Научная статья на тему 'Особенность деятельности органов контрразведки в период русско-японской войны 1904-1905 гг'

Особенность деятельности органов контрразведки в период русско-японской войны 1904-1905 гг Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
420
98
Поделиться
Ключевые слова
ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ / ИСТОРИЯ СПЕЦСЛУЖБ / ДЕТСКАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ / ВОЕННЫЙ ФАКТОР / ВОЙНА И ОБЩЕСТВО / ИСТОРИЯ КОНТРРАЗВЕДКИ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Канаев Игорь Николаевич

В статье рассматривается деятельность русской контрразведки в период русско-японской войны 1904-1905 гг. Исследованы особенности контроля над японскими пленными и настроениями обывателей в русской провинции начала XX в.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Канаев Игорь Николаевич,

The peculiarities of the Russian intelligence services activities in the period of Russian-Japan War 1904-19051Tambov State Technical University FSO Russia in Tambov Region

The article deals with the Russian intelligence services activities in the period of Russian-Japan War 1904-1905. The peculiarities of control over the Japanese captives and minds of the residents in the Russian province of early XX century are researched.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Особенность деятельности органов контрразведки в период русско-японской войны 1904-1905 гг»

ноземья России (1894-1917 гг.): дис. ... канд. ист. наук. Воронеж, 2006. С. 170.

12. Московский областной съезд деятелей агрономической помощи населению 21-28 февраля 1911 г. Труды. Материалы по V и VI секциям. М., 1911. Т. 4. С. 131.

13. Карпачев М.Д. Новые веяния в экономике воронежской деревни в годы проведения столыпинской аграрной политики // Из истории Воронежского края: сб. ст. / отв. ред. А.Н. Акиньшин. Воронеж, 2004. Вып. 12. С. 170-181.

14. Ковалев Д.В. Закон 14 июня 1910 года и агротехнический прогресс в крестьянском хозяйстве столичных губерний России // Землевладение и землепользование в России (соци-

ально-правовые аспекты). XVIII сессия Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. М., 2002. С.103.

Поступила в редакцию 24.03.2008 г.

Kniga M.D. Agricultural readings and their influence on peasants’ production culture at the beginning of XX century. The article is devoted to the problem of agrarian knowledge spreading in Russia at the beginning of XX century. The author proves that scientific knowledge transmission by means of agricultural readings influenced on the development of agriculture on peasant farms.

Key words: agricultural readings, agronomic help, agrarian-scientific knowledge.

ОСОБЕННОСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ КОНТРРАЗВЕДКИ В ПЕРИОД РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ 1904-1905 гг.

И.Н. Канаев

В статье рассматривается деятельность русской контрразведки в период русско-японской войны 1904-1905 гг. Исследованы особенности контроля над японскими пленными и настроениями обывателей в русской провинции начала XX в.

Ключевые слова: военная история, история спецслужб, детская повседневность, военный фактор, война и общество, история контрразведки.

Анализируя события русско-японской войны 1904-1905 гг. и причины поражения России, важно учитывать, наряду с другими важными обстоятельствами, и доминирование японской разведки на театре военных действий, а также отсутствие в России четкой линии на систему контрразведывательной деятельности. После упразднения в августе 1880 г. III Отделения некоторые функции контрразведки перешли к Департаменту полиции Министерства внутренних дел Российской империи. Наряду с ним контрразведывательные задачи решали подчиненные ему охранные отделения и губернские жандармские управления. Некоторые контрразведывательные функции - наблюдение за иностранцами, а также надзор за военнопленными - были возложены на 9-е делопроизводство Департамента полиции. Однако защита военных секретов империи от иностранного шпионажа не относилась к числу их приоритетов.

В борьбе с иностранной разведкой Корпус жандармов использовал весь инструментарий средств, наработанных за десятилетия противостояния революционному движению внутри империи, как-то: негласное наблюдение, приобретение секретной агентуры, перлюстрация и т. п. Департамент полиции неоднократно отмечал, что хотя официально руководящая роль в деле контрразведки принадлежит военно-окружным штабам во главе с Генштабом, что обусловлено «большей их осведомленностью в ближайших задачах контрразведки», однако это не означает, что на жандармские учреждения возложены исключительно исполнительные функции. Последние, во-первых, имеют право широко проявлять в этой области свою инициативу, во-вторых, при выполнении отдельных поручений окружных штабов действовать вполне самостоятельно. Анализируя позицию Департамента в вопросе о полномочиях жандармского ведомства в области контрразведки, вполне, на наш взгляд, правомерно гово-

рить о ее противоречивости. С одной стороны, явно прослеживается стремление поставить розыскной потенциал политической полиции на службу делу борьбы со шпионажем, с другой - постоянное напоминание о том, что участие чинов жандармского ведомства в этой сфере «не должно отражаться на успешном выполнении ими прямых своих обязанностей», т. е. на ведении политического розыска. По справедливому заключению А. Беловой, поддержание требуемого равновесия было делом практически невыполнимым [1].

Частично контрразведывательную деятельность осуществляли также Военноученый комитет (ВУК) Главного штаба, военные агенты (военные атташе) военного министерства, и с 1893 г. Отдельный корпус пограничной стражи министерства финансов [2]. В армии и на флоте функции военной контрразведки осуществляла генерал-квар-тирмейстерская служба.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Собственно же специализированный государственный орган, уполномоченный вести контрразведывательную работу в масштабах всей страны, появился в России только 21 января 1903 г., когда Николай II по докладу военного министра А.Н. Куропаткина согласился с предложением о создании особого отделения Главного штаба, которое было названо Разведочным отделением. Примечательно, что наряду с задачами контрразведывательной защиты армии и флота новая государственная служба была призвана решать контрразведывательные задачи в масштабах империи. Деятельность эта должна была заключаться в установлении негласного надзора за обыкновенными путями тайной военной разведки, имеющими исходной точкой иностранных военных агентов, конечными пунктами - лиц, состоящих на государственной службе и занимающихся преступной деятельностью, и связующими звеньями между ними - иногда целый ряд агентов, посредников в передаче сведений [3].

После начала военных действий японские спецслужбы значительно активизировали свою деятельность как на театре военных действий, так и далеко в тылу Российской империи [4]. Так, когда японцам была нужна информация из наших глубоких тыловых регионов, они находили китайцев и давали им небольшую сумму на открытие в различных местах своего дела. Не случайно в нача-

ле XX в. в Тамбове и других губернских городах Центральной России стали появляться многочисленные китайские торговцы.

Жизненно важная для русской армии Транссибирская железная дорога много раз становилась объектом диверсий японских лазутчиков. Но в большинстве случаев эти попытки удавалось пресечь или предотвратить, и железнодорожное сообщение с Россией не прерывалось на протяжении всей войны [5]. Японцы также использовали и приемы информационной войны. Агенты, действовавшие в Мукдене, распространяли слухи о предстоящем нападении японской армии на Владивосток. Для подкрепления этих слухов организовывались соответствующие публикации в японских газетах, а китайские агенты дезинформировали русских относительно передвижения японских войск в прибрежных провинциях. По мнению одного из основоположников военной контрразведки Е.А. Никольского, в целом власти не уделяли должного внимания борьбе с иностранной разведкой в Российской империи начала XX в. [6].

В тыловой Тамбовской губернии о японцах и Японии знали сравнительно мало. В начальный период войны активно распространялись слухи и «чудесные предсказания»

0 ходе боевых действий на суше и на море.

1 февраля 1904 г. в уездном городе Козлове Тамбовской губернии «узнали», что русские броненосцы потопили 11 японских крейсеров и взяли в плен весь японский десант в количестве 15 тыс. солдат [7]. В самом Тамбове в апреле 1904 г. россиянки передавали друг другу «достоверный» слух о пленении 30-тысячной японской армии во главе с командующим. Подобные известия радостно воспринимались населением даже несмотря на их очевидную нелепость. Продавались и «листовки» с добрыми предсказаниями русских побед. Обыватели охотно раскупали эти листки с патриотическими известиями, надеясь на скорую победу над «желтой опасностью».

Следует заметить, что провинциальный социум отличался не всегда адекватным отношением к противнику России. Везде: в учебных заведениях, на улице, в лавке слышны были разговоры о «желтолицых» варварах,

об угрозе с Востока, а «матери стали стращать японцами расшалившихся детей». Представ-

лениям о японцах, как «азиатах», язычниках, а значит не просто «других», но еще и отсталых «дикарях», варварах широко распространялись в Тамбовской губернии. Они многократно усиливались естественной враждебностью по отношению к противнику, к тому же вероломно напавшему, находили отражение как в публично выражаемых, так и в частных оценках в пренебрежительной и даже оскорбительной форме.

Вскоре появились и сами пленные. Несмотря на удаленность от театра боевых действий Тамбовская губерния являлась местом дислокации японских военнопленных. В

1904 г. сюда были высланы 500 военнопленных солдат и офицеров японской армии. В Тамбовской губернии они распределялись следующим образом: в Тамбове - 200 человек; в Моршанске - 150 человек; в Козлове -150 человек [8]. В начале 1905 г. в Тамбовскую губернию прибыла новая партия военнопленных численностью 100 человек. Эта партия была размещена в городе Шацке.

Военное командование предписывало размещать военнопленных в казармах, а при отсутствии таковых в частных домах, но непременно казарменным порядком. Но в Тамбовской губернии специальные казармы, пригодные для размещения такой партии военнопленных, существовали лишь в Шацке. В итоге для проживания военнопленных были выделены старые воинские казармы, переоборудованы некоторые казарменные дома, были отведены несколько частных квартир (для военнопленных офицеров). Сразу по прибытию военнопленных в Тамбовскую губернию для удобства их размещения, содержания и надзора они были разделены на взводы, полуроты, роты и т. д. Во главе рот были поставлены назначенные офицеры.

Органы контрразведки рекомендовали властям строгое обращение с военнопленными иностранцами. Подтверждением этих слов служит тот факт, что введен надзор как за самими военнопленными, так и за их перепиской. Вся корреспонденция военнопленных сдавалась в Центральное справочное бюро о военнопленных, где проводился цензурный отбор. Японцы писали письма, используя китайские иероглифы и японские знаки (катакану) [9]. Это существенно затрудняло цензуру. В итоге постановлением Генерального штаба Российской империи от

26 июля 1904 г. рекомендовалось использовать только катаканы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Во многом это было связано с развитием шпионажа в начале XX в. Так, правительство Российской Империи, дабы свести на нет возможность распространения информации о содержании военнопленных, их размещении и т. д., запретило репортерам посещать их. Нам представляется, что эта мера была вызвана не только возможностью распространения данной информации, но и возможностью передачи военнопленным репортерам (или через них своим представителям в России) сведений о положении в губернии.

7 сентября 1904 г. окружной генерал-квартирмейстер штаба Московского военного округа генерал-майор Каменский писал Тамбовскому губернатору: «В некоторых

городах к японским военнопленным офицерам относятся, как к гостям, знакомят их с достопримечательностями города, с общественной жизнью, возбуждают вопросы о приеме их в офицерские и общественные собрания и т. п., что конечно недопустимо». Причину этого он объяснял тем, что «японские военнопленные, которые сообразно с национальным их характером - врожденной хитростью, смогут почерпать сведения, которые должны остаться тайной». Особо генерал-майор Каменский подчеркнул, что военнослужащим запрещено угощаться, бражничать с пленными в ресторанах и подобных заведениях [10]. Особое внимание уделялось надзору за офицерами. 8 октября 1904 г. начальник штаба Московского Военного Округа генерал-майор барон Раушь фон Трауден-дорф циркулярно писал Тамбовскому губернатору, что для надзора за военнопленными офицерами необходимо, в зависимости от их поведения, предпринять следующие меры: 1) поселять офицеров в казармах; 2) продовольствовать их общим столом в их квартирах за счет положенного им содержания; 3) запретить посещение ресторанов [11].

В целом, власти предписывали относиться к военнопленным и не враждебно, но и не дружественно. Очевидно, что расквартирование в Тамбовской губернии военноплен-ных-японцев заметного влияния на жизнь населения не оказало. Пленные японские солдаты и офицеры воспринимались, в большей степени, как экзотика. А огромные различия в языке и культуре сделали факти-

чески невозможным их социокультурное влияние на тамбовское общество. Опасения представителей контрразведки о возможности воздействия пленных японцев на российский социум оказались напрасными, однако русско-японская война 1904-1905 гг. послужила важным уроком развития отечественных спецслужб, способствовала развитию специальных структур разведки и контрразведки не только в столичных городах, но и в тыловых губерниях Российской империи.

Контрразведывательные органы стали приобретать в послевоенный период новые очертания и полномочия, все меньше нуждались в помощи МВД. Таким образом, постепенно отечественная контрразведка превращалась в динамично развивающуюся систему, способную решать сложные задачи противодействия деятельности зарубежных спецслужб.

1. Белова А.В. Тамбовской губернское жандармское управление: структура, деятельность, кадры (1867-1917 гг.): дис. ... канд. ист. наук. Тамбов, 2008. Л. 99.

2. Кирмель Н.С. Становление военной контрразведки Российской империи // Военноисторический журнал. 2006. № 2. С. 23.

3. Старков Б.А. Охотники на шпионов: Контрразведка России 1905-1914 гг. М., 2006.

4. Павлов Д.Б. Русско-японская война 1904-

1905 гг. Секретные операции на суше и на море. М., 2004.

5. Вотинов А. Японский шпионаж в русско-японскую войну 1904-1905 гг. М., 1939.

6. Никольский Е.А. Записки о прошлом. М., 2007. С. 91.

7. Государственный архив Тамбовской области (ГАТО). Ф. 4. Оп. 1. Д. 3651. Л. 46.

8. ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 5654. Л. 4.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 5654. Л. 8.

10. ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 5654. Л. 10-11.

11. ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 5654. Л. 14-15.

Поступила в редакцию 23.05.2008 г.

Kanaev I.N. The peculiarities of the Russian intelligence services activities in the period of Russian-Japan War 1904-1905. The article deals with the Russian intelligence services activities in the period of Russian-Japan War 1904-1905. The peculiarities of control over the Japanese captives and minds of the residents in the Russian province of early XX century are researched.

Key words: military history, intelligence services history, children daily routine, military factor, war and society, counterintelligence history.

«ДУХ КАУШЕНА» (ОФИЦЕРСКИЙ КОРПУС «ТЯЖЕЛОЙ КАВАЛЕРИИ» РОССИЙСКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ ГВАРДИИ В КАУШЕНСКОМ СРАЖЕНИИ)

Г.С. Чувардин

В статье рассматривается офицерский корпус «тяжелой кавалерии» российской императорской гвардии накануне и на начальном этапе Первой мировой войны. Анализу повергаются его основные социометрические параметры и социокультурная среда. В центре исследования оказывается важнейшее для судеб гвардии, а в конечном итоге и Российской империи, событие - Каушенское сражение. Делается вывод о том, что «пиррова победа» под Каушеном оказали решающее влияние на поражение Русской армии в Восточной Пруссии. Потери при Каушене привели к психологическому надлому, оттоку аристократии из гвардейской кавалерии, апатии к войне и монархии.

Ключевые слова: гвардия, Каушен, Первая мировая война.

Важной составляющей истории Первой мировой войны являляется история императорской гвардии, судьба которой оказала решающее влияние как на печальный исход самой войны, так и на крушение Российской империи. Проблема комплексного анализа российской императорской гвардии и от-

дельных ее компонентов в период великой войны остается малоизученной. За исключением исследования Е.И. Чапкевича [1], а также ряда публикаций автора данной статьи анализ роли и места императорской гвардии в событиях Первой мировой войны практически не проводился. Большинство совре-

35б