 4-12 марта 2000 г.) а также дважды выполнены наблюдения на разрезе по 132° в.д. (23 декабря 1999 г. и 31 марта — 1 апреля 2000 г.).

Были выполнены следующие работы:

— измерение вертикального распределения температуры и солености. Основным измерительным средством являлся зонд CTD1000 Alec Electronics LTD

212

(Япония), обеспечивающий точность измерений температуры 0,01 0С и солености 0,02 епс;

— отбор проб воды батометрами Niskin с поверхностных и придонных горизонтов для химических и биологических анализов;

— отбор проб планктона сетью Джеди и взятие проб грунта дночерпателем для последующих анализов.

Оставляя без внимания гидрохимические и биологические результаты мониторинга, сосредоточимся на анализе данных CTD-измерений.

Первая съемка началась 23 ноября с выполнения станций в западной части акватории (Амурский залив) и закончилась 3 декабря в восточной части залива, у мыса Поворотного. Температура воды на поверхности была положительной и изменялась в достаточно широких пределах, от 5,5-6,0 до 2,0-2,5 °С соответственно в западной и восточной части акватории (рис. 1, а), а на юго-западе, вблизи устья р. Туманной, температура достигала максимальных величин, 9,0 °С. Но отмеченный диапазон изменчивости температуры, как будет показано ниже, определен не только пространственными размерами бассейна, но в основном временной составляющей, значительной из-за продолжительности выполнения наблюдений (10 дней).

Рис. 1. Распределение температуры (а, в) и солености (б, г) на поверхности зал. Петра Великого (а, б) и у дна (в, г) 23 ноября — 3 декабря 1999 г.

Fig. 1. Temperature (а, в) and salinity (б, г) distribution at the sea surface of Peter the Great Bay (а, б) and at the seabed (в, г) during 23.11 — 03.12.1999

В период съемки в заливе происходила существенная перестройка полей температуры, солености и плотности на фоне резкой смены синоптической ситуации в целом. Как следует из данных гидрометеорологической станции Владивосток, расположенной на материковом побережье залива, в течение начального этапа съемки (23-25 ноября) произошло резкое понижение температуры воздуха вместе со стремительным усилением муссонного ветра, дующего с берега (см. таблицу). Из данных таблицы видно, что наиболее резко метеорологические характеристики сменились в середине второго дня съемки, когда температура воздуха с достаточно высоких для этого периода времени положительных значений (6,4 °C) за 12 ч упала до отрицательных величин (минус 10,4 °C). В этот же период ветер из слабого и неустойчивого по направлениям превратился в харак-

213

терный зимний муссон со скоростями до 16 м/с и устойчивым направлением северных румбов.

Метеорологические характеристики на период проведения съемки

(по данным ГМС Владивосток, полусуточное осреднение) Meteorological characteristics during the survey 26.11-02.12.1999 (data of Vladivostok meteorological station, semidiurnal averaging)

Дата Время Температура воздуха, оС Скорость ветра, м/с Диапазон направлений ветра, град.

23.11 0-12 12-24 6,9 4,8 160-170

24.11 0-12 12-24 6,4 -4,2 4,0 14,5 150-180 350-360

25.11 0-12 12-24 -10,4 -11,4 15,8 12,0 350-360 340-360

26.11 0-12 12-24 -10,0 -11,7 10,0 4,2 10-350 10-350

27.11 0-12 12-24 -9,2 -7,9 6,8 4,5 300-330 320-340

28.11 0-12 12-24 -8,8 -10,0 5,8 3,5 20-340 30-360

29.11 0-12 12-24 -9,4 -5,5 6,8 5,0 290-330 220-320

30.11 0-12 12-24 -2,8 -4,8 6,5 5,8 220-290 310-360

1.12 0-12 12-24 -7,1 -2,3 4,0 6,9 10-200 130-160

2.12 0-12 12-24 -2,1 -7,8 7,0 9,2 200-350 350-360

3.12 0-12 12-24 -11,0 -9,4 8,0 6,8 350-360 10-360

Примечание. В интервале 0-12 ч проведено осреднение срочных наблюдений, выполненных в 0, 3, 6 и 9 ч, а для интервала 12-24 ч — в 12, 15, 18, 21 ч.

Для оценки временной составляющей в изменчивости температуры и солености в конце съемки (3 декабря) были выполнены повторные измерения (ст. 103 и 102) в начальных точках (соответственно ст. 1 и 2, 23 ноября). Совмещенные графики вертикального распределения температуры и солености на этих станциях показывают существенную трансформацию профилей (рис. 2). За время съемки температура на поверхностных горизонтах уменьшилась на 3 °С, в результате конвективного и ветрового перемешивания исчезли характерные для осени сезонный термоклин и халоклин, значения температуры и солености вы-равнялись в пределах всей толщи вод. Минимальные значения температуры установились на поверхности моря, соленость на поверхности увеличилась. В придонном слое температура осталась прежней, а соленость уменьшилась. Все эти изменения профилей характерны для процессов перемешивания. Естественно, установить конкретное время трансформации профилей термохалинных характеристик не удается, но логично предположить, что начало ее совпадает с существенными изменениями во внешней среде, которые были приурочены к 24-25 ноября, так как в последующие дни (26.11-02.12.1999 г.) погода была устойчива (см. таблицу).

Диапазон пространственной изменчивости солености по данным съемки (см. рис. 1, б) составляет 33,1-34,1 епс, при этом более низкие величины солености наблюдаются в западной, а наиболее высокие — в восточной части залива. На

карте поверхностного распределения солености привлекает внимание область наиболее соленых вод (> 34,0 епс) между 131,8 и 133,0° в.д., которая, скорее всего, связана с апвеллингом более соленых вод с промежуточных глубин или с распространением языка соленых вод вдоль 42° с.ш. (Aubrey et al., 2001).

Температура, °С

Соленость, 0/0о

34.2

J

'I

- 1

-----2

• •••• 102

Рис. 2. Изменчивость вертикальных профилей температуры и солености в фиксированных точках за период измерений: ст. 1, 2 — начало, ст. 103, 102 — конец съемки. На вставке показано положение станций

Fig. 2. Variability of temperature and salinity vertical profiles in specified points during the measurements period: stations 1, 2 — beginning, and stations 103, 102 — end of survey, respectively. Insertion shows the location of the stations

Следует отметить, что асинхронность выполненных в ноябре измерений декадной продолжительности существенно искажает реальное распределение тер-мохалинных характеристик и в придонном слое (рис. 1, в, г). В юго-западной прибрежной части и в Амурском заливе, где в начале съемки охлаждение и конвекция еще не достигли дна, температура была на 3,0-3,5 °С выше, чем в восточной прибрежной части в конце съемки. Соответственно и пространственная изменчивость солености в придонном слое в восточной части заметно меньше, чем на западе.

На фоне ноябрьских наблюдений аналогичная съемка, выполненная в период с 4 по 12 марта в условиях исключительно устойчивой погоды, характеризуется малой временной изменчивостью. Диапазоны изменения температуры и солености на поверхности в пределах всего залива в марте незначительны (рис. 3, а, б) и составляют соответственно минус 1,84-0 оС и 33,70-34,10 епс, что характерно для зимнего сезона. При этом наиболее низкие величины температуры (минус 1,80 — минус 1,71 °С) отмечаются в южной части Уссурийского залива, в узкой полосе, вытянутой от прол. Босфор Восточный в юго-восточном направлении. Здесь же отмечаются и повышенные величины солености, 33,96-34,06 епс. Максимальная же соленость в Уссурийском заливе на поверхности (34,35 епс) наблюдалась на ст. 1 — ближайшей к прол. Босфор Восточный, при этом температура была близка к точке замерзания — минус 1,75 °С.

Минимальная температура, минус 1,84 °С, наблюдалась на поверхности в зал. Восток, при этом соленость составляла всего 33,80 епс. На дне температура и соленость вследствие конвекции были такими же, как и на поверхности. И, несмотря на столь низкую температуру (точка замерзания при данной солености минус 1,85 °С), лед здесь не успевал формироваться, по-видимому, из-за выноса прибрежных вод в открытую часть моря.

0

0

20

30

Рис. 3. Распределение температуры (а, в) и солености (б, г) на поверхности зал. Петра Великого (а, б) и у дна (в, г) 4-12 марта 2000 г.

Fig. 3. Temperature (а, в) and salinity (б, г) distribution at the sea surface of Peter the Great Bay (а, б) and at the seabed (в, г) during 4-12.03.2000

По этим же причинам не наблюдалось льда и вдоль восточного побережья Уссурийского залива. Практически вся акватория Уссурийского залива в придонном слое имела температуру ниже минус 1,70 "С, при этом наиболее холодной была юго-восточная часть залива, где температура была ниже минус 1,80 "С (рис. 3, в). Однако соленость на дне в этом районе была самой низкой и не превышала 34,1 епс. В то же время в западной части Уссурийского залива соленость на дне изменялась в пределах 34,3-34,7 епс (рис. 3, г) при температуре минус 1,70 — минус 1,80 "С.

Относительно высокая соленость 34,30-34,54 епс при столь же низкой температуре наблюдалась и южнее о. Русского. Толщина придонного слоя с высокой соленостью (более 34,40 епс) составляла 13-20 м в западной части Уссурийского залива и от 7 до 15 м — к югу от о. Русского. Обширная область с повышенной соленостью в придонном слое (более 34,10 епс) наблюдалась на глубинах более 80 м и вблизи южной границы зал. Петра Великого с локальным максимумом солености 34,49 епс и с температурой минус 1,76 "С (толщиной слоя 7 м) южнее о. Аскольд. Узкая полоса пониженной солености (33,98-34,06 епс) с температурой минус 1,5 — минус 0,5 "С, вытянутая от о. Аскольд в направлении зал. Посьета у дна, является, по сути, прибрежной ветвью Приморского течения, размывающей придонные высокоплотные воды и ограничивающей тем самым их распространение на глубину.

Отмеченные выше особенности в поверхностном и придонном распределении температуры и солености зимой, по-видимому, связаны с льдообразованием в Амурском заливе и выносом оттуда аномально холодных и соленых вод. Ледовая кромка в Уссурийском заливе в этом году ограничивалась только прибрежными бухтами, что характерно для среднемноголетнего распределения льда (Якунин, 1987), в то время как акватория Амурского залива была полностью закрыта льдом. Холодные и соленые воды из Амурского залива распространялись через прол. Босфор Восточный в юго-западную часть Уссурийского залива и на акваторию южнее о. Русского. Это предположение уже высказывалось (Vanin et al., 2001) и в принципе нашло подтверждение в наблюдениях со льда зимой 2005 г.

(Лучин, Сагалаев, 2006), по данным которых максимальная соленость в Амурском заливе отмечена в его восточной части и достигала 35, 00 епс, а температура — минус 1,80 °С.

Несмотря на температуру, близкую к точке замерзания, лед в прибрежной зоне Уссурийского залива не успевает образоваться в связи с выносом поверхностных вод в открытую часть залива. Хотя в северной части залива в придонном слое толщиной 2-5 м и наблюдались воды с относительно высокой соленостью 34,2-34,3 епс, но они не связаны с льдообразованием в этом районе, а распространялись сюда из юго-западной части залива, где толщина придонного слоя достигает 20 м.

Представление о том, как происходит последовательная перестройка полей температуры и солености в вертикальной плоскости в осенне-зимний сезон, можно получить из данных разреза вдоль меридиана 132° в.д., выполненного в разные дни периода мониторинга (см. рис. 1).

30 ноября 1999 г. в пределах разреза отмечалось чередование областей холодных и теплых вод (рис. 4, а). Более холодные воды наблюдались на мелководье (ст. 73, 74), что связано с интенсивным охлаждением и конвекцией. С удалением от берега (ст. 75-76) температура возрастает, но в центральной части разреза (ст. 77-78) вновь убывает. Здесь отчетливо выражена зона подъема холодных вод с промежуточных глубин открытой части моря с температурой 2,2 оС, что холоднее окружающих вод залива примерно на 1,0 оС. Этот апвеллинг подтверждается и распределением солености на разрезе: в центральной части разреза соленость выше, чем в окружающих водах, и равняется 34,00-34,06 епс, что характерно для промежуточных вод Японского моря (Данченков и др., 2000; Aubrey et al., 2001). На максимальном удалении от берега (ст. 79, 80) температура увеличивается до 4 оС, а соленость убывает до 33,80 епс.

Дальнейшее развитие этих процессов происходит в декабре (рис. 4, б). В прибрежной части до глубины 60-70 м воды полностью перемешаны конвекцией, а на удалении 30-35 км от берега формируется четко выраженный температурный фронт в диапазоне температур 0,2-1,2 оС. Фронтальный раздел строго вертикален с горизонтальным градиентом 0,1 оС/км. Он совпадает с границей, где конвекция распространяется до дна (изобата 70 м). К берегу от фронта температура убывает до отрицательных значений, а в направлении открытого моря возрастает, достигая на удалении 80 км 2,5 оС. На разрезе солености также выделяется фронтальный раздел на тех же удалениях, что и температурный фронт. Диапазон изменений солености на фронте 34,06-34,08 епс. Следует отметить, что на разрезе солености отчетливо выделяется область ее повышенных значений (до 34,10 епс), которая охватывает более обширное, чем в ноябре, пространство, что позволяет сделать заключение о том, что процесс подъема вод в декабре продолжается и вовлекает более глубокие слои моря. Об этом свидетельствует и увеличение температуры во всей области мористее фронта. Момент прекращения апвеллинга, к сожалению, точно установить измерениями не удалось. Можно лишь с уверенностью утверждать, что он будет продолжаться по февраль включительно, так как основная причина его существования, сильные муссон-ные ветры с материка, прекращается только в марте.

Разрезы, построенные по данным измерений в начале и в конце марта (рис. 4, в, г), качественно отличаются от ноябрьских и декабрьских. В первых числах марта в пределах разреза отмечается незначительный диапазон изменения температуры от минус 1,75 до минус 0,50 оС. Температурный фронт (перепад температуры от минус 1,25 до минус 0,75 °С) наблюдается в районе изобаты 100 м, на удалении от берега около 70 км. Этот фронт отделяет холодные воды залива от открытых мористых, более теплых вод. Диапазон изменения солености значительно расширяется — от 33,80 до 34,40 епс. Понижение солености в открытой части разреза связано с ослаблением муссонных ветров и усилением в связи с

Ст. 73 74 75 76 77 78 79 80 . 73 74 75 76 77 78 79 80

20 40 60 SO

20 40 60 30

Ст. 22 21 20 19 18 17 16 15 22 21 20 19 18 17 16 15

о

го 40 во во

20 40 SO SO

Ст. 1 9 12 13 14 15 16 17 1 9 12 13 14 15 16 17

ISO

20 40 60 SO

Ст. 29 28 27 25 24 23 22 21 20

29 28 27 25 24 23 22 21 20

о--.. — - —,—,-

Рис. 4. Распределение температуры и солености на разрезе вдоль 132° в.д. 30 ноября (а) и 23 декабря (б) 1999 г.; 5 (в) и 31 марта (г) 2000 г.

Fig. 4. Temperature and salinity distribution for the section along 132° E — 30 November (a) and 23 December (б) 1999; 5 (в) and 31 March (г) 2000

этим адвекции в залив вод Приморским течением с востока. Максимальные значения солености (свыше 34,40 епс) наблюдаются в придонном слое в прибрежной и центральной зонах разреза. Как отмечалось выше, столь высокие величины солености обусловлены сползанием по склону высокоплотных вод, сформировавшихся в процессе льдообразования в зимние месяцы. Экстремально высокие значения солености в придонном слое, хотя и не столь высокие (до 34,3 епс), как в начале марта, сохраняются и в конце месяца (рис. 4, г). Тем не менее практически во всей толще вод по мере усиления притока в залив опресненных вод Приморского течения и таяния льда соленость уменьшается до характерных для теплого периода года значений (меньше 34,00 епс). Прекращение нарастания льда и поступления придонных шельфовых вод повышенной солености на материковый склон в конце марта останавливает процесс вентиляции донных вод за счет присклоновой конвекции.

Следует отметить, что на удалении порядка 70 км от берега и в апреле сохраняются признаки существования температурного фронта между водами залива и открытой частью моря, где перепад температуры между станциями составил 0,5 °С (рис. 4, г). Уже в конце марта и самом начале апреля температура на поверхности залива принимает положительные значения в свободных от льда районах из-за притока солнечной радиации, т.е. начинается переход к весеннему сезону.

В заключение можно выделить закономерности временной изменчивости термохалинных характеристик в зал. Петра Великого, полученные в результате осенне-зимнего мониторинга, выполненного в ноябре 1999 — марте 2000 гг.

1. Перестройка полей температуры и солености от осеннего стратифицированного типа к зимнему квазиоднородному в зал. Петра Великого происходит в течение нескольких ноябрьских дней на фоне усиления муссонных ветров, направленных с материка, и резкого уменьшения температуры воздуха.

2. Сильные муссонные ветры северных румбов, характерные для зимнего сезона, вызывают апвеллинг подповерхностных вод в центральную часть залива, сопровождающийся выходом на поверхность вод с соленостью, характерной для промежуточных вод Японского моря, равной 34,00-34,06 епс. Показано, что с ноября по декабрь апвеллинг усиливается.

3. Формирование плотных придонных вод зимой происходит при образовании льда в Амурском заливе, откуда они через прол. Босфор Восточный распространяются в юго-западную часть Уссурийского залива и по континентальному склону в придонные слои.

Завершение зимнего сезона в конце марта и начало весны характеризуются как повышением температуры до положительных величин, так и уменьшением солености открытых вод залива, что обусловлено увеличением притока тепла, таянием льда и усилением адвекции вод Приморским течением.

Для оценки вклада каждого из предложенных механизмов вентиляции глубинных и придонных вод необходимо организовать мониторинг осенне-зимних гидрологических условий в зал. Петра Великого. При этом при выполнении измерения до дна внешняя граница съемок должна выходить за границу шельфа и ограничиваться контуром изобаты 1000 м.

Литература

Данченков М.А., Обри Д.Г., Лобанов В.Б. Пространственная структура вод северо-западной части Японского моря зимой // Гидрометеорологические и экологические условия дальневосточных морей: Тем. вып. ДВНИГМИ № 3. — Владивосток: Даль-наука, 2000. — С. 92-105.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Лучин В.А., Сагалаев С.Г. Океанологические условия в Амурском заливе (Японское море) зимой 2005 г. // Изв. ТИНРО. — 2006. — Т. 143. — С. 203-218.

Якунин Л.П. Атлас ледовитости дальневосточных морей СССР. — Владивосток: ПУГКС, 1987. — 80 с.

Японское море. Гидрометеорологические условия // Проект "Моря". Т. 8, вып. 1. — СПб: Гидрометеоиздат, 2003. — 398 с.

Aubrey D.G., Danchenkov M.A. and Riser S.C. Belt of salt water in the northwestern Japan Sea // Oceanography of the Japan Sea: Proc. of the CREAMS'2000 Intern. Sympos. — Vladivostok: Dalnauka, 2001. — P. 11-20.

Talley L.D., Lobanov V.B., Ponomarev V.I. et al. Deep convection and brine rejection in the Japan Sea // Geophys. Res. Lett. — 2003. — Vol. 30, № 4. — 1159, doi: 10.1029/2002GL016451.

Vanin N.S., Yurasov G.I., Nedashkovskiy A.P., Zuenko Y.I. Monitoring of the update state of Peter the Great bay waters based on observations of November 1999 — April 2000 // Oceanography of the Japan Sea: Proc. of the CREAMS'2000 Intern. Simpos. — Vladivostok: Dalnauka, 2001. — P. 150-157.

Поступила в редакцию 18.09.06 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.