Научная статья на тему 'Операции владивостокского отряда крейсеров в русско-японскую войну 1904 -1905 гг'

Операции владивостокского отряда крейсеров в русско-японскую войну 1904 -1905 гг Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
289
50
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Агапов В. Л.

This article devoted to the operations of the Vladivostok Detachment which was the only active unit of the Russian fleet during the Russo-Japanese war. Using number of sources the author describes in detail offencive actions of the cruisers and tells about each of eight battle campaignes separately while analyzing the different fighting situations and the results of this operations. Among the most interesting parts of this article are the descriptions of admiral Bezobrazov's strike on the 15 of June, 1904, when "Hitachi Maru" and "Izumi Maru" were sunk by "Gromoboi" with great human's loss, and the final battle of Ulsan on the 14 of August, 1904, when the Detachment lost "Rurik" "the resistance and death of which were so heroic that the memory of which in such a unfortunate for Russia war is related to the bright idea that military valor of Russian fleet is alive and will go on for many years to come!" A very interesting moment of the article is also the story of Matvey Laptev one of the Russian sailors who died for the faith, tsar and motherland during the war.

Vladivostok cruisers detachment in the Russo-Japanese War 1904-1905

This article devoted to the operations of the Vladivostok Detachment which was the only active unit of the Russian fleet during the Russo-Japanese war. Using number of sources the author describes in detail offencive actions of the cruisers and tells about each of eight battle campaignes separately while analyzing the different fighting situations and the results of this operations. Among the most interesting parts of this article are the descriptions of admiral Bezobrazov's strike on the 15 of June, 1904, when "Hitachi Maru" and "Izumi Maru" were sunk by "Gromoboi" with great human's loss, and the final battle of Ulsan on the 14 of August, 1904, when the Detachment lost "Rurik" "the resistance and death of which were so heroic that the memory of which in such a unfortunate for Russia war is related to the bright idea that military valor of Russian fleet is alive and will go on for many years to come!" A very interesting moment of the article is also the story of Matvey Laptev one of the Russian sailors who died for the faith, tsar and motherland during the war.

Текст научной работы на тему «Операции владивостокского отряда крейсеров в русско-японскую войну 1904 -1905 гг»

История

В.Л. Агапов, аспирант ДВГУ

Операции Владивостокского отряда крейсеров в русско-японскую войну 1904 -1905 гг.

Во время русско-японской войны Владивостокский отряд крейсеров был единственным соединением российского флота на Тихом океане, сохранившим боеспособность до окончания боевых действий. В течение первых шести месяцев войны, с февраля по август 1904 г., отряд неоднократно совершал смелые набеги на морские коммуникации Японии, вызывая удивление и восхищение мировой общественности. По словам американского историка Фредерика Мак-Кормика, «... история Владивостокской эскадры овеяна если и не славой великих подвигов, то, по крайней мере, духом морских баталий»'. Действительно, владивостокские крейсера отвлекли на себя треть броненосных сил японского Соединенного флота, тем самым значительно облегчив положение пор-тартурской эскадры в критическое для нее время; потопили японский пароход с тяжелой осадной артиллерией, отсутствие которой под Порт-Артуром, возможно, продлило бы осаду этой крепости на два месяца, уничтожили еще два военных транспорта и несколько паровых и парусных судов. Пытаясь оказать помощь портартурской эскадре, отряд был вынужден вступить в неравный бой с превосходящими силами противника и потерял крейсер «Рюрик», «... со-противление и гибель которого были столь героичны, что память о нем и в эту несчастную для России войну связана с светлой яркой мыслью о том, что жива и долго будет жить в русском флоте воинская доблесть!»2

Образование отряда и его задачи Отделение отряда крейсеров от русской Тихоокеанской эскадры с базированием их во Владивостоке как самостоятельно действующего соединения было предусмотрено в марте 1901 г. Окончательно состав крейсерского отряда был уточнен на совещании в Порт-Артуре 17(30) апреля 1903 г. По разработанному начальником штаба командующего морскими силами Тихого океана контр-адмиралом В.К. Витгефтом «Плану военных действий морских сил в Тихом океане на 1903 год» и «Распределению морских сил в Тихом океане в военное время в 1903 году»3, все русские морские силы были разделены на 1) суда для активных действий (боевая эскадра в Порт-Артуре в составе броненосцев, крейсеров-разведчиков и эскадренных миноносцев и крейсерский отряд во Владивостоке, официально сформированный 7(20) июня 1903 г. под названием «Отряд крейсеров эскадры Тихого океана»), 2) суда оборонительные (Оборонительный отряд в Порт-Артуре из эскадренных миноносцев, канонерских лодок, минных транспортов и устаревших крейсеров второго ранга

и Оборонительный отряд во Владивостоке в составе миноносцев и канонерских лодок), 3) суда вспомогательные (представленные в Порт-Артуре транспортами, госпитальными и спасательными судами, во Владивостоке — транспортами).

К началу 1904 г. Владивостокский отряд включал в себя океанские броненосные крейсера «Россия», «Громобой», «Рюрик», броиепалубиый крейсер «Богатырь», огромный вспомогательный крейсер «Лена» (бывший лайнер Добровольного флота «Херсон», переданный Морскому Ведомству в 1903 г.), минный транспорт «Алеут», военные транспорты «Камчадал», «Якут» и миноносцы №№ 201, 202, 203, 204, 205, 206, 208, 209, 210, 211.

Объединение трех сильнейших броненосных крейсеров российского флота в самостоятельный отряд «... объяснялось желанием дать русским крейсерам возможность делать набеги на Японию, чтобы уничтожить ее морскую торговлю и тем самым заставить японский флот, для противодействия, разделиться на две части; по-видимому, предполагалось также, что, в случае надобности, крейсера свободно прорвутся на соединение с Портартурской эскадрой»'1.

Русское военно-морское командование было вынуждено учитывать также следующие обстоятельства: первое — крейсера тина «Рюрик» — не линейные суда, построены в соответствии с доктриной крейсерской войны специально для борьбы с торговым судоходством Великобритании5, которая со времен Крымской войны считалась главным потенциальным противником России на море; второе — отвлекая на себя шесть японских броненосных крейсеров, Владивостокский отряд тем самым ослабит перевес главных сил японского флота над русской портартурской эскадрой.

Правда, единства взглядов по этому вопросу никогда не было. Было мнение, что торговое судоходство Японии не представляет собой хорошей цели для русских крейсеров, которые принесут больше пользы в составе главных сил. В декабре 1903 г., уже в преддверии войны с Японией, на совещании в Порт-Артуре обсуждалась возможность отзыва отряда из Владивостока в Порт-Артур, по этому воспротивился наместник адмирал Е.И. Алексеев, считавший, что крейсера должны «произвести панику в береговом населении и на торговых судах Японии».

Начальником отряда крейсеров был назначен контр-адмирал Э.А. Штакельберг, по из-за болезни 17(30) января 1904 г. он был заменен капитаном 1 ранга Н.К. Рейцеиштейном.

Условия базирования отряда

Как пункт базирования Владивосток имел ряд серьезных преимуществ перед Порт-Артуром: укрытая бухта с двумя выходами, большие глубины, допускающие маневрирование кораблей любой осадки. Главным неудобством считалась замерзаемость порта «от 90 до 120 дней в зимние месяцы»6, но эта проблема была решена с появлением ледокола «Надежный», позволявшего поддерживать круглогодичную навигацию7. Во Владивостоке находился построенный в 1891 г. единственный на Дальнем Востоке России большой сухой док, способный принимать боевые корабли всех классов8, однако материалов не хватало, ремонтные возможности порта оставались незначительными. Строительство укреплений Владивостокской крепости не было закончено, и когда в феврале 1904 г. город обстреляла японская эскадра, ни одна пушка не смогла открыть ответный огонь.

Операции Владивостокского отряда крейсеров в январе-августе 1904 г.9

Начало войны с Японией не было неожиданным для жителей Владивостока и моряков крейсерской эскадры. Почти сразу же вслед за получением известия о разрыве дипломатических отношений между странами граждане Страны восходящего солнца стали в спешке покидать город, распродавая «буквально за десятую часть цены» все своп товары и вещи. «Причиной отъезда их на родину послужил неизвестно кем пущенный слух, что пароход, на котором они уехали — последний и больше в Японию не будет пропущен пи один пароход», — писала за два дня до войны, 25 января (7 февраля) 1904 г., владивостокская газета «Дальний Восток»10. По мнению одного русского офицера, студента Восточного института, наибольшую выгоду из этой паники извлекли китайцы, которые «...делали с малыми деньгами большие дела, распуская ... слухи между японцами, что как только будет война, русские с ними поступят так же, как с китайцами в Благовещенске в прошлую войну»". На самом деле «... никакого недоброжелательства со стороны русских к японцам не наблюдалось... наоборот, сострадание и сожаление вызывали эти обездоленные внезапным отъездом люди»12.

26 января (8 февраля) крейсера были перекрашены в боевой цвет, «темно-серый с зеленоватым отливом», и утром следующего дня стояли в двухчасовой готовности к выходу в море13.

1-й поход: 27января (9 февраля) —1(14) февраля 1904 г.

После получения известия о начале войны «Россия», «Громобой», «Рюрик» н «Богатырь» под командованием капитана 1 ранга Н.К. Рейцеиштейна вышли из Владивостока для набега на японские торговые коммуникации у Сангарского пролива. Большая часть японского флота в это время находилась в Желтом море и сражалась с русскими кораблями в Чемульпо и под Порт-Артуром, так что встреча с серьезными силами противника в Японском море была исключена, однако и в этих благоприятных условиях начальник отряда не смог добиться заметных успехов.

29 января (11 февраля) недалеко от острова Хоккайдо русский отряд встретил небольшой каботажный пароход «Никапора-Мару». Экипажу и пассажирам было разрешено покинуть судно (крейсер «Громобой» спас четверых пассажиров и 37 чел. команды, но двое моряков из-за сильного волнения моря утонули14), затем пароход был расстрелян «Россией» и «Громобоем», выпустившими по нему 15 снарядов. Вместо того чтобы продолжить успешно начатый поход, начальник эскадры повернул к корейскому берегу, а позже штормовая погода* и небоеспособное состояние корабельной артиллерии (в стволах орудий замерзла вода, попавшая туда через неплотно закрытые дульные чехлы) н вовсе вынудили возвратиться во Владивосток15. «Черт знает что такое! — записал в своем дневнике 1(14) февраля вахтенный офицер флагманского крейсера мичман Колоколов. — Шли к Корее... вдруг приказано повернуть и идти в свой порт... Это называется — действовать без всякого плана: надоело крейсировать — пойдем домой»16.

* Участник этого похода Всеволод Евгеньевич Егорьсв спустя много лет писал: «За 50 лет своих плаваний в морс мне пи разу пс приходилось переносить столь жестокий шторм».

2-й поход: 11(24) февраля —17 февраля (1 марта) 1904 г.

Второй поход эскадры был предпринят через десять дней после первого с целью осмотра восточного побережья Кореи от русско-корейской границы до порта Гензан (Вонсан). Хотя этот осмотр велся небрежно, однако позволил капитану 1 ранга Рейценштейну сделать верный вывод о том, что помешать действиям японцев в разведанном районе невозможно, поскольку никаких морских перевозок здесь не ведется. В кают-компаниях крейсеров ворчали: «Отчего же не спуститься к югу, к Мозампо, раз здесь ничего нет. Да и потом известно, что неприятель сосредотачивается в Южной Корее и Манчжурии»17. Бомбардировка Владивостока 22 февраля (6 марта) 1904 г.

Вывод из строя под Порт-Артуром двух лучших русских броненосцев дал командующему Соединенным флотом вице-адмиралу Того Хэйхатиро возможность направить против владивостокских крейсеров отряд командующего 2-й эскадрон вице-адмирала Камимура Хиконодзё в составе пяти броненосных и двух быстроходных бронепалубных крейсеров. 22 февраля (6 марта) 1904 г. японские броненосные крейсера вошли в Уссурийский залив и обстреляли Владивосток. Береговые батареи не были готовы отразить это нападение18, минные заграждения поставлены не там, где нужно, а русские крейсера стояли в бухте без паров и потому не могли быстро выйти в море. Ущерб от бомбардировки оказался невелик: японцы выпустили около 200 снарядов, большая часть которых не взорвалась, была убита женщина, а на территории госпитального участка ранены пять матросов. После этого Камимура возвратился к своим главным силам под Порт-Артуром.

Бомбардировка заставила многих офицеров и гражданских лиц отправить свои семьи в более безопасные места. Началось бегство жителей из города. 25 февраля (9 марта) на железнодорожном вокзале скопилась масса народу, и единственный поезд в Россию ушел переполненным.

Период бездействия отряда 17 февраля (1 марта) —10(23) апреля 1904 г.

Конец февраля и начало марта крейсера простояли у входа в бухту, защищенные льдом от атаки вражеских миноносцев. «Потом, когда лед растает, будет, конечно, опаснее, теперь же никакая атака немыслима, разве что поставить миноносцы на лыжи и поднять паруса»19.

В марте во Владивостоке во флотский экипаж стали прибывать нижние чины, призванные из запаса для пополнения судовых команд. В большинстве своем это были люди, отвыкшие от военной службы. Семейное предание донесло до нас некоторые подробности жизни одного из них, артиллерийского квартирмейстера 1-й статьи Матвея Прохоровича Лаптева. Уроженец деревни Крутцы Вятской губернии, он отбывал службу во флотском экипаже в Кронштадте, в 1902 г. был уволен в запас и, вернувшись в родную деревню, женился на местной красавице Гликерии Андрияновне Шубиной, девушке из крестьянской семьи. В октябре 1903 г. у молодых супругов родился сын Дмитрий. А через три месяца началась война с Японией, и Матвей был снова призван на действительную службу и отправлен на Тихоокеанский флот. Бедняга не мог думать ни о чем, кроме своей семьи, очень тосковал и каждую педелю писал домой трогательные письма, в которых просил жену не беспокоиться о нем и беречь сынишку. В апреле его назначили на крейсер «Громобой»20.

25 февраля (9 марта) 1904 г. начальника Тихоокеанской эскадры наделили правами командующего флотом, а владивостокский отряд преобразовали

в «Отдельный отряд крейсеров флота Тихого океана». Капитан 1 ранга Н.К. Рейцепштейн был отозван в Порт-Артур, где вскоре заслужил контрадмиральское звание и поздпее хорошо проявил себя во время боя в Желтом море в должности начальника отряда крейсеров портартурской эскадры. На его место во Владивосток новый командующий флотом вице-адмирал СО. Макаров прислал своего протеже контр-адмирала Карла Петровича Иессепа*, который и вступил в должность после прибытия на поезде из Порт-Артура 3(16) марта. 3-й поход: 10(23) —14(27) апреля 1904 г.

Через месяц после вступления в должность начальника отряда контрадмирал К.П. Иессеи «с целью поднятия на эскадре боевого духа» решил предпринять набег на корейский порт Гензан. В операции участвовали крейсера «Россия», «Громобой», «Богатырь», которые в сопровождении миноносцев №№ 205 и 206 вышли в море «... неожиданно ночью, скрываясь от непрошенных взоров опытных шпионов, несомненно находившихся в крепости, порту и городе под личиной благонамеренных иностранцев, корейцев и китайцев»21. Миноносцы должны были провести разведку порта и атаку японских транспортов на его рейде.

По стечению обстоятельств в то же время навстречу русскому отряду из Гензана вышла вновь прибывшая с Желтого моря 2-я эскадра вице-адмнрала Камнмура (5 броненосных и 5 бронепалубных крейсеров, авизо, 4 эсминца, 2 миноносца и вспомогательное судно), которая должна была провести демонстрацию своих сил у Владивостока. При встрече с таким мощным противником русский отряд, конечно, был бы обречен. Утром 11(24) апреля искровой телеграф «Богатыря» стал принимать какие-то сигналы, «сначала неясные, потом отчетливые, точно от приближающегося к отряду корабля»22. Вскоре выяснилось, что это был японский пешифроваппый текст. На флагманской «России» переводчик при штабе начальника отряда — студент японского отделения Восточного института — перевел: «Густой туман мешает передвижению и сообщению расстояний, направления и хода»23. Прокладка курсов поздпее показала, что благодаря этому туману эскадры разошлись на расстоянии нескольких миль друг от друга.

На следующее утро, 12(25) апреля, войдя в бухту Гензана, русские миноносцы потопили японский пароход «Гойо-мару», «предварительно спустив с пего на берег всех людей», после чего возвратились к отряду и были взяты на буксир крейсером «Россия». Вечером этого же дня к северо-востоку от Гензана был обнаружен еще один пароход «Хопшура-мару», который после сия-

* Иессен Карл Петрович (1852-1918). В 1875 г. окончил Морское училище, в 1881 г. — минный офицерский класс по 1 разряду, в 1884 г. — артиллерийский класс. В 1890 г. командовал черноморским миноносцем «Адлер», затем с 1891 по 1893 г. в должности старшего офицера крейсера «Адмирал Корнилов» плавал на Балтике и на Дальнем Востоке. В 18941895 гг. командовал пароходом «Нева», в 1895-1896 гг. —крейсером «Азия», в 1898-1902 гг. — крейсером «Громобой», на котором совершил переход на Дальний Восток. В 1897 г. произведен в капитаны 1 ранга, 19 января 1904 г. — в контр-адмиралы. 17 февраля (1 марта) 1904 г. назначен младшим флагманом эскадры Тихого океана, 25 февраля (9 марта) — начальником Отдельного отряда крейсеров.

тия с него команды (на борт «Богатыря» приняли 15 японцев и 12 корейцев) был уничтожен подрывной партией с крейсера «Громобой».

Ночью на пути русской эскадры оказался транспорт «Кипсю-мару», обеспечивавший высадку демонстративного десанта в Ригеие и лишившийся своего охранения из-за плохой погоды. На борту транспорта было 72 чел. судового состава, морской ревизор с 17 членами команды, 77 рабочих (кули), 3 купца и 9-я рота 37-го пехотного полка японской армии (5 офицеров, 2 фельдфебеля, 121 солдат, 2 переводчика и капитан-лейтенант, атташе японского генконсульства в Гензане, исполнявший обязанности офицера связи2'1). Все некомбатанты, так же, как и морские и сухопутные офицеры, были перевезены на русские крейсера, по солдаты сдаваться отказались и открыли по «России» огонь из винтовок, ранив рулевого и вышедшего на палубу кочегара. В ответ крейсер выпустил по «Кинсю-мару» торпеду и обстрелял его из артиллерийских орудий; в 1 ч 45 мин 13(26) апреля транспорт пошел ко дну («Россия» спасла 67 чел., «Громобой» — 100, «Богатырь» — 42).

На следующем этапе операции русские крейсера должны были обстрелять японский порт Хакодатэ в отместку за бомбардировки японцами Порт-Артура и Владивостока, однако начальник отряда посчитал, что, «имея на борту пленных, рискованно предпринимать бомбардировку крепости». Благополучному возвращению отряда во Владивосток помог все тот же туман, позволивший трем русским крейсерам вторично разминуться на встречных курсах с десятью японскими (об их присутствии в этом районе узнали от пленных).

Апрельский поход крейсеров способствовал подъему боевого духа личного состава отряда, несколько ослабив впечатление, произведенное гибелью 31 марта (13 апреля) командующего флотом вице-адмирала СО. Макарова. Кроме того, эта операция привела к ожидавшемуся еще в апреле 1903 г. разделению японских сил: для наблюдения за Владивостоком четыре броненосных крейсера 2-й эскадры Соединенного флота былн перебазированы в базу Оза-ки на острове Цусима, что значительно ослабило японский флот под Порт-Артуром.

Мины вблизи Владивостока

16(29) апреля проплутавший несколько дней в тумане между Гензапом и Владивостоком вице-адмирал Камимура наконец-то появился со своей эскадрой вблизи русского порта, где эсминцы «Сиракумо», «Асасиво», «Акацу-ки», «Асагири» поставили три минных банки (75 мин) у входа в бухту Золотой Рог. Траление этих заграждений было организовано очень плохо, в результате 4(17) июля 1904 г. в Уссурийском заливе миноносец № 208 подорвался на мине и затонул.

Авария крейсера «Богатырь» 2(15) мая 1904 г.

Утром 2(15) мая 1904 г. отряд понес первую серьезную потерю: крейсер «Богатырь» выскочил на скалы у мыса Брюса в заливе Славянка. Авария произошла по вине контр-адмирала Иессена, который приказал крейсеру в тумане идти на чрезмерно большой скорости. «Богатырь» был сильно поврежден, и хотя его удалось снять с камней и поставить в док, из-за плохого оборудования порта и нехватки материалов ремонт корабля затянулся почти до конца войны.

9(22) мая 1904 г. во Владивосток прибыл новый командующий флотом на Тихом океане вице-адмирал Н. И. Скрыдлов, получивший назначение после гибели СО. Макарова25. С изменением структуры флота Тихого океана (к пер-

вой, портартурской, эскадре должна была присоединиться вторая, формировавшаяся в Кронштадте) отряд крейсеров 12(25) мая 1904 г. получил название «Отдельный отряд крейсеров 1-й эскадры флота Тихого океана». Контр-адмирал К.П. Иессеи был переведен на береговую должность начальника охраны владивостокского рейда, а на его место временно назначен прибывший вместе с Н.И. Скрыдловымиз Санкт-Петербурга командующий 1-й эскадрой вице-адмирал П. Л. Безобразов26.

4-й поход: 30 мая (12 июни) — 7(20) июня 1904 г.

В течение второй половины апреля п почти весь май крейсерский отряд не проводил никаких операций. Матвей Лаптев в эти дни писал родным, что «... в море не бывали после того, как ходили первый раз [имеется в виду апрельский поход к Гензану], так как опасно. Эскадра наша небольшая, и походы будут у нас, когда придет эскадра из нескольких судов из Кронштадта, а это будет не раньше августа месяца... Кажется, раньше нового года не уволят, так как, видно, война затянется...» Чтобы как-то ободрить и утешить огорченную долгой разлукой жену, он добавлял: (.(Дорогой мой Митя и Гликерия Андрияновна, ожидайте моего возвращения и помните, что всех на поле брани не положат, а кто-нибудь да вернется. Только тогда трудно остаться кому-либо живым, когда корабль уйдет ко дну, но опять же все не перетопят суда, какие-нибудь останутся». В это время Матвея больше всего беспокоило, что эскадру могут отправить в осажденный Порт-Артур, откуда он не смог бы посылать письма домой27.

Между тем в апреле-мае 1904 г. японские войска начали наступление в Маньчжурии и на Ляодунском полуострове. Из Японии на материк шел поток транспортов с новыми войсками и снабжением для армий. В штабе вицеадмирала Скрыдлова разработали план операции, по которому три миноносца (№№ 203, 205, 206) должны были атаковать японские рыбные промыслы у Хоккайдо, а броненосные крейсера отправлялись в восточный Корейский пролив, чтобы прервать сообщение Японии с Южной Кореей. Поскольку в мае японский флот понес большие потери, русское командование считало, что все его оставшиеся силы переброшены под Порт-Артур, но на самом деле эскадра Камимура оставалась в базе на острове Цусима. Таким образом, из-за ошибок русской разведки корабли во второй раз были отправлены на верпую смерть.

Крейсера «Россия», «Громобой» и «Рюрик» под командованием П. А. Безобразова снялись с якоря 30 мая (12 июня), по их движение на сутки было задержано туманом: «случай с «Богатырем» всех напугал»'28. Только утром 2(15) июня в пасмурную погоду отряд благополучно миновал Корейский пролив, встретив несколько транспортов, командиры которых не ожидали противника в 20 милях от главной базы японского флота Сасебо. Этим замешательством удачно воспользовался крейсер «Громобой» под командованием капитана 1 ранга Н.Д. Дабича. Ему удалось потопить два транспорта. Первый, «Идзумо-мару», возвращавшийся порожняком во Внутреннее море, был расстрелян артогнем и затонул, при этом были убиты 7, ранены тяжело 12, легко — 13, подобраны со шлюпок на крейсер 105 чел. Второй, «Хитати-мару», перевозивший один батальон 1-го резервного полка гвардии из Хиросимы в Та-Ку-Шап, где в это время находилась база 1 -й Гвардейской бригады, и имевший на борту кроме 120 чел. судового экипажа 1095 солдат и офицеров, а также 320 лошадей, попытался полным ходом уйти к японскому берегу, но был настигнут и потоплен «Громобоем». Гибель «Хитати-мару» стала одной из самых страшных тра-

гедий на море в годы русско-японской войны. Из находившихся на борту транспорта полутора тысяч человек спаслись только 133 солдата, 1 военный моряк и 18 чел. команды. С борта судна рыбачья лодка сняла 37 чел.29 Согласно депеше бельгийского полномочного представителя в Японии барона Альберта д'Анетана в катастрофе погибли 635 солдат и офицеров японской гвардии30. Вместе с людьми на морское дно ушли 280-мм осадные гаубицы, предназначавшиеся для использования против портартурских фортов31. Вплоть до 19 сентября (2 октября) 1904 г. японцы не могли найти замену этим орудиям, что стоило осадной армии генерала Ноги Марэсукэ трех кровавых штурмов Порт-Артура, когда пехота не имела достаточной артиллерийской

32

поддержки .

Четвертый японский транспорт, «Садо-мару», перевозивший в порт Дальний железнодорожный батальон и инженеров-энергетиков, боясь подвергнуться участи «Хитати-мару», остановился по первому требованию «Рюрика», однако приказ русского крейсера «спустить шлюпки» не выполнил, так как «на судне было смятение». Эвакуация проводилась очень медленно. Между тем времени не было: дозорный японский крейсер «Цусима» обнаружил русские крейсера и, как показывал радиоперехват, уже вызвал помощь. Эскадра вице-адмирала Камимура Хикоиодзё вышла из базы Озаки на острове Цусима и не могла обнаружить русских только из-за внезапно начавшегося дождя, снизившего видимость до 3 000 метров33. «Л вышел бы тогда помер! — писал офицер «России». — Мы разбросались по всему проливу: «Рюрик» остался далеко сзади, а «Громобой» скрылся в тумане» 1. Опасаясь быть обнаруженным превосходящими силами противника, вице-адмирал Безобразов приказал «Рюрику» потопить «Садо-мару». Взяв в плен 30 чел., в том числе четверых англичан, «Рюрик» выпустил в транспорт две торпеды, после чего присоединился к отряду35. Позже выяснилось, что «Садо-мару» остался на плаву, его привели в порт и вскоре отремонтировали.

Через Цусимский пролив вдоль японского берега три русских крейсера благополучно прошли в Японское море, разминувшись с четырьмя японскими всего на 10 миль. На следующий день был захвачен английский пароход «Allanton» с грузом японского угля. Поскольку Россия объявила уголь «военной контрабандой»36, пароход задержали и привели во Владивосток, по решение было опротестовано, и 10(22) октября Высший призовой суд в Санкт-Петербурге постановил «пароход и груз возвратить

владельцу»37.

7(20) июня русские крейсера вошли в бухту Золотой Рог. Почти одновременно из похода к Хоккайдо возвратились миноносцы №№ 203, 205, 206, уничтожившие три японские парусные шхуны — «Аисей-мару», «Хатиманмару», «Сейей-мару» и захватившие шхуну «Хакуцу-мару»*.

Поход отряда крейсеров в Корейский пролив произвел огромное впечатление на общественность в России и за рубежом. Участники обороны Порт-Лртура впоследствии вспоминали, что известие об этом успехе значительно подняло боевой дух защитников крепости38. Даже императо39р Николай II назвал потопление транспортов «приятным известием»3 . Британские газеты «Daily Mail» и «Times» в июле 1904 г. писали, что Япония утратила господство

* Названия приводятся согласно «Описаниям... Мэйдзи». По русским данным, две из потопленных шхун назывались «Хайтцэ-мару» и «Орангута-мару».

на море. «Сообщения между Японией и Кореей прерваны. Очевидно, что адмирал Того после попесеппых им крупных потерь не обладает более достаточным количеством судов и не может справиться со всеми своими задачами»'10. 5-й поход: 15(28) июня — 20 июня (3 июля) 1904 г.

Пятый поход отряда был таким же авантюрным, как и четвертый. Очевидно, русские адмиралы решили еще раз доказать, что им никакой урок пе впрок. Крейсерам было приказано совместно с миноносцами и транспортом «Лена» провести набег на Гензан, вступить там в бой с японцами и затем прорываться в Желтое море, стараясь нанести противнику максимальный урон, уничтожать транспорты, по не уклоняться и от боя с военными кораблями, если силы пе будут слишком неравными. Для выполнения этих задач в море вышли три броненосных крейсера, вспомогательный крейсер «Лена» и миноносцы №№ 201, 202, 203, 204, 205, 206, 210, 211.

В ночь на 17(30) июня эскадра подошла к Гензану, а утром восемь миноносцев ворвались в порт, который после апреля японцами почти пе использовался и потому был пуст. Были сожжены шхуна «Сейхо-мару» и каботажпый пароход «Коун-мару», по при этом потерян миноносец № 204, который потерпел навигационную аварию и был затоплен. Город обстреляли из 47-мм пушек; согласно сообщению информационного агентства «Renter» из Сеула, повреждение получило здание японского консульства, легко ранены два японца и два корейца11.

Оставшиеся миноносцы в сопровождении «Лены» были отпущены во Владивосток, а крейсера во главе с «Россией» под флагом вице-адмирала Безобразова снова пошли в Корейский пролив, где их ждал жаждущий крови вице-адмирал Камимура с эскадрой из 4 броненосных крейсеров, 4 бронепалубных крейсеров, авизо, вспомогательного крейсера и 18 миноносцев. Еще при подходе к проливу радиостанция «России» начала принимать японские радиограммы, свидетельствовавшие о том, что отряд обнаружен противникомА2. Встреча с неприятельской эскадрой состоялась южнее о-ва Цусима после 18 часов 18 июня (1 июля).

Понятно, что все инструкции, предписывавшие вступить в бой, были немедленно забыты, и через несколько минут русский отряд на всех парах уходил от японцев. Ввиду форсированного хода пришлось послать в помощь машинной команде строевых матросов. Но старый «Рюрик» все равно пе мог дать больше 16 узлов, тогда как у японцев даже самый тихоходный из броненосных крейсеров легко развивал более 20 узлов. Однако японские крейсера действовали нерешительно, а пытавшиеся около 20 часов выйти в атаку японские миноносцы были освещены прожекторами и отогнаны артиллерийским огнем. После четырех часов отчаянной погони ночная темнота скрыла русские корабли от глаз преследователей.

Утром 19 июня (2 июля) крейсером «Громобой» был задержан английский пароход «Cheltenham», везший из Отару в Фузап брусья и шпалы для строившейся японцами железной дороги. Груз, признанный контрабандным согласно пункту 9-му статьи VI «Правил», которыми Россия намеревалась руководствоваться во время воины с Японией, был конфискован вместе с судном. Высший призовой суд признал законность этого решения.

20 июня (3 июля) отряд пришел во Владивосток. Вице-адмирала П.А. Безобразова списали на берег по болезни, а его место вновь занял К.П. Иессеи. Случай в Корейском проливе заставил командующего флотом «для облег-

чения вахтенной службы машинной команды» назначить на крейсера сверх табели комплектации третью смену машинистов н кочегаров"3.

б-й поход: 4(17) июля —19 июля (1 августа) 1904 г.

Самый скандальный поход крейсерского отряда состоялся в июле. В первый и последний раз за войну командование решило использовать большую дальность плавания своих крейсеров и направило их в Тихни океан на пути сообщения Японии с Америкой. Там отряду предстояло заняться уничтожением судов противника, а также нейтральных, перевозивших контрабанду. Но решение это объяснялось вовсе не стремлением нанести ущерб неприятельскому судоходству, а «... задержкой планов прорыва эскадры контр-адмирала Витгефта из Порт-Артура во Владивосток, из-за чего задача соединения с ней владивостокских крейсеров временно откладывалась»41. Командующий флотом вице-адмирал Скрыдлов не верил в эффективность крейсерской войны и предпочитал использовать крейсера для выполнения боевых задач (к чему они были плохо приспособлены). Похоже, он решил отправить отряд в океан для того, чтобы чем-нибудь занять его, пока в военных действиях наступила пауза.

Прорыв «России», «Громобоя» и «Рюрика» в океан был осуществлен на рассвете 7(20) июля через пролив Цугару практически на виду у фортов Хако-датэ — задача, которая до войны считалась невыполнимой1 . В течение следующей педели отряд медленно шел на юг, дойдя до входа в Токийский залив. С 8(20) по 12(25) июля крейсерами были потоплены пять японских судов — пароход «Такаснма-Мару» и парусные шхуны «Кихо-Мару», «Хокусей-Мару», «Дзнзай-Мару», «Фукусю-Мару». Кроме того, были задержаны и четыре иностранных парохода с контрабандным грузом —германские «Arabia» и «Thea», английские «Knight Commander» и «Calchas». Два из них были отправлены во Владивосток с призовыми партиями, а два («Knight Commander» и «Thea») после снятия команды уничтожены. За уничтожение парохода «Thea» и его груза позже пришлось выплатить компенсацию. Английская газета «Morning Post» объявила «потопление торгового судна без предварительного призового суда, без формальностей ...

46

военным действием» .

Действия отряда контр-адмирала Иессена вызвали большой международный резонанс. Однако в связи с тем, что не было принято никаких мер к увеличению автономности (не погружены усиленные запасы угля, отсутствовали транспорты снабжения), крейсера находились в океане недостаточное время. 10(23) июля на «Громобое» обнаружился перерасход угля*, что вынудило отряд к отступлению. Пройдя все тем же Сапгарскнм проливом, все три крейсера 19 июля (1 августа) 1904 г. пришли в бухту Золотой Рог. 7-й поход: 30 июля (12 августа) — 4(17) августа 1904 г. Бой в Корейском проливе 1(14) августа*1

17(30) июля 1904 г. японская армия начала атаку передовых укреплений Порт-Артура. С 25 июля (7 августа) артиллерия обстреливала город и порт. Поскольку Маньчжурская армия генерала Куропаткина еще не завершила со-

* Установленные на «России» и «Громобое» котлы Бельвилля из-за сложного устройства при недостаточно совершенном изготовлении и малом знакомстве с ними команды вызывали 25-27 % перерасхода угля.

средоточение своих сил у Ляояна, для спасения от гибели главных сил 1-й Тихоокеанской эскадры командование приказало контр-адмиралу Витгефту прорываться во Владивосток. 28 июля (10 августа) В. К. Внтгефт вывел эскадру из Порт-Артура. Владивостокские крейсера должны были встретить артур-цев в Корейском проливе, но на их помощь никто не рассчитывал, так как все знали, что телеграмма опоздает13. О выходе эскадры во Владивостоке узнали только 29 июля (И августа), т.е. уже после поражения и гибели Витгефта в бою в Желтом море. И когда 30 июля (12 августа) крейсера все же были отправлены к Корейскому проливу, встречать там было уже некого.

Как и следовало ожидать, на рассвете 1(14) августа 1904 г. в южной части западного Корейского пролива отряд натолкнулся на четыре более сильных японских броненосных крейсера («Идзумо», «Адзума», «Токива» и «Ива-тэ»), которые преградили ему путь отступления во Владивосток. Поначалу на русских крейсерах надеялись, что встреченные корабли являются частью ар-турской эскадры — головной корабль в ложившейся на параллельный курс кильватерной колонне был принят за броненосец «Пересвет». Но заблуждение вскоре развеялось — шедший вторым приземистый башенный крейсер мог быть только «Лдзумой», его характерный силуэт не имел похожих в русском флоте19. На русских кораблях пробили боевую тревогу.

Сражение началось в 5 ч. 10 мин. утра (в 5 ч. 23 мни. по токийскому времени), когда расстояние между противниками превышало 10 км. По свидетельству командира носовой группы орудий «Громобоя» лейтенанта Владис-лавлева, на огонь шестнадцати башенных 203-мм орудий японских кораблей с такой дистанции русские крейсера могли отвечать всего лишь из четырех бортовых 203-мм (пушки «Рюрика» были старого образца, недалыюбойпыми)50. С уменьшением дистанции с обеих сторон «заговорили» и орудия среднего калибра (152 мм) 27 у японцев и 22 у русских. Очень скоро выяснилось, что у 152-мм орудий системы Канэ, находившихся на вооружении русского флота, при стрельбе на больших углах возвышения ломались зубья передач подъемных механизмов, по этой причине более половины артиллерии владивостокских крейсеров вышло из строя. Сказалось и техническое превосходство японцев: наличие на их кораблях современных горизонтально-базисных дальномеров и оптических прицелов, более высокая скорострельность и большая дальнобойность орудий, лучшее качество фугасных снарядов, которые в этом бою взрывались почти безотказно, приводя к большим разрушениям легких надстроек, дымовых труб, мостиков, вызывая многочисленные пожары, находившие обильную пишу в деревянных частях кораблей и слоях старой краски и дававшие массу осколков, причинявших большие потери в людях.

По словам участника боя, палуба «Громобоя» «была усеяна телами прислуги мелкой артиллерии, которая ... двумя-тремя взорвавшимися ... снарядами была сметена: японские снаряды, с чувствительными трубками, при разрыве давали сотни мелких осколков, которые подобно пулевой струе пулемета не оставляли живого непоцарапаппого борта, задевая, конечно, по пути тех людей, которые стояли у орудий на верхней палубе. И когда по крейсеру пронеслась команда «от мелких орудий отойди», и на перевязочный пункт явились уцелевшие, их было только половина...»51

Через час после открытия огня «Рюрика» постигла судьба, которую ему предсказывали вскоре после постройки: попадание японских снарядов в незащищенное румпельное отделение вывело из строя рулевое управление.

После пятичасового сражения «России» и «Громобою» удалось прорваться во Владивосток; пытаясь сохранить тактически выгодное насолнечное положение, вице-адмирал Камимура со своим отрядом перемещался все восточнее и восточнее и таким образом освободил контрадмиралу Иессепу северное направление'2. Однако «Рюрик», потерявший всю артиллерию и лишившийся хода, погиб, добитый японскими бронепалубными крейсерами «Напива» и «Такатихо» и в 10 ч. 42 мни. затопленный своей командой. Из 22 офицеров (включая двух врачей и корабельного священника) «Рюрика» в бою погибли 9 и были ранены еще 9 чел., в том числе 3 тяжело53. В списке убитых были все старшие офицеры корабля: командир капитан 1 ранга Е.Л. Трусов, старшин офицер капитан 2 раита Н.Н. Хлодовскпй н старшин механик И.В. Иванов 4-й. Из 796 матросов погибли 193 и были ранены 229 чел.51 Полученный еще во время войны по телеграфу из Японии список пленных с «Рюрика» включал 603 нижних чипа, из них 13 тяжело и 164 легко раненых55.

Потерн на двух уцелевших крейсерах тоже были велики. На «России» погибли 1 офицер и 46 нижних чипов, ранения и контузии получили 6 офицеров и 159 нижних чипов. На «Громобое» 4 офицера и 89 нижних чипов были убиты,

6 офицеров и 174 нижних чина ранены. Командир капитан 1 ранга Н.Д. Дабич получил тяжелые ранения. По подсчетам доктора Я.И. Кефелп, вся русская эскадра потеряла в бою 14 офицеров, 1 кондуктора ІТ 328 нижних чипов убитыми, 28 офицеров, 6 кондукторов и 635 нижних чипов ранеными, контужеными и обожженными56

Потери японского флота, по японским данным57, составили только 2 офицера и 42 нижних чипа, 4 офицера и 78 нижних чипов были ранены.

Среди жертв этого боя оказался незаметный герой артиллерийский квартирмейстер Матвей Лаптев, которому никогда больше не довелось увидеть любимую жену и маленького сына. Награжденный за предыдущие походы Знаками Отличия Военного Ордена 4-й и 3-й степеней, в том числе одним за отражение атаки японских миноносцев 18 июня (1 июля), он был смертельно ранен и скончался вечером 7(20) августа после операции, «... при которой из боку был вынут осколок от японского снаряда, который повредил кишки и внутренности». Уже после смерти мужа Гликерия Апдрияповна Лаптева получила его последнее письмо, написанное в день выхода отряда в море 30 июля (12 августа). «Уведомляю, дорогая Гликерия, что я — благодаря Богу — здоров, но об тебе сильно скучаю и забочусь, — писал Матвей, — Не выходишь ты у меня из мыслей, всегда я вижу тебя как бы перед гчазами. Что бы я ни делал, ничто не мешает думать о тебе. Да и сам я не допущу никогда в жизни, чтобы ты когда-либо ушла из моих мыслей. Даже когда постигнет Вечная разлука — и тогда постараюсь хоть не телом, но душою быть при тебе, дорогая Гликерия, и видеть тебя и Митю. Неуж Господь не смилосердится над нами и не пошлет те дни, когда кончится война и я вернусь к любящей и дорогой супруге Гликерии и дорогому Димитрию?... Сейчас готовимся к походу... Да поможет вам Бог»5*.

Владивостокский отряд (август 1904 г. — сентябрь 1905 г.)

После боя в Корейском проливе в деятельности Владивостокского отряда наступило затишье, осенью «Громобой» при переходе в залив Посьет наскочил на подводную скалу и зимой ремонтировался в доке. Весной 1905 г. крейсера совершили короткую вылазку к Хоккайдо и потопили шхуны «Яйя-мару», «Сеирпо-мару», «Койо-мару» и «Хокузей-мару».

После известия о гибели 2-й Тихоокеанской эскадры в Цусимском сражении крейсерский отряд больше не предпринимал никаких операций,«.. .поскольку действия двух крейсеров против всего японского флота можно было бы назвать безумными предприятиями, результатом которых была бы славная, но бесполезная гибель кораблей, еще нужных русскому флоту».

Заключение

Владивостокский отряд крейсеров, как и весь русский флот во время русско-японской войны, не оправдал в полной мере возлагавшихся на пего надежд. Русские адмиралы, в течение десятилетий готовясь к крейсерской войне против Великобритании59, все-таки не разобрались в специфике такого рода морской войны и не были к ней как следует готовы, предпочитая поручать своим крейсерам боевые или приближенные к боевым задачи. В результате командование все время подставляло отряд под удар превосходящих сил противника, словно пытаясь сделать из моряков новых героев-мучеников по типу варяжцев. Такая стратегия не могла привести к хорошим результатам, и гибель «Рюрика» поставила точку в попытках развязать активную борьбу на японских коммуникациях60.

В течение полутора лет русско-японской войны кораблям Владивостокского отряда удалось потопить 3 японских транспорта, 5 пароходов (плюс 1 английский и 1 немецкий) и 14 парусных шхун, захватить 4 иностранных парохода (из них 2 были потом отпущены) и 1 японскую шхуну. По данным журнала «Сопо Спмпо» за март 1905 г., общий тоннаж японских пароходов, потопленных владивостокским отрядом, составил 15 280 т (т.е. 2,6 % от всего довоенного тоннажа японского парового торгового флота). Почти столько же (13 312 т) за год войны было потеряно из-за аварии61.

В то же время японцы только в течение 1904 г. захватили 23 торговых судна, пытавшихся прорвать блокаду Владивостока, в том числе 13 русских62. Позднее, в январе-марте 1905 г., когда японцы окончательно взяли под контроль все проливы, соединяющие Японское море с Тихим океаном, им удалось захватить еще 22 иностранных торговых судна с грузами для Владивостока63. Японская блокада оказалась более эффективной, чем русская крейсерская война.

Привлекательность идеи крейсерской войны в конце XIX и начале XX в. породила во многих странах желание воспользоваться таким опытом для подрыва экономики противника. Опыт русско-японской войны был осмыслен и творчески переработан в Германии, и в самом начале первой мировой войны в сентябре-октябре 1914 г. одни бронепалубный крейсер «Эмден», оперируя в Индийском океане, всего за два месяца нанес морской торговле противника гораздо больший урон, чем все русские крейсера за полтора года русско-японской войны. Еще Мэхэн в книге, изданной в 1890 г., отмечал, что успех действия крейсеров зависит от линейных сил. Без их поддержки, без вытеснения кораблей противника с морей крейсера могут добиваться локальных боевых 61успехов, даже выиграть несколько морских боев, по не решат своей задачи6 .

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Mc Cormick F. The tragedy of Russia in Pacfie Asia. Vol.11. New York, 1907.

2 P. 176.

2 Славлев. Очерки из боевой жизни Владивостокской эскадры // Русская старина. 1913. Т. 156. Кн. 10. С. 36.

3 Русско-японская война 1904-1905 гг.: работа исторической комиссии по описанию действий флота в войну 1904-1905 гг. при Морском Генераль ном Штабе. СПб.: Типография D.Д. Смирнова, і9і2. Кн. 1. С. 65-80.

4 Славлев. Очерки из боевой жизни Владивостокской эскадры ... С.35.

5 Великий князь Александр Михайлович. Соображения о необходимости усилить состав русского флота в Тихом океане. СПб.: Тип. Морского Ми нистерства в Главном Адмиралтействе, 1896. С. 5-6.

6 Забугин П.П. О судоходстве на русском Дальнем Востоке. СПб.: Тип.

B. КЬршбаума, д. М-ва Финансов, 1896. С.59; Макаров СО. Возможно ли искусственным путем воспрепятствовать замерзанню бухты Золотой Рог // Записки общества изучения Амурского края. 1896. Т.5. Вып. 1. С. 1-14.

7 Русское судоходство. 1904. № 3(263). С. 227-228.

8 Война России с Японией в 1905 г. (Отчет о практических занятиях по стратегии на курсах военно-морских наук при Николаевской Морской Ака демии). СПб., 1904. С. 136.

9 Описание боевых походов владивостокского отряда крейсеров дается по: Егорьев В.Е. Операции владивостокских крейсеров в русско-японскую войну. М.;Л., 1939. С. 65-235.

0 Дальний Восток. 1904. 25 янв. С. 1-2.

1' Китаев Ф. Владивостокские воспоминания // Ист. вестн. 1904. №6. С. 961.

2 Там же. С. 967.

3 Колоколов Г. На крейсере «Россия». СПб.: Цитадель, 1997. С. 3.

4 Описание военных действий на морс в 37-38 гг. Мэйдзи. Составлено Мор ским Генеральным Шчабом в Токио (пер. с ян.). Т.З. Действия против рус ской Владивостокской эскадры. СПб.: Издано под редакцией Морского Генерального штаба, 1910. С.4.

5 Иллюстрированная летопись русско-японской войны. 1904. Вып.].

C. 20-21.

16 Колоколов Г. На крейсере «Россия»... С. 7.

7 Там же. С.9.

8 Аюшин П.Б., Воробьев С А., Гаврилкин Н.В., Калинин ВИ. Крепость Вла дивосток. СПб., 2001. С. 62.

9 Колоколов Г. На крейсере «Россия» ... С .11.

20 «Премногоуважаемая супруга Гликерия Андрияновна!»: Семнадцать пи сем матроса Матвея Лаптева // Урал. 1994. № 6. С. 234-240.

2 Славлев. Очерки из боевой жизни Владивостокской эскадры // Русская старина. 1913. Т. 156. Кн. 10. С. 37.

22 Там же. С. 38.

23 Колоколов Г. На крейсере «Россия» ... С. 12.

24 Описание военных действий на морс в 37-38 гг. Мэйдзи ... С. 16.

25 Приказ Его Императорского Величества № 121 от 1 апреля 1904 г. // Сбор-

ник приказов и циркуляров о личном составе чинов флота н морского ведомства. СПб., 1904.

25 Приказы командующего флотом в Тихом океане № 5 от 9 мая н № 23 от 15 мая// Приказы командующего флотом в Тихом океане. Владивосток, 1904.

27 «Прсмногоуважасмая супруга Гликерия Андрияновна!»: Семнадцать пи

сем матроса Матвея Лаптева // Урал. 1994. № 6. С. 240-244.

28 Колоколов Г. На крейсере «Россия». С. 22.

3 Описание военных действий на морс в 37-3S гг. Мэйдзи... Т. 3. С. 34-36.

30 The d'Ancthan dispatches from Japan, 1894-1910. The observations of Baron Albert d'Anclhan Belgian Minister Plenipotentiary and Dean of the Diplomatic Corps. Tokyo: Sophia University in cooperation with The Diplomatic press, Tallahassee, 1967. P. 191.

31 Бартслстт Э.А. Порт-Артур. Осада н капитуляция (пер. с англ.). СПб.: Тип. «Сириус», 1908. С.62; Jukes Geoffrey. The Russo-Japanese War 1904-1905. Oxford: OSPREY Publi-shing, 2002. P. 40.

32 История войн (пер. с англ.). М., 2003. С. 149.

33 Описание военных действий на морс в 37-3S гг. Мэйдзи... Т. 3. С. 23-24.

34 Колоколов Г. На крейсере «Россия» ... С. 24.

35 Иллюстрированная летопись русско-японской войны. 1904. Вып. 5. С. 19,134.

36 Правила, которыми Россия намерена руководствоваться во время войны с Японией // Шсфтсль Я.М. Право морской войны. Пг.: Изд-во Юриди ческого книжного склада «Право», 1915. С. 122.

37 Сборник решений Высшего призового суда по делам русско-японской войны. СПб.: Издано по решению Морского Министерства, 1913. С. 3-4.

38 Лпльс М.И. Дневник осады Порт-Артура. М., 2002. С. 123.

39 Император Николай II. Дневники /mililеra.lib.ru/nikolay-2/

40 Цнт. по: Дальний Восток. 1904. 7 июля. С. 1.

4 Там же. 22 июня. С. 1.

42 Колоколов Г. На крейсере «Россия». С. 31.

43 Приказ командующего флотом в Тихом океане № 110 от 29 июня // При казы командующего флотом в Тихом океане...

44 Мельников P.M. «Рюрик» был первым. Л.: Судостроение, 1989. С. 170-171.

45 Во'снный обзор Северной Корен. СПб., 1904. С. 137.

46 Дальний Восток. 1904. 16 июля. С.1.

47 Описание этого боя приведено по: Егорьсв В.Е. Операции владивосток ских крейсеров в русско-японскую войну. С. 195-235; Колоколов Г. Па крейсере «Россия». С. 41-48; Мельников P.M. «Рюрик» был первым.

С. 174-202; Славлен. Очерки из боевой жизни Владивостокской эскад ры // Русская старина. 1914. Т. 157. Кн. 1. С. 104-113.

48 Русско-японская война 1904-1905 гг. Пг.: Тип. А. Бенке, 1915. Юг. З.С. 27.

49 Славлен. Очерки из боевой жизни Владивостокской эскадры // Русская старина. 1914. Т. 157. Кн. 1. С. 106.

50 Там же.

5 Там же. С. 107.

52 Кокцинский И.М. Морские бон и сражения русско-японской войны, пли

зз

Причина поражения: кризис управления. М: Фонд Андрея

Первозванного, 2002. С. 151.

53 Циркуляр ГМШ № 241 от 20 августа 1904 г. // Сборник приказов и цирку ляров о лнчном составе чинов флота и морского ведомства. СПб., 1904.

54 Мельников P.M. «Рюрик» был первым. С. 202.

55 Иллюстрированная летопись русско-японской воины. 1904. Вып. 8. С. 63.

55 Кефали ЯИ. Потерн в личном составе русского флота в войзу с Японией.

Стат. исслед. СПб.: Тин. В. Кпршбаума, 1914. С. 48-51.

57 Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мэйдзи... Т. 3. С. 64.

58 «Премногоуважасмая супруга Гликерия Андрняновна!»: Семнадцать пи сем матроса Матвея Лаптева ... С. 249.

59 Кондратенко Р.В. Из истории разработки плана крейсерской войны на Ти хом океане // Российский флот на Тихом океане: история и современность. Владивосток, 1996. Вып.1. С. 33-38; Макаров СО. Документы. М.: Восн-издат, 1953. Т. 1. С. 463-469, 493.

60 Крестьянинов В.Я. Цусимское сражение 14-15 мая 1905 г. СПб.: «Гался Принт», 1998. С. 26.

6 Русское судоходство. 1905. № 3(275). С. 126.

62 Под флагом России: история зарождения и развития морского торгового флота. М., 1995. С. 260.

63 Описание военных действий на морс в 37-38 гг. Мэйдзи ... Т. 4. С. 21-27.

64 Мэхэн А.Т. Влияние морской силы на историю 1660-1783 гг. М.;Л., 1941.

С. 158.

Vadim L. Agapov

Vladivostok cruisers detachment in the Russo-Japanese War 1904-1905

This article devoted to the operations of the Vladivostok Detachment which was the only active unit of the Russian fleet during the Russo-Japanese war. Using number of sources the author describes in detail offencive actions of the cruisers and tells about each of eight battle campaignes separately while analyzing the different fighting situations and the results of this operations. Among the most interesting parts of this article are the descriptions of admiral Bezobrazov's strike on the 15 of June, 1904, when "Hitachi Maru" and "Izumi Maru" were sunk by "Gromoboi" with great human's loss, and the final battle of Ulsan on the 14 of August, 1904, when the Detachment lost "Rurik" "the resistance and death of which were so heroic that the memory of which in such a unfortunate for Russia war is related to the bright idea that military valor of Russian fleet is alive and will go on for many years to come!" A very interesting moment of the article is also the story of Matvey Laptev - one of the Russian sailors who died for the faith, tsar and motherland during the war.