Научная статья на тему 'Охрана мест лишения свободы в СССР в 1918-1960 гг. (историко-правовой аспект)'

Охрана мест лишения свободы в СССР в 1918-1960 гг. (историко-правовой аспект) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
976
73
Поделиться
Ключевые слова
МЕСТА ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ / ВОЕНИЗИРОВАННАЯ ОХРАНА / ВНУТРЕННИЕ ВОЙСКА / ЗАКЛЮЧЕННЫЕ / PLACES OF IMPRISONMENT / MILITARIZED GUARD / INTERNAL TROOPS / PRISONERS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Федоров П. А.

В статье представлена краткая история становления и развития военизированной охраны мест лишения свободы в СССР. Рассматриваются вопросы ее комплектования, статус ее стрелков и начальствующего состава, условия и особенности их служебной деятельности.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Федоров П. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The guard of the places of imprisonment in the USSR

The article tells in brief the history of militarized guard of the places of imprisonment in the USSR. The questions of the completing the guard, the status of its pointers and commanding composition, the terms and the features of its official activity are examined in the article.

Текст научной работы на тему «Охрана мест лишения свободы в СССР в 1918-1960 гг. (историко-правовой аспект)»

УДК 343.81

П.А. Федоров*

Охрана мест лишения свободы в СССР в 1918-1960 гг. (историко-правовой аспект)

В статье представлена краткая история становления и развития военизированной охраны мест лишения свободы в СССР. Рассматриваются вопросы ее комплектования, статус ее стрелков и начальствующего состава, условия и особенности их служебной деятельности.

Ключевые слова: места лишения свободы, военизированная охрана, внутренние войска, заключенные.

Fedorov НА. The guard of the places of imprisonment in the USSR.

The article tells in brief the history of militarized guard of the places of imprisonment in the USSR. The questions of the completing the guard, the status of its pointers and commanding composition, the terms and the features of its official activity are examined in the article.

Key words: places of imprisonment, militarized guard, internal troops, prisoners.

Анализ научных исследований и публикаций, касающихся НКВД-МВД СССР, показывает, что оценка его деятельности далеко не всегда объективна и находится в прямой зависимости от политических взглядов их авторов. Некоторых из них эти взгляды сподвигли даже на определенного рода мифотворчество.

Одним из наиболее одиозных из созданных ими мифов является миф о том, что внутренние войска (войска НКВД-МВД) были кровожадной «лагерной охраной», виновной в многочисленных преступлениях в отношении сотен тысяч жертв сталинских репрессий7.

Следует отметить, что миф этот подвергался и подвергается критике. Те немногие ученые-специалисты, для которых история внутренних войск представляет собой сферу профессиональных, а не сиюминутных поверхностных интересов, в соответствующих публикациях обращают на него внимание и указывают на его несостоятельность2. Но делают они это весьма своеобразно. Так, еще в 1995 г. А.Е. Алексеенков в своей монографии «Внутренние войска в системе правоохранительных органов в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)» писал: «Неоднозначно оценивается деятельность войск Наркомата внутренних дел, связанная с конвойной службой. На основе справедливого осуждения репрессий, на основе лично пережитого в сталинских лагерях многие критику и обвинения за беззакония распространяют на внутренние войска и допускают неточность. Дело в том, что до 1956 года места лишения свободы, за исключением тюрем, охраняли не внутренние войска и даже не конвойные, а военизированная охрана мест заключения. Она комплектовалась не военнослужащими, а лицами по найму»3. С тех пор эта цитата, зачастую даже без ссылки на ее автора, периодически появляется в посвященных истории внутренних войск работах в тех или иных их местах, где речь идет о той или иной степени «виновности» войск в «грехах» гулаговской системы4. Очевидно, что прием с перекладыванием вины на военизированную охрану мест лишения свободы является не совсем корректным. Дело, по-видимому, не в том, какие структуры советского государства тех лет более причастны к репрессиям, а в его тоталитарном характере, который и предопределил неизбежность беззаконий.

С другой стороны, понятно, что изоляцию преступников (охрану мест лишения свободы) вынуждено осуществлять любое (даже самое демократическое) государство. И выполняют эту задачу по соответствующим правилам соответствующим образом организованные и подготовленные люди. В советском государстве на протяжении почти сорока лет это были стрелки и начальствующий состав военизированной охраны мест лишения свободы. Ее формирование началось одновременно с созданием советской пенитенциарной системы, находившейся первое время в ведении Наркомата юстиции. Личный состав в охрану администрация мест лишения свободы набирала по вольному найму, а когда нужного числа добровольцев не находилось, то охранников назначали из некоторых

* Заместитель начальника отдела организации научных исследований Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России М 4 (40) 2008

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (40) 2008

категорий заключенных5. Ясно, что надежность такой охраны была крайне низкой. Поскольку и работники мест лишения свободы в то время не отличались служебным рвением, то побеги заключенных были обычным явлением. Их количество начало сокращаться лишь в 1924 г., когда наведением порядка в сфере исполнения уголовных наказаний вынуждены были заниматься ВЦИК и СНК РСФСР. В июне 1924 г. ими был принят декрет «О служащих в местах заключения», согласно которому эти служащие в отношении правил внутренней службы и дисциплины приравнивались «к лицам, несущим действительную военную службу»6. Теми же органами власти 23 марта 1925 г. был принят Устав службы по местам заключения7. 16 ноября 1924 г. вторая сессия ВЦИК одиннадцатого созыва утвердила Исправительно-трудовой кодекс РСФСР. Согласно ему, персонал мест лишения свободы подразделялся на административный состав, надзор и стражу8. Принятые меры позитивно сказались на положении дел в пенитенциарной системе, однако почти перманентная ее реорганизация и рост количества мест лишения свободы качество надзора в них и надежность их охраны делали весьма проблематичными. Например, в марте 1930 г. только из расположенных в РСФСР мест заключения бежали более 1300 человек9.

В начале 30-х гг. с образованием ГУЛАГа ОГПУ были приняты меры для повышения надежности охраны его исправительно-трудовых лагерей, избавления ее подразделений от «засоренности нежелательными элементами». Для руководства военизированной охраной в самом ГУЛАГе был создан соответствующий отдел, а 23 июня 1932 г. приказом ОГПУ № 688 с объявлены Положение о военизированной охране ИТЛ ОГПУ и Инструкция о порядке ее комплектования командным и рядовым составом10.

Изучение этих документов дает наглядное представление о том, что представляла собой военизированная охрана, каковы были ее задачи, как и кем она комплектовалась, каков был статус ее стрелков и начальствующего состава.

Военизированная охрана исправительно-трудовых лагерей ОГПУ учреждалась для несения службы по изоляции заключенных; руководство ею во всех отношениях осуществлялось Главным управлением ИТЛ ОГПУ через начальников управлений лагерей.

На нее возлагались задачи охраны заключенных как в местах содержания, так и на работах, охрана территорий, сооружений, учреждений, складов и имущества лагерей, конвоирования заключенных на территории лагерей, розыск бежавших заключенных, ликвидация возможных беспорядков, охрана средств связи и сообщения лагерей.

Личный состав охраны подразделялся на командный, командно-политический, политикопросветительский, административный и рядовой. Его служебная деятельность регламентировалась инструкциями и положениями, издаваемыми ГУЛАГом ОГПУ.

Прохождение службы начсоставом охраны определялось Положением о прохождении службы средним, старшим и высшим начальствующим составом пограничной охраны и войск ОГПУ, объявленным приказом ОГПУ № 30/14-1929 г.

Личный состав охраны лагерей проходил военную, политическую и специальную подготовку по месту службы и освобождался от явки на учебные и повторные сборы РККА. Он носил такую же форму, что и военнослужащие войск ОГПУ, и обмундировывался, вооружался и снабжался централизованным порядком по нормам, установленным для погранохраны и войск ОГПУ.

Служащие охраны и их семьи пользовались льготами и преимуществами, установленными для военнослужащих и военнообязанных РККА, пограничной охраны и войск ОГПУ и членов их семей постановлением ЦИК и СНК СССР от 23 апреля 1930 г.11

На личный состав охраны, переданной в нее из погранохраны и войск ОГПУ, РККА и конвойных войск, а также принятый из запаса РККА и ОГПУ, распространялось Положение о гособеспечении в порядке, предусмотренном постановлением ЦИК и СНК СССР от 21 февраля 1931 г. № 57/129. Лица рядового и младшего начальствующего состава охраны в отношении гособеспечения приравнивались к военнослужащим рядового и младшего начсостава сверхсрочной службы.

Ответственность за преступления личный состав охраны нес по линии ОГПУ.

Комплектование военизированной охраны лагерей рядовым и младшим начсоставом производилось центральным аппаратом и управлениями лагерей на местах, а средним, старшим и высшим начсоставом - отделом кадров ОГПУ и соответствующими отделами кадров полномочных представительств ОГПУ.

На должности рядового и младшего начсостава принимались военнослужащие этих категорий пограничной охраны и войск ОГПУ, закончившие срок действительной службы, а также сверхсрочнослужащие и добровольцы, лица, закончившие срочную службу в частях РККА, конвойных войсках и войсках ОГПУ, находившиеся в долгосрочном отпуске и в запасе.

Должности среднего, старшего и высшего начсостава укомплектовывались путем перевода на них военнослужащих соответствующих категорий из частей погранохраны и войск ОГПУ, а также приема из запаса.

Положение о военизированной охране ИТЛ и инструкция о порядке ее комплектования, другие документы, в т.ч. квартальные отчеты о деятельности военизированной охраны, как и

соответствующие беспристрастные исследования, убедительно свидетельствуют о том, что «лагерная охрана» и конвойные войска - в то время составная часть РККА - хоть и имели между собой много общего, но были далеко не одним и тем же.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С образованием в 1934 г. НКВД СССР12, в состав которого вошло ОГПУ вместе со «своим» ГУЛАГом и его военизированной охраной, ему были переданы и все исправительно-трудовые учреждения, находившиеся ранее (в 1930-1934 гг.) в ведении наркоматов юстиции союзных республик13. В связи с этим Главные управления исправительно-трудовых учреждений НКЮ союзных республик были ликвидированы, а Главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых колоний НКВД СССР преобразовано в Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения (ГУЛАГ НКВД СССР).

Прием мест лишения свободы от НКЮ союзных республик в ведение НКВД СССР сопровождался наведением в них порядка, в т.ч. и в их охране. Нарком Г. Ягода потребовал не только повысить ее качество, но и освободить соответствующие подразделения от «ненадежного элемента», взять под охрану все открытые колонии и исключить побеги из них14.

Сразу же за созданием ГУЛАГа НКВД СССР начался резкий рост «наполняемости» лагерей и колоний. В 1934 году в них находилось 510 тыс. человек; в 1936 г. - 1 млн. 269 тыс. человек; в 1940 г. -более 1 млн. 500 тыс. человек15. Вместе с ростом числа заключенных росла и численность военизированной охраны мест лишения свободы. В 1940 г. службу в ней проходили 107 тысяч человек16. Они охраняли и выводили на работу заключенных из 53 лагерей (с их многочисленными отделениями) и 425 исправительно-трудовых колоний17. Кстати, те самые конвойные войска, которые ряд ученых и публицистов считает «лагерной охраной», в то время насчитывали всего 34295 человек18. Еще в 1934 г. они «перешли» из состава РККА в ведение НКВД СССР19 и в 1940 г. продолжали выполнять свои «традиционные» задачи: наружную охрану ряда тюрем и складов НКВД СССР, конвоирование осужденных по железнодорожным и водным маршрутам, обеспечение работы судебных учреждений. К этим задачам в рассматриваемое нами время добавились еще две - охрана лагерей военнопленных и интернированных и конвоирование депортируемых из западных областей СССР20. Понятно, что эти малочисленные войска, с трудом справлявшиеся со своим резко возросшим в 1939-1940 гг. объемом службы, никак не могли еще и охранять сотни объектов ГУЛАГа. Этим-то как раз и занималась военизированная охрана мест лишения свободы. К июню 1941 г. ее численность возросла до 135 тыс. человек21, что составляло лишь около 7% от общего числа заключенных (на 1 января 1941 г. - 1929279 человек22). В среднем на 15 заключенных приходился один охранник. Понятно, что при таком соотношении служебная нагрузка на стрелков охраны была запредельной. Тяжелые условия службы, бытовые неудобства, постоянное общение с заключенными и специфическая атмосфера «зоны» отрицательно сказывались на морально-психологическом состоянии личного состава, влекли за собой многочисленные нарушения и эксцессы.

Начало Великой Отечественной войны показало, что в планах ГУЛАГа НКВД СССР по переводу его объектов на режим работы в условиях военного времени было много просчетов. Исправлять их пришлось в кратчайшие сроки и в сложнейших условиях начального периода войны. 22 июня 1941 г. нарком Л. Берия и прокурор СССР В. Бочков подписали директиву № 221, согласно которой лагеря и колонии переводились на особое положение, в них ужесточался режим содержания и труда заключенных, усиливалась их изоляция и охрана. Выполнение всех этих требований значительно повышало служебную нагрузку на администрацию и весь персонал мест лишения свободы. Неудачи первых военных лет поставили перед ними еще одну проблему, которая, хоть и с большими издержками, но была решена. Из прифронтовых областей главным образом в районы Урала и Сибири пришлось эвакуировать 27 исправительно-трудовых лагерей и 210 колоний с общим числом заключенных в 750000 человек23.

Война привела к серьезным количественным и качественным изменениям в составе как подневольного «населения» ГУЛАГа, так и его военизированной охраны. В соответствии с указами Президиума Верховного Совета СССР от 12 июля и 24 ноября 1941 г. из мест лишения свободы были освобождены и призваны в Красную Армию 420 тыс. человек. Еще 200 тыс. были направлено на оборонительные работы. В 1942 и 1943 гг. досрочно освободили и отправили на фронт 157 тыс. заключенных. Освобождение по целевым разнарядкам с последующим направлением в действующую армию продолжалось и в 1944-1945 гг.24.

Что касается военизированной охраны мест лишения свободы, то только в течение первого года войны из ее состава было вновь призвано на действительную службу во внутренние войска и Красную Армию 93,5 тыс. человек25. Восполнение численности подразделений ВСО осуществлялось за счет военнослужащих, получивших ранения и признанных негодными к несению строевой службы. Таким образом, фронт забрал из охраны мест лишения свободы наиболее физически здоровые и подготовленные кадры, еще больше обострив проблему ее укомплектования.

То же самое произошло и с конвойными войсками НКВД СССР, половина кадрового состава которых убыла в РККА и оперативные части внутренних войск в течение только второго полугодия 1941 г.26 Массовый перевод военнослужащих войск в действующую армию продолжался и в 1942 г. Но если численность конвойных войск с 1943 г., когда, наконец-то и в «нашу сторону» пошли многотысячные потоки военнопленных, начала расти, в т.ч. и за счет формирования новых частей и перевода

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (40) 2008

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (40) 2008

военнослужащих старших возрастов из Красной Армии, то положение с комплектованием военизированной охраны мест лишения свободы по-прежнему оставляло желать лучшего. На завершающем этапе войны и в первые послевоенные годы в нее набирали даже женщин и репатриантов.

В 1946 году соответствующей инструкцией ГУЛАГа МВД СССР управлениям исправительнотрудовых лагерей и колоний на местах было разрешено привлекать к несению конвойно-карательной службы на должностях рядового состава заключенных (в персональном порядке, после тщательной проверки и подготовки) из числа в первые осужденных за наименее социально опасные преступления. Число таких охранников в подразделениях ВСО не должно было превышать одной трети. Им запрещалась выдача автоматического оружия и ношение знаков различия. На них не распространялось действие Дисциплинарного Устава Вооруженных Сил СССР. Особо отличившиеся стрелки из «самоохранки» могли рассчитывать на условно-досрочное освобождение или снижения срока наказания. За соучастие или содействие в побеге они привлекались к уголовной ответственности. Эта мера рассматривалась как временная, но ее применение продолжалось до начала 50-х гг.

Между тем оперативная обстановка в местах лишения свободы, особенно в первые годы войны, когда из них были досрочно освобождены и направлены на фронт осужденные за менее тяжкие преступления заключенные, а им «на смену» пришли особо опасные преступники, значительно ухудшилась. На усиление негативных процессов в лагерях и колониях повлияли ужесточение режима содержания и труда находившегося в них контингента, прекращение освобождения до окончания войны ряда категорий заключенных и другие факторы27. Все это усложняло службу администрации и охраны мест лишения свободы, вынуждало руководство Наркомата внутренних дел принимать добавочные меры для поддержания в них порядка. В феврале 1942 г. была введена в действие «Инструкция о режиме содержания и охране заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР в военное время». Она наделяла личный состав охраны дополнительными правами, в т.ч. и правом применять в ряде случаев оружие без предупреждения. Эти и подобные им меры вели к росту напряженности в отношениях между охраной и заключенными, а также конфликтам и вражде различных группировок последних. Поэтому 28 декабря 1943 г. приказом НКВД СССР № 0458 было объявлено о создании в лагерях и колониях Наркомата внутренней надзирательской службы и утверждено соответствующее Положение28. Эта служба создавалась в составе военизированной охраны мест лишения свободы для усиления в них изоляции заключенных, установления постоянного контроля за соблюдением ими внутрилагерного режима, укрепления их трудовой дисциплины. Комплектоваться внутренняя надзирательская служба должна была в первую очередь за счет стрелков и командиров военизированной охраны, военнослужащих внутренних войск и фронтовиков, имевших различные физические ограничения по ранению. Но набор в нее шел с большими трудностями. Для выполнения задач надзора приходилось привлекать часть личного состава охраны, что еще больше увеличивало его служебную нагрузку.

В послевоенные годы численность заключенных, упавшая было в период войны, вновь по различным причинам начала возрастать29. Вместе с ней росла и численность охраны мест лишения свободы. В 1951 г. конвойные войска, насчитывавшие к тому времени 92 тыс. военнослужащих, были реорганизованы в конвойную охрану и освобождены от охраны тюрем, особых лагерей и лагерей, в которых содержались военные преступники. Эти задачи стали выполнять подразделения военизированной охраны. На 1 апреля 1954 г. в ней проходили службу 148049 человек, в т.ч. 98863 -рядовой состав, 37688 сержантский и 11408 - офицерский30. Рост численности охраны позволял иметь уже одного охранника на девять заключенных. Но и в этот период в ряде дивизионов ВСО еще оставались взвода «самоохраны»31.

25 октября 1956 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О мерах по улучшению работы Министерства внутренних дел СССР». Этим постановлением, наряду с прочим, касающемся деятельности исправительно-трудовых учреждений, предусматривалась реорганизация их военизированной охраны в конвойную охрану и изменение порядка ее комплектования. Рядовой и сержантский состав в нее с тех пор начал набираться не по вольному найму, а по призыву из числа ограниченно годных для строевой службы и обеспечиваться всеми видами довольствия, а также пользоваться льготами и преимуществами, предусмотренными для военнослужащих внутренней и конвойной охраны МВД СССР. Лица начальствующего состава конвойной охраны мест заключения

32

и после этого военнослужащими не являлись32.

Таким образом, в 1956 году МВД СССР «обзавелось» двумя видами конвойной охраны. Одна из них (до 1951 г. - конвойные войска) - продолжала выполнять задачи по конвоированию осужденных и подследственных, а другая (до 1956 года - военизированная охрана мест лишения свободы) -обеспечивала охрану и надзор за осужденными в жилых зонах ИТУ и на производственных объектах.

К 1960 г. последняя организационно включала 21 отдел, 26 отрядов, 42 отдельных дивизиона и 6 отдельных команд, а также 16 учебных частей и школ по подготовке сержантов, надзирателей и инструкторов служебного собаководства33.

Те, кто знает о службе конвойной охраны не понаслышке или из коньюктурной публицистики, прежде всего отмечают, что она носила удручающе тяжелый характер. Так, ветеран внутренних войск,

историк, полковник в отставке Ю.В. Братющенко писал в одной из своих работ: «Службу стрелков военизированной охраны (позднее солдат конвойной охраны), нельзя было, даже используя все синонимы, назвать просто трудной ... Это было тяжелейшее физическое, но еще более - морально-психологическое испытание, к которому юноши до призыва не были готовы»34. К тому времени абсолютное большинство заключенных представляли собой людей, осужденных за уголовные преступления. Их особый мир, субкультура и психология оказывали негативное влияние на сознание и поведение военнослужащих охраны. Ее начальствующий состав, в большинстве своем не имевший даже среднего военного или специального образования, мало что мог этому влиянию противопоставить. Поэтому в подразделениях конвойной охраны мест лишения свободы в тот период имелись частые случаи нарушений воинской дисциплины и правил несения службы, незаконные связи с осужденными и т.д. Положение начало выправляться в 1960 г., когда начальствующий состав охраны был переаттестован в офицерские кадры и стал пополняться выпускниками из военных училищ. Это дало возможность начать ее «военизацию», подтянуть дисциплину, улучшить обучение и воспитание личного состава, что в свою очередь положительно сказалось и на качестве службы. Побеги заключенных - головная боль администрации, надзора и охраны исправительно-трудовых учреждений - резко пошли на убыль.

Лишь с того времени - начала 60-х гг. - охрана мест лишения свободы стала действительно осуществляться конвойными частями и соединениями внутренних войск.

Список литературы

1. Книги, монографии

1. Агеев В.М., Федоров П.А. Конвойные войска в СССР: государственно-правовые основы организации и служебной деятельности. 1918-1944 гг. (историко-правовой аспект). - СПб., 2007.

2. Алексеенков А.Е. Внутренние войска в системе правоохранительных органов в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) (партийно-государственный аспект). - СПб., 1995.

3. Братющенко Ю.В. Ангарск как дитя лагерной зоны. - СПб., 2004.

4. История строительства внутренних войск. 1917-1945 гг.: Краткий очерк. - Ч. 1. - М., 1978.

5. Кизилов И.И. НКВД РСФСР (1917-1930 гг.). - М., 1969.

6. Лысенков С.Г., Сидоренко В.П. Внутренние войска: Страницы истории. - СПб., 2001.

7. Некрасов В.Ф. Тринадцать «железных» наркомов: художественно-документальное повествование. - М., 1995.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Некрасов В.Ф. На страже интересов Советского государства: История строительства войск ВЧК-ОГПУ-НКВД-МВД. - М., 1983.

9. Некрасов В.Ф., Борисов А.В., Дятков М.Г. и др. Органы и войска МВД России: Краткий исторический очерк. - М., 1996.

10. Рассказов Л.П., Упоров И.В. Использование и правовое регулирование труда осужденных в российской истории. - Краснодар, 1998.

11. Романовская В.Б. Репрессивные органы в России XX века. - Н. Новгород, 1996.

12. Сидоренко В.П. Внутренние войска в годы Великой Отечественной войны. - СПб., 2006.

13. Смыкалин А.С. Колонии и тюрьмы в Советской России. - Екатеринбург, 1997.

14. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956: Опыт художественного исследования. -Т. 2. - М., 1991.

15. Топтыгин А.В. Неизвестный Берия. - СПб., М., 2002.

П. Статьи

1. Будашевский Г.В. Деятельность исправительно-трудовых учреждений Ленинграда и области в годы Великой Отечественной войны // Историческое значение Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: Сборник научных статей. - СПб., 2005.

2. Беркутов А.С. Итоги Победы: причины послевоенной преступности // Историческое значение Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: Сборник научных статей. - СПб., 2005.

3. Гусейнов А.Г. Внутренние войска в конце Великой Отечественной войны // Историческое значение Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: Сборник научных статей. -СПб., 2005.

4. Земсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) // Социологические исследования. 1991. № 67.

5. Кузьмин С.И. Крестные отцы ГУЛАГа // На боевом посту. 1991. № 7.

6. Смирнов Л.Б. Пенитенциарная система в государственном механизме России // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. - 1999. № 3.

7. Смирнов Л.Б., Пермяков Н.И. Пенитенциарная система органов внутренних дел Советского

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (40) 2008

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (40) 2008

государства в период с 1917 по 1941 гг. // МВД России - 200 лет: история и перспективы развития: Тезисы докладов и выступлений на юбилейной научно-практической конференции. - Ч. 1. - СПб., 2002.

8. Службы УИС: прошлое и настоящее // Преступление и наказание. - 2004. № 3.

9. Тарасов М.М. Внутренние войска в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Управление социально-экономическими системами: Сборник научных трудов Института экономики и права. - СПб., 2006.

10. Федоров А.Б. Внеслужебные связи с осужденными: новые аспекты старой проблемы // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс: Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 9-10 апреля 1998 г. - Ч. 1. - СПб., 1998.

11. Федоров А.Б. Охрана исправительно-трудовых учреждений в России: политико-правовые аспекты // Правовое государство и органы внутренних дел. Сборник научных трудов. - СПб., 1995.

12. Шкуренок Н. Внутренние войска получают свой вуз // Обучение и карьера в Санкт-Петербурге. - 2000. № 5 (6).

13. Ярославцева С. ВОХР - это внутренняя охрана Республики // На боевом посту. -

1999. № 5.

1 См., напр.: Волкогонов Д.А. Сталин. Политический портрет. Кн. 2. М., 1996. С. 455; Шкуренок Н. Внутренние войска получают свой вуз // Обучение и карьера в Санкт-Петербурге. 2000. № 5 (6). С. 15.

2 См.: Органы и войска МВД России: Краткий исторический очерк. М., 1996; Сидоренко В.П. Внутренние войска в годы Великой Отечественной войны. СПб., 2006; и др.

3 Алексеенков А.Е. Внутренние войска в системе правоохранительных органов в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) СПб., 1995. С. 70.

4 См.: Гусейнов А.Г. Внутренние войска в конце Великой Отечественной войны // Историческое значение Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: Сборник научных статей. СПб., 2005. С. 193; Тарасов М.М. Внутренние войска в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) // Управление социально-экономическими системами: Сборник научных трудов Института экономики и права. СПб., 2006. С. 99; и др.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5 См.: Кузьмин С.И. Крестные отцы ГУЛАГа // На боевом посту. 1991. № 7. С. 62; Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 2. М., 1991. С. 40-41.

6 СУ РСФСР 1924. Ч. II. № 56. Ст. 552.

7 См.: Органы и войска МВД России. С. 348.

8 См.: СУ РСФСР. 1924. № 86. Ст. 870.

9 См.: Кизилов И.И. НКВД РСФСР (1917-1930 гг.). М., 1969. С. 152.

10 См.: История строительства внутренних войск. 1917-1945 гг.: Краткий очерк. Ч. 1. М., 1978. С. 126-127.

11 См.: Кодекс о льготах для военнослужащих и военнообязанных РККА и их семей // СЗ СССР. 1930. № 23. Ст. 253.

12 См.: СЗ СССР 1934. № 36. Ст. 283.

13 См.: СЗ СССР 1935. № 56. Ст. 421.

14 См.: Некрасов В.Ф. Тринадцать «железных» наркомов: художественно-документальное повествование. М., 1995. С. 169.

15 См.: Смирнов Л.Б., Пермяков Н.И. Пенитенциарная система органов внутренних дел Советского государства в период с 1917 по 1941 гг. // МВД России - 200 лет: история и перспективы развития: Тезисы докладов и выступлений на юбилейной научно-практической конференции. Ч. 1. СПб., 2002. С. 181.

16 См.: Топтыгин А.В. Неизвестный Берия. СПб., М., 2002. С. 63.

17 См.: Рассказов Л.П., Упоров И.В. Использование и правовое регулирование труда осужденных в российской истории.

Краснодар, 1998. С. 80.

18 См.: Лысенко С.Г., Сидоренко В.П. Внутренние войска: страницы истории. СПб., 2001. С. 47.

19 См.: СЗ СССР 1934. № 48. Ст. 372.

20 См.: Агеев В.М., Федоров П.А. Конвойные войска в СССР: государственно-правовые основы организации и служебной деятельности. 1918-1941 гг. СПб., 2007. С. 82-94.

21 См.: Топтыгин А.В. Указ. соч. С. 119.

22 См.: Органы и войска МВД России: Краткий исторический очерк. М., 1996. С. 363.

23 См.: Смирнов Л.Б., Очередько В.П. Пенитенциарная система Советского государства в предвоенное и военное время и ее роль в достижении победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.// Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2005. № 2. С. 63.

24 См.: Органы и войска МВД России. С. 368; Топтыгин А.В. Указ. соч. С. 187.

25 См.: Смирнов Л.Б. Пенитенциарная система в государственном механизме России // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 1999. № 3. С. 79.

26 См.: Алексеенков А.Е. Внутренние войска в системе правоохранительных органов в годы Великой Отечественной

войны (1941-1945 гг.). СПб., 1995. С. 20-21.

27 См.: Органы и войска МВД России. С. 368-369, 371.

28 См.: Службы УИС: прошлое и настоящее // Преступление и наказание. 2004. № 3. С. 6.

29 См.: Органы и войска МВД России. С. 374-375; Беркутов А.С. Итоги Победы: причины послевоенной преступности

// Историческое значение Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. С. 225.

30 См.: Земсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) // Социологические исследования. 1991. № 67. С. 19.

31 См.: Братющенко Ю.В. Ангарск как дитя лагерной зоны. СПб., 2004. С. 104.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

32 См.: Некрасов В.Ф. На страже интересов Советского государства. История строительства войск ВЧК - ОГПУ - НКВД - МВД. М., 1983. С. 116.

33 См.: Органы и войска МВД России. С. 327.

34 Братющенко Ю.В. Указ. соч. С. 102.