Научная статья на тему 'Особенности формирования австралийского первопоселенческого федерализма'

Особенности формирования австралийского первопоселенческого федерализма Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
693
137
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЯ ФЕДЕРАЛИЗМА / АВСТРАЛИЙСКИЙ ФЕДЕРАЛИЗМ / КОНСТИТУЦИЯ АВСТРАЛИИ / ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ АВСТРАЛИИ / ПРАВА ШТАТОВ В АВСТРАЛИИ / ФЕДЕРАТИВНЫЙ ЦЕНТР В АВСТРАЛИИ / ФЕДЕРАЛИЗМ В БЕЛЫХ ПЕРВОПОСЕЛЕНЧЕСКИХ СТРАНАХ / HISTORY OF FEDERALISM / AUSTRALIAN FEDERALISM / CONSTITUTION OF AUSTRALIA / POLITICAL HISTORY OF AUSTRALIA / STATE RIGHTS IN AUSTRALIA / FEDERALISM IN WHITE PIONEERING

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Гуляков Александр Дмитриевич

Австралия, в отличие от других белых первопоселенческих стран, была открыта достаточно поздно только в конце XVIII в. Ее развитие до середины XIX в. было достаточно медленным, и только в середине 1880 гг. был поднят вопрос о формировании федерации. Благодаря воздействию внешних факторов в 1890 гг. состоялось несколько конвентов, и конституционный проект был дважды подтвержден на референдуме. Никакого общественного ажиотажа и волны патриотизма не было замечено. Конституция была введена в действие в 1901 г. Она обеспечивала широкие права штатам, данная концепция не вызывала острых политических противоречий, как это имело место в США в 1787-1788 гг. Федеративный центр приобрел дополнительные полномочия медленно, без больших общественных дебатов и уж тем более гражданской войны. Первая и Вторая мировые войны помогли укрепить федеративный центр. Таким образом, Австралия стала достаточно стабильной страной без каких-либо следов сепаратизма.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PECULARITICS OF THE FORMATION OF AUSTRALIAN PIONEERING FEDERALISM

Australia in the contrast to other white pioneering countries was discovered rather late XVIII century. Its development was rather slow till the mid XIX century and only in the mid 1880-s the question of the formation of federation was raised mainly to external circumstances. A few conventions in 1890-s were held and the Constitutional project was confirmed at referendum twice. No public agitation and the wave of patriotism was noticed. The Constitution was introduced in 1901. It provides for broad rights of the states and this concept did not inspire sharp political contradictions like in the USA in the USA in 1787-1788. The federative center acquired additional powers slowly without much public debates and not saying about Civil War. The First and Second World Wars helped to strengthen federative center. Thus, Australia has become rather stable country without traces of separatism.

Текст научной работы на тему «Особенности формирования австралийского первопоселенческого федерализма»

УДК 342.1

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ АВСТРАЛИЙСКОГО ПЕРВОПОСЕЛЕНЧЕСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА

© Александр Дмитриевич ГУЛЯКОВ

кандидат юридических наук, доцент, ректор

Пензенский государственный университет 440026, Российская Федерация, г. Пенза, ул. Красная, 40 E-mail: rektorat@pnzgu.ru

Австралия, в отличие от других белых первопоселенческих стран, была открыта достаточно поздно - только в конце XVIII в. Ее развитие до середины XIX в. было достаточно медленным, и только в середине 1880 гг. был поднят вопрос о формировании федерации. Благодаря воздействию внешних факторов в 1890 гг. состоялось несколько конвентов, и конституционный проект был дважды подтвержден на референдуме. Никакого общественного ажиотажа и волны патриотизма не было замечено. Конституция была введена в действие в 1901 г. Она обеспечивала широкие права штатам, данная концепция не вызывала острых политических противоречий, как это имело место в США в 1787-1788 гг. Федеративный центр приобрел дополнительные полномочия медленно, без больших общественных дебатов и уж тем более гражданской войны. Первая и Вторая мировые войны помогли укрепить федеративный центр. Таким образом, Австралия стала достаточно стабильной страной без каких-либо следов сепаратизма.

Ключевые слова: история федерализма; австралийский федерализм; Конституция Австралии; политическая история Австралии; права штатов в Австралии; федеративный центр в Австралии; федерализм в белых первопоселенческих странах

Австралия, в отличие от других белых переселенческих стран, была открыта относительно поздно - в конце XVIII в. В силу своей особой удаленности от Европы и невысоких темпов заселения огромного континента, осваивавшегося анклавно-концент-рически (т. е. от побережья вглубь), что не требовало какой-либо хозяйственной и административной координации между колониями, австралийское общество не испытывало сильных импульсов к федерализации. Вместе с тем эти же особенности (в частности, изолированность от мировой цивилизации, отсутствие военно-политических конкурентов и т. д.), по крайней мере, не препятствовали объединению колоний при наличии сильных благоприятных причин субъективного рода (рис. 1).

Первая колония - Новый Южный Уэльс, была основана в 1788 г., а другие колонии - в первой половине XIX в. К середине столетия на континенте проживало относительно небольшое население, которое было распределено крайне неравномерно: почти половина из них (189 тыс.) была сосредоточена в Новом Южном Уэльсе, 64 тыс. - в Южной Австралии и только 5 тыс. - в Западной Австралии [1, p. 47, 50].

Открытие золота в 1851 г. явилось мощным фактором к увеличению миграции и хозяйственному процветанию континента. Уже в 1860 г. во всех колониях проживало 1146 тыс. человек. Причем на 90 % жители колоний были лица британского происхождения, родившиеся в Великобритании и в самой Австралии.

До поры до времени австралийские колонисты развивались самостоятельно и нередко испытывали друг к другу подозрительность и вражду. «Интересы буржуазии различных колоний были часто прямо противоположны. Так, если буржуазия Нового Южного Уэльса отстаивала принцип фритредерства, то буржуазия Виктории твердо стояла на позициях протекционизма. Пребывание Виктории, так же как Южной Австралии и Тасмании, в составе колонии Новый Южный Уэльс не только не привело к их сплочению и возникновению общих интересов, но, напротив, обострило сепаратистские тенденции, нашедшие свое выражение в движении за выход из-под власти сиднейской администрации и достижение самоуправления» [2, с. 127-128].

Тогда же обострилась и проблема китайской и японской иммиграции, которую коло-

ниям предстояло решать совместными усилиями.

Образование упомянутого Федерального совета было инициировано на общеавстралийской конференции 1883 г. Планировалось, что он решит наиболее актуальные проблемы, общие для всех колоний, в т. ч. отношения с тихоокеанскими островами, прекращение ввоза заключенных и др. «Законы, принятые федеральным советом, должны быть обязательными для тех колоний, которые предварительно рассмотрели и одобрили их проекты. Предполагалось, что совет может начать свою деятельность после того, как не менее четырех колоний дадут на это свое согласие. Законопроект о создании Федерального совета был утвержден британским парламентом в 1885 г. Виктория, Тасмания, Квинсленд, Западная Австралия согласились принять участие в его работе» [2, с. 133].

Разумеется, полномочия нового органа были явно недостаточны для быстрой и эффективной интеграции колоний. Поэтому самая сильная среди последних - Новый Южный Уэлльс, отказалась послать своих

представителей в совет и предлагала образовать полноценный законодательный орган, избираемый населением. В июле 1889 г. премьер-министр колонии Г. Паркс обратился с соответствующим конфиденциальным письмом к премьеру колонии Виктория Д. Гилли-су о создании федерального парламента и правительства, обладающих всеми правами по типу доминиона Канады», но получил отказ с формулировкой, что предлагаемые задачи как раз и можно достичь через расширение деятельности Федерального совета.

Неутомимый Г. Паркс, не получив поддержки со стороны коллег из соседних колоний, сумел опереться на авторитет британских губернаторов и особенно губернатора Нового Южного Уэльса лорда Кэррингтона, мечтавших возложить на выборные органы подопечных им территорий бремя обороны. В итоге 6 февраля 1890 г. открылась конференция премьер-министров колоний в Мельбурне, за которой последовала национальная конференция в Сиднее в марте 1891 г. с участием представителей колониальных парламентов.

Предпосылки

- исключительная изолированность от мировой цивилизации в рамках огромного континента и анклавно-концентрического освоения;

- отсутствие военно-политических конкурентов и естественная неуязвимость континента;

- успешное социально-экономическое развитие в условиях постоянно открывающихся природно-ресурсных возможностей;

- этно-конфессиональная однородность населения при медленно исчезающей группе изгоев-переселенцев (бывших заключенных);

- умеренный первопоселенче-ский индивидуализм поданных, сохраняющих верность британской монархии

Причины

- начало военно-политической активности Франции и Германии в бассейне Тихого океана в 1880-е гг.;

- угроза китайско-японской иммиграции;

- желание метрополии снизить расходы на оборону континента;

- желание отдельных колоний к поиску общей экономической политики

Этап протофедерализации

- создание Федерального Совета (1885 г.) с санкционирующими полномочиями;

- движение к федеральному союзу на основе многочисленных консультативных конференций в 1890-е гг.

Конституционное закрепление

- голосование по проекту Конституции на двух референдумах (в 1898 г. и 1899-1900 гг.);

- введение Конституции в действие королевским указом в июне 1900 г.

Формирование институтов

первые выборы в Парламент (1901 г.) и первый кабинет министров

Рис. 1. Процесс учреждения Австралии как федеративного государства

На встрече в Мельбурне начался процесс создания Конституции нового государства путем изучения других федеративных конституций - США, Швейцарии, Канады, Германии. Логично, что первые ораторы обратили пристальное внимание на конституционный опыт Канады, входящей в состав Британской империи. Политический ветеран из Нового Южного Уэльса, занимавший там пять раз должность премьер-министра, Г. Паркс предложил резолюцию, дословно повторяющую фрагмент из документов Квебекской конференции. За ним выступил политический тяжеловес из Квинсленда, президент Федерального Совета С. Гриффит, акцентировавший внимание на Британском Акте о Северной Америке 1867 г. и повторивший из него полномочия федеральной власти как пример для подражания. Однако в последующем выступлении лидер оппозиции из Южной Австралии Т. Плейфорд напомнил, что Конституция Канады принималась под впечатлением Гражданской войны в США, и канадский парламент получил слишком много полномочий. Поклонник США, генеральный атторней из Тасмании Э.И. Кларк остановился на конституционных достоинствах заатлантической республики, а премьер-министр Южной Австралии Дж. Кокбёрн призвал не идти по пути Канады, поскольку она не признает дифференциацию между субъектами федерации.

Через год, когда в Сиднее приступили непосредственно к составлению конституционного проекта, критика канадского опыта продолжилась, и собравшимся в итоге был предложен вариант, совмещавший черты американского и британского конституционализма [3, р. 28-31].

Проект федерализации продвигался с трудом. Мало помогло и то, что отдельные представители общественности, объединенные в Австралийскую федеративную лигу, созвали в июле 1893 г. конференцию. На ней будущий первый премьер-министр Австралии, а тогда генеральный прокурор Нового Южного Уэлься Э. Бартон разработал текст резолюции, в которой указывалось, что бессмысленно тянуть время, поскольку Канада федерализовалась в тот момент, когда у нее не было такой численности населения, экономического развития и политических свобод, как у Австралии [4, р. 401]. К федера-

тивному проекту вернулись в феврале 1895 г. на конференции премьеров колоний в Хобарте. Чувствовалась недостаточная общественная поддержка, высказывались опасения, что централизация нанесет удар по демократии [5, р. 262-279]. В итоге решено было использовать механизм референдумов.

В первом референдуме в 1898 г. по проекту конституции участвовали только 4 колонии из 6. Причем в Новом Южном Уэльсе не было набрано необходимое число утвердительных голосов в 80 тыс., которое изначально было установлено местными властями. В ходе конференции премьер-министров колоний в январе-феврале 1899 г. были внесены незначительные поправки в конституционный проект (в т. ч. и в пользу Нового Южного Уэльса). Прошедший повторный референдум в пяти из шести колоний в апреле-июле 1899 г. выявил укрепившееся большинство там, где оно уже было раньше, и утвердительный ответ в Квинсленде, где оно проходило впервые. В Западной Австралии референдум прошел позже - в 1900 г., и его результаты также были положительными. В итоге, в масштабе страны за федерацию высказалось 72 % голосовавших [6, p. 342].

В Англию отправилась делегация из Австралии, которой предстояло согласовать конституционный текст с властями метрополии. Наиболее сложным оказалось улаживание мнений с министром колоний Д. Чем-берленом. За три дня до начала рассмотрения конституционного проекта британским парламентом о намерении присоединиться к федеративному союзу заявила Западная Австралия. После внесения некоторых поправок и одобрения текста королевским указом в июне 1900 г. закон о Конституции был введен в действие с 1 января 1901 г. Весной 1901 г. прошли первые парламентские выборы и было сформировано правительство под руководством лидера партии протекционистов Э. Бартона.

Внешне произошедшее выглядело как заурядное обыденное событие. «В отличие от созданных ранее конфедераций Соединенных Штатов Америки и Германии, Австралия не вела войны за независимость или объединение. В отличие от итальянцев она не пережила эпоху воссоединения Рисорджи-менто. Явка на референдум по созданию фе-

дерации была ниже, чем на парламентских

выборах...» [7, с. 165].

* * *

Мы ограничились анализом опыта федеративного строительства в трех первопосе-ленческих англоязычных государствах, поскольку вдали от бюрократий европейских монархий и средневековых пережитков Старого Света фактор нарождающегося гражданского общества имел более явное, более существенное значение. Коммерцили-зированная, располагавшая сильным флотом Великобритания быстро заняла ведущие позиции в колониальной экспансии, которая осуществлялась не только обычными военно-административными методами, но и благодаря частной инициативе. Именно на базе этой частной инициативы сложились интенсивные социальные коммуникации и настроения гражданственности. Потомки англичан-переселенцев были носителями традиций парламентаризма, что способствовало быстрому утверждению переселенческой демократии в новых землях.

Сформированная вдали от Европы демократическая среда облегчала становление федеративной государственности. В условиях низкой плотности населения и разбросанности поселений федеративная матрица являлась более оптимальной, нежели унитарная. Жители формировавшихся государств не были готовы терпеть сильную центральную власть, с ревностью и подозрением смотрели на нее и друг на друга, и местные элиты. Так что только на началах гибкой федерализации было возможно достижение гражданского согласия.

В намерение отцов-основателей федеративной Австралии явно входило намерение оставить более широкие полномочия за штатами, чем за центральной властью. При этом в процессе принятия Конституции здесь не было такой драматичной борьбы, как в США в 1787-1788 гг. между федералистами и их противниками [8, с. 19-24; 9; 10]. Расширение полномочий центральной власти происходило тихо и незаметно, без бурных всплесков сепаратизма и гражданской войны. Ускорили формирование общенационального сознания две мировые войны, в которых на стороне метрополии участвовали большие

воинские контингенты. Эти же войны неизбежно поставили в повестку дня расширение государственного регулирования, а его можно было эффективно осуществлять только из центра. Централизации способствовало также и то, что между штатами не было таких острых противоречий, как в Канаде. Все это в совокупности делает австралийский федерализм достаточно устойчивым, а значит и достойным для более внимательного изучения.

Список литературы

1. Hancock W.K. Australia. L., 1930.

2. Малаховский К. В. История Австралии. М., 1980.

3. Irving H. Sister Colonies with Separate Constitutions: Why Australians Federationists Rejected the Canadian Constitution // Shaping Nations. Constitutionalism and Society in Australia and Canada / ed. by L. Cardinal, D. Headon. Ottawa, 2002.

4. Crowley F. A Documentary History of Australia: in 3 vols. Vol. 3. Colonial Australia (18751900). Melbourne, 1980.

5. Atkinson A. Federation, Democracy and the struggle against a Single Australia // Australian Historical Studies. 2013. Vol. 44.

6. Crisp L.F. Federation Fathers. Melbourne, 1990

7. Макинтайр С. Краткая история Австралии. М., 2011.

8. Гуляков А.Д. Основные модели федерализма. Сравнительный историко-государствовед-ческий анализ: монография. М., 2016.

9. Паркс Г. Пятьдесят лет общественной деятельности в Австралии. М.,1893.

10. Collier C., Collier J.L. Decision in Philadelphia. The Constitutional Convention of 1787. N. Y., 1986.

Reference

1. Hancock W.K. Australia. London, 1930.

2. Malahovskiy K.V. Istoriya Avstralii [History of Australia]. Moscow, 1980. (In Russian).

3. Irving H. Sister Colonies with Separate Constitutions: Why Australians Federationists Rejected the Canadian Constitution. Shaping Nations. Constitutionalism and Society in Australia and Canada, eds. L. Cardinal, D. Headon. Ottawa, 2002.

4. Crowley F. A Documentary History of Australia: in 3 vols. Vol. 3. Colonial Australia (18751900). Melbourne, 1980.

5. Atkinson A. Federation, Democracy and the struggle against a Single Australia. Australian Historical Studies, 2013, vol. 44.

6. Crisp L.F. Federation Fathers. Melbourne, 1990.

7. Makintair S. Kratcaya istoriya Avstralii [History of Australia in short]. Moscow, 2011. (In Russian).

8. Gulyakov A.D. Osnovnyie modali federalism. Sravnitelnyi istoriko-gosudarstvovedcheskiy analis [Main models of feudalism. Comparative historical political analysis]. Moscow, 2016. (In Russian).

9. Parks G. Pyatdesyat let obschestvennoi deyatel-nosty v Avstralii [Fifty years of public activity in Australia]. Moscow, 1983. (In Russian).

10. Collier C., Collier J.L. Decision in Philadelphia. The Constitutional Convention of 1787. New York, 1986.

Поступила в редакцию 26.06.2016 г. Received 26 June 2016

UDC 342.1

PECULARITICS OF THE FORMATION OF AUSTRALIAN PIONEERING FEDERALISM

Aleksander Dmitrievich GULYAKOV

Candidate of Jurisprudence, Associate Professor, Rector

Penza State University

40 Krasnaya St., Penza, Russian Federation, 440026 E-mail: rektorat@pnzgu.ru

Australia in the contrast to other white pioneering countries was discovered rather late XVIII century. Its development was rather slow till the mid XIX century and only in the mid - 1880-s the question of the formation of federation was raised mainly to external circumstances. A few conventions in 1890-s were held and the Constitutional project was confirmed at referendum twice. No public agitation and the wave of patriotism was noticed. The Constitution was introduced in 1901. It provides for broad rights of the states and this concept did not inspire sharp political contradictions like in the USA in the USA in 1787-1788. The federative center acquired additional powers slowly without much public debates and not saying about Civil War. The First and Second World Wars helped to strengthen federative center. Thus, Australia has become rather stable country without traces of separatism.

Key words: history of federalism; Australian federalism; constitution of Australia; political history of Australia; state rights in Australia; federalism in White Pioneering

Информация для цитирования:

Гуляков А.Д. Особенности формирования австралийского первопоселенческого федерализма // Вестник Тамбовского университета. Серия Политические науки и право. Тамбов, 2016. Т. 2. Вып. 3 (7). С. 5-9.

Gulyakov A.D. Osobennosti formirovaniya avstraliyskogo pervoposelencheskogo federalizma [Pecularitics of the formation of Australian pioneering federalism]. Vestnik Tambovskogo universiteta. Seriya Politicheskie nauki ipravo - Tambov University Review. Series: Politics and Law, 2016, vol. 2, no. 3 (7), pp. 5-9. (In Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.