Научная статья на тему 'Ограничение доступа к отдельным видам информации в сети Интернет'

Ограничение доступа к отдельным видам информации в сети Интернет Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
2081
183
Поделиться
Ключевые слова
ПРАВО НА ИНТЕРНЕТ / ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВА / НАДЗОР ЗА ИНТЕРНЕТОМ / БЛОКИРОВКА САЙТОВ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Чаннов Сергей Евгеньевич

В статье рассматриваются вопросы ограничения доступа к информации, размещенной в сети Интернет. Автор анализирует практику деятельности Роскомнадзора по блокировке сайтов, содержащих запрещенную к распространению в РФ информацию, и высказывает свои предложения по совершенствованию данного механизма.Issues of restriction of access to information placed in the Internet are considered in the article. The author analyzes practice of Roskomnadzor`s activity on blocking websites containing information forbidden to distribution in the RF and gives his own suggestions for improvement of this mechanism.

Текст научной работы на тему «Ограничение доступа к отдельным видам информации в сети Интернет»

Сергей ЧАННОВ

ОГРАНИЧЕНИЕ ДОСТУПА К ОТДЕЛЬНЫМ ВИДАМ ИНФОРМАЦИИ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

В статье рассматриваются вопросы ограничения доступа к информации, размещенной в сети Интернет. Автор анализирует практику деятельности Роскомнадзора по блокировке сайтов, содержащих запрещенную к распространению в РФ информацию, и высказывает свои предложения по совершенствованию данного механизма.

Issues of restriction of access to information placed in the Internet are considered in the article. The author analyzes practice of Roskomnadzors activity on blocking websites containing information forbidden to distribution in the RF and gives his own suggestions for improvement of this mechanism.

Ключевые слова:

право на Интернет; ограничение права; надзор за Интернетом; блокировка сайтов; right to Internet; right restriction; supervision of the Internet; blocking of sites.

ЧАННОВ

Сергей

Евгеньевич —

д.ю.н., доцент;

заведующий

кафедрой

служебного и

трудового права

Поволжского

института

управления

им. П.А Столыпина

— филиала РАНХиГС

sergeychаnnov@

yandex.ru

Право на доступ в сеть Интернет является неотъемлемым пра -вом человека. Такой вывод был сделан в докладе ООН от 16 мая 2011 г.1 В докладе рассматриваются основные тенден -ции и проблемы в отношении реализации права каждого человека искать, получать и распространять информацию и идеи любого рода через Интернет. Намеренное лишение людей в различных регионах мира возможности выйти в Интернет отныне является нарушением прав человека.

В то же время, разумеется, право на доступ в сеть Интернет, так же как и любое другое право человека, может быть в определенных случаях ограничено. И это вполне естественно, т.к. никакое право не может быть безграничным хотя бы потому, что в таком своем раз витии оно неизбежно рано или поздно начинает затрагивать права других лиц.

Общие подходы к ограничению права на доступ к Интернету сформулированы в том же докладе ООН:

1) ограничение должно быть предусмотрено законом, который ясен и доступен каждому (принципы предсказуемости и прозрач -ности).

2) ограничение должно преследовать одну из целей, указанных в п. 3 ст. 19 международного пакта «О гражданских и политических правах», а именно: для защиты прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности или общественного порядка, здоровья или нравственности населения (принцип законности).

3) необходимость ограничения должна быть доказана и исполь -зована в качестве исключительного средства, необходимого для достижения предполагаемой цели (принципы необходимости и пропорциональности).

Как видим, данные требования к ограничению права на доступ к Интернету в целом соответствуют требованиям к ограниче -нию конституционных прав граждан, вытекающим из ч. 3 ст. 55 Конституции РФ:

1) ограничение может быть установлено только федеральным законом;

2) оно должно преследовать одну из конституционно значимых целей (защита основ конституционного строя, нравственности,

1 Report of the Special Rapporteur on the Promotion and Protection of the Right to Freedom of Opinion and Expression, Frank La Rue // http:// www2.ohchr.org/ english/ bodies/ hrcouncil/ docs/ 17session/ A.HRC.17.27_en.pdf (дата обращения 07.06.2011).

здоровья, прав и законных интересов дру -гих лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства);

3) ограничение должно быть соразмерно этой цели1.

Помимо этого, доклад содержит особое исключение из принципа общедоступно -сти информации, распространяемой по -средством сети Интернет — оно касается случаев распространения детской порно графии. Авторы доклада также призывают государства сосредоточить свои усилия на преследовании лиц, ответственных за производство и распространение дет -ской порнографии, а не только на мерах по блокированию материалов с детской порнографией в Интернете. Таким обра -зом, в докладе сформулированы основ -ные принципы, на которых должны стро -иться правовые конструкции ограниче -ния распространения информации в сети Интернет:

1) ограничения применяются в качестве исключительной меры, и ровно такие же, какие приняты для информации, распро страняемой за пределами сети Интернет;

2) должен быть установлен понятный порядок и условия ограничения, решение об ограничении должен принимать суд;

3) в законодательстве необходимы гарантии против злоупотреблений;

4) исключение допустимо в отношении детской порнографии2.

Поскольку указанный выше доклад ООН носит, вполне естественно, рекомен -дательный характер, конкретные основа ния и процедуры ограничения распро -странения информации в сети Интернет, а также доступа к ней должны устанав ливаться национальными законодатель ствами. Отечественное законодательство в этой сфере является, в целом, разроз ненным, хотя нельзя не отметить, что именно в последние годы законодателями предпринимаются достаточно заметные и значимые шаги по установлению надзора

1 См., напр.: Постановление Конституционного суда РФ от 30.10. 2003 № 15 - П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в рефе -рендуме граждан Российской Федерации” в связи с запросом группы депутатов Государственной думы и жалобами граждан С.А. Бунтмана, К.А. Катаняна и К.С. Рожкова» // СЗ РФ, 2003, № 44, ст. 4358.

2 Петров Д.Е. Ограничение распространения информации в сети Интернет // Юридический мир, 2012, № 1, с. 32.

за Интернетом со стороны различных го -сударственных органов.

Долгое время в Российской Федерации единственным законом, который уста -навливал условия и порядок ограничения передачи информации в сети Интернет, являлся федеральный закон «О противо -действии экстремистской деятельности»3. Согласно положениям данного закона информационные материалы призна ются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения, рас пространения или нахождения организа ции, осуществившей производство таких материалов, на основании представления прокурора или при производстве по соот ветствующему делу об административном правонарушении, гражданскому или уго ловному делу. Федеральный список экс тремистских материалов подлежит раз мещению в международной компьютер ной сети Интернет на сайте федерального органа государственной регистрации4. В настоящее время этот список содержит почти 2 000 различных материалов экс -тремистской направленности, значитель ная часть которых размещалась в сети Интернет.

Хотя федеральный закон «О противо -действии экстремистской деятельности» и доказал в целом свою высокую эффектив ность в отношении экстремистских мате риалов (по мнению его критиков, даже слишком высокую), именно в отношении информации, размещенной на сайтах в сети Интернет, она оказалась не столь высокой. Связано это, прежде всего, с достаточно сложным механизмом призна ния материалов экстремистскими, кото рый требует вынесения судебного реше ния по каждому конкретному случаю. В результате информация откровенно экс тремистского характера могла находиться на сайтах в течение достаточно длитель ного времени. И когда судебное решение по конкретному материалу, размещенному на сайте в сети Интернет, принималось, нередко выяснялось, что она уже была многократно скопирована и размещена на других сайтах.

К тому же указанный федеральный

3 Федеральный закон от 25.07.2002 № 114 - ФЗ (ред. от 25.12.2012) «О противодействии экстремистской деятельности» // СЗ РФ, 2002, № 30, ст. 3031.

4 http://miniust.ruДu/extremist-materials?search =&page=3

закон имел достаточно узкую направ ленность, позволяя блокировать доступ далеко не ко всей потенциально вредо носной информации (поскольку, напри мер, те же сайты, содержащие детскую порнографию, никак нельзя признать экстремистскими).

В 2010 г. был принят комплексный федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»1, положения которого были распространены в т.ч. и на информацию, размещаемую в сети Интернет. Согласно ст. 14 данного закона доступ к информации, распростра -няемой посредством информационно телекоммуникационных сетей, в т.ч. сети Интернет, в местах, доступных для детей, предоставляется лицом, организующим доступ к сети Интернет в таких местах (за исключением операторов связи, ока зывающих эти услуги связи на основа нии договоров об оказании услуг связи, заключенных в письменной форме), дру гим лицам при условии применения адми -нистративных и организационных мер, технических, программно аппаратных средств защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию. Сайт в информационно телекоммуникационной сети Интернет, не зарегистрированный как средство массовой информации, может содержать знак информационной продукции (в т.ч. в машиночитаемом виде) и/или тексто -вое предупреждение об ограничении ее распространения среди детей, соответ ствующие одной из категорий инфор мационной продукции, установленных данным законом. Классификация сайтов осуществляется их владельцами само стоятельно.

Наконец, в 2012 г. были внесены изме нения в федеральный закон «Об инфор -мации, информационных технологиях и о защите информации»2, получившие широкий общественный резонанс. Этими изменениями, по сути, впервые в нашей стране был предусмотрена жесткая про цедура оперативного реагирования госу

1 Федеральный закон от 29.12.2010 № 436- ФЗ (ред. от 05.04.2013) «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» // СЗ РФ, 2011, № 1, ст. 48.

2 Федеральный закон от 27.07.2006 № 149 - ФЗ (ред. от 05.04.2013) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // СЗ РФ, 2006, № 31 (ч. 1), ст. 3448.

дарственных органов (а также иных лиц и организаций, осуществляющих разме -щение информации в сети Интернет либо предоставление доступа к ней) на слу -чаи выявления потенциально вредонос -ной информации в Интернете. Таковой, согласно ч. 5 ст. 15.1 данного закона явля -ются:

— материалы с порнографическими изо -бражениями несовершеннолетних и (или) объявления о привлечении несовершен -нолетних в качестве исполнителей для участия в зрелищных мероприятиях пор нографического характера;

— информация о способах, методах раз -работки, изготовления и использования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, местах приоб -ретения таких средств, веществ и их пре курсоров, о способах и местах культиви -рования наркосодержащих растений;

— информация о способах совершения самоубийства, а также призывы к совер -шению самоубийства;

— информация о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправ -ных действий (бездействия), распростра -нение которой запрещено федеральными законами;

— любая другая информация, в отноше -нии которой имеется вступившее в закон -ную силу решение суда о признании ее информацией, распространение которой в Российской Федерации запрещено.

Последний пункт вызвал при принятии данного закона особо серьезную критику в силу полной неопределенности кри -териев вынесения такого решения суда. Между тем, факт признания информа -ции потенциально вредоносной влечет за собой внесение содержащих ее доменных имен и (или) указателей страниц сайтов, а также сетевых адресов, позволяющих идентифицировать указанные сайты, в Единый реестр доменных имен, указа -телей страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов, позволяющих иден тифицировать сайты в сети Интернет, содержащие информацию, распростра -нение которой в Российской Федерации запрещено.

После этого владельцу сайта в сети Интернет даются сутки на то, чтобы уда лить интернет страницу, содержащую информацию, распространение которой в РФ запрещено, в противном случае доступ к такому сайту блокируется.

Как видно, механизм, предусмотренный данным законом, действительно позво ляет государству оперативно реагиро вать на появление в российском сегменте Интернета потенциально опасной инфор мации. Однако такая оперативность имеет как положительную, так и отрицательную стороны. Отнести информацию к потен циально опасной и заблокировать доступ к ней достаточно просто. В то же время разблокировка информации в случае, если разместившее ее лицо не согласно ее уда лить и считает, что о решение о прекраще нии доступа к ней было принято неверно, возможна только на основе судебного решения и требует достаточно длитель ного срока.

Все это позволило многим критикам рассматриваемого закона еще на этапе его принятия говорить о нем как об акте, вводящем цензуру в российском Интернете.

Действительность, впрочем, оказа лась достаточно далека от таких мрачных прогнозов. Практика применения норм, содержащихся в ст. 15.1 федерального закона «Об информации, информаци онных технологиях и о защите информа ции», показала, что применяются они не так уж часто и преимущественно на осно вании данных Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (то есть, в отношении тех видов вредоносной информации, которые прямо указаны в законе). При этом блокировалась, как правило, информация, опасный характер которой очевиден, и применение ограни чения доступа к ней не вызывало каких либо серьезных протестов.

В то же время отдельные случаи исполь зования рассматриваемого механизма ограничения доступа к информации полу чили широкий общественный резонанс в силу неоднозначности оснований такого ограничения, что позволило выявить его слабые места.

Показательным в этом плане является, например, одно из первых предписаний Роскомнадзора в отношении блокировки доступа к сайту «Луркоморье» (http:// lurkmore.to/). С точки зрения создателей, сайт выступает как «энциклопедия совре менной культуры, фольклора и субкультур, а также всего остального». Основанием для этого стала направленная в Роскомнадзор информация о выявлении

на сайте нескольких страниц, содержа щих пропаганду наркотиков, поступив шая в ФСКН России и направленная ею Роскомнадзору1.

В данном случае резкой критике (в основном со стороны интернет общественности) подверглись как сами причины блокировки Луркоморья, так и ее способы. Так, пропагандой наркотиков ФСКН России посчитала размещенные на сетевом ресурсе статьи о марихуане и ее действии. Несложно понять, что при использовании такого подхода под запрет можно подвести все энциклопедии, меди цинские, биологические, химические и иные справочники, содержащие инфор мацию о наркотических и психотропных веществах. Как достаточно точно заме тил в связи с этим известный журналист и публицист А. Вассерман, «то, что сайт “Луркоморье” объявлен вредоносным,

— это примерно то же самое, как если бы вредоносным объявили Уголовный кодекс на том основании, что он содержит описа -ние преступлений»2.

Были претензии у администраторов сайта и к процедуре принятия решения о его блокировке. Так, в соответствии с ч. 7 ст. 15.1 федерального закона «Об инфор -мации, информационных технологиях и о защите информации» в течение суток с момента получения от оператора ре естра уведомления о включении домен ного имени и (или) указателя страницы сайта в сети Интернет в реестр провайдер хостинга обязан проинформировать об этом обслуживаемого им владельца сайта в сети Интернет и уведомить его о необ ходимости незамедлительного удаления интернет страницы, содержащей инфор мацию, распространение которой в РФ запрещено. Однако, по уверениям адми нистрации Луркоморья, никакого уве -домления ни о внесении сайта в реестр, ни о причинах такого внесения они не получали. Причина этого, по - видимому, заключалась в том, что «хостер портала располагается в Голландии, а обращение, вероятно, было составлено на русском языке и отправлено им в пятницу вече

1 См.: ФСКН объяснила причины блокировки «Луркоморья» // http://www.interfax.ru/russia/news. asp?id=275427

2 См.: Интернет вступился за «Луркоморье» // http://www.dp.ru/a/2012/11/12/Internet_vstupilsja_ za_Lu/

ром. Как известно, в Европе в это время уже ничего не работает»1.

Наконец, серьезным недостатком сло -жившейся практики ограничения доступа к вредоносной информации, содержа щейся в сети Интернет, является тот факт, что при обнаружении такой информа ции, как правило, блокируется доступ не к конкретной странице сайта (хотя такая возможность законом и подзаконными актами предусмотрена), а весь сайт в целом. Так, в той же ситуации с Луркоморьем заблокированной оказалась вся сетевая энциклопедия, а не конкретные страницы с информацией о марихуане, вызвавшие неудовольствие госстуктур.

Надо сказать, что данная проблема поя вилась отнюдь не с внесением рассматри ваемых изменений в федеральный закон «Об информации, информационных тех нологиях и о защите информации». На нее неоднократно обращали внимание и ранее, когда в еще в рамках федерального закона «Об экстремистской деятельности» при признании конкретных материалов экстремистскими суды выносили решения о запрещении доступа к сайту в целом.

Между тем, закрытие доступа к всему сетевому ресурсу в целом не только не оправданно нарушает права его владель -цев, но и провоцирует их на обход такой блокировки. Так, например, администра -торы Луркоморья после блокировки сайта по ІР 85.17.124.180 сменили домен, после чего сайт продолжал благополучно функ

1 Блокировка Луркоморья привела к резкому росту посещаемости. За день сайт посетили боль -ше 2 млн чел. // http://news2.ru/story/367553/. Надо отметить, что действующий Временный порядок взаимодействия оператора реестра с провайдером хостинга и порядок получения доступа к содержащейся в реестре информации оператором связи, оказывающим услуги по предоставлению доступа к информационно-телекоммуникационной сети Интернет (утв. Роскомнадзором 25.10.2012), пред -усматривает направление данного уведомления на русском и английском языках.

ционировать. Таким образом, действия ФКСН и Роскомнадзора в данном случае способствовали лишь повышению попу лярности сетевой энциклопедии2.

Во всех приведенных случаях возни -кает ощущение, что должностные лица, принимающие решения о блокировке 1Р- адресов сайтов, содержащих вредо -носную информацию, вместо блокировки конкретной страницы по ее иКЬ исходят из какой то презумпции противоправных намерений всех владельцев сайтов. Такой подход может быть справедлив в отноше -нии некоторых сетевых ресурсов, напри -мер ориентированных исключительно на распространение порнографических материалов с участием несовершеннолет них; имеющих целевую экстремистскую направленность (вроде хорошо извест -ного Кавказ -центра) и т.п. Однако в отно -шении большинства сайтов он носит явно чрезмерный характер и не соответствует провозглашенным в вышеупомянутом докладе ООН принципам ограничения права на доступ к Интернету (в частности, принципу пропорциональности).

В связи с этим представляется, что сле -дует внести изменения в ст. 15.1 федераль -ного закона «Об информации, информа ционных технологиях и о защите инфор -мации», а также в подзаконные акты, регулирующие порядок блокировки информации, признанной запрещенной к распространению в РФ, указав в них, что блокировке по общему правилу подлежит конкретная страница (URL), содержащая вредоносную информацию. Весь сайт под лежит блокировке лишь в том случае, если он в целом имеет направленность на рас пространение вредоносной информации, причем это обстоятельство должно быть соответствующим образом мотивировано надзирающим органом.

2 Там же.