Научная статья на тему 'Основные тенденции развития современной российской криминологии и некоторые перспективные научные направления её дальнейшего развития: взгляд провинциального оптимиста'

Основные тенденции развития современной российской криминологии и некоторые перспективные научные направления её дальнейшего развития: взгляд провинциального оптимиста Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
3769
329
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КРИМИНОЛОГИЯ / ТЕНДЕНЦИИ / КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ОТРАСЛИ / ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Кабанов Павел Александрович

Взаимодействие криминологии с другими науками, в результате которого формируются межотраслевые частные криминологические теории, развивает не только криминологию, но и те дисциплины, с которыми такие связи возникают.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Основные тенденции развития современной российской криминологии и некоторые перспективные научные направления её дальнейшего развития: взгляд провинциального оптимиста»

УДК 343.9 ББК 67.51

П.А. Кабанов

ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ КРИМИНОЛОГИИ И НЕКОТОРЫЕ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАУЧНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЕЁ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗВИТИЯ: ВЗГЛЯД ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ОПТИМИСТА

Аннотация: Взаимодействие криминологии с другими науками, в результате которого формируются межотраслевые частные криминологические теории, развивает не только криминологию, но и те дисциплины, с которыми такие связи возникают.

Ключевые слова: криминология; тенденции; криминологические отрасли; взаимодействие. P.A. Kabanov

THE MAIN TENDENCIES OF DEVELOPMENT OF MODERN RUSSIAN CRIMINOLOGY AND SOME PERSPECTIVE SCIENTIFIC DIRECTIONS OF ITS FURTHER DEVELOPMENT: THE VIEW OF THE PROVINCIAL OPTIMIST

Summary: The interaction of criminology with other sciences, as a result of which interdisciplinary criminological theories are formed, helps to develop not only criminology, but also the disciplines with which such relationships arise.

Key words: criminology; trends; criminological branches; interaction.

Специалистам, длительное время развивающим современную российскую криминологическую науку, трудно не согласиться с основными положениями доклада С.М. Ин-шакова, исследования и публикации которого широко известны в России и за рубежом [12; 13; 14]. Действительно, значение для государства и общества криминологии изменчиво, ситуативно и требует постоянного мониторинга. Оценка С.М. Иншаковым развития и состояния российской криминологии верна, объективна, но слишком пессимистична. Это позволяет нам высказать своё, более оптимистичное мнение по данному вопросу.

Научные исследования сферы противодействия преступности формируются, как правило, по двум направлениям. Они определяются потребностями правоприменительной и правотворческой деятельности, надобностями научно-исследовательских коллективов или отдельных специалистов в разработке и/или создании новых криминологических теорий. В отдельных случаях основные направления

развития научных, в том числе и криминологических исследований, закрепляются ведомственными нормативными актами [23]. При этом постоянно обновляется перечень перспективных направлений, а специалисты, критически относясь к имеющимся научным наработкам, предлагают новые направления в виде отдельных криминологических отраслей или частных криминологических теорий [25].

Научно обоснованные криминологические направления находят понимание и поддержку в Санкт-Петербургском международном криминологическом клубе, где и зародилась современная российская отраслевая криминология. Отдельные криминологи указывают на жизненную необходимость такого отраслевого деления [11].

Выделение криминологических теорий -это не только тенденция российской криминологической науки и практики противодействия преступности, но и зарубежной [3].

Анализ текущей информации о состоянии криминологических исследований и потреб-

ностей современной правоприменительной практики позволяет определить некоторые тенденции криминологии как науки и на основе этого спрогнозировать ближайшие и отдалённые перспективные направления криминологии как самостоятельной отрасли научных знаний и учебной дисциплины.

Основные тенденции развития современной российской криминологической науки характеризуются целым рядом взаимосвязанных и взаимообусловленных признаков. Во-первых, наблюдается расширение научных связей отечественных криминологов с зарубежными коллегами. Отечественные специалисты всё чаще публикуются в научных криминологических изданиях за рубежом [4; 5; 6; 7; 8], а авторитетные зарубежные криминологи - в российских [16; 24].

Наиболее значимые монографические исследования зарубежных криминологов стали переводиться на русский язык [17; 18], а российские научные работы - на иностранные языки [1]. В результате происходит влияние зарубежных криминологических теорий на развитие отечественной криминологии, увеличивается объём криминологической информации, повышается качество криминологических знаний. Более того, публикуются результаты совместных криминологических исследований российских и зарубежных специалистов [10; 19], что свидетельствует о развитии российской криминологической науки и её интеграции в общемировое криминологическое пространство.

Во-вторых, за счёт формирования и использования новых источников криминологической информации происходит расширение криминологических знаний. Криминологические исследования становятся востребованными в смежных науках, обогащая их. Например, формирование новых видов статистического учёта (количества потерпевших от преступлений) и развитие виктимологической статистики расширяют объём знаний не только в области статистики, но и криминологии.

В-третьих, развитие отраслей и частных криминологических теорий позволяет им переходить в другие отрасли знаний, насыщая и дополняя их необходимой криминологической информацией. Так, увеличение объёма знаний о преступлениях несовершеннолетних и мерах противодействия им позволяет развивать не только ювенальную криминологию,

но и ювенальную педагогику, другие направления, связанные с оказанием помощи несовершеннолетним.

В-четвёртых, развитие мировой криминологии и расширение потребностей международных организаций формируют заказ на проведение криминологических исследований по наиболее актуальным направлениям противодействия преступности, в том числе международных и междисциплинарных.

В-пятых, дифференциация и глубокая специализация высшего образования, связанные с делением подготовки на разные уровни (бакалавриат, специалитет, магистратуру, аспирантуру), требуют формирования специализированных курсов по вопросам противодействия преступности. Это обстоятельство делает востребованными разработку новых междисциплинарных частных криминологических теорий и, на их базе, внедрение в учебный процесс новых специальных курсов, в том числе и межотраслевых - для обучения по различным направлениям подготовки, а не только юриспруденции.

Примером формирования такого специализированного междисциплинарного курса является учебная дисциплина, основанная на результатах исследования феномена коррупции и мер противодействия ей, именуемая, в зависимости от направления подготовки либо особенностей образовательного процесса в вузе, «Противодействие коррупции», «Антикоррупционная политика» либо производными от них.

В-шестых, развитие отечественной криминологии как науки и соответственное увеличение объёма криминологических исследований повлекли за собой появление специализированных криминологических научных периодических изданий - научных междисциплинарных криминологических журналов: «Криминология: вчера, сегодня завтра», «Российский криминологический взгляд», «Криминологический журнал», «Всероссийский криминологический журнал».

В начале текущего тысячелетия стали издаваться отечественные специализированные криминологические журналы, рассматривающие вопросы отдельных частных криминологических теорий и/или отраслевых направлений криминологии: «Наркоконтроль». «Антинаркотическая безопасность», «Викти-мология».

В-седьмых, развитие криминологических знаний потребовало от отечественных криминологов объединения своих усилий при проведении крупных криминологических исследований. В результате возникли криминологические организации: «Санкт-Петербургский международный криминологический клуб», «Российская криминологическая ассоциация»; «Союз криминалистов и криминологов», взаимодействующие с международными и зарубежными общественными объединениями криминологов.

В-восьмых, увеличение объёма криминологических знаний невозможно без организации творческих коллективов из числа представителей различных наук. В России существуют относительно самостоятельные криминологические школы коллег-единомышленников: невско-волжская криминологическая школа [31] и дальневосточная криминологическая школа [21].

В-девятых, значительный рост количества преступлений в 1990-х годах и снижение их числа в начале текущего века привлекли внимание не только криминологов, но и журналистов, писателей детективного жанра, сценаристов и кинематографистов. Как следствие, стали активно развиваться два направления, основанных на обыденных представлениях о преступности, которые можно условно назвать «криминологическая публицистика» и «популярная криминология».

Криминологическая публицистика - это направление журналистики, описывающее и объясняющее отдельные «резонансные» преступления и их причины, а «популярная криминология» - направление «культурной криминологии» и/или культурологии, формирующее бытовое криминологическое мировоззрение на основе художественных произведений.

В-десятых, появилось значительное количество федеральных и региональных законов и иных нормативных правовых актов по вопросам противодействия преступности. Процесс криминологического правотворчества не останавливается, а количество принимаемых законов постоянно растёт. Данное обстоятельство ставит вопросы о необходимости систематизации современного российского криминологического законодательства, варианты которого уже предлагались представителями невско-волжской криминологической школы

[32], научной разработки мониторинга практики его применения в новых условиях.

Анализ нормативных правовых актов по вопросам противодействия преступности, отечественных и зарубежных научных и учебных источников по криминологии позволяет сформировать некоторый перечень общих и частных вопросов современной отечественной криминологии. Отдельные из них предстоит решить уже в ближайшее время, исходя из криминологической ситуации. Решение других возможно лишь в отдалённой перспективе.

В число наиболее важных общетеоретических вопросов российской криминологии следует отнести следующие. Во-первых, формирование научных основ криминологической таксономии - учения о классификации и систематизации криминологических знаний. Здесь важнейшим направлением выступает не столько заимствование оснований классификации из зарубежных источников, сколько разработка собственных.

Во-вторых, необходимо пересмотреть основные положения теории предупреждения преступлений в связи с широким использованием в современной российской правотворческой деятельности словосочетания «противодействие преступности». При этом следует заострить внимание не столько на соотношении терминов, используемых в этой теории, сколько на сущности и особенностях предупредительной деятельности в новых социальных условиях.

В-третьих, нужно пересмотреть позиции по криминологическому планированию противодействия преступности с учётом развития стратегического криминологического планирования противодействия отдельным видам преступлений и девиантному поведению (коррупции [29], экстремизму [27], нар-котизму [28]) и обеспечения национальной безопасности, в том числе и от криминальных угроз [30].

В-четвёртых, важнейшим направлением российской криминологии в ближайшее время может оказаться криминологическая реги-оналистика, исследующая не только особенности преступности в различных регионах, но и специфику правового регулирования, практик противодействия преступности в субъектах РФ.

В-пятых, потребуются дополнительные исследования в области теории криминологи-

ческой безопасности: не только современного российского общества и отдельных социальных групп, но и криминологической безопасности личности от криминальных угроз.

В-шестых, вскоре возникнет необходимость уточнения терминологического инструментария. Она будет вызвана принятием криминологического законодательства и развитием филологического подхода к криминологической терминологии. Таким образом, нам в отдалённом будущем следует ожидать возникновения нового междисциплинарного направления «криминологическая этимология».

Развитие общетеоретических вопросов криминологии как науки повлечёт за собой и развитие отраслевых направлений криминологических знаний и частных криминологических теорий и наоборот - исследование частных вопросов криминологии неминуемо приведёт к обогащению общей криминологической теории.

В числе наиболее перспективных отраслевых криминологических научных исследований, на наш взгляд, должны быть исследования в области криминологической виктимологии. Об этом свидетельствуют современные исследования в области криминологии, а также потребности правоприменительной практики, направленные на обеспечение виктимологи-ческой безопасности в обществе.

До настоящего времени вне глубокого научного анализа отечественных исследователей остаются вопросы сравнительно-криминологических исследований криминальной виктимности населения регионов Российской Федерации и различных социальных групп. В связи с этим следует активно формировать такое направление виктимологических знаний как сравнительная виктимология, уже имеющая своих разработчиков за рубежом [2].

В настоящее время отдельные международные исследования этой проблематики проводятся отечественными и зарубежными учёными [20; 26]. Одним из наиболее доступных инструментов данного направления мог бы стать виктимологический мониторинг ситуации в российских регионах. Поэтому научная разработка теоретических основ виктимоло-гического мониторинга может стать важнейшим направлением современной российской криминальной (криминологической) викти-мологии.

Здесь важнейшими вопросами, подлежащими исследованию, являются: понятие виктимологического мониторинга, его предназначение и криминологическая сущность; основные количественные и качественные показатели виктимологического мониторинга; механизмы, инструменты и технологии виктимологического мониторинга; практика осуществления виктимологического мониторинга. Отдельные вопросы использования виктимологического мониторинга как средства оценки виктимизации населения уже исследовались отечественными и зарубежными специалистами [9; 15].

Развитие отечественной криминологической виктимологии должно сопровождаться качественным информационным обеспечением, отражающим сведения о количестве жертв преступлений, их видах, социально-демографических и иных характеристиках. В связи с этим должна активно формироваться межотраслевая частная криминологическая теория «виктимологическая статистика», являющаяся, с одной стороны, частью криминологической виктимологии, а с другой, - частью криминологической статистики.

В рамках криминологической викти-мологии перспективным представляется формирование частных виктимологиче-ских теорий, исследующих виктимизацию не только отдельных групп населения, но и жертв отдельных видов преступлений, а также мер их виктимологической профилактики. К имеющимся частным виктимологи-ческим теориям (ювенальная виктимология; виктимология коррупции; виктимология терроризма; криминальная политическая виктимология; виктимология экономической преступности; виктимология тоталитаризма) в ближайшее время могут присоединиться новые теории, обусловленные развитием общей теории виктимологии. К таковым следует отнести:

а) криминальную корпоративную викти-мологию, исследующую в качестве жертв преступлений юридические лица, разрабатывающую меры по их девиктимизации;

б) криминальную геронтологическую вик-тимологию, исследующую в качестве жертв преступлений людей пожилого возраста, разрабатывающую меры по их девиктимизации;

в) криминальную миграционную виктимо-логию, изучающую криминальную виктим-

ность мигрантов, разрабатывающую меры по их девиктимизации.

Потребность в научных исследованиях по обозначенным выше частным направлениям обусловлена как минимум двумя объективными обстоятельствами: постоянным увеличением в структуре жертв названных категорий лиц, процессами миграции и старения населения во всём мире. Если кому-то из специалистов захочется исследовать криминальную виктимность других социальных групп с повышенной виктимностью (лица с ограниченными физическими возможностями (инвалиды), дети-сироты), то такие исследования подлежат одобрению и поддержке.

Перспективные направления отечественной криминологической науки не исчерпываются лишь криминологической виктимо-логией, а включают в себя множество иных отраслей и частных криминологических теорий, которые могут привлечь взгляды современных исследователей. Например, в рамках российской ювенальной криминологии, имеющей более чем вековую историю, до сих пор не исследованы на монографическом уровне вопросы компьютерных преступлений несовершеннолетних, а в рамках семейной криминологии не нашлось места монографическим исследованиям по вопросам виктимологиче-ской профилактики внутрисемейного насилия.

Указанные примеры свидетельствуют о поиске перспективных научных исследований в рамках междисциплинарного взаимодействия. В связи с этим следует обратить внимание на необходимость формирования частных криминологических теорий на основе междисциплинарных исследований. Такие

теории уже зарождаются. К ним следует отнести криминальную (криминологическую) геронтологию - учение о преступлениях лиц пожилого возраста и мерах противодействия им. Эта частная криминологическая теория формируется в рамках криминологии и геронтологии и может считаться как частью одной науки, так и частью другой.

К таким же частным междисциплинарным теориям можно отнести криминальную конспирологию - частную криминологическую теорию, исследующую незаконное смещение легитимно избранных органов государственной власти и высших должностных лиц государства в результате совершения насильственного захвата власти (государственных переворотов, путчей и «цветных революций»), относящуюся к политической криминологии, политологии и политической социологии.

Современные информационные процессы, затрагивающие все сферы жизни общества, не могли не отразиться и на отечественной криминологии. На стыке информатики и криминологии появилось новое научное направление киберкриминология. На сегодняшний день она является частной криминологической теорией, изучающей преступления в ки-берпространстве, их факторы, особенности личности киберпреступника, меры противодействия им.

Взаимодействие криминологии с другими науками, в результате которых формируются межотраслевые частные криминологические теории, развивает не только криминологию, но и те дисциплины, с которыми такие связи возникают.

ПРИСТАТЕЙНЫЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Astanin V.V. Anti-corruption Measures and Prevention of Corruption Risks in Activity of Civil Servants: practice book. M., 2011.

2. Blazicek D.L. Promises or Pitfalls - A Prospectus on Comparative Victimology // International Journal of Comparative and Applied Criminal Justice. 1980. Vol. 4. № 1. P. 85-94.

3. David J. Smith. Wider and deeper: The future of criminology in Europe // European Journal of Criminology. 2014. Vol. 11. № 1. P. 3-22.

4. Dikaev S.U. Heutige Probleme der Terrorismusbekämpfung in Russland // Kriminalität und Kriminalprävention in Ländern des Umbruchs Beitrage einer Internationalen Konferenz in Baku / Aserbaidschan / Helmut Kury und Elmar Karimov (Hrsg.). Universitätsverlag Dr. N. Brockmeyer, Bochum, 2006. S. 103-113.

5. Gilinskiy Y. Crime in contemporary Russia // European Journal of Criminology. 2006. Т. 3. № 3. P. 259-292.

6. Kabanov P.A, Frolova I.I. Victimologic Measurement Crime in Russia: Criminological Analysis of the Effects // Sociology and Criminology-Open Access. 2016. Vol. 4.

7. Shestakov D. Legislative resolution of conflicts in Russia in connection with problems of family criminology // H.I. Sagel-Grande, M.V. Polak. Models ofconflictresolution. Antwerpen-Apeldoorn, 1999. P. 157-165.

8. Shestakov D., Kury H., Danilov A. Changes in Criminal Law and Sentencing Practices in Modern Russia: An Assessment of New Elements of Punitiveness. In: Kury, Helmut, Shea, Evelyn (Eds.), Punitivity. International Developments. Vol. 2: Insecurity and Punitiveness. Bochum: Universitätsverlag (2011). P. 509-549.

9. Бочков А.А., Стаценко В.Г. Опыт проведения сравнительного виктимологического мониторинга на региональном уровне // Право.Ьу 2015. № 2. С. 83-88.

10. Гантулага Н., Хармаев Ю.В. Некоторые вопросы ресоциализации осуждённых в Монголии // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2015. Т. 9. № 2. С. 378-384.

11. Данилов А.П. Криминологические отрасли как жизненная необходимость // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2010. № 1 (18). С. 49-53.

12. Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М., 1997.

13. Иншаков С.М. Криминология: учебник. М., 2000.

14. Иншаков С.М. Преступность и её причины в Вооружённых Силах. М., 1995.

15. Кабанов П.А. Виктимологический мониторинг статистических показателей коррупционной преступности в Республике Беларусь // Мониторинг правоприменения. 2014. № 1. С. 19-24.

16. Кристи Н. Борьба с преступностью - доходная индустрия // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2011. № 5. С. 8-19.

17. Кристи Н. Борьба с преступностью как индустрия. Вперед, к ГУЛАГу западного образца. Перевод с английского. 2-е изд., перераб., доп. М., 2001.

18. Кристи Н. Удобное количество преступлений / пер. с англ. Е. Матерновской; общ. ред. и вступ. ст. Я.И. Гилинского. СПб., 2006.

19. КуриХ., Ильченко О. Эффективность наказания: результаты международных исследований // Актуальные проблемы экономики и права. 2013. № 2 (26). С. 240-256.

20. Муллахметова Н.Е., Бочков А.А. Криминальная виктимизация населения приграничных районов России и Беларуси (Смоленская и Витебская области): результаты компаративистского виктимологиче-ского исследования. Смоленск, 2014.

21. Номоконов В.А. Дальневосточная криминологическая школа: проблемы причинности, наркотизма и организованной преступности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2009. № 1 (16). С. 79-88.

22. Номоконов В.А. Современная криминология: традиционные подходы и новые направления // Организованная преступность, миграция, политика. М., 2002. С. 132-137.

23. Приказ МВД России от 01.04.2016 № 155 «Об осуществлении научной (научно-исследовательской) деятельности в органах внутренних дел Российской Федерации».

24. Сессар К. Воззрения на преступность и изменение общества // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2013. № 1 (28). С. 32-36.

25. Старков О.В. Истоки новых направлений в криминологии // Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон. М., 2001. С. 515-518.

26. Стаценко В.Г. Криминальная виктимизация населения Российской Федерации и Республики Беларусь: сравнительный анализ // Актуальные проблемы юридического обеспечения прав человека: сборник научных статей. Витебск, 2015. С. 169-173.

27. Стратегия противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года (Утверждена Президентом РФ 28.11.2014 г. № Пр-2753).

28. Указ Президента РФ от 09.06.2010 № 690 «Об утверждении Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года» // СЗ РФ. 2010. № 24. Ст. 3015.

29. Указ Президента РФ от 13.04.2010 № 460 «О Национальной стратегии противодействия коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010-2011 годы» // СЗ РФ. 2010. № 16. Ст. 1875.

30. Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // СЗ РФ. 2016. № 1 (часть II). Ст. 212.

31. Чураков А.В. Этапы становления невско-волжской криминологической школы // История государства и права. 2007. № 15. С. 7-8.

32. Шестаков Д.А. Криминологическое законодательство и право противодействия преступности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2013. № 1 (28). С. 47-50.

REFERENCES

1. Astanin V.V. Anti-corruption Measures and Prevention of Corruption Risks in Activity of Civil Servants: practice book. M., 2011.

2. Blazicek D.L. Promises or Pitfalls - A Prospectus on Comparative Victimology // International Journal of Comparative and Applied Criminal Justice. 1980. Vol. 4. № 1. P. 85-94.

3. David J. Smith. Wider and deeper: The future of criminology in Europe // European Journal of Criminology.

2014. Vol. 11. № 1. P. 3-22.

4. Dikaev S.U. Heutige Probleme der Terrorismusbekämpfung in Russland // Kriminalität und Kriminalprävention in Ländern des Umbruchs Beitrage einer Internationalen Konferenz in Baku / Aserbaidschan / Helmut Kury und Elmar Karimov (Hrsg.). Universitätsverlag Dr. N. Brockmeyer, Bochum, 2006. S. 103-113.

5. Gilinskiy Y. Crime in contemporary Russia // European Journal of Criminology. 2006. T. 3. № 3. P. 259-292.

6. Kabanov P.A, Frolova I.I. Victimologic Measurement Crime in Russia: Criminological Analysis of the Effects // Sociology and Criminology-Open Access. 2016. Vol. 4.

7. Shestakov D. Legislative resolution of conflicts in Russia in connection with problems of family criminology // H.I. Sagel-Grande, M.V. Polak. Models of conflict resolution. Antwerpen-Apeldoorn, 1999. P. 157-165.

8. Shestakov D., Kury H., Danilov A. Changes in Criminal Law and Sentencing Practices in Modern Russia: An Assessment of New Elements of Punitiveness. In: Kury, Helmut, Shea, Evelyn (Eds.), Punitivity. International Developments. Vol. 2: Insecurity and Punitiveness. Bochum: Universitätsverlag (2011). P. 509-549.

9. Bochkov A.A., Statsenko V.G. Opyt provedeniya sravnitel'nogo viktimologicheskogo monitoringa na regional'nom urovne. [Experience in conducting comparative victimological monitoring at the regional level]. Pravo.by. 2015, no. 2, pp. 83-88.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Gantulaga N., Harmaev Y.V. Nekotorye voprosy resotsializatsii osuzhdennykh v Mongolii. [Some issues of the re-socialization of convicts in Mongolia]. Kriminologicheskiy zhurnal Baykal'skogo gosudarstvennogo universiteta ekonomiki i prava - Criminological Journal of the Baikal State University of Economics and Law.

2015, Vol. 9. no. 2, pp. 378-384.

11. Danilov A.P. Kriminologicheskie otrasli kak zhiznennaya neobkhodimost'. [Criminological branches as vital necessity]. Kriminologiya: vchera, segodnya, zavtra - Criminology: Yesterday, Today, Tomorrow. 2010, no. 1 (18), pp. 49-53.

12. InshakovS.M. Zarubezhnaya kriminologiya. [Foreign criminology]. M., 1997.

13. Inshakov S.M. Kriminologiya: uchebnik. [Criminology: a textbook]. M., 2000.

14. Inshakov S.M. Prestupnost' i ee prichiny v Vooruzhennykh Silah. [Crime and its causes in the Armed Forces]. M., 1995.

15. Kabanov P.A. Viktimologicheskiy monitoring statisticheskikh pokazateley korruptsionnoy prestupnosti v Respublike Belarus'. [Viktimological monitoring of statistical indicators of corruption crime in the Republic of Belarus]. Monitoring pravoprimeneniya - Monitoring of law enforcement. 2014, no. 1, pp. 19-24.

16. Kristi N. Bor'ba s prestupnost'yu - dokhodnaya industriya. [Crime control is a profitable industry]. Ugolovno-ispolnitel'naya sistema: pravo, ekonomika, upravlenie - Criminal Executive System: Law, Economics, Management. 2011, no. 5, pp. 8-19.

17. Kristi N. Bor'ba s prestupnost'yu kak industriya. Vpered, k GULAGu zapadnogo obraztsa. [Crime control as industry. Towards GULAGs, Western style]. Perevod s angliyskogo. 2-e izd., pererab., dop. M., 2001.

18. Kristi N. Udobnoe kolichestvo prestupleniy. [Suitable amount of crime]. Per. s angl. E. Maternovskoy; obshch.red. i vstup. st. Y.I. Gilinskogo. St.P., 2006.

19. Kuri H., Ilchenko O. Effektivnost' nakazaniya: rezul'taty mezhdunarodnykh issledovaniy. [Effectiveness of punishment: the results of international research]. Aktual'nye problemy ekonomiki i prava - Topical Problems of Economics and Law. 2013, no. 2 (26), pp. 240-256.

20. Mullakhmetova N.E., Bochkov A.A. Kriminal'naya viktimizatsiya naseleniya prigranichnykh rayonov Rossii i Belarusi (Smolenskaya i Vitebskaya oblasti): rezul'taty komparativistskogo viktimologicheskogo issledovaniya. [Criminal victimization of the population of border regions of Russia and Belarus (Smolensk and Vitebsk regions): the results of a comparative victimological study]. Smolensk, 2014.

21. Nomokonov V.A. Dal'nevostochnaya kriminologicheskaya shkola: problemy prichinnosti, narkotizma i organizovannoy prestupnosti. [Far Eastern Criminology school: problems of casuality, drug and organized crime]. Kriminologiya: vchera, segodnya, zavtra - Criminology: Yesterday, Today, Tomorrow. 2009, no. 1 (16), pp. 79-88.

22. Nomokonov V.A. Sovremennaya kriminologiya: traditsionnye podkhody i novye napravleniya. [Modern criminology: traditional approaches and new directions]. Organizovannayaprestupnost', migratsiya, politika -Organized Crime, Migration, Politics. M., 2002, pp. 132-137.

23. Prikaz MVD Rossii ot 01.04.2016 № 155 «Ob osushchestvlenii nauchnoy (nauchno-issledovatel'skoy) deyatel'nosti v organakh vnutrennikh del Rossiyskoy Federatsii». [Order of the Ministry of Internal Affairs of Russia of April 1, 2016 no. 155 «On the implementation of research activities in the bodies of internal affairs of the Russian Federation»].

24. Sessar K. Vozzreniya na prestupnost' i izmenenie obshchestva [Views on criminality and changes of society]. Kriminologiya: vchera, segodnya, zavtra - Criminology: Yesterday, Today, Tomorrow. 2013, no. 1 (28), pp. 32-36.

25. Starkov O.V. Istoki novykh napravleniy v kriminologii. [The origins of new trends in criminology].

Zakonomernosti prestupnosti, strategiya bor 'by i zakon - Patterns of Crime, Strategy of Counteraction and Law. M., 2001. pp. 515-518.

26. Statsenko V.G. Kriminal'naya viktimizatsiya naseleniya Rossiyskoy Federatsii i Respubliki Belarus': sravnitel'niy analiz. [Criminal victimization of the population of the Russian Federation and the Republic of Belarus: a comparative analysis]. Aktual'nye problemy yuridicheskogo obespecheniya prav cheloveka: sbornik nauchnykh statey. Vitebsk, 2015. pp. 169-173.

27. Strategiya protivodeystviya ekstremizmu v Rossiyskoy Federatsii do 2025 goda (Utverzhdena Prezidentom RF 28.11.2014 № Pr-2753). [The Strategy of counteraction to extremism in the Russian Federation until 2025 (Approved by the President of the Russian Federation no. Pr-2753 as of November 28, 2014)].

28. Ukaz Prezidenta RF ot 09.06.2010 № 690 «Ob utverzhdenii Strategii gosudarstvennoy antinarkoticheskoy politiki Rossiyskoy Federatsii do 2020 goda». [Decree of the President of the Russian Federation no. 690 as of June 9, 2010 «On the approval of the Strategy of the state anti-drug policy of the Russian Federation until 2020»]. SZ RF. 2010, no. 24. St. 3015.

29. Ukaz Prezidenta RF ot 13.04.2010 № 460 «O Natsional'noy strategii protivodeystviya korruptsii i Natsional'nom plane protivodeystviya korruptsii na 2010-2011 gody». [Decree of the President of the Russian Federation no. 460 as of April 13, 2010 «On the National anti-corruption strategy and the National anti-corruption plan for 2010-2011»]. SZ RF. 2010, no. 16. St. 1875.

30. Ukaz Prezidenta RF ot 31.12.2015 № 683 «O Strategii natsional'noy bezopasnosti Rossiyskoy Federatsii». [Decree of the President of the Russian Federation no. 683 as of December 31, 2015 «On the National security strategy of the Russian Federation»]. SZ RF. 2016, no. 1 (part II). St. 212.

31. ChurakovA.V. Etapy stanovleniya nevsko-volzhskoy kriminologicheskoy shkoly. [Stages of the formation of the Nevsko-Vozhsky criminology school]. Istoriya gosudarstva i prava - History of the State and Law. 2007, no. 15, pp. 7-8.

32. Shestakov D.A. Kriminologicheskoe zakonodatel'stvo i pravo protivodeystviya prestupnosti. [Criminological legislation and right of crime counteraction]. Kriminologiya: vchera, segodnya, zavtra - Criminology: Yesterday, Today, Tomorrow. 2013, no. 1 (28), pp. 47-50.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Павел Александрович Кабанов - доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры криминологии Нижегородской академии МВД России (Нижний Новгород, Россия); e-mail: kabanovp@mail.ru

INFORMATION ABOUT AUTHOR

Pavel Aleksandrovich Kabanov - Doctor of Law, associate professor, professor of the department of criminology of the Nizhny Novgorod Academy of the Ministry of Internal Affairs of Russia (Nizhny Novgorod, Russia); e-mail: kabanovp@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.