Научная статья на тему 'Общественно-политическая мысль по вопросу о рабстве накануне Гражданской войны в США'

Общественно-политическая мысль по вопросу о рабстве накануне Гражданской войны в США Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2838
387
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РАБСТВО / АБОЛИЦИОНИЗМ / УИЛЬЯМ ЛЛОЙД ГАРРИСОН / ЛЕВИ КОФФИН / ФРЕДЕРИК ДУГЛАС / ДЖОН БРАУН / ДЖОН КЭЛХУН / ДЖОРДЖ ФИЦХЬЮ / УИЛЬЯМ ЛОУДЕНС ЯНСИ / СЭМЮЭЛЬ КАРТРАЙТ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Тайгильдин А.В.

В статье рассматриваются идеи сторонников и противников рабства в США накануне Гражданской войны 1861-1865 годов. В 30-50 годы XIX века этот вопрос в американских штатах стоял наиболее остро. Северные и южные штаты по экономическим, политическим и социальным причинам по-разному относились к рабству. С обеих сторон развернулась идеологическая борьба: северяне критиковали рабство, южане защищали его. В эту борьбу были вовлечены не только политики, но и северные промышленники, южные плантаторы, фермеры, журналисты, писатели, общественные деятели, ученые, священники и т. д. Цель статьи на примере деятельности аболиционистов (Уильяма Ллойда Гаррисона, Леви Коффина, Фредерика Дугласа, Джона Брауна) и сторонников рабства (Джона Кэлхуна, Джорджа Фицхью, Уильяма Лоуденса Янси, Сэмюэля Картрайта) показать разнообразие идей и их непримиримое противоречие, которое в итоге явилось одной из причин Гражданской войны. На основе источников сделан вывод, что вопрос о рабстве, за редким исключением, исходил из чисто экономических и политических соображений. Лишь немногочисленные фанатики, как с северной, так и с южной стороны, и чернокожие аболиционисты руководствовались идейными соображениями. В силу особого менталитета американцев рассматриваемого периода, их морали, понятия гуманности и отношения к собственности, деятельность аболиционистов для многих из них казалась незаконной. Вместе с тем, накануне Гражданской войны появляются яркие политики, которые ставят своей целью использовать вопрос о рабстве в качестве политического знамени

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Общественно-политическая мысль по вопросу о рабстве накануне Гражданской войны в США»

УДК 323.34(73)

общественно-политическая мысль по вопросу о рабстве накануне гражданской войны в сша

А. В. Тайгильдин

Марийский государственный университет, г. Йошкар-Ола

socio-political thought on slavery

on the eve of the civil war in usa A. V. Taygildin

Mari State University, Yoshkar-Ola

В статье рассматриваются идеи сторонников и противников рабства в США накануне Гражданской войны 1861-1865 годов. В 30-50 годы XIX века этот вопрос в американских штатах стоял наиболее остро. Северные и южные штаты по экономическим, политическим и социальным причинам по-разному относились к рабству. С обеих сторон развернулась идеологическая борьба: северяне критиковали рабство, южане защищали его. В эту борьбу были вовлечены не только политики, но и северные промышленники, южные плантаторы, фермеры, журналисты, писатели, общественные деятели, ученые, священники и т. д. Цель статьи - на примере деятельности аболиционистов (Уильяма Ллойда Гаррисона, Леви Коф-фина, Фредерика Дугласа, Джона Брауна) и сторонников рабства (Джона Кэлхуна, Джорджа Фицхью, Уильяма Лоуденса Янси, Сэмюэля Карт-райта) показать разнообразие идей и их непримиримое противоречие, которое в итоге явилось одной из причин Гражданской войны. На основе источников сделан вывод, что вопрос о рабстве, за редким исключением, исходил из чисто экономических и политических соображений. Лишь немногочисленные фанатики, как с северной, так и с южной стороны, и чернокожие аболиционисты руководствовались идейными соображениями. В силу особого менталитета американцев рассматриваемого периода, их морали, понятия гуманности и отношения к собственности, деятельность аболиционистов для многих из них казалась незаконной. Вместе с тем, накануне Гражданской войны появляются яркие политики, которые ставят своей целью использовать вопрос о рабстве в качестве политического знамени.

Ключевые слова: рабство, аболиционизм, Уильям Ллойд Гаррисон, Леви Коффин, Фредерик Дуглас, Джон Браун, Джон Кэлхун, Джордж Фицхью, Уильям Лоуденс Янси, Сэмюэль Картрайт.

The article deals with the ideas of supporters and opponents of slavery in the United States on the eve of the Civil war. In 30th-50th years of the nineteenth century this question was the most acute in the American States. The Northern and Southern States treated slavery differently for economic, political and social reasons. The ideological struggle started on both sides: the northerners criticized slavery, the southerners defended it. This struggle involved not only politicians, but also northern industrialists, southern planters, farmers, journalists, writers, public figures, scientists, priests, etc. The purpose of the article is to show the diversity of ideas and their irreconcilable contradiction, which in the end was one of the causes of the Civil war - by the example of abolitionists (William Lloyd Garrison, Levi Coffin, Frederick Douglass, John Brown) and supporters of slavery (John Calhoun, George Fitzhugh, William Lowndes Yancey, Samuel Cartwright). The sources allowed to make a conclusion, that the issue of slavery, with rare exceptions, was based on purely economic and political considerations. Only a few fanatics, both from North and South, and black abolitionists were motivated by ideological considerations. Unlike the defenders of slavery, the activities of abolitionists seemed illegal to many Americans during the period under the review. In the same time, many political leaders used the question of slavery as a political banner.

Keywords: abolitionism, William Lloyd Garrison, Levi Coffin, Frederick Douglass, John Brown, John Calhoun, George Fitzhugh, William Lowndes Yancey, Samuel Cartwright.

© Тайгильдин А. В., 2018

К середине XIX века в США возросло противостояние рабовладельческого Юга и свободного Севера. Конфликт назревал постепенно, и в итоге противоположные интересы привели к кровопролитной Гражданской войне. Несмотря на то, что причинами конфликта были экономические противоречия между Севером и Югом, вопрос о рабстве стал в пятидесятые годы XIX одним из наиболее обсуждаемых в политической жизни страны. Дискуссии о характере и судьбе рабства не утихали ни в политической жизни, ни в религиозных и социальных баталиях. Особенно остро он встал в период образования Республиканской партии США и войны в Канзасе. Отношение к этому вопросу стало не только вопросом морального характера, но и в значительной мере влияло на политические платформы партий, формирование менталитета страны, расколотой как по территориально-экономическому признаку, так и политическим предпочтениям. Острота дискуссий в американском обществе была настолько сильной, что историки различных эпох, рассматривая вопрос о рабстве, приходили к ошибочному мнению, что именно он стал основной причиной Гражданской войны в США. В частности, американский историк Свен Б., рассматривая американский капитализм, делает вывод, что современный американский капитализм был создан хлопком, а рабство являлось краеугольным камнем экономического спора Юга и Севера [19]. В советской американистике, в соответствии с идеями К. Маркса, преобладало мнение, что к вооруженному конфликту привел именно вопрос о рабстве [27, с. 153]. Советский исследователь Ефимов А. В. поставил вопрос о характере американского рабства. По его мнению, именно вопрос о рабстве повлиял на образование республиканской партии [14, с. 25]. Но в современной российской историографии рабство уже не рассматривается основной причиной раскола [23].

Следует отметить, что сегодня существует опасность рассмотрения вопроса о рабстве только с моральной точки зрения. Происходит определенная модернизация в изучении этого явления с современных либералистических позиций. Мы осуждаем рабство с позиции современного человека, рассматривая его через призму современного гуманизма и морали. Американский исследователь Пол Финкельман прямо пишет, что многие современные американцы предпочитают не думать о том, что Конституция защищала

рабство, и игнорировать историческую реальность документа [26]. Однако отношение к неграм и рабам в то время было совершенно другим: раб являлся вещью, и даже свободный чернокожий -человеком низшего сорта. Более того, защитники идеи освобождения рабов - аболиционисты фактически приравнивались к преступникам, так как посягали на частную собственность. В 1857 году по решению Верховного Суда США было узаконено бесправное положение негров. Они не имели права обращаться в суд, поскольку не являлись гражданами страны1. Однако нельзя говорить, что проблема рабства не затрагивала умы американцев. За рабство или против него выступали не только собственно рабовладельцы Юга или владельцы капиталов, предприниматели Севера или фермеры Запада, но и писатели, ученые, общественные деятели и т. д.

На проблему рабовладения в североамериканских колониях стали обращать внимание с первой половины XVII века. Первыми, кто начал осуждать рабство, были Роджер Уильямс, основатель колонии Род-Айленд, квакер Джордж Кейт и другие. Основой для аболиционистского движения были религиозно-этические нормы [16, с. 90]. Вопрос о рабстве не заходил дальше освобождения негров, никто не собирался им давать прав, и отношение к ним американцев было расистским. Американский историк Р. Римини пишет, что «все белые американцы джексонов-ской эпохи были расистами» [10, p. 43]. Противостояние сторонников и противников рабства обычно связывают с возникновением аболиционистского движения, приобретшего структурную оформленность в 1830-х годах [16, с. 89]. С этого времени и до Гражданской войны происходило сначала постепенное, а затем и быстрое нарастание антирабовладельческого движения. Ведущую роль в движении играли аболиционисты -сторонники немедленного уничтожения рабства и предоставления неграм политических прав [15, с. 367]. С другой стороны, позиции рабовладельцев на политическом уровне были очень крепки. Кроме этого, у рабовладельцев оформлялась собственная идеология, при помощи которой они оправдывали рабство. И со стороны рабовладельцев, и со стороны аболиционистов были яркие личности. Раскрытие особенностей

1 Dred Scott v. Sandford (1857) // The American debate over slavery, 1760-1865: an anthology of sources. Indianapolis. 2016. Pp. 265-270.

тех или иных идей не является целью данной статьи. Мы лишь хотим показать на примере некоторых из них разнообразие идей сторонников и противников рабства.

Противники рабства

Среди аболиционистов можно выделить Уильяма Ллойда Гаррисона, Леви Коффина, Фредерика Дугласа и Джона Брауна. Несмотря на то, что все они были противниками рабства, их взгляды и способы действия сильно отличались.

Наиболее значимым идеологом аболиционизма, на наш взгляд, является Уильям Ллойд Гар-рисон, т. к. именно из-за его деятельности аболиционистское движение расширяется и становится активным.

Уильям Гаррисон родился 12 декабря 1805 г. в Ньюберипорте, штат Массачусетс, в бедной англо-ирландской семье. С 13 лет изучал ремесло наборщика и печатника и уже к 20 годам стал редактором газеты. Очень скоро Гаррисон заражается антирабовладельческими взглядами и начинает активную борьбу за отмену рабства. Во многом этому способствовало влияние квакера Бенджамина Ланди, издававшего в Балтиморе, штат Мэриленд, антирабовладельческую газету «Дух всеобщего освобождения». В этой газете Гаррисон вел рубрику «Черный список», посвященную жертвам рабства: убитым, изувеченным, похищенным. Вскоре он привлек внимание властей и за одну из публикаций о жизни работорговца был отправлен на семь недель в тюрьму.

Однако осознанная и по-настоящему революционная деятельность начинается с 1831 года, ибо с этого времени Гаррисон начинает издавать газету «The Liberator» («Освободитель»), ставшую основной трибуной аболиционистского движения. В первом же номере он выдвигает свое кредо - «насилие словом»: «Я не желаю думать, говорить или писать о рабстве в умеренных выражениях. Нет и еще раз нет! Разве можно советовать человеку, чей дом горит, спокойно бить тревогу или уговаривать мать, чей ребенок остался в огне, не торопясь спасать его?.. Равным же образом бесполезно склонять меня к умеренности в таком вопросе, как этот»1. С этого времени начинается наступление аболиционистов на рабство [16, с. 92]. В этих условиях южане начали сплачивать ряды. Это увеличивало опасность,

1 Garrison W. L. Inaugural Editorial for The Liberator, 1831 [Электронный ресурс]. URL: https://history.hanover.edu/courses/ excerpts/111garrison.html (дата обращения: 1.05.2018).

и уже было невозможно договориться об отмене рабства. Вместо этого на рабство стали смотреть как на положительный институт. Если Гаррисон не смог организовать массовое движение, то, по крайней мере, поднял этот вопрос на совершенно новый уровень. Американский историк Брюс Кеттон, рассматривая причины Гражданской войны, пишет, что «из-за сложной экономической ситуации и из-за воплей таких людей как Гаррисон Юг все больше связывал себя с рабством» [3, р. 8].

В 1930-е годы его деятельность расширяется. Он основал Новоанглийское аболиционистское общество, а в 1833 году участвовал в учреждении «Американского общества борьбы с рабством» в Филадельфии и составил его программу. С 1838 года Гаррисон становится секретарем «Общества Непротивления Новой Англии». В это время он составляет одну из самых знаменитых своих работ - «Декларацию чувств». Главные принципы, на которых построена «Декларация» - это гражданское неповиновение, сопротивление злу средствами, исключавшими насилие, и анархизм: «Мы не признаем никакого человеческого правительства»2. Исходя из этого, он призывал не голосовать, не занимать государственных должностей, не обращаться в суд, не нести воинской повинности и т. д. Конституцию США, признавшую рабство, он объявил несовместимой с врожденными правами человека и, после того как был принят закон о беглых рабах, публично сжег. В целом, деятельность Гар-рисона, несмотря на отказ от политической борьбы, была очень агрессивной. В 1854 году он пришел к выводу, что свободные штаты должны отделиться от рабовладельческих. Он считал, что в таком случае отсталые южные штаты не выживут без северных, и рабство уничтожится само собой [21, с. 141]. Этот факт особенно примечателен, т. к. в историографии укоренилось мнение, что именно от южан исходила угроза сепаратизма. Об энергичности деятельности Гаррисона говорит тот факт, что в Джорджии за его голову была обещана награда в 5 тыс. долларов [15, с. 375]. Не всех аболиционистов привлекал радикализм Гаррисона, т. к. он отрицал главную возможность законным путем бороться с рабством - политическую борьбу.

2 Цит. по: Толстой Л. Н. Царство божие внутри вас [Электронный ресурс]. URL: http://www.100bestbooks.ru/files/Tolstoy_ Tsarstvie_Bozhie_sredi_vas.pdf (дата обращения: 1.05.2018).

Если Гаррисон был теоретиком, то непосредственно делом освобождения рабов занимался Ле-ви Коффин.

Леви Коффин родился в многодетной семье набожных квакеров в Северной Каролине 28 октября 1798 года. Рос на семейной ферме и получил домашнее образование. Северная Каролина был рабовладельческим штатом, и все свое детство Леви наблюдал за положением рабов и сочувствовал им. Юношей он уже участвовал в помощи беглым рабам и вместе со своей семьей укрывал их на ферме. Закон не позволял Коффину заниматься освобождением рабов открыто, поэтому ему приходилось делать все в тайне и большую часть работы выполнять ночью. За помощь рабам квакеры подверглись гонениям. Коффин со своим братом Весталом пытались открыть воскресную школу для рабов, и даже заручились поддержкой некоторых рабовладельческих семей, которые были снисходительны и не возражали бы против того, чтобы их рабов учили читать Библию1 . Однако из-за давления других рабовладельцев эту школу пришлось закрыть. После этого Коффин уезжает в Индиану и основывает предприятие по переработки свинины. Более двадцати лет он проживает в Ньюпорте, Индиана. Здесь он обнаружил, что находится на маршруте подземной железной дороги, по которой беглые рабы пробирались с юга в Канаду. Коффин узнает, что беглецы часто проходили через города и останавливались у своих собратьев, которые не имели опыта укрытия рабов: «цветные люди не очень умели скрывать их и не были проницательны в принятии мер, чтобы переправить их в Канаду»2. Поэтому, с 1830-х гг. он становится активным участником Подземной железной дороги, которая действовала еще с 1820-х годов [7, p. 94]. Он начал проводить работу по налаживанию тайной сети, чтобы беглецы могли получить помощь. С юга на север протянулась невидимая сеть тайных маршрутов, по которым беглые рабы могли в относительной безопасности достигнуть места, где за ними не будут охотиться. Места, где беглецы останавливались на ночлег, назывались «станциями». Дом Коффинов превращается в одну из «станций» и становится убежищем, где рабы могли безбоязненно останавливаться.

1 Coffin Levi. Reminiscences of Levi Coffin, the Reputed President of the Underground Railroad. R. Clarke & Company, 1880. P. 69-70.

2 Ibid. P. 107.

Впервые беглые рабы остановились в доме Коффина зимой 1826-1827 гг. Некоторые жители согласились помогать Коффину, и ими был составлен маршрут для перемещения рабов от «станции» к «станции», пока они не достигнут Канады. Дом Коффинов стал точкой пересечения трех основных путей эвакуации из Мэдисона и Нью-Олбани, штат Индиана, из Цинциннати, штат Огайо [1, р. 12]. Обычно станции находились в 25-30 милях друг от друга. Коффин и его друзья перевозили беглецов в тележках и старались избегать встречи с охотниками за беглецами. Большую часть своей работы Коффин проводил открыто. Он был широко известен и годы спустя говорил, что, благодаря своей работе, всех соседей в округе превратил в аболиционистов [7, р. 95]. Многие из соседей Коффинов не решились предоставлять убежище беглецам, но они не оставались безучастными и снабжали беглецов припасами. Кроме того, его жена Катарина организовала швейный кружок и шила одежду для беглых рабов. Однако Конституция Соединенных Штатов и закон о беглых рабах 1850 года позволили южным рабовладельцам отправиться в свободные Штаты, такие как Огайо, и вернуть беглых рабов. По этой причине спонсоры подземной железной дороги содержали безопасные дома в свободных штатах, а также в рабовладельческих штатах для защиты негров. Многие бывшие рабы уезжали в Канаду, где южные рабовладельцы не имели законного права на их возвращение. Активное участие Коффина в подземной железной дороге заставило его коллег-аболиционистов прозвать его «президентом подземной железной дороги». По словам самого Коффина, число рабов, которым он помог, превышает три тысячи3.

В 1847 году Коффин переехал в Цинциннати, где открыл магазин по продаже товаров, произведенных исключительно свободным трудом. Он продолжал свою связь с подземной железной дорогой до начала американской Гражданской войны.

Леви Коффин помогал неграм и другими способами. В 1854 году он помог основать для них приют в Цинциннати, способствовал получению образования и помогал в организации бизнеса. Леви Коффин продолжал спасать беглых рабов вплоть до отмены рабства в 1863 году.

3 Coffin Levi. Reminiscences of Levi Coffin, the Reputed President of the Underground Railroad. R. Clarke & Company, 1880. P. 671.

Важную роль в антирабовладельческой борьбе играл Фредерик Дуглас, бывший беглый раб. Он является одной из самых значительных фигур в истории аболиционизма. Дуглас был выдающимся оратором, блестящим публицистом и редактором.

Ф. Дуглас родился в 1818 году в рабстве в штате Мэриленд. Втайне от рабовладельцев научился читать и писать и учил грамоте невольников на плантации. В 20 лет совершил побег и стал активным участником аболиционистского движения, а затем и лидером чернокожих аболиционистов. Деятельность Дугласа сильно отличается от деятельности других аболиционистов. В отличие от У. Л. Гаррисона, он не отрицал политической борьбы и всю жизнь посвятил именно политической стороне не только освобождения рабов, но и предоставления им гражданских и политических прав. Прежде всего, это касалось права избирать и быть избранными наряду с белыми американцами. Кроме того, он одним из первых поддержал женское движение за равные права, в том числе за право голоса. Он принимал активное участие в работе первого съезда участников женского движения США в июле 1848 года в городе Сенека-Фолс, штат Нью-Йорк, принявшего Декларацию независимости женщин, известную также как Декларация общественного мнения [25, с. 46].

Особенностью его деятельности является то, что он вовлекал самих чернокожих в аболиционистскую деятельность, в политическую борьбу за свои права, использовал статьи и заметки, написанные чернокожими, развеивая миф об интеллектуальной отсталости негров. С 1847 по 1863 годы Ф. Дуглас издавал и редактировал газеты «The North Star» (Северная звезда), «Frederick Douglass' Paper» (Газета Фредерика Дугласа), «Douglass' Monthly» (Ежемесячник Дугласа).

Фредерик Дуглас был в тесных связях с известным аболиционистом Гаррисоном. Собственно, Дуглас начинал свою деятельность в Американском антирабовладельческом обществе. Однако вскоре их пути разошлись, так как взгляды Дугласа становились все более радикальными. Гар-рисон полагал, что борьба должны быть ненасильственной, и отрицал политическое участие по этому вопросу. Дуглас же напротив, считал, что через политику и вооруженным сопротивлением можно добиться освобождения. Кроме того, Гаррисон был не против отделения Юга, тогда как Дуглас выступал за сохранение Союза.

После разрыва с Гаррисоном Дуглас начал активно поддерживать другого аболициониста -Джона Брауна. Дуглас соглашается, что невозможно освободить рабов мирным путем, и с этого времени в деятельности Дугласа прослеживается влияние Джона Брауна. Дуглас поддерживал все действия Джона Брауна в попытке поднять восстание рабов, и если между ними и возникали разногласия, то только в некоторых мелких вопросах: необходимость самого восстание Дуглас под сомнение не ставил. Когда А. Линкольн стал президентом, Ф. Дуглас стал активно с ним сотрудничать. Некоторые указы президента были изданы после обсуждения их с Дугласом [25, с. 60].

Ф. Дуглас - личность очень крупного масштаба. Ставший признанным лидером своего народа, он обладал зрелым умом мыслителя и государственного деятеля. Ему были свойственны любовь к своему народу и широта мышления человека, открытого всему миру. Обретенные в результате упорного труда знания соединились с большим жизненным опытом. Незаурядный талант писателя, журналиста, оратора сочетался с трудолюбием, колоссальной энергией, организаторскими способностями. Эти качества так же, как и его мужество и стойкость, притягивали к нему самых выдающихся людей эпохи. Он трижды встречался с А. Линкольном, был в тесных дружеских отношениях с Д. Брауном, общался с лидерами аболиционистского движения и движения за права женщин, состоял в переписке с государственными и общественными деятелями, редакторами периодических изданий, священниками, писателями [25, с. 50].

На наш взгляд, самым радикальным аболиционистом был Джон Браун. В современной историографии и культуре Джон Браун представляется как герой, который самоотверженно боролся против рабства. Однако этот ореол борца за справедливость быстро улетучивается, стоит только подробней узнать о его деятельности. Из героя он сразу превращается в преступника и фанатика. Собственно некоторые историки его так и характеризуют как фанатика и маньяка [9, р. 474]. Кто же он: герой или фанатик? Мы не будем пытаться здесь ответить на этот вопрос, однако постараемся дать картину его деятельности и сравнить его с другими аболиционистами.

Джон Браун родился 9 мая в Торрингтоне (Коннектикут). В разное время он участвовал в англоамериканской войне, собирался стать священником,

владел кожевенной мастерской и занимался разведением овец. Однако запомнился он своей аболиционистской деятельностью. В отличие от многих противников рабства, Джон Браун был практиком, а не теоретиком. Долгое время он был проводником на «подземной железной дороге».

Пик деятельности и известности Брауна пришлись на так называемый «Кровавый Канзас» -столкновения в Канзасе между сторонниками и противниками рабства, вылившиеся в малую гражданскую войну. Эта война была спровоцирована решением конгресса, согласно которому, конституция нового штата должна быть принята голосованием местных поселенцев. Эта конституция должна была решить: будет ли новый штат рабовладельческим или свободным. В результате Канзас стали заселять фермеры, а с Юга прибывать «приграничные головорезы» (Border Ruffians), и между ними началась самая настоящая война. Семья Брауна проживала в Канзасе с октября 1855 г., и он с пятью сыновьями включился в вооруженную борьбу и уничтожал отряды южан.

В 1856 году Джон Браун руководил резней в Потаватоми. Это нападение стало называться резней неслучайно, т. к. в ходе нападения были зарублены саблями и топорами 5 поселенцев-мужчин [3, p. 15]. После этого Джон Браун успешно оборонял город Прерия-Сити и даже пленил капитана противников Генри Пейта, и обменял его на своих арестованных сыновей.

Однако Джон Браун был недоволен результатами своей борьбы. Несмотря на постоянные рейды, освобождение рабов и на сопротивление самих негров, в Канзасе выигрывали рабовладельцы. Кроме того, его не устраивала деятельность аболиционистов в тылу, которая, не смотря на активность, не приводила к освобождению рабов. Видя все это, Джон Браун начинает помышлять о всеобщем восстании рабов. Кроме того, как мы отмечали выше, его поддерживал Ф. Дуглас. Чтобы поднять восстание, Браун собрался совершить рейд на рабовладельческую территорию.

Для восстания была необходима серьезная подготовка: деньги, командование и, наконец, оружие. Деньги на это жертвовали богатые аболиционисты Севера. В Канаде было проведено «временное конституционное собрание народа Соединённых Штатов». Была принята «Временная конституция», которая защищала права черных. Сам Браун был назначен главнокомандующим армией.

В 1859 году начались активные действия, и для того, чтобы обеспечить будущее восстание оружием, было решено захватить арсенал в Хар-перс-Ферри в Вирджинии. Восставшим довольно легко удалось захватить арсенал, в котором хранилось около 100 000 мушкетов и винтовок, которыми Браун планировал вооружить освобождаемых рабов. Однако, необходимо отметить, что Браун не собирался нападать на Юг, а лишь стать центром притяжения беглых рабов и вести оборонительные сражения. Но, вскоре о нападении узнали в Вашингтоне. Мятежники заперлись в арсенале и взяли в заложники 40 человек местных жителей, кроме того, некоторых из них Браун использовал в качестве живого щита [3, р. 18].

Фактически мятеж был провален, т. к. его не удалось сохранить в тайне, и мятежникам пришлось обороняться. Операцией по освобождению арсенала и заложников командовал Роберт Ли. Во время штурма большая часть мятежников была заколота, некоторым удалось сбежать, самого Джона Брауна арестовали и приговорили к смертной казни. Действия Брауна не остались без внимания его современниками: кроме тех, кто считал Брауна фанатиком или сумасшедшим, были те, кто защищали его. К их числу относятся Ф. Дуглас, У. Л. Гаррисон и др. [15, с. 392].

Таким образом, всех аболиционистов объединяло желание скорейшего освобождения рабов. Среди тех, кто приведен в данной статье в качестве примера, нет людей, которые делали это ради корысти, они все были идейными, были готовы пожертвовать своим здоровьем, свободой и жизнью за дело освобождения рабов. Однако методы их деятельности сильно отличались, начиная от гаррисоновского непротивления злу насилием, до практики прямого действия Джона Брауна. В какой-то степени это делало движение аболиционистов крайне разрозненным и малоэффективным.

Сторонники рабства

По своему составу рабовладельческое движение несколько отличалось от аболиционистского. Если на Севере самые яркие представители противников рабства были писатели, журналисты, общественные деятели, то на юге - политики и плантаторы. И это не удивительно, ведь большая часть ключевых государственных постов принадлежала южанам. Большая часть всех рабов принадлежала крупным плантаторам, и у них у всех была возможность защищать рабство

через различные законодательные и правительственные органы. Однако, как и среди аболиционистов, среди сторонников были не только политики, но и ученые, журналисты, общественные деятели и др. Ниже пойдет речь о Джоне Кэлхуне, Джордже Фицхью, Уильяме Лоуденсе Янси, Сэмюэле Картрайте.

Говоря о защитниках рабства, нельзя обойти вниманием Джона Кэлхуна, одного из ярчайших политиков первой половины XIX века. Джон Кэ-лхун родился в семье ирландца в Южной Каролине. Всю жизнь занимался политикой. В конце жизни Кэлхун пишет несколько главных идеологических произведений, среди которых - «Речь по вопросу о рабстве», «Рассуждения о конституции и управлении Соединенными Штатами». Они были опубликованы уже после его смерти. В этих произведениях, а также в выступлениях в американском конгрессе, содержались основные политические идеи, касающиеся вопроса о рабстве и прав штатов.

Впервые свою позицию о рабстве Кэлхун выразил в 1828 г. в меморандуме «Позиция Южной Каролины» (The South Carolina Exposition and Protect), означавшем переворот в его взглядах. Здесь он впервые чутко уловил, что рабовладельческие штаты достигли той экономической и политической зрелости, когда могли уже не идти на компромиссы с северо-восточными «братьями», но способны были твердо продиктовать свою волю [20, с. 70].

Кэлхун выделял две основные причины противоречий между Севером и Югом.

Первая причина - ввозные пошлины. Ввозные пошлины брали под защиту интересы капиталистического Северо-Востока и ущемляли аграрные южные штаты. Именно в этом, по мнению Кэлхуна, заключались фундаментальные различия Севера и Юга, которые могли перерасти в открытый конфликт. Однако Кэлхун видел выход из этой ситуации в самой политической системе, сложившейся в США. По его убеждению, США обладали надежным механизмом гашения противоречий - системой «сдержек и противовесов», закрепленной в федеральной конституции. Среди этих «сдержек и противовесов» особое значение имели суверенитет и права штатов [20, c. 71]. В качестве аргумента использовалась 10-ая поправка к Конституции:

«Полномочия, не делегированные Соединенным Штатам настоящей Конституцией и не за-

прещенные для отдельных штатов, сохраняются соответственно за штатами либо за народом»1.

Это было узкое толкование Конституции, свойственное на тот момент южанам. Суверенитет штатов весьма вольно трактовался Кэлхуном и, если вкратце, заключался в том, что штаты могут не подчинятся решению федерального правительства и даже выйти из Союза. Этим и должны были воспользоваться, по мнению Кэлхуна, южные штаты и отменить протекционистские тарифы.

Концепция прав штатов, предложенная Кэ-лхуном, была воспринята южными политиками не сразу. В первую очередь из-за того, что эта идея явно противоречила конституции США: она признавала суверенитет штатов, но о самоопределении в ней не было речи. Некоторые южные политики указывали, что, согласно концепции Кэлхуна, самый крошечный американский штат, как, например, Делавэр, насчитывавший всего 0,5 % населения США, мог приостановить действие любого постановления конгресса или Верховного суда. Сам Кэлхун говорил, что лишь развивает идеи Джефферсона и Мэдисона, однако взгляды Кэлхуна были решительно осуждены Джеймсом Мэдисоном, заявившим, что ни он, ни Джефферсон никогда не высказывали ничего подобного [21, с. 129].

Вторая причина противоречий Севера и Юга, по Кэлхуну, - рабовладение, которое, после своего возникновения и утверждения в южных штатах, придало их экономике и социальным отношениям совершенно особый, радикально разошедшийся с устремлениями и идеалами Севера характер.

Защита рабства становится главной идеей в выступлениях Кэлхуна в 30-40-е годы. Он доказывал, что рабство являлось основой существования Юга и пронизывало все стороны жизни. Отмена рабства - это крушение целого мира, а значит, рабство должно было оставаться неизменным, нравится оно или нет. Со второй половины 30-х годов Кэлхун добавляет, помимо экономического обоснования, моральное. Теперь он начинает доказывать, что рабство является благодеянием как для хозяев, так и для рабов. Кэлхун сравнивал американских рабов и африканских негров и на основании этого делал вывод, что именно рабство сделало негров цивилизованными. А причиной тому является патриархальный

1 Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательство / под ред. О. А. Жидкова; пер. И. Лафитского. М.: Прогресс, Универс, 1993. С. 42.

характер американского рабовладения, при котором белые хозяева и черные рабы составляют единую дружную семью, при этом белая раса играет роль мудрых отцов и учителей, поднимающих своих черных детей и учеников до цивилизованного уровня [21, с. 134].

Оправдания рабства Кэлхуну показалось мало, и он критиковал буржуазный строй. По его мнению, южная рабовладельческая цивилизация стоит неизмеримо выше северной капиталистической, и что именно первая воплощает добро, а вторая - зло. Конечно, Кэлхун понимал несправедливость рабства, но, он подчеркивал, что сословные и классовые различия были всегда, и рабство лишь меньшее из зол. В отличие от буржуазного строя, рабство дает защиту, тогда как рабочие на Севере были такими же бесправными как рабы, и при этом не имели защиты. Кэлхун доказывал, что в условиях патерналистских отношений хозяина и рабов, рабы находятся в лучших условиях, тогда как рабочие на Севере жестоко эксплуатировались, а в доходах работодателей и рабочих росла пропасть. Финалом этого антагонизма могла быть только кровавая гражданская война, победу в которой, пророчил Кэлхун, должен одержать пролетариат, много превосходящий численностью буржуазию.

Кэлхун преследовал две цели: во-первых, доказать, что черные рабы живут в гораздо лучших условиях, нежели наемные белые рабочие, а рабовладельцы являются более гуманными эксплуататорами, чем капиталисты; во-вторых, внушить северо-восточной буржуазии, что она должна направить свою энергию не на разжигание конфликта с рабовладельцами, а, напротив, на объединение усилий с ними перед лицом гораздо более опасного соперника - белого пролетариата [21, с. 135].

После смерти Кэлхуна в 1850 г. лидерство в развитии рабовладельческой идеологии перешло к Джорджу Фицхью. После активизации деятельности аболиционистов на Севере, южане начали искать аргументы в защиту своей позиции, используя исторические аналогии с рабовладельческой демократией античности. Появляются идеи особого пути Юга [16, с. 92].

Главные идеи Фицхью описал в 1849 году в труде «Защита рабства»1 (Slavery Justified) и

1 Fitzhugh G. Slavery Justified // The American debate over slavery, 1760-1865: an anthology of sources. Indianapolis. 2016. PP. 212-217.

развил их в произведениях «Социология для Юга» (1854) и «Каннибалы все» (1857). Жизнь на Юге для Фицхью казалась раем: отношения между рабами и хозяевами он сравнивал с отношениями родителей и детей, на Юге он не замечал нищеты, безработицы, в итоге Фицхью делал вывод, что социальная и политическая система свободного общества негуманна и неразумна, и предлагал заменить ее всеобщим рабством. При этом для оправдания своей идеи Фицхью пользовался социалистическими идеями Ш. Фурье [15, с. 372].

Капитализм же он рассматривал как ничтожный маленький эксперимент истории, ограниченный во времени и в пространстве. Капитализм, по его мнению, выбивался из общего развития цивилизации. Для Фицхью человечество прошло путь от классического рабства Греции и Рима, укрепилось в Европе в виде крепостничества и сейчас развивается на Юге США. Таким образом, Фицхью подводил к выводу о том, что американское рабство есть результат естественного развития человечества и лишь оно одно имеет право на существование.

На примере Великобритании Фицхью критиковал капитализм, описывая нещадную эксплуатацию женского и детского труда на текстильных фабриках и в шахтах Англии, производственный травматизм, голод, нищету и безработицу среди рабочих. Несправедливость капитализма заключается, по мнению Фицхью, в том, что именно рабочий пролетариат создавал все богатства, но пользоваться им могли только богатые. Однако, точно так же как Кэлхун, Фицхью понимал несправедливость рабовладельческого строя, но они оба видели в рабстве лучшую форму эксплуатации. По Фицхью, рабовладение лучше капитализма в том, что имеет под собой патерналистские основы взаимоотношений: главная цель капиталиста - выжать все до последней капли из пролетариата и выбросить его на произвол судьбы, тогда как рабовладелец, напротив, заботится о своих рабах [20, с. 75]. Главный враг для Фицхью - это капитализм, и поэтому, в отличие от Кэлхуна, Фицхью видел союз не плантаторов и промышленников против рабочих и рабов, а рабов и пролетариата против капитала.

Фицхью имел свой особенный взгляд на права человека. Свобода и равенство, по его мнению, это химеры, т. к. все люди от природы неравны в физическом и умственном плане. Примерно

19 из 20 людей обладают естественным и неотчуждаемым правом не на свободу, которой они не могут распорядиться себе на пользу, а на покровительство и управление со стороны власть предержащих, или, иначе говоря, они наделены «естественным и неотчуждаемым правом быть рабами», которое только и обеспечивает им реальную возможность выживания и благополучного существования [21, с. 148].

Главными проблемами Юга, по Фицхью, были свободные негры, влачившие жалкое существование и своим видом доказывавшие, что им необходим хозяин, и, во-вторых, плантаторы-капиталисты, которые лишены патерналистского духа, и для которых рабовладельческое хозяйство не ячейка общества, а лишь средство сколотить себе состояние. Фицхью представлял себе рабовладельческое хозяйство в виде большой патриархальной семьи, где отношения хозяев и рабов строятся на непосредственных связях.

Фицхью не скрывал, что в идеальном обществе на положение рабов должны быть переведены как свободные негры, так и белые рабочие; владельцы же фабрик, шахт, торговых предприятий должны стать рабовладельцами. Фицхью отвергал расизм и указывал, что расистская психология никогда не позволит рабовладельцам строить управление на патриархально-семейной основе и относиться к черным рабам как к детям. Он неизменно подчеркивал, что защищает рабство не с расистских, а с социологических позиций, рассматривая его как идеальную модель для человечества в целом, ибо для большинства белой расы свобода губительна в такой же степени, как и для черной [21, с. 148].

Наиболее радикальным сторонником рабства был Уильям Лоуденс Янси.

Уильям Янси родился в 1814 году в округе Уоррен, штат Джорджия. В 1817 году его семья переезжает на Север, в штат Нью-Йорк, однако Уильям получает образование на Юге - в Гринвилле, штат Южная Каролина. После окончания образования он становится юристом и остается в Гринвилле. Вскоре у него появляется хорошая возможность стать плантатором - он женится на богатой плантаторше и уезжает жить в Алабаму, однако несчастный случай поставил крест на его плантаторской жизни - его рабы получили пищевое отравление и почти все погибли. Янси вынужден вернуться к адвокатской деятельности и журналистике. В это же время он начинает за-

ниматься политикой. На этом поприще он делает блестящую карьеру: благодаря ярой защите «прав штатов» он избирается в Палату представителей и Сенат штата Алабама, а затем в Конгресс США. В 1845 году Янси произносит блестящую речь в палате представителей по поводу аннексии Техаса, в которой доказывает все преимущества нового приобретения1.

В 1846 году Янси пришлось покинуть Конгресс, однако он продолжал активную деятельность по отстаиванию прав рабовладельцев. За эту деятельность его называют «Принцем огне-едов» (пожирателей огня - Fire-eaters) - южан, открыто выступавших за государственную независимость Юга от Севера. «Пожиратели огня» -это активно действовавшая на протяжении почти 30 лет группировка крайних южных сепаратистов, которая зародилась с нуллификационного движения 1828-1832 годов, когда впервые штат Южная Каролина попытался разорвать узы, связывавшие его с федерацией и выйти из состава Союза. У истоков движения «пожирателей огня» стоял Натаниэль Беверли Такер, американский писатель, политический эссеист, юрист и философ, преподаватель колледжа Вильяма и Мэри в Вильямсбурге [12, с. 67-68].

В 1848 году Янси на съезде Алабамского отделения Демократической партии настоял на обсуждении так называемой «Алабамской программы». Главные требования касались деятельности Конгресса по отношению к рабству. Согласно программе, Конгресс обязан не только позволить распространение рабства на новые территории, но и защищать его, а Демократическая партия должна выдвигать на пост президента только тех, кто открыто поддерживает эту резолюцию.

Однако в партии отказались принимать программу Янси, и с тех пор он занимает еще более экстремистскую позицию: он отказался поддержать Компромисс 1850 года, открыто призывал к сецессии и требовал свободного ввоза рабов из Африки. В 1860 году Янси вновь предложил резолюцию, выражавшую его точку зрения. И на этот раз его резолюцию провалили, но разница в голосах была небольшой, и за Янси в знак протеста последовали делегаты из Луизианы, Миссисиппи,

1 Speech of Hon. Wm. Lowndes Yancey, of Alabama, on the annexation of Texas to the United States, delivered in the House of Representatives, January 7, 1845 // The Portal to Texas History. URL: https://texashistory.unt.edu/ark:/67531/metapth2415/ (дата обращения: 01.05.2018)

Южной Каролины, Флориды, Техаса, Делавэра, Джорджии и Арканзаса. Они собрали альтернативный съезд в Балтиморе и выдвинули своего кандидата в президенты - Джона Брекинриджа. Узнав об избрании Линкольна президентом, Янси потребовал отмены результатов голосования, заявив на митинге в Монтгомери, штат Алабама: «Останемся ли мы в Союзе и все станем рабами? И что же мы будем ждать, чтобы разделить наш общий позор? Господь запрещает это!» [12, с. 71].

Когда решался вопрос о сецессии в штате Алабама, тон задавал Янси. В начале Гражданской войны Янси отправляется в Европу устанавливать контакты с европейскими державами и пытается добиться признания нового государства. Через год Янси занимает место в Конгрессе Конфедерации, отстаивая более энергичное ведение войны. Умер Янси в 1863 году. Его деятельность была целиком и полностью направлена на отстаивание интересов Юга. Радикализм его взглядов ставит Янси в один ряд с теми рабовладельцами и фанатиками-аболиционистами, непримиримая деятельность которых привела к Гражданской войне, таким образом, делая его одним из самых главных виновников катастрофы.

Но не только политики оправдывали рабство. Этот институт защищали журналисты, общественные деятели и ученые. Оправдание рабства учеными особенно примечательно, т. к. они оправдывали рабство не с экономической точки зрения, а с биологической, таким образом, подчеркивая, что рабство для негров есть естественное состояние. В это время особенной популярность пользовалась псевдонаука френология, идеи которой вошли в школу расистской антропологии. Согласно концепции френологии, между психикой человека и строением поверхности его черепа существует определенная связь. Создателем френологии является австрийский врач и анатом Франц Йозеф Галль. Он утверждал, что все психические свойства локализуются в различных участках мозга, и полагал, что различия в мозговых извилинах можно определить по выпуклости («шишке») на соответствующем участке черепа, а при недоразвитии части мозга - по впадине [18]. В США главным исследователем и идеологом в этой области был медик Сэмюэль Картрайт.

Главный вопрос, который затрагивал Картрайт, заключался в первопричине отсталости черной расы: была ли их отсталость естественной, или

это результат эволюции? Картрайт, опираясь на Библию, утверждал, что негры от природы являются расой слуг и в силу естественных причин не могут существовать самостоятельно [13, с. 110]. Сэмюэль Картрайт доказывал, что вещество, которое окрашивает кожу в черный цвет, содержится в крови и мышцах негра. Именно это вещество, по мнению Картрайта, является причиной поведения негров, и способствует появлению особенных болезней, не присущих белому человеку [20, с. 80].

Одна из таких болезней драпетомания - желание бежать от подневольного состояния. Он относил ее к психическим отклонениям. Впервые об этом он произнес в докладе по заказу медицинской ассоциации Луизианы «Болезни и особенности негритянской расы» (Report on the Diseases of and Physical Peculiarities of the Negro Race), опубликованной в 1851 году1.

По словам Картрайта, «драпетомания» - это психическое расстройство сродни отчуждения или безумия. Дабы избежать этого психического отклонения, Картрайт предлагал держать рабов в покорном состоянии и относиться как к детям с заботой, добротой и вниманием. Если они, тем не менее, недовольны своим состоянием, их следует пороть. Таким образом, Картрайт предостерегал рабовладельцев не только от излишней жестокости по отношению к рабам, но и от приравнивания рабов к белым людям. Свои слова Картрайт подтверждал Священным Писанием [13, с. 111].

Следующее заболевание - «дизестезия эфио-пика» («dysaethesia aethiopica») - заболевание, влияющее как на ум, так и на тело. Картрайт использовал свою теорию, чтобы объяснить очевидное отсутствие трудовой этики среди рабов. «Дизестезия эфиопика» характеризуется частичной нечувствительностью кожи и полусонным состоянием. По словам Картрайта, «дизестезия эфиопика» наиболее распространена среди свободных негров, живущих сами по себе, чем среди рабов на плантациях. По словам Картрайта, почти все свободные негры более или менее страдают от него, так как белые люди не заботятся о них.

Объяснение Картрайта сосредоточено на психологической проблеме негров. Картрайт считал чернокожих людьми, во многом неспособными

1 Cartwright Samuel A. Report on the Diseases of and Physical Peculiarities of the Negro Race // The American debate over slavery, 1760-1865: an anthology of sources. Indianapolis. 2016. Pp. 235-238.

выполнять определенные обязанности. Подводя итог, Картрайт говорил о пользе рабства для негров, т. к. под присмотром белых людей негры способны стать людьми, тогда как на свободе негры наиболее подвержены различным болезням, присущим, в силу физиологических особенностей, только неграм.

Таким образом, мы видим, что, и со стороны аболиционистов, и со стороны защитников рабства, было много идеологов и последователей. У противоборствующих сторон можно найти некоторые схожие черты: все они были фанатиками своего дела, большая часть из них исходила из экономических соображений (кроме аболиционистов-негров, у которых вопрос о рабстве был вопросом выживания), наконец, все они опирались на Библию. Однако они были непримиримыми противниками, ибо выступали за прямо противоположные цели. Компромиссы могли уменьшить противостояние, но открытый конфликт был лишь вопросом времени. Рассматривая сторонников и противников рабства, не трудно заметить, что аболиционисты действовали прак-

Литература

тически вне правового поля, и деятельность их для многих американцев казалась преступной. Здесь, наверно, уместно вспомнить героя Марка Твена Гекльберри Финна, по мнению которого только бесчестный, гадкий человек стал бы помогать негру бежать из неволи [17, с. 265]. Мораль и законы того времени были на стороне рабовладельцев, и, не удивительно, что всю первую половину XIX века все споры о рабстве решались в пользу Юга. Хорошо это или плохо, рабство и расизм были неотъемлемой частью жизни американцев того периода. Однако в пятидесятые годы борьба с рабством на Севере и, частично Западе, становится вопросом политическим, он становиться одним из основных лозунгом Республиканской партии США. Религиозные идеи ревайвализма и экономические интересы предпринимателей и фермеров изменяют отношение многих американцев к вопросу о рабстве, способствуют тому, что борьба за запрещение или защиту рабства становится важнейшим вопросом идеологического противостояния в стране.

1. Алентьева Т. В. Роль «пожирателей огня» в сецессионистском движении в 1860-1861 годах // Americana. Вып. 13. Россия и Гражданская война в США. Волгоград, 2012. С. 67-82.

2. Данькин А. С. Американские теоретики старого американского юга: люди и идеи // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2015. № 7-1. С. 97-115.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Ефимов А. В. Очерки истории США. М.: Учпедгиз. 1958. 430 с.

4. История США: в 4-х т. Т. 1: 1607-1877 / отв. ред. Н. Н. Болховитинов. М.: Наука, 1983. 687 с.

5. Лучинский Ю. В. Джон Кэлхун и журналистская полемика накануне Гражданской войны в США // Вестник Адыгейского государственного университета. 2010. Вып. 3 (63). С. 89-95.

6. Мендельсон М. Марк Твен. М.: Молодая гвардия, 1964. 432 с.

7. Риньоль Лоик. Френология и дешифровка рас: знание, власть и прогресс человечества // Новое литературное обозрение. 2003. URL: http://magazines.russ.ru/nlo/2008/93/ri3.html (дата обращения: 02.04.2018).

8. Свен Беккерт. Рабство и капитализм. Рабство в центре капиталистического развития? // Гефтер. 2015. URL: http://http://gefter.ru/archive/14328 (дата обращения: 1.05.2018).

9. Согрин В. В. Мир американских рабовладельцев: Кэлхун, Фицхью и другие // Новая и новейшая история. 1990. № 5. С. 67-82.

10. Согрин В. В. Политическая история США. XVII-XX вв. М.: Весь Мир, 2001. 400 с.

11. Супоницкая И. М. Антиномия американского Юга: свобода и рабство. М., 1998. 218 с.

12. Удлер И. М. Жизнь, мировидение и публицистика Фредерика Дугласа // Вестник Челябинского государственного университета. 2004. Т. 11. № 1. С. 46-66.

13. Финкельман Пол. Как американский народ и Конституция США определяли рабство // Новое литературное обозрение. 2016. № 6. Т. 2. URL: http://www.nlobooks.ru (дата обращения: 1.05.2018).

14. Шихов В. А. Проблема рабства как важнейшая причина Гражданской войны в США в отечественной и американской историографии // Вопросы Всеобщей истории. Уральский государственный педагогический университет. Т. 15. 2013. С. 149-156.

15. Bolton S. Charles. Fugitives from injustice: freedom - seeking slaves in Arkansas, 1800-1860, Nebraska: U. S. Department of the Interior, 2006. 100 p.

16. Catton Bruce. The Civil War. Boston. 384 p.

17. Gara Larry. The Liberty Line: The Legend of the Underground Railroad. University Press of Kentucky. 1996. 202 p.

18. Nevins A. Ordeal of the Union, vol. II, New York; London, 1947.

19. Remini R. The Democratic Party in Jacksonian Era // Democrats and the American Idea / ed. P. V. Kovler. Wash., 1992.

References

1. Alent'eva T. V. Rol' «pozhiratelei ognya» v setsessionistskom dvizhenii v 1860-1861 godakh [Role of "fire eaters" in the secessionist movement in 1860-1861]. Americana. Vyp. 13. Rossiya i Grazhdanskaya voina v SShA = Americana. Issue 13. Russia and the Civil War in the US, Volgograd, 2012, pp. 67-82. (In Russ.).

2. Dan'kin A. S. Amerikanskie teoretiki starogo amerikanskogo yuga: lyudi i idei [American theorists of the old American south: people and ideas]. Aktual'nye problemy gumanitarnykh i estestvennykh nauk = Actual problems of the humanities and natural sciences, 2015, no. 7-1, pp. 97-115. (In Russ.).

3. Efimov A. V. Ocherki istorii SShA [Essays on the history of the USA]. Moskow: Uchpedgiz, 1958, 430 p. (In Russ.).

4. Istoriya SShA: v 4-kh t. t. 1: 1607-1877 [History of the USA: in 4 volumes vol. 1: 1607-1877]. Ed. by N. N. Bolkhovitinov, Moskow: Nauka, 1983, 687 p. (In Russ.).

5. Luchinskii Yu. V. Dzhon Kelkhun i zhurnalistskaya polemika nakanune Grazhdanskoi voiny v SShA [John Calhoun and journalistic polemic on the eve of the American Civil War]. VestnikAdygeiskogo gosudarstvennogo universiteta = The Bulletin of Ady-ghe State University, 2010, issue 3 (63), pp. 89-95. (In Russ.).

6. Mendel'son M. Mark Tven. Moskow: Molodaya gvardiya, 1964, 432 p. (In Russ.).

7. Rin'ol' Loik. Frenologiya i deshifrovka ras: znanie, vlast' i progress chelovechestva [Phrenology and decoding of races: knowledge, power and progress of mankind]. Novoe literaturnoe obozrenie = New literary review, 2003, Available at: http://magazines.russ.ru/nlo/2008/93/ri3.html (accessed 02.04.2018). (In Russ.).

8. Sven Bekkert. Rabstvo i kapitalizm. Rabstvo v tsentre kapitalisticheskogo razvitiya? [Slavery and capitalism. Slavery in the center of capitalist development?]. Gefter, 2015, Available at: http://http://gefter.ru/archive/14328 (accessed 1.05.2018). (In Russ.).

9. Sogrin V. V. Mir amerikanskikh rabovladel'tsev: Kelkhun, Fitskh'yu i drugie [World of American slaveholders: Calhoun, Fitzhugh and others]. Novaya i noveishaya istoriya = New and recent history, 1990, no. 5, pp. 67-82. (In Russ.).

10. Sogrin V. V. Politicheskaya istoriya SShA. XVII-XX vv. [Political history of the USA. XVII-XX centuries]. Moskow: Ves'Mir, 2001, 400 p. (In Russ.).

11. Suponitskaya I. M. Antinomiya amerikanskogo Yuga: svoboda i rabstvo [Antinomy of the American South: Freedom and Slavery]. Moskow, 1998, 218 p. (In Russ.).

12. Udler I. M. Zhizn', mirovidenie i publitsistika Frederika Duglasa [Life, worldview and journalism of Frederick Douglas]. Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta = Bulletin of Chelyabinsk State University, 2004, vol. 11, no. 1, pp. 46-66. (In Russ.).

13. Finkel'man Pol. Kak amerikanskii narod i Konstitutsiya SShA opredelyali rabstvo [How the American People and the US Constitution defined slavery]. Novoe literaturnoe obozrenie = New literary review, 2016, no. 6, vol. 2. Available at: http://www.nlobooks.ru (accessed 1.05.2018). (In Russ.).

14. Shikhov V. A. Problema rabstva kak vazhneishaya prichina Grazhdanskoi voiny v SShA v otechestvennoi i amerikanskoi is-toriografii [Problem of slavery as the most important cause of the American Civil War in domestic and American historiography]. Voprosy Vseobshchei istorii. Ural'skii gosudarstvennyi pedagogicheskii universitet = Problems of General History, vol. 15, 2013, pp. 149-156. (In Russ.).

15. Bolton S. Charles. Fugitives from injustice: freedom - seeking slaves in Arkansas, 1800-1860, Nebraska: U. S. Department of the Interior, 2006. 100 p.

16. Catton Bruce. The Civil War. Boston. 384 p.

17. Gara Larry. The Liberty Line: The Legend of the Underground Railroad. University Press of Kentucky. 1996. 202 p.

18. Nevins A. Ordeal of the Union, vol. II, New York; London, 1947.

19. Remini R. The Democratic Party in Jacksonian Era. Democrats and the American Idea, ed. by P. V. Kovler, Wash., 1992.

Статья поступила в редакцию 11.12.2017 г.

Submitted 11.12.2017.

Для цитирования: Тайгильдин А. В. Общественно-политическая мысль по вопросу о рабстве накануне Гражданской войны в США // Вестник Марийского государственного университета. Серия «Исторические науки. Юридические науки». 2018. Т. 4. № 1. С. 35-46.

Citation for an article: Tajgil'din A. V. Socio-political thought on slavery on the eve of the Civil War in USA. Vestnik of the Mari State University. Chapter "History. Law". 2018, vol. 4, no. 1, pp. 35-46.

Тайгильдин Андрей Валерьевич, аспирант, Марийский государственный университет, Йошкар-Ола, andreitaigildin@mail.ru

Andrej V. Tajgil'din, postgraduate student, Mary State University, Yoshkar-Ola,

andreitaigildin@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.