Научная статья на тему 'Основные композиции комплекса Зуун хух хотол: семантический анализ'

Основные композиции комплекса Зуун хух хотол: семантический анализ Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
51
18
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
ЗУУН ХУХ ХОТОЛ / ПЕТРОГЛИФЫ / СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ / МОНГОЛЬСКИЙ АЛТАЙ / ZUUN KHUKH KHOTOL / PETROGLYPHS / SEMANTIC ANALYSIS / MONGOLIAN ALTAI

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Белокурова Софья Михайловна

Статья посвящена предварительному описанию петроглифического комплекса Зуун хух хотол, обнаруженного в 2017 году на территории Баян-Ульгийского аймака Монголии. Рассматриваются наиболее значимые составляющие, предпринимается попытка семантического анализа образов, особенностей композиционного построения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The basic compositions of the Zuun Khukh Khotol Complex: semantic analysi

This article is devoted to a preliminary description of the petroglyphic complex, discovered in 2017 on the territory of the Bayan-Ulgii aimag, Mongolia. The most significant components are considered, an attempt of semantic analysis of images and features of compositional construction is made.

Текст научной работы на тему «Основные композиции комплекса Зуун хух хотол: семантический анализ»

DOI 10.25712/ASTU.2518-7767.2018.04.003

УДК 7.01

ОСНОВНЫЕ КОМПОЗИЦИИ КОМПЛЕКСА ЗУУН ХУХ ХОТОЛ: СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Белокурова Софья Михайловна Кандидат философских наук, доцент Алтайского государственного технического университета им. И.И. Ползунова. Россия, г. Барнаул. belle.sonet312@gmail.com

Статья посвящена предварительному описанию петроглифического комплекса Зуун хух хотол, обнаруженного в 2017 году на территории Баян-Ульгийского аймака Монголии. Рассматриваются наиболее значимые составляющие, предпринимается попытка семантического анализа образов, особенностей композиционного построения.

Ключевые слова: Зуун хух хотол, петроглифы, семантический анализ, монгольский Алтай.

Библиографическое описание для цитирования:

Белокурова С.М. Основные композиции комплекса Зуун хух хотол: семантический анализ // Искусство Евразии. - 2018. - №4(11). - С. 37-45. DOI: 10.25712/ASTU.2518-7767.2018.04.003. [Электронный ресурс] URL: https://readymag.eom/u50070366/1214115/9/

Небольшой комплекс Зуун хух хотол (Зуун хех хетел) является ранее не описанным в науке и представляет собой писаницу, включающую 8 крупных композиций. Комплекс находится в сомоне Алтанцогц Баян-Ульгийского аймака (Монголия). Предварительно он был обследован в октябре 2017 года. Безусловно, требуется дальнейшее его исследование со стороны специалистов-историков и археологов, мы же рассмотрим отдельные композиции с точки зрения художественных образов и семантики отдельных композиций.

Следует отметить, что алтайская петроглифика, как российская, так и монгольская, исследована достаточно хорошо, причем изучение алтайских петроглифов продолжается уже почти два столетия. Наиболее фундаментальными трудами можно назвать работы А.П. Окладникова, В.Д. Кубарева, Э.А. Новгородовой, Д. Цэвээндоржа и др. [5; 6; 7; 8]. Кроме того, предпринимаются попытки осмысления петроглифов русского и монгольского Алтая в качестве художественных произведений, появляются исследования, посвященные специфике и семантике древнего искусства [2; 12]. Но, несмотря на достаточно глубокую исследованность петроглифов Алтая, небольшой

Аннотация

комплекс Зуун хух хотол пока не попал в сферу внимания ни археологов, ни искусствоведов.

Семантический анализ петроглифов — одна из интереснейших задач современной науки, соединяющая интересы археологии, культурологии, философии, искусствоведения. Несмотря на весьма скромные размеры, Зуун хух хотол содержит целый ряд специфичных сюжетов и образов, подлежащих анализу.

Все значимые композиции расположены на вертикальных плоскостях, ориентированных на восток. С точки зрения ориентации здесь есть один интересный нюанс. Все рисунки обращены на главную географическую доминанту — вершину Цамбагарав. Данная вершина входит в «13 священных Алтаев» — тринадцать вершин Монгольского Алтая, считающихся сакральными согласно представлениям западных монголов. Следует отметить, что на нее сориентирована и группа из семи тюркских изваяний, находящаяся ниже. Учитывая тот факт, что данные памятники находятся в непосредственной близости от Цамбагарава, такое их расположение дополнительно усиливает статус вершины.

Практически все рисунки относятся к периоду бронзы. Интересно, что в комплексе почти отсутствуют (или не сохранились) сцены охоты и военных действий. По характеру сюжетов в Зуун хух хотол преобладают сцены кочевок, многочисленные изображения животных и колесниц. Рассмотрим несколько композиций, представляющих наибольший интерес.

1. Композиция с контуром животного (рис. 1)

Эта композиция находится в самой высокой части комплекса, представляет собой многочисленные изображения животных (быков, козлов, баранов, лошадей) и людей (всадник на быке, ведущий лошадь, идущий человек, мужские изображения и др.).

Рис. 1. Композиция с контуром животного. Комплекс Зуун хух хотол (Зуун хвх хвтвл), Монголия. Фото: С.М. Белокурова.

Все изображения являются одиночными по характеру или объединены в группы по 2-3 рисунка. Однако главным объединяющим моментом является контурное изображение огромного животного. Голова животного напоминает лошадь, однако для эпохи бронзы сакрализация лошади не является характерной, в отличие от быка или оленя. В связи с этим можем сделать предварительное предположение, что это лосиха. На это указывает ряд признаков: удлиненная форма головы, характерные борозды в районе шеи. Контур охватывает большинство рисунков или включается в их композиционное решение. Так, например, линия живота лосихи представляет собой дорогу, по которой идет человек, в другом месте — это тело небольшого козлика. Контур не акцентирован, но он отчетливо просматривается. Данное композиционное решение не является уникальным для петроглифов Алтая. Так, в комплексе Калбак-Таш есть несколько сюжетов с контурным изображением маралухи, в которое включено несколько образов. Калбак-ташская композиция трактуется как модель мироздания в представлениях древних кочевников. Маралуха — это материнское начало, которое порождает Мир. Вполне возможно, что в композиции комплекса Зуун хух хотол отражена та же система — Небесная лосиха как дух, творящий мироздание. Кроме того, можно предположить, что данная композиция, расположенная выше остальных, объединяет комплекс семантически и является своего рода алтарным образом.

2. «Бегущие» (рис. 2)

Композиция «Бегущие» представляет интерес, поскольку содержит редко встречающиеся изображения — двух бегущих человек. Наиболее близко с художественной и семантической точки зрения к ним подходят изображения бегущих воинов из комплекса в Суханихе (Хакассия), которые относятся к таштыкской культуре (II в. до н.э. — V в. н.э.) [4].

Рис. 2. Композиция «Бегущие». Комплекс Зуун хух хотол (Зуун хвх хвтвл), Монголия. Фото: С.М. Белокурова.

Композиция сравнительно небольшая, но по расположению фигур может быть трактована с разных позиций. Основные сохранившиеся изображения антропоморфны. В правой верхней части композиции — схематично выбитые две фигуры людей, бегущих справа налево. В центральной части — три фигуры, движущиеся слева направо, одна из которых — лучник. И, наконец, в нижней левой части — две, видимо, танцующие фигуры с характерной формой рук-крыльев.

Несмотря на то, что в композиции несколько изображений практически исчезнувших (антропоморфное изображение справа, изображение животного вверху — лошадь ? — и др.), мы можем проследить логику композиции. Общее расположение фигур наводит на мысль о ритуале, а композиция, разделенная на три ряда по вертикали, отражает представление древнего человека о мире. В нижней части, символизирующей подземный мир, населенный хтоническими существами, расположены танцующие зооантропоморфные фигуры. Средняя часть — непосредственно сам ритуал. Три фигуры, двигающиеся в одном направлении, символизируют имитацию охоты. Можем предположить, что первая фигура слева направо — шаман (он в длинной одежде и грибовидной шапке), центральная фигура — лучник (также в грибовидной шапке), третья фигура, с трудом идентифицируемая, напоминает зооантропоморфное существо, возможно, это человек, одетый в шкуру животного (об этом говорят рога на шапке, характерно изображенные кисти рук, похожие на звериные лапы). Двое бегущих в верхнем регистре вызывают вопросы, так как их достаточно трудно идентифицировать: они схематичны, не имеют никаких атрибутов, что позволяло бы определить их как воинов, охотников или отнести к любой другой категории. В данной композиции «бегущие» занимают верхний уровень, что может косвенно указывать на их высокий статус. В целом композиция довольно интересная. Она динамично и красиво построена: от статичной нижней точки, через центр, движущийся слева направо, к верхней точке, где фигуры бегут справа налево.

3. Композиция с тамгами (рис. 3)

Тамги, или тамговые знаки, представляют собой отдельный и значительный пласт традиционной художественной культуры кочевников Центральной Азии. Этими знаками, как правило, помечали скот и другие предметы. Энциклопедический словарь дает следующее определение: «Тамга (тюрк. монг.) знак собственности (тавро), имевший распространение у монгольских скотоводов. Ставился на деревьях, оружии, коже (шкурах) животных и др.» [11]. У каждого, например, монгольского рода был свой знак, по которому легко определялась принадлежность животного. В некоторых местах в Монголии этот обычай сохранен до сих пор.

Что представляет собой тамга? Как правило, это достаточно простой по исполнению знак, за которым угадывается исходный образ действительности (солнце, луна, меч, животное и т.д.). Этим знакам присущ высокий уровень обобщения, художественной выразительности, и, кроме того, они обладают очевидной символичностью. Тамги напоминают иероглифику, так и не оформившуюся в самостоятельную письменность. Учитывая художественность, наличие семантической составляющей позволяет сделать вывод о продуктивности искусствоведческих изысканий по теме тамгообразных знаков.

Надо отметить, что они уже давно, без малого два века назад, судя по первым публикациям, привлекли к себе внимание различных исследователей [1; 3; 9; 10].

Композиция с тамгами (комплекс Зуун хух хотол, Монголия) представляет интерес не только с исторической, но и с искусствоведческой точки зрения. По характеру это геральдическое изображение, которое, возможно, фиксировало территории (охотничьи угодья) конкретных родов. В композиции сплетены фигуры птицы, козлика, всадника и двух тамгообразных знаков.

Эта композиция интересна тем, что она гармонично выстроена: рисунки все соразмерны друг другу и вписаны в квадрат. Тамга янгир, вертикально расположенная и находящаяся в центральной части всей композиции, объединяет верхний и нижний ярус изображений. Два верхних рисунка — козлик и всадник — повернуты друг к другу, а два нижних — птица и тамгообразный знак, напоминающий аргали, «смотрят» в противоположные стороны. Уже на примере этого небольшого фрагмента мы видим, что древний художник, возможно интуитивно, пытался найти композиционные приемы, на которых строятся произведения изобразительного искусства: баланс основных элементов, направление силовых линий, акцент на центре композиции и др.

4. Нижняя стена комплекса Зуун хух хотол (рис. 4)

Эта часть представляет собой несколько примыкающих друг к другу скальных поверхностей, размером примерно 2,5 х 4 метра, ровная поверхность которых сплошь покрыта рисунками. Это, прежде всего, изображения животных: быки, козлы, олени, верблюды.

Изображения не сгруппированы в сюжетные композиции, они сплошным орнаментом или рельефом покрывают поверхность скалы. Кроме того, на поверхности этой скалы достаточно много палимпсестов, это говорит о том, что в древности художники не однажды возвращаются к этому месту и вновь высекают фигуры животных. Такие скалы встречаются в нескольких местах на Алтае, например,

Рис. 3. Композиция с тамгами Комплекс Зуун хух хотол (Зуун хвх хвтвл), Монголия. Фото: С.М. Белокурова.

в комплексе Шивээт хайрхан. И, учитывая расположение скалы, можем предложить следующее объяснение: при восходе солнца эта поверхность ярко освещена, и каждый рисунок максимально высвечен. Обилие изображений животных символизирует богатство жизни, расцветающей под лучами солнца.

Рис. 4. Зуун хух хотол, нижняя часть комплекса. Монголия. Фото: С.М. Белокурова.

В заключение можем сказать, что предварительный анализ комплекса выявил несколько проблемных точек, требующих дальнейшего исследования. Ряд изображений не имеет аналогов в комплексах на территории Монгольского Алтая («Бегущие»). Вызывает интерес и несколько сюжетов, имеющих более архаичное происхождение (контурное изображение лосихи). Это говорит о том, что богатство петроглифического наследия Алтая позволяет со всей серьезностью отнестись и к таким небольшим комплексам, как Зуун хух хотол.

Литература

1. Вайнберг Б.И., Новгородова Э.А. Заметки о знаках и тамгах Монголии // История и культура народов Средней Азии (древность и средние века). — М., 1976. — С. 66-179.

2. Дулам С. Культурный код «танцующего человека» петроглифического комплекса Рашаан-Хад // Искусство Евразии. — №3. — 2016. [Электронный ресурс] URL: http://eurasia-art.ru/archive/page/2/ (дата обращения: 01.12.2018).

3. Дулам С. Монголын бэлгэдэл зYЙ. ДYрсийн бэлгэдэл зYЙ дохио зангааны бэлгэдэл зYЙ. Боть-Х. — УБ., 2007. — 280 х. (На монгольском языке)

4. Дэвлэт Е.Г. Хакасско-Минусинская котловина [Электронный ресурс] URL: http://rockart-studies.ru/?page_id=47 (дата обращения: 01.12.2018).

5. Кубарев В.Д., Маточкин Е.П. Петроглифы Алтая. — Новосибирск, 1992. — 123с.

6. Кубарев В.Д., Цэвээндорж Д., Якобсон Э. Петроглифы Цагаан-Салаа и Бага-Ойгура (Монгольский Алтай). — Новосибирск: Изд-во Института археологии и этнографии СО РАН, 2005. - 640с.

7. Новгородова Э.А. Древняя Монголия (некоторые проблемы хронологии и этнокультурной истории). — М.: «Наука» Главная редакция восточной литературы, 1989. — 384с.

8. Окладников А.П. Петроглифы Монголии. — Л.: «Наука», 1981. — 228с.

9. Ольховский В.С. Тамга (к функции знака) // Историко- археологический альманах. — №7. — Армавир, 2001. — С. 75-86.

10. Пэрлээ Х. Монгол TYмний гарлыг тамгаар хайж судлах нь. БYTээлийн чуулган. Боть-II. — УБ., 2012. (На монгольском языке).

11. Тамга // Большая советская энциклопедия [Электронный ресурс] URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/171050/тамга (Дата обращения: 01.12.2018).

12. Шишин М.Ю. Новые петроглифы в комплексе Рашаан-хад в Монголии // Искусство Евразии. — №1. — 2015. [Электронный ресурс] URL: http://eurasia-art.ru/archive/page/2/ (Дата обращения 01.12.2018).

Статья поступила в редакцию 10.12.2018 г.

DOI 10.25712/ASTU.2518-7767.2018.04.003

THE BASIC COMPOSITIONS OF THE ZUUN KHUKH KHOTOL COMPLEX: SEMANTIC ANALYSIS

Belokurova Sophia Mikhailovna PhD in Philosophical sciences, Associate professor of Altai State Technical University. Russia, Barnaul. belle.sonet312@gmail.com

Abstract

This article is devoted to a preliminary description of the petroglyphic complex, discovered in 2017 on the territory of the Bayan-Ulgii aimag, Mongolia. The most significant components are considered, an attempt of semantic analysis of images and features of compositional construction is made.

Keywords: Zuun Khukh Khotol, petroglyphs, semantic analysis, Mongolian Altai.

Bibliographic description for citation:

Belokurova S.M. The basic compositions of the Zuun Khukh Khotol Complex: semantic analysis. Iskusstw Evrazii - The Art of Eurasia, 2018, No. 4(11), pp. 37-45. DOI: 10.25712/ASTU.2518-7767.2018.04.003. Available at: https://readymag.com/u50070366/1214115/9/ (In Russian).

References

1. Vainberg B.I., Novgorodova E.A. Zametki o znakah i tamgah Mongolii [Notes about Mongolian signs and stamps]. Istoria i kultura narodov Srednei A^ii (drevnost' i srednie veka) [History and culture of folks of Middle Asia (Ancient Times and Middle Ages)]. Moscow, 1976, pp. 66-179.

2. Dulam S. Kul'turny kod «tantsuyushego cheloveka» petroglificheskogo komleksa Rashaan-Had [Cultural code of "dancing man" from petroglyphic comlex Rashaan-Khad]. Iskusstvo Evra%ii — The Art of Eurasia, No.3, 2016. Available at: http://eurasia-art.ru/archive/page/2/ (accessed 01.12.2018)

3. Dulam S. Mongolian symbols. Symbolic of form, Vol. 10. Ulaan-Baatar, 2007, 280 p.

4. Devlet E.G. Khakassko-Minusinskaya kotolovina [Khakassko- Minusinskaya valey]. Available at: http://rockart-studies.ru/?page_id=47 (accessed 01.12.2018).

5. Kubarev V.D., Matochkin E.P. Petrogliphy Altaya [Petroglyphes of Altai]. Novosibirsk, 1992, 123 p.

6. Kubarev V.D., Tseveendorj D., Jackobson E. Petroglify Tsagaan-Salaa i Baga-Oigura (Mongol'skiy Altay) [Tsagaan-Salaa and Baga-Oigur petroglyphes(Mongolian Altai)]. Novosibirsk, 2005, 640 p.

7. Novgorodova E.A. Drevn'yaya Mongolia (nekotorye problemy hronologii i etnokulturnoy istorii) [Ancient Mongolia (some problems of chronology and ethno-cultural history)]. Moscow, Nauka Publ., 1989, 384 p.

8. Okladnikov A.P. Petroglify Mongolii [Petroglyphes of Mongolia]. Leningrad, Nauka Publ., 1981, 228 p.

9. Olkhovskiy V.S. Tamga (k funktsii znaka) [Tamga (about function of sign)]. Istoriko-arheologichwskiy al'manah — Historical and archeological almanach, No.7, 2001, Armavir, pp.75-86.

10. Perlee Kh. Research of Mongolian stamps, Vol.2. Ulaan-Baatar, 2012.

11. Tamga [Stamp]. Bol'shaya Sovetskaya entsiklopedia [Great Soviet Encyclopedia]. Available at: http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/171050/TaMra (accessed 01.12.2018).

12. Shishin M.Yu. Novye petroglify v komplekse Rashaan-Had v Mongolii [New petroglyphes in the complex Rashaan-Khad in Mongolia]. Iskusstvo Evra%ii — The Art of Eurasia, No.1, 2015. Available at: http://eurasia-art.ru/archive/page/2/ (accessed 01.12.2018).

Received: December 10, 2018.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.