Научная статья на тему 'Организационно-финансовая модель привлечения средств инвесторов в проекты государственно-частного партнерства (на примере строительства автодорог)'

Организационно-финансовая модель привлечения средств инвесторов в проекты государственно-частного партнерства (на примере строительства автодорог) Текст научной статьи по специальности «Финансовая наука. Денежные и налоговые теории. Кредитно-финансовые институты»

CC BY
135
17
Поделиться
Ключевые слова
ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО / КОНЦЕССИОННОЕ СОГЛАШЕНИЕ / СТРОИТЕЛЬСТВО АВТОДОРОГ

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Сюткин М. В.

Статья посвящена теме развития государственно-частного партнерства в сфере строительства автодорог в России. Рассмотрены наиболее приемлемые механизмы реализации проектов строительства, реконструкции и эксплуатации автомобильных дорог.

Organization-and-finance model of investment attraction into projects of stateand private partnership (case of automobile roads construction)

The article focuses on the development of stateand private partnership in automobile roads construction in Russia and discusses the most efficient mechanisms of its realization.

Текст научной работы на тему «Организационно-финансовая модель привлечения средств инвесторов в проекты государственно-частного партнерства (на примере строительства автодорог)»

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ

возможного уровня. При меньшем уровне гранта в большей степени растут издержки государства на выплату эксплуатационных платежей, перевешивая эффект от снижения расходов на строительство.

Предельной долей для финансирования подобных проектов со стороны государства, исходя из мирового опыта, можно считать уровень 65% от расходов на строительство без НДС. При превышении данного уровня концессия постепенно трансформируется в госзаказ, а концедент вынужден сталкиваться с проблемой поиска источников финансирования, а значит, велика вероятность повышения давления на федеральный бюджет2.

В то же время концедент, как и концессионер, теоретически может использовать внебюджетные средства для финансирования своих расходов на стадии эксплуатации. Одним из путей привлечения частных средств может стать выпуск облигационных займов, которые в дальнейшем будут погашаться за счет сбора платы с пользователей.

Сценарий эксплуатационных платежей предполагает выплату концессионеру вознаграждения за поддержание дороги в состоянии, отвечающем принятым эксплуатационным требованиям. Кроме того, данные платежи покрывают выплаты по кредитам, возврат инвестиций и требуемой доходности. На стадии строительства концедент выдает концессионеру грант для снижения объемов долгосрочного финансирования (выгода для концессионера) и уменьшения размера эксплуатационного платежа (выгода для концедента). Помимо гранта и эксплуатационного платежа, концедент осуществляет контрольные функции посредством штрафных санкций и стимулирует концессионера с помощью системы бонусов.

В качестве основных финансовых обязательств концедента в рамках концессионного соглашения по проекту можно рассматривать платежи за эксплуатационную готовность, а также платежи при досрочном расторжении концессионного соглашения. При этом, исходя из опыта государственно-частного партнерства в отношении автомобильных дорог в Восточной Европе, кредиторы по Проекту могут ожидать, что концедент осуществит платеж концессионеру даже при прекращении концессионного соглашения по вине концессионера в объеме, необходимом для полного погашения финансирования по кредитному договору3.

К сожалению, не существует четко определенной специализированной процедуры, в соответствии с которой концедент мог бы беспрепятственно производить платежи за эксплуатационную готовность и платежи в связи с компенсацией за досрочное расторжение концессионеру. К таким платежам будут применяться общие правила о внесении всех государственных расходов в бюджет на соответствующий год. Особая сложность связана с тем, что размер платежей за эксплуатационную готовность и платежей при досрочном расторжении концессионного соглашения может варьировать в зависимости от того, как будут структурироваться (рассчитываться) данные платежи.

В итоге, государство будет нести риск того, что оно не сможет исполнить свои обязательства перед концессионером, тем самым, поставив под угрозу реализацию проекта государственно-частного партнерства. Хотя само по себе обязательство сохранится, даже если оно не будет исполнено в срок из-за отсутствия бюджетных средств.

В качестве инструмента для управления риском могут быть использованы денежные средства, аккумулированные в фонде ГК «Автодор», создаваемом в соответствии со статьей 23 Закона «О ГК «Автодор»4. Также для финансирования деятельности ГК «Автодор» могут использоваться варианты бюджетных ассигнований, бюджетных субсидий и бюджетных гарантий.

В качестве самостоятельного механизма обеспечения исполнения финансовых обязательств концедента по проектам также может быть рассмотрен механизм финансирования через дорожный фонд, создание которого предусмотрено Федеральным законом № 68-ФЗ5.

Система автомобильных дорог, которая изначально создавалась в условиях реалий советского времени, практически не предполагала дублирования для основных магистралей, поэтому сделать платным проезд по дороге, которая не имеет бесплатной альтернативы, представляется сложным, так как это вызовет возмущение населения.

Исходя из вышеизложенного, необходимо констатировать, что в условиях существующей действительности использование схемы эксплуатационных платежей в России при строительстве и реконструкции автомобильных дорог является наиболее приемлемой системой развития автодорожной сети в нашей стране.

1 Федеральный закон от 25.04.2012 № 38-Ф3 «О внесении изменений в Федеральный закон «О концессионных соглашениях» и статью 16 Федерального закона «О Государственной компании «Российские автомобильные дороги» и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

2 Делмон Д., Государственно-частное партнерство практическое руководство для органов государственной власти. — Д.: РР1А^ 2010.

3 Белицкая А.В. Правовое регулирвание государственно-частного партнерства. — М. : Статут, 2012.

4 Федеральный закон от 17.07.2009 № 145-ФЗ «О государственной компании «Российские автомобильные дороги» и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

5 Федеральный закон от 06.04.2011 № 68-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

СОЦИАЛЬНО-

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ

ОПЫТ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ НЕОКОНСЕРВАТИВНОЙ МОДЕЛИ ЭКОНОМИКИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ НА ПРИМЕРЕ НОРВЕГИИ

А.А. Нарышкин,

начальник экономического отдела Торгового представительства Российской Федерации в Финляндии (г Хельсинки),

соискатель кафедры информационного обеспечения внешней политики факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова

Andr-Naryshkin@yandex.ru

В статье рассмотрены особенности функционирования экономической системы Норвегии через призму неоконсервативной политики страны. Раскрыт ее позитивный опыт в решении экономических, социальных, политических проблем (задач) как внутри государства, так и в международной сфере.

Ключевые слова: неоконсервативная политика, экономические отношения, технологические отрасли, Норвегия и Россия, ЕС, торговые отношения.

УДК 339.9 ББК 65.5

Страны Северной Европы (Норвегия, Швеция, Дания, Исландия и Финляндия) в течение XX века развивали собственное общество на основе формации «государства всеобщего благосостояния» с выделением государству особой роли в регулировании экономических и общественных отношений. Однако финансовые кризисы и глобальные общественные изменения, сопутствующие началу XXI века, заставили правительства этих стран пересмотреть экономические и политические основы государства социального типа и внести коррективы, в том числе — консервативного характера, хотя и с учетом тенденций, диктуемых временем.

Важно отметить, что идеология «народного дома», то есть социально ориентированной модели построения общественных отношений, в том числе и с участием государства, возникла в России и в Англии в конце XIX столетия, получив практическое воплощение в качестве создаваемых общедоступных негосударственных просветительских учреждений клубного типа, которые предоставляли общеобразовательные и досуговые услуги, направленные на повышение культурного уровня граждан. Финансирование таких «народных домов» происходило как частными благотворительными обществами, так и по муниципальной и государственной линии. Однако в Скандинавских странах эта идея получила удачное воплощение не только на уровне общественных учреждений, функционирование которых происходит на благотворительных началах, но даже была перенесена на уровень государства в целом. Но со временем система социальной поддержки стала порождать иждивенчество, в связи с чем в экономическую политику были внесены коррективы дающие больше свободы бизнесу и поощряющие частную инициативу, но при этом роль государства в экономике оставалась высокой. Неоконсервативные системы, функционирующие в странах Северной Европы, уже доказали свою эффективность. Так, например, в соответствии с ежегодным отчетом Всемирного банка «Doing Business 2012», в списке 183 стран Норвегия находится на 6-м месте по срокам открытия и прозрачности ведения деятельности предприятий и компаний малого бизнеса1. А по рассчитанному в 2010 г. Всемирным Банком ВВП на душу населения по паритету покупательской спо-

© ПСЭ, 2012

собности Норвегия находится на четвертом месте, обогнав при этом Соединенные штаты2.

Принимая во внимание обозначенные Президентом и Правительством России приоритеты вскоре, по всей видимости, мы увидим ситуацию, когда неоконсервативные идеи модернизации общества будут восприняты Россией, тем более что об этом уже говорится высшей политической элитой страны. Так, в ходе президентской кампании в своей статье «Россия сосредотачивается — вызовы, на которые мы должны ответить» В.В. Путин отметил: «Постоянно повторяющаяся в истории проблема России — это стремление части её элит к рывку, к революции вместо последовательного развития. Между тем, не только российский опыт, а весь мировой опыт показывает пагубность исторических рывков: забегания вперёд и ниспровержения без созидания.

Этому противостоит другая тенденция, противоположный вызов — склонность к застою, к иждивенчеству, неконкурентность элит и высокий уровень коррупции. Причём, при каждом удобном случае «ниспровергатели» буквально на глазах превращаются в «самодовольных господ», которые противятся любым переменам и ревностно охраняют свой статус и привилегии. Либо, происходит ровно обратный процесс — «господа» превращаются в «ниспровергателей».

Отсюда — очень «короткое дыхание» политики, её ограниченность вопросами текущего сохранения или передела власти и собственности»3.

Озвучиваются идеи построения экономики и общества, сходные с североевропейской моделью: «Мы можем проводить очень жесткий рыночный курс, заниматься приватизацией, но это ни в коей мере не противоречит социальному государству», — заявил Д.А. Медведев, при этом он в явной форме заявил о необходимости превалирования консервативного подхода в проведении политики4.

Норвегия может послужить образцом для рассмотрения в настоящей статье как страна, проводящая сбалансированную внешнюю и внутреннюю экономическую политику. Благополучие государства заключается не только в местах страны в мировых рейтингах (хотя за последние десять лет Норвегия неоднократно возглавляла рейтинг Программы развития ООН

297

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ

(ПРООН) как лучшая в мире страна для жизни), но, главное — в продолжительности жизни населения, которая в Норвегии является одной из самых высоких в мире. Ожидается, что средняя продолжительность жизни девочек 2008 года рождения составит практически 83 года, а мальчиков — более 78 лет5.

В отношении формы правления и политического устройства: Норвегия — конституционная монархия, где ключевую роль играет Парламент — Стортинг (высший политический орган власти в стране со времени введения парламентаризма в 1884 г.). Правительство формируется от имени Короля из числа членов Стортинга, оно может состоять из членов одной партии победившей на выборах, но чаще представляет собой коалицию. Действующее правительство страны состоит из представителей Норвежской Рабочей партии (включая Премьер-министра — Й. Столтенберга), Социалистической левой партии и партии центристов. Каждый министр является политическим главой своего ведомства. При смене состава Правительства традиционно обеспечивается преемственность экономического курса, позволяющая избегать чрезмерно крутых виражей.

В современных условиях, даже присохраненииопределенной автономии Норвегии (к чему мы еще вернемся позднее), невозможно функционирование небольшой территории или даже целого государства в отрыве от глобализирующегося мира. Внешнеэкономический курс Норвегии построен на тесном взаимодействии со своими соседями: странами Евросоюза и, в особенности, с североевропейскими странами и Россией.

Норвегия является членом НАТО. При этом ее членство в Североатлантическом альянсе исторически ограничивалось проблемами безопасности без идеологической подоплеки. Страна придерживается линии на укрепление многосторонних подходов в международной политике, активно работает в системе ООН.

Норвегия принимает самое деятельное участие в работе Всемирной Торговой Организации (ВТО), Международном валютном фонде (МВФ), Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Северного Совета и многих других. Через членство в Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ) Норвегия является одной из сторон Договора об Общем европейском экономическом пространстве (ЕЭП).

В своей работе в рамках ВТО Норвегия выступает за усиление многосторонней торговой системы и укрепление рыночных подходов к функционированию мировой экономики.

Норвегия как страна-участница Договора ЕЭП полностью интегрирована в европейский рынок, участвует в Шенгенском соглашении, не принимая полного членства ЕС. Участие в общем рынке позволяет стране обеспечить равные конкурентные условия для норвежского бизнеса в странах ЕС, что имеет огромное значение для экспортно-ориентированной экономики страны: товар, допущенный к использованию в одной из стран в соответствии с общим законодательством, должен по общим правилам быть беспрепятственно принят в других странах. По данным Центрального статистического бюро, страны-члены ЕС — основные торговые партеры Норвегии, доля которых в норвежском экспорте в 2011 году превысила 80%, импорте — 63%6. Но у такого подхода есть и обратная сторона — участие в ЕЭП предусматривает со стороны Норвегии проведение постоянной работы по инкорпорированию директив ЕС в национальное законодательство, и, до тех пор пока Норвегия сохраняет свой суверенитет (что во многом вызвано национальным сознанием собственной экономической и социальной исключительности), она не сможет принимать участие в выработке решений в рамках Европейского Союза, хотя реализация этих решений будет затрагивать и ее. При этом, согласно экспертным оценкам, уровень инкорпорированности законов ЕС в норвежское право настолько высок, что это сопоставимо с уровнем интеграции большинства стран-членов самого Евросоюза.

Норвегия не стесняет себя рамками одного ЕС. Как член Европейской Ассоциации свободной торговли она имеет соглашения о свободной торговле с 24-мя странами, в т.ч. с Индией, Китаем и Россией. 29 ноября 2011 г. Норвегия ратифицировала Соглашение о свободной торговле между ЕАСТ и Украиной. 7 декабря 2011 г. его ратифицировала Верховная Рада и уже через 20 дней Президентом Украины был подписан Закон «О ратификации Соглашения о свободной торговле между Украиной и государствами Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ)»7. Согласно нормам

ЕАСТ, 1 июня — в первый день третьего месяца после передачи документов — соглашение вступит в силу. Наличие соглашений о свободной торговле дает Норвегии доступ к быстрорастущим рынкам на более привлекательных условиях, обеспечивает дополнительные рынки сбыта для экспортно-ориентированной норвежской экономики.

Норвежскую экономику обычно называют смешанной — она представляет собой капиталистическую рыночную экономику с ярко выраженным государственным участием. При довольно явном превалировании рыночных подходов в управлении страной (развитие промышленности осуществляется по законам частной собственности и частным сектором) характерной чертой национального хозяйства Норвегии является активное участие государства в регулировании экономики. Государственное управление осуществляется в форме налогообложения, субсидий и пошлин. Оно проявляется также в порядке лицензирования и регулирования условий труда, системы бухгалтерского учета, защиты окружающей среды. Государство является крупнейшим собственником 52-х компаний и не только получает коммерческую прибыль, но и реализует собственную политику в различных секторах экономики: энергетике, телекоммуникационном и банковском секторах, почтовых и транспортных услугах (в железнодорожных перевозках в Норвегии существует монополия государства), продаже медицинских препаратов, регулировании рынка алкогольной продукции и т.д.

В соответствии с законодательством страны право собственности на морские месторождения нефти и газа, а также исключительное право управления нефтегазовыми ресурсами в Норвегии принадлежат государству. Управление недрами формально находится в ведении Короля. На практике это право реализуется органами исполнительной власти страны: в сфере энергетики это право принадлежит Министерству нефти и энергетики Норвегии, выдающему лицензии на ведение работ на Норвежском континентальном шельфе. При этом государственное регулирование данной сферы не исключает иностранного участия в разработке недр. Иностранные компании могут подавать заявку на получение лицензии на равных правах с норвежскими компаниями. Государство является собственником таких крупнейших корпораций как «Статойл» и «Норск Гидро». Государственная нефтяная компания «Статойл» занимает господствующие позиции в нефтяной промышленности на континентальном шельфе Норвегии, в нефтехимической и нефтеперерабатывающей отраслях, а также в сфере реализации и экспорта нефти. «Статойл» ведет активную работу и на ниве международного сотрудничества. Так, 7 мая 2012 г. «Статойл» заключил соглашение с российской «Роснефтью» о расширенной геологоразведочной деятельности на норвежском и российском шельфе. В соответствии с соглашением «Статойл» и «Роснефть» создадут совместное предприятие, где треть (33,3%) будет принадлежать «Статойлу». Стороны будут осуществлять совместную разведку на Персеевском участке в российском секторе центральной части Баренцева моря и на участках Кашеваровском, Лисянском и Магадан-1 к северу от острова Сахалин в Охотском море8.

Подобные процессы совместного освоения недр и технологической кооперации носят двустороннюю направленность. Так, в августе 2011 г. Министерство нефти и энергетики Норвегии приняло решение о квалификации ОАО «Лукойл» для работ на норвежском континентальном шельфе в качестве оператора9. Это позволит нашей компании в дальнейшем принимать конкретные решения по участию в проектах по геологоразведке и добыче углеводородов на шельфе Норвегии. Для улучшения качества мониторинга ситуации «Лукойл Оверсиз» (оператор зарубежных проектов компании) в начале 2012 г. открыл свое представительство в Норвегии.

Традиционно сильны позиции Норвегии в рыболовной отрасли и рыборазведении. Благодаря фьордам и морским территориям, Норвегия обладает возможностью использовать богатые морские ресурсы, что стало важной частью экономики прибрежных районов. Рыболовство и рыбоводство в настоящее время занимают значимые позиции во внешнеторговом балансе страны; по данным Центрального статистического бюро Норвегии, рыба и морепродукты являются третьим по важности продуктом, идущим на экспорт (после нефти/газа и металлургической продукции), их доля в экспорте — 5,7%. Более