Научная статья на тему '"общество знаний" и развитие когнитивного подхода'

"общество знаний" и развитие когнитивного подхода Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
791
115
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД / ОБЩЕСТВО ЗНАНИЙ / COGNITIVE APPROACH / SOCIETY OF KNOWLEDGE

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Плотинский Юрий Менделевич

В работе рассматривается эволюция когнитивной науки и ее влияние на развитие социологической теории. Значительное внимание уделено также развитию когнитивной социологии и применению когнитивного подхода в прикладных исследованиях. В последнем разделе рассматриваются вопросы интеграции когнитивных ветвей социальной науки (антропологии, экономики, социологии, политологии, социальной психологии, управления знаниями) в единую сеть когнитивной социальной науки, что должно способствовать быстрому становлению социокогнитивной парадигмы научного фундамента исследований по созданию общества знаний.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Development of cognitive approach and formation of a society of knowledge

Co-evolution of cognitive science and cognitive sociology are considered. Cognitive economics have been fulfilling an impetuous expansion into socio-cognitive areas for the last few years. So this paper suggests the integration of the cognitive branches of social sciences (including social cognition and knowledge management) into united cognitive social science.

Текст научной работы на тему «"общество знаний" и развитие когнитивного подхода»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 18. СОЦИОЛОГИЯ И ПОЛИТОЛОГИЯ. 2010. № 1

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

Ю.М. Плотинский, канд. техн. наук, доц., с.н.с., доцент кафедры социальной информатики социологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова*

"ОБЩЕСТВО ЗНАНИЙ" И РАЗВИТИЕ КОГНИТИВНОГО ПОДХОДА

В работе рассматривается эволюция когнитивной науки и ее влияние на развитие социологической теории. Значительное внимание уделено также развитию когнитивной социологии и применению когнитивного подхода в прикладных исследованиях. В последнем разделе рассматриваются вопросы интеграции когнитивных ветвей социальной науки (антропологии, экономики, социологии, политологии, социальной психологии, управления знаниями) в единую сеть когнитивной социальной науки, что должно способствовать быстрому становлению социокогнитивной парадигмы — научного фундамента исследований по созданию общества знаний.

Ключевые слова: когнитивный подход, общество знаний.

Co-evolution of cognitive science and cognitive sociology are considered. Cognitive economics have been fulfilling an impetuous expansion into socio-cognitive areas for the last few years. So this paper suggests the integration of the cognitive branches of social sciences (including social cognition and knowledge management) into united cognitive social science.

Key words: cognitive approach, society of knowledge.

Для современной инновационной экономики ключевым ресурсом становятся знания. Политики все чаще акцентируют внимание ученых на необходимости разработки концепции "общества, основанного на знаниях", или "общества знаний". Правительства многих стран выделяют значительные средства на построение инфраструктуры общества знаний. Все больше зарубежных фирм внедряют у себя системы управления знаниями, следуя современным тенденциям развития экономики знаний. Интерес к данной проблематике в последние годы стимулируется стремительным ростом технологий социального интернета — Web 2.0.

Для построения общества знаний необходим солидный научный фундамент, который может быть создан только на основе когнитивной парадигмы. Следует признать, что не существует общепринятых трактовок основных принципов когнитивной парадигмы. Многообразие высказываемых точек зрения обусловлено неоднократной сменой акцентов и приоритетов за почти полувековой период развития когнитивной науки, а также междисциплинарным характером когнитивных исследований.

* Плотинский Юрий Менделевич — plotin@gcnet.ru

Эволюция когнитивной науки

Когнитивная наука (когнитология) занимается изучением естественного и искусственного интеллекта. Основное внимание когни-тологи уделяют исследованию интеллекта человека, хотя немало работ посвящено изучению интеллекта животных.

Главная цель когнитологии — исследование высших когнитивных процессов — мышления, познания, понимания, объяснения, запоминания, распознавания, обучения, принятия решений и креативности. При более широкой трактовке под когнитивными процессами понимаются все интеллектуальные процессы, о которых можно рассуждать в достаточно точных терминах.

В литературе не существует единого, общепринятого определения когнитивной науки. В настоящее время часто используется следующее определение: когнитивная наука — это междисциплинарное исследование процессов приобретения, хранения, преобразования и использования знаний.

Именно из последнего определения следует, что когнитология должна стать научной основой управления знаниями.

Историки полагают, что в 50—60-е гг. XX в. в науке произошла когнитивная революция — смена научной парадигмы, по Т. Куну. Как писал в 1991 г. известный специалист по теории искусственного интеллекта и когнитивной лингвистике Н. Хомский, "когнитивная революция относится к состояниям разума/мозга и тому, как они обусловливают поведение человека, особенно — когнитивным состояниям: состояниям знания, понимания, интерпретаций, верований и т.п. Подход к человеческому мышлению и поступкам в этих терминах делает психологию и такой ее раздел, как лингвистика, частью естественных наук, занимающихся природой человека и ее проявлениями, и в первую очередь — мозгом"1.

Впервые центр когнитивных исследований был создан в Гарварде в 1960 г. К этой дате относят зарождение когнитивной науки (когнитологии) — междисциплинарного научного направления, объединяющего философию (теорию познания), психологию, нейрофизиологию, антропологию, лингвистику и теорию искусственного интеллекта. Г. Гарднер предложил схему взаимосвязей внутри когнитивной науки, приведенную на рис. 1 (сильные связи — сплошные линии, слабые — штриховые).

Локомотивом когнитивного содружества является, безусловно, теория искусственного интеллекта, поскольку за ней стоят стремительно развивающиеся отрасли промышленности, связанные с производством компьютеров и электроники, развитием сети телекоммуникаций. Поэтому в когнитологии доминирует технологи-

1 Кубрякова Е.С. и др. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996. С. 71.

ческий подход к изучению знаний, а критерием качества когнитивных теорий является практическая реализация.

Философия

Искусственный интеллект

Психология

Антропология

Лингвистика

Нейрофизиология

Рис. 1. Структура когнитивной науки по Гарднеру

,2

Первые сенсационные достижения искусственного интеллекта 50-х гг. прошлого века, связанные с использованием логико-математических средств для создания "универсальных решателей проблем", вызвали в обществе огромный интерес и бурную полемику. Однако довольно быстро выяснилось, что сфера практического применения формальных методов получения научного знания весьма ограниченна.

В 60—80-х гг. XX в. в центре внимания оказались феномен экспертного знания и связанные с ним проблемы получения, хранения, обработки и репрезентации знаний как в голове эксперта, так и в компьютерной системе. Однако период эйфории от успехов искусственного интеллекта в создании экспертных систем, полностью заменяющих человека при решении практических задач, довольно быстро завершился.

В 90-е гг. XX в. в теории искусственного интеллекта были поставлены более реалистические цели — обеспечение технологического синтеза интеллектуальных возможностей человека и ЭВМ, разработка интерактивных систем визуализации информации, систем поддержки принятия решений. При этом значительно расширен диапазон рассматриваемых знаний: изучаются не только научные и экспертные знания, но и обыденные знания, представления, верования.

2 См.: Соловьев А.В. Когнитивная психология и искусственный интеллект. М., 1992. С. 71.

Благотворное воздействие теории искусственного интеллекта испытали все науки, собравшиеся под когнитивным "зонтиком", но наибольший выигрыш получила психология. Как указывает психолог Роберт Солсо, "между искусственным интеллектом и когнитивной психологией установились своего рода симбиотиче-ские отношения, где каждый выигрывает от развития другого. Ибо для того чтобы искусственным образом сделать точную копию человеческого восприятия, памяти, языка и мышления, нужно знать, как эти процессы происходят у человека. И в то же время развитие искусственного интеллекта дает новые возможности к пониманию человеческого познания"3.

Таблица 1

Эволюция структуры когнитивных наук в XX в.

1960-е гг. 1990-е гг.

философия философия

нейрофизиология нейрофизиология

психология когнитивная психология

лингвистика когнитивная лингвистика

искусственный интеллект искусственный интеллект

антропология когнитивная антропология

В табл. 1 приведены основные изменения в структуре когнитивных наук за период 1960—1990 гг. Из схемы Гарднера (рис. 1) ясно, что когнитивная наука имеет сетевую структуру. В рассматриваемый период в когнитивном "шестиугольнике" появился геометрический центр — когнитивная наука как самостоятельная, организационно оформленная научная дисциплина. Внутри "материнских" наук за этот период также произошли значительные структурные изменения, а именно — выделение когнитивных направлений.

Датой рождения когнитивной психологии принято считать 1967 г.: в этом году была опубликована монография У. Найссера (U. Neisser), озаглавившего свою книгу именно таким образом4. Несколько позже произошла институционализация когнитивной антропологии и когнитивной лингвистики. В литературе нередко встречаются названия "когнитивная философия", "когнитивная нейрофизиология" и "когнитивный искусственный интеллект", однако пока преждевременно говорить об институционализации этих научных направлений как о свершившемся факте.

3 Солсо Р. Когнитивная психология. М., 1996. С. 496.

4 Neisser U. Cognitive psychology. N.Y., 1967.

Таким образом, ученые могут заниматься когнитивной проблематикой как в центрах когнитивной науки, так и оставаясь организационно в рамках классических научных дисциплин (среди когнитологов последние составляют явное большинство). При этом специалисты могут не только развивать программы собственно когнитивных исследований, но и распространять разработанные в когнитологии теории и инструментарий на традиционные области исследований.

Когнитивный подход в широком смысле может рассматриваться как трамплин, позволяющий преодолеть невидимые барьеры, которые нередко возникают между людьми, говорящими и мыслящими на разных языках. С его помощью удается достичь взаимопонимания между участниками проблемных ситуаций, согласовать различные точки зрения, стимулировать творческий подход к возникающим проблемам.

За рубежом опубликовано огромное количество работ по когнитивной проблематике. В последние годы все больше российских исследователей становятся сторонниками когнитивной парадигмы. В 2008 г. опубликована коллективная монография, в которой рассматриваются основные результаты, полученные отечественными и зарубежными учеными в сфере использования когнитивного подхода в философии, психологии и лингвистике5. Поэтому далее в этой статье рассматриваются направления развития когни-тологии, связанные с социальной проблематикой.

Когнитивный подход в социальной теории

Как указывалось выше, в 90-е гг. XX в. в теории искусственного интеллекта основное внимание стало уделяться созданию систем поддержки принятия решений, основанных на синтезе интеллектуальных возможностей человека и ЭВМ. Однако довольно быстро выяснилось, что решение практически значимых проблем, как правило, является прерогативой не индивида, а группы специалистов. При этом специалисты могут иметь различные знания, представления и картины мира. Таким образом, одной из главных целей создания систем поддержки групповых решений становится обеспечение взаимопонимания между различными специалистами, включенными в процесс выработки решений. Следовательно, недостаток внимания, уделяемого когнитологами социальному измерению рассматриваемых проблем, далее становится недопустимым.

С конца 90-х гг. XX в. ученые все чаще говорят о необходимости второй когнитивной революции. Преобладавшая в 1960—1990-е гг. ориентация когнитологии на изучение интеллекта изолированных

5 Когнитивный подход / Под ред. В.А. Лекторского. М., 2008.

4 ВМУ, социология и политология, № 1

субъектов явно недооценивала значение социальных факторов, во многом определяющих течение когнитивных процессов. Таким образом, основной задачей современного этапа развития когнитивных наук становится переход от когнитивной к социокогни-тивной парадигме.

Из сказанного следует, что на современном этапе социальное измерение должно играть важнейшую роль в когнитивных науках, существенно расширяя, таким образом, область исследований. До последнего времени в содружестве когнитивных наук за социальную проблематику отвечала когнитивная антропология. По традиции антропологи интересовались "простейшими" обществами с разнообразными экзотическими культурами и необычными способами рассуждений. Однако антропологические исследования не покрывают всю сферу социальных взаимодействий. Действительно, следуя объективной научной логике, в содружестве когнитивных наук на ведущих ролях должна находиться когнитивная социология.

Практически все классики социологической мысли в той или иной степени затрагивали когнитивную проблематику. К когнитивному подходу в широком смысле можно отнести концепции понимающей социологии М. Вебера и коллективных представлений Э. Дюркгейма. Однако первой работой, в которой наиболее рельефно были рассмотрены когнитивные факторы, формирующие динамику общества, был четырехтомный труд П. Сорокина "Социальная и культурная динамика"6. В работе над четырехтомником принимали участие как российские (Н.О. Лосский, И.И. Лапшин, Н.С. Тимашев и др.), так и зарубежные ученые.

В теории Сорокина исторический процесс предстает как последовательная смена культур (доминирующих мировоззрений, основных способов познания и восприятия действительности). По мнению Сорокина, "если основные принципы, категории человеческого мышления и естественнонаучные теории переживают подъемы и упадки, то это же справедливо для всех общественных наук <...>. Содержание, предмет изучения, внутренняя структура, методология <...> весь их стиль изменяется даже в течение нескольких десятилетий"7. Если в этом утверждении заменить термин "стиль" современным понятием "парадигма", то мы получим концепцию, весьма близкую к когнитивной теории смены научных парадигм Т. Куна.

Почему же все-таки меняется менталитет, доминирующая система культуры? Почему один тип уступает место другому?

Сорокин полагал, что он строит системную теорию социокультурных процессов. На самом деле многие его базовые принципы,

6 Sorokin P.A. Social and cultural dynamics. Vol. 1—4. N.Y., 1937—1941.

7 Сорокин П. Социальная и культурная динамика. СПб., 2000. С. 467.

объясняющие социокультурную динамику, носят когнитивный характер: "...изменение, сколь бы болезненным оно ни было, как бы является необходимым условием для любой культуры, чтобы быть творчески созидательной на всем протяжении ее исторического развития. Ни одна из форм культуры не беспредельна в своих созидательных возможностях, они всегда ограничены <...>. Когда созидательные силы исчерпаны и все их ограниченные возможности реализованы, соответствующая культура и общество становятся мертвыми и не созидательными или изменяются в новую форму, которая открывает новые созидательные возможности и ценности"8.

Почему же социокультурная система повторяющимся образом возвращается к старым состояниям, а не принимает все время новые формы, не существовавшие ранее? Сорокин отвергал механистические объяснения ритмов колебаний действием сил, пытающихся вернуть систему в состояние равновесия, сохранением эффекта после устранения вызвавшей его причины и др. Правильный ответ дает, по мнению Сорокина, принцип предела, который он рассматривает сначала для причинно-функциональных отношений. Описывая причинные и функциональные связи на математическом языке, мы, как правило, используем непрерывные зависимости. Однако в математических функциях возможны разрывы и "прыжки". То же самое, полагает Сорокин, имеет место в эмпирической реальности. Многие общепринятые корреляции в социально-экономической сфере на самом деле верны в ограниченном диапазоне изменения переменных, т.е. зависимые и независимые переменные заключены в определенных пределах. Также существует предел для каждого направления социокультурных изменений. Достигнув некоторого предела, социокультурные процессы совершают поворот в новом направлении, по которому в свою очередь нельзя двигаться вечно.

Однако наиболее важную роль играет принцип ограниченных возможностей изменений. Этот принцип (в современной терминологии9) констатирует, что, хотя непрерывный процесс эволюции социокультурной системы проходит бесконечное число состояний, когнитивные возможности человека обусловливают дискретное восприятие процессов, выделение конечного числа черт, устойчивых состояний, этапов, направлений. Когнитивные особенности человека ограничивают и количество рассматриваемых фаз изменений, что вынуждает эти процессы повторять одни и те же состояния.

Сорокин утверждает, что число фундаментально различных форм существования системы ограничено и, следовательно, конеч-

8 Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1993. С. 433.

9 См.: Плотинский Ю.М. Базовые принципы социокультурной динамики П.А. Сорокина // Мат-лы Междунар. симпозиума, посвященного 110-летию со дня рождения П.А. Сорокина. М., 2000. С. 206—212.

но. Поэтому на протяжении достаточно длительного жизненного пути системы неизбежен повторяющийся возврат к существовавшим ранее формам. В противном случае система, превысив свои пределы, может потерять свою идентичность и исчезнуть. При этом полное повторение и строго периодическое возвращение старых форм невозможны. Сорокин полагает, что принцип предела является эмпирическим обобщением огромного количества процессов изменений в химических, физических, биологических и социокультурных системах.

Теорию Сорокина нередко критикуют, но речь, как правило, идет не о теоретических принципах, а о классификации социокультурных систем. Действительно, выделение двух базовых типов является достаточно спорным, и ряд ученых полагают, что число типов на самом деле равно 12 или 22. Однако любая типология легко может быть оспорена. Удобство выделения только двух основных типов состоит в том, что в процессе эволюции система может принимать только эти две формы (у системы просто нет других возможностей). При этом Сорокин не считал свою теорию циклической. Он отвергал наличие строгой периодичности социокультурных колебаний, утверждая, что четкий ритм может возникнуть только в результате социальных конвенций.

Таким образом, теория Сорокина основана на анализе социо-когнитивных процессов, но историки науки недооценивают его роль в становлении когнитивной парадигмы.

К середине 80-х гг. Н. Луман разрабатывает теорию социальных систем: "Социальная система устанавливается всегда, когда осуществляются аутопойетические отношения коммуникации, которые отграничиваются от внешней среды через ограничение соответствующих коммуникаций. Социальная система состоит, таким образом, не из людей или действий, а из коммуникаций"10. Под коммуникацией Луман понимает синтез трех различных частей, а именно информации, сообщения и понимания. Луман считает, что аутопойетическая организация свойственна не только живым системам. Более того, социальные системы не относятся к классу живых систем. Социальные системы находятся на другом уровне реальности, их элементарным компонентом является коммуникация. Коммуникация требует понимания, а понимание, как полагает Луман, не является ни частью, ни атрибутом действия. Теория ауто-пойетических социальных систем требует концептуальной революции в социологии — замены теории действия теорией коммуникации.

В качестве примера плодотворности данного подхода Луман приводит анализ системы права. Система права — это воспроиз-

10 Луман Н. Глоссарий // Социологический журнал. 1995. № 3. С. 127.

водство законных коммуникативных актов, т.е. коммуникативных актов, имеющих законные последствия. Каждый законный акт развивает и модифицирует систему.

Система права нормативно замкнута. Только она определяет, что законно, а что нет. Все законные акты являются частью системы. Луман называет такую систему автономной, т.е. не зависящей от среды. Все изменения определяются самой системой. При этом суды и тюрьмы, юристы и преступники в систему права не включаются, а относятся к внешней среде.

Н. Луман11 отмечает, что в своей теории он ориентируется на новейшие тенденции в теории систем, кибернетике и когнитивной науке. Действительно, многие базовые принципы его теории основаны на системных исследованиях биологов У. Матураны и Ф. Варелы12. Однако постепенно интересы чилийских ученых переносятся с чисто системных проблем в сферы когнитивных исследований. Так, У. Матурана вводит следующее определение: когнитивная система — "это система, организация которой определяет область взаимодействий, где она может действовать значимо для поддержания самой себя, а процесс познания — это актуальное (индуктивное) действование или поведение в этой области. Живые системы — это когнитивные системы, а жизнь как процесс представляет собой процесс познания. Это утверждение действительно для всех организмов как располагающих нервной системой, так и не располагающих ею"13.

В теории социальных систем Н. Лумана, конечно, присутствуют когнитивные элементы, но в 90-е гг. XX в. в его прикладных исследованиях все шире используется когнитивный подход14. Анализируя когнитивную организацию общества, Н. Луман активно использует когнитивный инструментарий — схемы и скрипты, с помощью которых он исследует нормы, ценности и даже эмоции.

Луман рассматривает общественное мнение как социальную память. Общественное мнение содержит репертуар когнитивных схем, с помощью которых каждый индивид может осмысливать содержание средств массовой информации. Когнитивные схемы делают возможной самоорганизацию общественных групп и обеспечивают политическую мобилизацию.

11 См.: Луман Н. Теория общества // Теория общества / Под ред. А.Ф. Филиппова. М., 1999. С. 203.

12 См.: Матурана У., Варела Ф. Древо познания. М., 2001.

13 Матурана У. Биология познания // Язык и интеллект. М., 1996. С. 103.

14 Luhmann N. The cognitive program of constructivism and a reality that remains unknown // Selforganization. Dordrecht: Kluwer / Ed. by W Krohn, G. Küppers, H. Nowotny. N.Y., 1990; Idem. Öffentliche Meinung und Demokratie // Kommunikation, Media, Macht / Ed. by R. Maresch, N. Werber. Frankfurt, 1999.

Анализ социокогнитивных механизмов

Одним из наиболее заметных событий в социологии стала публикация в 1998 г. сборника статей "Социальные механизмы. Аналитический подход к социологической теории"15. Авторы сборника (среди которых Дж. Элстер, Д. Гамбетта, Р. Будон, А. Соренсен, А. Стинчкомб, Р. Хедстрем и другие известные зарубежные социологи) приходят к единому мнению, что главной задачей социологии должно стать выявление и изучение фундаментальных социальных механизмов, которые генерируют и объясняют ход социальных процессов. По мнению авторов сборника, сами по себе причинно-следственные модели не дают полного, окончательного объяснения изучаемых явлений. Дело в том, что в социальной жизни действуют не абстрактные факторы и переменные, а реальные люди. Поэтому необходимо также объяснить, каким образом декларируемые причинно-следственные связи взаимодействуют с верованиями и убеждениями людей, формируют их поведение.

Подобная трактовка понятия "социальный механизм" соответствует парадигме методологического индивидуализма. Согласно этой широко используемой в социально-экономической теории парадигме, все анализируемые явления объясняются только как результат целенаправленной деятельности индивидов. В экономической теории индивид, как правило, принимает рациональные решения — максимизирует ожидаемую полезность (разность между выгодами и издержками). Однако модели "рационального выбора" не всегда адекватны реальным экономическим процессам. Еще реже ограничения этой модели выполняются в социокультурных и политических процессах. Как справедливо указывает Р. Будон16, в социологии необходимо использовать когнитивные модели, включающие модели рационального выбора как частный случай.

Таким образом, можно утверждать, что подлинное объяснение социальных процессов дает двухуровневое описание социальных механизмов:

— на макроуровне используется причинно-следственная модель;

— на микроуровне используются когнитивные модели взаимодействия между индивидами, а также между микро- и макроуровнями.

15 Social mechanisms. An analitical approach to social theory / Ed. by P. Hedstrom, R. Swedberg. Cambridge, 1998.

16 См.: Будон Р. Социальные механизмы без "черных ящиков" // Социология на пороге XXI века. М., 1998. С. 109—128. Отметим, что Р. Будон использует термин "когнитивистская модель", понимая под ним объединение когнитивной модели и анализа ценностей. По нашему мнению, ценности следует включить в когнитивную модель.

Такие модели лучше назвать не социальными, а социокогни-тивными механизмами.

Очевидно, что когнитивными моделями могут оперировать любые когнитивные системы. Соответственно традиционная трактовка микро- и макроподхода нуждается в уточнении. В социологии обычно считается, что микроуровень — это уровень индивидов. Рассмотрим более удобную трактовку различения микро- и макроуровней на примере социальных систем. Анализ мир-системы как целого проводится на макроуровне, а анализ поведения отдельных стран осуществляется на микроуровне. При анализе рынка микроуровень — это отдельные фирмы и потребители. Микроуровень же при анализе фирмы — это подразделения или сотрудники. Таким образом, анализ системы в целом производится на макроуровне, а изучение поведения отдельных элементов осуществляется на микроуровне17.

Развитие когнитивной социологии

Когнитивным аспектам значительное внимание уделяли социологи, работавшие в различных направлениях интерпретативной социологии. Так, А. Шюц утверждал, что узнавание окружающего нас мира осуществляется с помощью различных мыслительных схем. Важную роль в развитии когнитивного подхода сыграла концепция фреймов И. Гофмана.

В 1960-е гг. известный американский социолог Ч. Лумис (С. Loo-mis) применил когнитивные карты для анализа картин мира членов религиозной секты амишей, живущих в Пенсильвании18. Точнее, Лумис рассматривал процесс когнитивной структуризации (cognitive mapping), под которым понимал построение и использование когнитивной карты для анализа незнакомых явлений или событий. Лумис подробно анализирует процессы адаптации продуктов научно-технического прогресса членами секты, сознательно отгораживающей себя от влияния внешнего мира.

Разработанный метод оказался эффективным средством анализа стереотипов представителей расовых, национальных и религиозных групп, составляющих американское общество. Лумис отмечает, что доминирующие группы смотрят на представителей этнических и расовых меньшинств сквозь довольно жесткую сеть стереотипов. Если стереотипы восприятия группы X негативны (ее члены "ленивы", "беспомощны", "грязны", "не способны учиться"), то представители большинства склонны выискивать эти характеристики у членов группы X, при этом характеристики, противоречащие

17 См.: Плотинский Ю.М. Модели социальных процессов. М., 2001. С. 121.

18 Loomis Ch, Dyer E.D. Social systems. Cambridge, 1976.

устоявшимся стереотипам, часто игнорируются. Нередко подобные предрассудки образуют порочный круг, усиливающий предубеждения: негативные ожидания всегда оправдываются. Если доминирующая группа приняла подобные стереотипы, то она начинает относиться к членам группы меньшинства как к низшим существам, перекрывая им доступ в престижные школы, к высокооплачиваемым должностям и профессиям, не разрешая селиться в лучших районах и т.д. Такое отношение убеждает представителей меньшинств в том, что они действительно не могут иметь хорошее образование, высокооплачиваемую работу, престижное жилье. Это в свою очередь вновь усиливает первоначальное предубеждение доминирующей группы и увеличивает вероятность того, что к представителям меньшинств будут и дальше относиться как к "низшим" существам, — порочный круг замкнулся.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, когнитивная структуризация оказывается полезным инструментом для исследования не только примитивной культуры, в частности, Лумис использовал ее также для анализа политических представлений членов различных групп американского общества и ведущих политиков. Существенным недостатком подхода Лумиса является использование когнитивных карт лишь в словесной форме, без попыток визуализировать фрагменты картин мира.

В 1973 г. американский этнометодолог А.В. Сикурел выпустил книгу под названием "Когнитивная социология"19. В работе Си-курела сделана попытка обогатить этнометодологический подход достижениями когнитологии конца 1960-х гг. Книга посвящена в основном проблемам понимания обыденной речи, а также роли невербальных коммуникаций в повседневном общении. Значительное внимание в книге уделяется изучению методов интерпретации и интеракциональной компетентности. Продолжая исследование этой тематики, Сикурел широко использовал методы когнитивной лингвистики, теории искусственного интеллекта, математического моделирования. В 80-е гг. Сикурел применил когнитивный подход для интеграции микро- и макроописаний социальной реальности.

Немецкая исследовательница К. Кнор-Цетина в 1980-е гг. разработала концепцию когнитивной микросоциологии20. По ее мнению, необходим переход от нормативного к когнитивному пониманию социальных систем. Когнитивный подход делает акцент на изучении знаний субъекта, которые позволяют ему компетентно действовать в различных ситуациях.

19 CicourelA.V. Cognitive sociology. N.Y., 1973.

20 Advances in social theory and methodology / Ed. by K. Knorr Cetina, A.V Cicourel. L., 1981.

Французский ученый С. Московичи полагает, что "социальные представления — это когнитивные системы, в которых не просто представлены мысли, образ или установка в отношении некоторого объекта, но отражена теория или даже отрасль знания в особом ее понимании — как способ идентификации и организации реальности. Социальность подобных когнитивных систем обусловлена... тем обстоятельством, что эти системы или представления общезначимы для многих индивидов, что с их помощью конструируется реальность их социальных групп, которая в свою очередь детерминирует социальное поведение"21.

Французский социолог Ж. Подьоло полагал, что только когнитивный подход позволяет решить одну из труднейших социологических дилемм — проблему социального порядка. По его мнению, природа социального действия когнитивна, а социальный деятель представляет собой "человека социологического, когнитивного",

который вырабатывает свои социальные представления при помо-

22

щи символов и значений22.

Следующий шаг сделал Б. Бэрнс, утверждавший, что социальный порядок — это когнитивный порядок. Предполагается, что знания распределены в социальных системах и каждый член социальной системы знает о правилах, нормах, ценностях, принятых в данной социальной системе23.

В 1997 г. появилось первое введение в когнитивную социологию, написанное известным американским социологом Е. Зерубаве-лом24. Он предложил свой вариант программы развития когнитивной социологии. По его мнению, основными задачами когнитивной социологии являются: объяснение сходства и различия в мышлении индивидов, анализ социальных конвенций; анализ социально обусловленных процессов восприятия информации, избирательного фокусирования внимания на отдельных проблемах; изучение социальной природы классификаций, которые нередко являются не просто типологиями, а средством конструирования значений и смыслов; исследование социальной памяти о значимых событиях, явлениях и процессах; изучение социального времени.

По его мнению, сферы влияния в содружестве когнитивных наук должны быть поделены следующим образом:

— когнитология занимается универсальными закономерностями мышления;

21 Теория социальных представлений в социальной психологии: Дискуссии 80— 90-х годов / Ред.-сост. Н.Л. Полякова. М., 1996. С. 5.

22 Подьоло Ж. Социальный порядок: принципы социологического анализа // Современная западная социология: классические традиции и поиски новой парадигмы / Ред.-сост. Н.Л. Полякова. М., 1990. С. 97.

23 Barnes B. The nature ofpower. Cambridge, 1988.

24 ZerubavelE. Social mindscape. An invitation to cognitive sociology. L., 1997.

— когнитивная психология исследует индивидуальные особенности интеллекта;

— когнитивная социология должна изучать социально обусловленные особенности мышления.

В последние годы социологи продолжают достаточно активно развивать когнитивную проблематику в различных направлениях. В работах Зерубавела и ДиМаджио значительное место занимают исследования повседневной культуры. Ряд ученых (Р. Будон, А. Дже-мисон) применяют когнитивные методы в ходе анализа социальных процессов. В многочисленных исследованиях Р. Аксельрода и К. Карлей развиваются формальные методы изучения социоког-нитивных процессов. В прикладных социологических исследованиях при разработке анкет все шире используются достижения когнитивной психологии (С. Садмен и др.).

Можно назвать еще десяток имен крупных отечественных и зарубежных социологов, активно разрабатывающих когнитивную проблематику. Однако исследования часто ведутся разрозненно, ученые нередко не ссылаются на работы коллег. Из сказанного становится ясно, что проблематика когнитивной социологии пересекается с целым рядом научных направлений. Так, когнитивная ветвь социальной психологии (social cognition), по мнению Зерубавела, занимается в основном восприятием социальных объектов, что является только частью предмета когнитивной социологии.

Наиболее запутанны взаимосвязи когнитивной социологии и социологии знаний. По-видимому, целесообразно согласиться с предложением А. Бувье25 и считать социологию знаний частью когнитивной социологии. Дискуссии о переделе сфер влияния в науке, на наш взгляд, не являются актуальными, поэтому в данной работе используется широкая трактовка понятия "когнитивный подход", интегрирующего различные аспекты изучения когнитивных систем и процессов.

В 2007 г. известный английский социолог П. Стридом во введении к специальному выпуску журнала "European Journal of Social Theory" попытался систематизировать 16 основных течений в современной когнитивной социологии26. Для классификации он использовал шкалу сильный — слабый когнитивизм.

К сильному когнитивизму П. Стридом относит работы, опирающиеся на исследования мозга, кибернетику, теорию искусственного интеллекта, биологию и т.д. К слабому когнитивизму, по его

25 См.: Бувье А. Знание и наука // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. 2. Спец. вып. С. 242—251.

26 Strydom P. Introduction: A cartography of contemporary cognitive social theory // European Journal of Social Theory. 2007. N 10 (3). P. 339—356; Idem. Contemporary european cognitive social theory // Handbook of Contemporary European Social Theory / Ed. by G. Delanty. L., 2006. Р. 218—229.

классификации, относятся исследования верований, мотивов, смыслов, рациональности, ментальных представлений. Можно сказать, что к слабому когнитивизму относится традиционная проблематика социальных наук, тогда как сильный когнитивизм тяготеет к естественно-научному дискурсу.

В целом можно констатировать, что, несмотря на явный рост числа публикаций, на "карте" развития науки отдельные многочисленные когнитивные "ручейки" никак не могут слиться в единый, мощный интеллектуальный поток обновления социологической теории.

Интеграция когнитивной социальной науки

На рубеже веков стремительную экспансию в перспективную область социокогнитивных исследований начали осуществлять экономисты. Конечно, отдельные исследователи-экономисты затрагивали когнитивную проблематику уже в 1970—1990-е гг., однако эти исследования были далеки от экономического мэйнстрима.

Институционализации когнитивной экономики (КЭ) как новой перспективной ветви экономической теории способствовало присуждение в 2002 г. Нобелевской премии по экономике двум ученым. Известному когнитологу Д. Канеману премия была присуждена за его вклад в теорию принятия решений в условиях неопределенности (цикл исследований 1970—1980-х гг., проведенных совместно с А. Тверским). При этом Нобелевский комитет отметил, что работы Д. Канемана вдохновили новое поколение ученых на использование достижений когнитивных психологов при изучении экономического поведения. Второй ученый, В. Смит, в том же 2002 г. получил Нобелевскую премию за цикл работ по экспериментальной экономике (эта область исследований также имеет значительную когнитивную составляющую).

Однако наибольшее представительство в КЭ имеют специалисты по институциональной экономике. Еще в 1919 г. Т. Веблен рассматривал институты как устоявшиеся навыки мышления, общие для большинства людей. Специалисты по институциональной экономике давно поняли, что "процессы познания носят существенно социальный характер: в них используются принятые в обществе язык и понятия, отражаются идеи и практический опыт, присущие культуре общества". Механизмы восприятия и обретения знаний имеют социальный характер, поэтому при изучении эволюции социальных институтов необходимо опираться на когнитивный подход27.

27 См.: Ходжсон Дж. Экономическая теория и институты. М., 2003.

Известный экономист Д. Норт, в 1993 г. получивший Нобелевскую премию за исследования по институциональной экономике, в 1996 г. публикует программную работу "Экономика и когнитивная наука"28. Норт утверждает, что современная неоклассическая экономическая теория имеет один принципиальный недостаток: в ней не рассматриваются процессы индивидуального и коллективного обучения людей. В традиционной экономической теории существенно недооценивается фундаментальная роль институтов в снижении неопределенности, что не позволяет строить адекватные модели коллективного поведения. Для анализа принятия решений в условиях неопределенности необходимо учитывать когнитивные модели индивидов. Норт полагает, что исследование роли верований и культуры в экономическом поведении невозможно без изучения когнитивных процессов.

За рубежом за последние семь лет опубликовано более 20 монографий и сборников трудов, посвященных когнитивному подходу в экономике. При этом оказалось, что проблематика когнитивной экономики имеет много пересечений с социологической теорией29.

На рубеже веков экономисты регулярно проводят достаточно представительные конференции, посвященные когнитивной проблематике. Обычно рассматривается весьма широкий круг вопросов, но наибольшее внимание уделяется следующим проблемам:

— индивидуальной и коллективной рациональности;

— когнитивных моделей и институтов;

— социального капитала, доверия и социальных сетей;

— знаний, обучения и институтов;

— когнитивных процессов, ценностей и институциональных изменений.

На эти конференции часто приглашаются специалисты смежных наук, которые все чаще испытывают ностальгию по былому единству социальной науки. Однако наличия общих тем недостаточно для проведения совместных исследований. Ученым необходима общая парадигма — язык, методология, критерии научности.

В 2001 г. известный когнитолог Марк Тернер опубликовал монографию "Когнитивные измерения социальной науки"30. В ней обосновывается необходимость создания когнитивной социаль-

28 North D.C. Economics and cognitive science: economic history (9612002) // Economics Working Paper Archive at WUSTL. 1996.

29 См., например: Topol R., Walliser B. Cognitive economics: New trends (contributions to economic analysis). Vol. 280. Oxford, 2007; Mantzavinos C., North D., Shariq S. Learning, institutions, and economic performance // Perspectives on politics. 2004. Vol. 2. N 1. P. 75—84.

30 Turner M. Cognitive dimensions of social science: The way we think about politics, economics, law, and society. Oxford, 2001.

ной науки, включающей когнитивные ветви антропологии, политологии, экономики и социологии. В предисловии к этой книге Д. Норт утверждает, что XXI в. должен стать эпохой синтеза когни-тологии и социальной науки.

На наш взгляд, к когнитивной социальной науке следует отнести такие научные направления, как: 1) когнитивная антропология; 2) когнитивная экономика; 3) когнитивная социология; 4) когнитивная политология; 5) когнитивная социальная психология; 6) управление знаниями.

О первых трех научных направлениях речь шла в предыдущих разделах данной статьи. Термин "когнитивная политология" используется редко. Сегодня значительно чаще публикуются работы, посвященные когнитивному подходу в политической науке. Когнитивная социальная психология (social cognition) развивается более 30 лет, причем рост числа публикаций носит экспоненциальный характер. Управление знаниями (knowledge management) как самостоятельное научное направление бурно развивается в последние 10—15 лет. Опираясь на достижения когнитологии и информатики, управление знаниями добилось значительных успехов в повышении эффективности бизнеса и претендует на расширение сфер влияния в других областях социальной реальности.

По нашему мнению, когнитивная социальная наука должна заменить антропологию в когнитивном шестиугольнике. Именно в такой конфигурации обновленная сеть когнитивных наук будет способствовать быстрому становлению социокогнитивной парадигмы — научного фундамента исследований по созданию общества знаний (рис. 2).

Философия

Когнитивная лингвистика

Когнитивная психология

Когнитивная информатика

Когнитивная социальная наука

Нейрофизиология

Рис. 2. Современная структура когнитивной науки

Соответственно структура когнитивных наук в XX в. (см. табл. 1) должна быть скорректирована так, как показано в табл. 2.

Таблица 2

Эволюция когнитивной науки

1960-е гг. 1990-е гг. Начало XXI в.

Философия Философия Философия

Нейрофизиология Нейрофизиология Нейрофизиология

Психология Когнитивная психология Когнитивная психология

Лингвистика Когнитивная лингвистика Когнитивная лингвистика

Искусственный интеллект Искусственный интеллект Когнитивная информатика

Антропология Когнитивная антропология Когнитивная социальная наука

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бувье А. Знание и наука // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. 2. Спец. вып. С. 242—251.

Будон Р. Социальные механизмы без "черных ящиков" // Социология на пороге XXI века. М., 1998. С. 109—128.

Когнитивный подход / Под ред. В.А. Лекторского. М., 2008.

Кубрякова Е.С. и др. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996.

Луман Н. Глоссарий // Социологический журнал. 1995. № 3.

Луман Н. Теория общества // Теория общества / Под ред. А.Ф. Филиппова. М., 1999.

Матурана У. Биология познания // Язык и интеллект. М., 1996.

Матурана У., Варела Ф. Древо познания. М., 2001.

Плотинский Ю.М. Базовые принципы социокультурной динамики П.А. Сорокина // Мат-лы Междунар. симпозиума, посвященного 110-летию со дня рождения П.А. Сорокина. М., 2000.

Плотинский Ю.М. Модели социальных процессов. М., 2001.

Подьоло Ж. Социальный порядок: принципы социологического анализа // Современная западная социология: классические традиции и поиски новой парадигмы. М., 1990.

Соловьев А.В. Когнитивная психология и искусственный интеллект. М., 1992.

Солсо Р. Когнитивная психология. М., 1996.

Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1993.

Сорокин П. Социальная и культурная динамика. СПб., 2000.

Теория социальных представлений в социальной психологии. Дискуссии 80—90-х годов. М., 1996.

Ходжсон Дж. Экономическая теория и институты. М., 2003.

Advances in social theory and methodology / Ed. by K. Knorr Cetina, A.V Cicourel. L., 1981.

Barnes B. The Nature of power. Cambridge, 1988.

Cicourel A.V. Cognitive sociology. N.Y., 1973.

Loomis Ch., Dyer E.D. Social systems. Cambridge, 1976.

Luhmann N. The cognitive program of constructivism and a reality that remains unknown // Selforganization. Dordrecht: Kluwer / Ed. by W. Krohn, G. Küppers, H. Nowotny. N.Y, 1990.

Luhmann N. Öffentliche Meinung und Demokratie // Kommunikation, Media, Macht / Ed. by R. Maresch, N. Werber. Frankfurt, 1999.

Mantzavinos C., North D., Shariq S. Learning, institutions, and economic performance // Perspectives on politics. 2004. Vol. 2. N 1.

Neisser U. Cognitive psychology. N.Y, 1967.

North D.C. Economics and cognitive science: economic history (9612002) // Economics Working Paper Archive at WUSTL. 1996.

Social mechanisms. An analitical approach to social theory / Ed. by P. Hedstrom, R. Swedberg. Cambridge, 1998.

Sorokin P.A. Social and cultural dynamics. Vol. 1—4. N.Y, 1937—1941.

Strydom P. Contemporary european cognitive social theory // Handbook of Contemporary European Social Theory / Ed. by G. Delanty. L., 2006.

Strydom P. Introduction: A cartography of contemporary cognitive social theory // European Journal of Social Theory. 2007. N 10 (3).

Topol R., Walliser B. Cognitive economics: New trends (contributions to economic analysis). Vol.280. Oxford, 2007.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Turner M. Cognitive dimensions of social science: The way we think about politics, economics, law, and society. Oxford, 2001.

ZerubavelE. Social mindscape. An invitation to cognitive sociology. L., 1997.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.