Научная статья на тему 'Общественно-опасные последствия посягательств на объекты топливно-энергетического комплекса (ТЭК)'

Общественно-опасные последствия посягательств на объекты топливно-энергетического комплекса (ТЭК) Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
303
34
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС / ТЭК / ОБЩЕСТВЕННО-ОПАСНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ / ИЗЪЯТИЕ НЕФТИ / ВРЕЗКА В ТРУБОПРОВОД / ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ УЩЕРБ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Приходько Анна Игоревна

Задача: Топливно-энергетический комплекс имеет стратегическое значение для Российской Федерации. Однако, его уголовно-правовая охрана представляется недостаточной в связи со стремительным ростом числа посягательств на входящие в его состав объекты. В свою очередь, общественно-опасные последствия посягательств на объекты ТЭК наносят значительный ущерб общественной безопасности, обороноспособности страны и ее экономической безопасности, экологической безопасности. Модель: В статье анализируются статьи Уголовного Кодекса РФ, устанавливающие ответственность за посягательства на объекты ТЭК и закрепленные в них, в качестве обязательного элемента состава, общественно-опасные последствия. Приводится деление последствий в зависимости от дополнительного объекта. Делается акцент на проблемах установления последствий посягательств на объекты ТЭК. Выводы: В статье делается вывод, что посягательства на объекты ТЭК причиняют ущерб сразу нескольким объектам уголовно-правовой охраны. Однако, привлечение к ответственности за данные посягательства осложнено. Анализ исследуемых в статье данных позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривал топливно-энергетический комплекс как единый объект, где посягательство на один элемент влечет сбой работы целого ряда связанных объектов. Следствием чего явился тот факт, что статьи, устанавливающие ответственность за посягательство на объекты ТЭК, находятся в трех разных главах УК РФ.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Приходько Анна Игоревна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE SOCIALLY DANGEROUS CONSEQUENCES OF ENCROACHMENTS ON THE OBJECTS OF THE FUEL AND ENERGY COMPLEX (FEC)

Background: The fuel and energy complex is strategically significant for the Russian Federation. However, its legal protection seems insufficient in connection with growth of the number of crimes against these constituent objects. In turn, the socially dangerous consequences of crimes against FEC cause significant damage to public security, the country's defense capability and national economic, and environmental security. Model: The author analyzes the articles of the Russian Criminal Code, which establish the socially dangerous consequences as an obligatory element of the composition for encroachments on FEC objects and fixed in them. The division of the consequences is given depending on the additional object. The emphasis is placed on the problems of establishing the consequences of encroachments on energy facilities. Conclusions: The author concludes that crimes against on FEC facilities cause damage to several criminal-legal protection objects. However, the prosecution of these attacks is complicated. Analysis of the data studied in the article allows us to conclude that the legislator did not consider the fuel and energy complex as a single object, where crimes against one element entails the failure of number of related objects. The consequence of this was the fact that the articles establishing responsibility for encroachment on FEC objects are in three different chapters of the Criminal Code of the Russian Federation.

Текст научной работы на тему «Общественно-опасные последствия посягательств на объекты топливно-энергетического комплекса (ТЭК)»

Социально-политические науки

2'2017

11.3. ОБЩЕСТВЕННО-ОПАСНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НА ОБЪЕКТЫ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА (ТЭК)

Приходько Анна Игоревна, аспирант кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета Место учебы: МГУ имени М. В. Ломоносова

anna.pri@inbox.ru

Аннотация:

Задача: Топливно-энергетический комплекс имеет стратегическое значение для Российской Федерации. Однако, его уголовно-правовая охрана представляется недостаточной в связи со стремительным ростом числа посягательств на входящие в его состав объекты. В свою очередь, общественно-опасные последствия посягательств на объекты ТЭК наносят значительный ущерб общественной безопасности, обороноспособности страны и ее экономической безопасности, экологической безопасности.

Модель: В статье анализируются статьи Уголовного Кодекса РФ, устанавливающие ответственность за посягательства на объекты ТЭК и закрепленные в них, в качестве обязательного элемента состава, общественно-опасные последствия. Приводится деление последствий в зависимости от дополнительного объекта. Делается акцент на проблемах установления последствий посягательств на объекты ТЭК.

Выводы: В статье делается вывод, что посягательства на объекты ТЭК причиняют ущерб сразу нескольким объектам уголовно-правовой охраны. Однако, привлечение к ответственности за данные посягательства осложнено. Анализ исследуемых в статье данных позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривал топливно-энергетический комплекс как единый объект, где посягательство на один элемент влечет сбой работы целого ряда связанных объектов. Следствием чего явился тот факт, что статьи, устанавливающие ответственность за посягательство на объекты ТЭК, находятся в трех разных главах УК РФ.

Ключевые слова: топливно-энергетический комплекс, ТЭК, общественно-опасные последствия, изъятие нефти, врезка в трубопровод, экологический ущерб.

THE SOCIALLY DANGEROUS CONSEQUENCES OF ENCROACHMENTS ON THE OBJECTS OF THE FUEL AND ENERGY COMPLEX (FEC)

Prikhodko Anna I., PhD department of criminal law and criminology faculty of law Study place: Lomonosov M. V. Moscow State University

anna.pri@inbox.ru

Abstract

Background: The fuel and energy complex is strategically significant for the Russian Federation. However, its legal protection seems insufficient in connection with growth of the number of crimes against these constituent objects. In turn, the socially dangerous consequences of crimes against FEC cause significant damage to public security, the country's defense capability and national economic, and environmental security.

Model: The author analyzes the articles of the Russian Criminal Code, which establish the socially dangerous consequences as an obligatory element of the composition for encroachments on FEC objects and fixed in them. The division of the consequences is given depending on the additional object. The emphasis is placed on the problems of establishing the consequences of encroachments on energy facilities.

Conclusions: The author concludes that crimes against on FEC facilities cause damage to several criminal-legal protection objects. However, the prosecution of these attacks is complicated. Analysis of the data studied in the article allows us to conclude that the legislator did not consider the fuel and energy complex as a single object, where crimes against one element entails the failure of number of related objects. The consequence of this was the fact that the articles establishing responsibility for encroachment on FEC objects are in three different chapters of the Criminal Code of the Russian Federation.

Keywords: fuel and energy complex, fuel and energy sector, socially dangerous consequences, oil withdrawal, cut-in pipeline, environmental damage.

Топливно-энергетический комплекс (далее - ТЭК) имеют чрезвычайную важность для нашей страны. Благодаря его функционированию, население и предприятия обеспечиваются энергией - электричеством и теплом. Экспорт таких энергоресурсов как нефть и газ имеет бюджетообразующий характер. К сожалению, резко возросшее за последнее десятилетие число преступных посягательств на объекты ТЭК, имеет серьезные последствия. Посягательства на стратегические и особо опасные объекты, к которым относятся и объекты ТЭК, причиняют не только имущественный ущерб энергетическим компаниям, но и угрожают эко-

номической безопасности страны, ставят под угрозу ее обороноспособность, общественную безопасность, а также наносят непоправимый экологический вред. Несмотря на эти факты, существующая на данный момент ответственность за преступные посягательства на объекты ТЭК не соответствует характеру и степени общественной опасности данных деяний.

Обязательными элементами каждого состава преступления являются объект и объективная сторона преступного посягательства. Обязательным элементом объективной стороны является деяние, но в некоторых случаях обязательными элементами конкретных соста-

Приходько А. И.

ОБЩЕСТВЕННО-ОПАСНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НА ОБЪЕКТЫ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА (ТЭК)

вов преступлений могут становится такие признаки, как последствия, причинно-следственная связь, место, время, обстановка, орудия преступления. Сторонники материального подхода к определению состава преступления [Трайнин 1957:140; Никифоров 1952: 83; Кузнецова 2003:29] считают последствия и причинно-следственную связь, обязательными элементами объективной стороны, основывая свою точку зрения тем, что преступлений без последствий не бывает.

Такие элементы как последствия преступного посягательства и причинно-следственная связь между деянием и наступившими последствиями являются обязательными для, так называемых, материальных составов преступлений.

Уголовный Кодекс РФ содержит несколько статей, устанавливающих ответственность за посягательства на объекты ТЭК. Однако, указанные статьи не систематизированы в Кодексе и расположены в двух разных разделах УК РФ - разделе VIII «Преступления в сфере экономики» и разделе IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». Более того, данные статьи находятся в трех разных главах:

- глава 21 «Преступления против собственности» - ст. 158(кража, совершенная из нефтепровода, нефтепродукто-провода или газопровода),

- глава 24 «Преступления против общественной безопасности» - ст. 215.2(приведение в негодность объектов жизнеобеспечения), ст. 215.3(приведение в негодность нефтепровода, нефтепродуктопровода или газопровода), 217.1(нарушение требований обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса),

- глава 25 «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта» - ст. 269(нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов).

Некоторые из составов преступлений, предусматривающих ответственность за посягательства на объекты ТЭК являются, бесспорно, материальными, так, конструктивным элементом ст. 158 является последствие в виде причинения имущественного ущерба, ст. 217.1 предусматривает в качестве последствий причинение тяжкого вреда здоровью, причинение крупного ущерба, смерть человека, смерть двух и более лиц, в качестве последствий ст. 269 указаны тяжкий вред здоровью, смерть человека или смерть двух и более лиц.

Насчет отнесения ст. 215.2 и ст. 215.3 к числу материальных или формальных составов преступления в науке нет единого мнения. Диспозиция статьи 215.2 предусматривает ответственность за разрушение, повреждение или приведение в негодность иным способом объектов жизнеобеспечения. С одной стороны, данные действия можно рассматривать в качестве самого преступного деяния, тогда данный состав будет являться формальным. С другой стороны, приведение в негодность является результатом преступных действий, без которого квалификация по данной статье будет невозможна. С этой точки зрения состав будет являться материальным. Статья 215.3 предусматривает по сравнению с 215.2 дополнительный признак - приведение в негодность, которое повлекло или могло повлечь нарушение нормальной работы. Представляется справедливой точка зрения, которая относит составы преступлений, предусмотренных ст. 215.2 и ст. 215.3 к числу материальных, так как указанные в статьях термины «повреждение», «разрушение» и «приведение в негодность иным способом» являются последствиями, наступающими в результате

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

определенных действий, а не самими действиями.

Квалифицированные признаки указанных статей содержат указание на последствия в виде - причинения смерти человеку и иные тяжкие последствия.

Кроме того, необходимо понимать, что названными в указанных статьях последствия от посягательств на объекты ТЭК не ограничиваются и при их наступлении, деяние будет квалифицироваться по совокупности нескольких составов. В частности, речь идет об экологических последствиях, которые сопутствуют посягательствам на объекты ТЭК.

Итак, последствия от посягательств на объекты ТЭК можно разделить на несколько видов в зависимости от дополнительного объекта преступлений: ущерб жизни и здоровью человека, имущественный ущерб, экологический ущерб, нарушение общественной безопасности.

На данный момент незаконное изъятие нефти или газа из трубопровода квалифицируется по пункту «б», как кража, совершенная из нефтепровода, нефтепродукто-провода или газопровода. Последствием преступления, установленного пунктом «б» части третей ст. 158 УК РФ является причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества.

Однако, что понимается под имущественным ущербом? В Уголовном Кодексе понятие имущественного ущерба отсутствует. Согласно Пленуму Верховного Суда РФ, под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Из этого определения следует, что в уголовно-правовом смысле имущественным ущербом является только реальный ущерб потерпевшему, без учета упущенной выгоды. Ущерб как элемент хищения «состоит в уменьшении наличного имущества (имущественных фондов) потерпевшего [Яни 2015:47]. Неполученные потерпевшим доходы в результате совершения хищения на квалификацию содеянного влияния не оказывают, так как размер хищения измеряется стоимостью похищенного имущества [Безверхов, Адоевская, Сережкина 2007:37]. Определяя его размер, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии информации о цене похищенного стоимость может быть определена экспертами.

В науке существует предложение о включении в размер ущерба не только стоимости похищенного, но и материальные затраты на устранение повреждения нефтепровода, а также финансовые потери от наступивших экологических последствий и затрат на их устранение [Подчерняев 2007:9]. Однако, такой подход разделяется далеко не всеми учеными. Так, Н. А. Ло-пашенко считает, что ущерб в хищении - это прямой ущерб [Лопашенко 2012:244].

Такого же мнения придерживается и С. А. Клюев, который считает, что при расчете ущерба от криминальных врезок в нефтепроводы не допускается включение в общую сумму ущерба недостач, образовавшихся из-за технологических нарушений и злоупотреблений, потерь от естественной убыли, разлитой в почве нефти (нефтепродукта) и т.д. Необходимо также учитывать, что затраты на аварийные работы, на устранение ущерба, причиненного окружающей среде, в содержание ущерба по ст. 158 УК не входят. Они могут быть лишь предметом гражданского иска. При этом автор отмечает, что эти последствия входят в объективную

Социально-политические науки

2 '2017

сторону преступления, предусмотренного ст. 215.3 УК.

Однако, даже если исходить только из стоимости похищенного, как определить его размер? Поскольку посягательства на трубопровод, в данном случае, создание врезки и изъятие нефти, происходят продолжительное время, пока не будет обнаружена врезка, то определить даже приблизительный размер изъятого энергоресурса не представляется возможным.

Сумма ущерба зачастую определяется только на основании показаний самих обвиняемых или предоставленной потерпевшей стороной справкой о примерном количестве изъятого. Имеющийся метод учета на предприятиях, обслуживающих нефтепродуктопрово-ды, не позволяет определить точный размер вреда, несмотря на имеющиеся разработанные формулы зависимости изменения давления в трубопроводе (нефть-сырец в процентном соотношении состоит из водной эмульсии, поэтому стоимость нефти сложно установить) [Гумаров 2015:114].

Общественно опасные последствия должны вводиться в состав преступления лишь тогда, когда есть возможность их установления на практике, и они поддаются оценке. В данном же случае мы видим обратное [Ермакова 2012:85].

Таким образом, можно констатировать, что законодатель при квалификация изъятия нефти как хищения не учел специфики посягательства на трубопроводный транспорт. Представляется, что состав данного преступления должен быть сконструирован как формальный.

Состав статьи 215.3 УК РФ - приведение в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов, также сконструирован как материальный. Ответственность по данной статье будет наступать лишь в том случае, когда врезка в трубопровод могла повлечь нарушение его нормальной работы. Указание законодателя на данное последствие вызывает недоумение проблему привлечение к ответственности по данной статье. Такая позиция разделяется рядом ученых. Например, как справедливо отмечает Н. Иванов: «Негодное для эксплуатации состояние свидетельствует скорее о том, что их нормальная работа нарушена... А нормальной работой считается такая, которая соответствует нормативам, определяющим, в частности, технологические режимы функционирования соответствующих объектов... Негодное состояние не может свидетельствовать о соблюдении нормативов эксплуатации, а это значит, что нормальная работа такого объекта, вне всякого сомнения нарушена». А. И. Чучаев также отмечает некорректность такой формулировки, когда, по мнению законодателя, фактическое «негодное для эксплуатации состояние», то есть невозможность функционирования, само по себе еще не есть нарушение нормальной работы.

Таким образом, последствием рассматриваемого деяния является негодное для эксплуатации состояние трубопровода, указание же на нарушение их нормальной работы является в данном случае излишним. Соответственно, слова, «которые повлекли или могли повлечь нарушение их нормальной работы» из ч. 1 ст. 215.3 УК следует исключить.

Следует отметить, что наличие в статье такого признака как возможность повлечь нарушение нормальной работы затрудняет и привлечение к ответственности виновных. Так, как признак «возможность повлечь нарушение нормальной работы» трудно доказуем на практике.

Поскольку незаконное подключение с целью изъятия

энергоресурса к трубопроводу сопряжено с повреждением последнего и нередко, как следствие, с бесконтрольной утечкой, разливом нефти [Адоевкая, Безвер-хов 2005: 222], то последствием преступлений, предусмотренных п «б» ч.3 ст. 158 и ст. 215.3 также будет являться имущественный ущерб.

Так, ликвидация несанкционированных «врезов» включает:

а) расходы на ликвидацию (локализацию) аварии, в том числе стоимость материалов и электроэнергии, непредусмотренные выплаты заработной платы персоналу, стоимость услуг специализированных организаций по локализации и ликвидации аварии;

б) расходы на расследование аварии, т.е. на оплату труда членов комиссии по расследованию, стоимость услуг экспертов, привлекаемых для расследования;

в) социально-экономические потери - затраты на компенсацию и проведение мероприятий вследствие гибели или травмирования персонала, в т.ч. гибели (травмирования) третьих лиц [Адоевкая, Безверхов 2005:222]. В среднем, затраты на ремонт трубопровода составляют 50-60 тыс. рублей.

Разрушение, повреждение или иным образом приведение в негодное для эксплуатации состояние объектом жизнеобеспечения, в том числе и объектов энергетики, согласно ст. 215.2, также имеет своим последствием не только нарушение общественной безопасности, но и причинение имущественного ущерба, связанного с восстановлением пострадавшего от посягательства объекта ТЭК.

Посягательства на объекты ТЭК нередко имеют своим последствием причинение ущерба экологической среде. Последствием аварийных разливов нефти на почву является не только в загрязнения последней, но и возникновении опасности поступления опасных химических веществ из почвы в поверхностные и подземные воды. Следует отметить, что постоянное использование природных вод, загрязненных углеводородами, для питьевых целей чревато тяжелыми последствиями для здоровья человека [Башкин, Гали-улин, Галиулина 2010:5].

Поскольку, аварийные ситуации создаются неожиданно и развиваются стремительно, то возникает огромный риск токсического воздействия содержащихся в нефти веществ на человека, случайно оказавшегося в зоне инцидента. Так, пары нефти, могут вызвать наркоз, судороги, хроническую интоксикацию с патологическими изменениями в крови и кроветворных органах, острое и хронические отравления, молниеносное отравление человека, приводящее к потере сознания и смерти вследствие отека легких [Ованесянц, Кра-сильникова, Иванов 2007:117].

В связи с данными фактами, квалифицирующими признаки статей, предусматривающих ответственность за посягательства на объекты ТЭК, нередко названы причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 217.1, ст. 269), причинение смерти человеку (ст. 215.2, ст. 215.3, ст. 217.1, ст. 269), причинение смерти двум и более лицам (ст. 217.1, ст. 269), иные тяжкие последствия (ст. 215.3). Понятие иных тяжких последствий является оценочным. Под ним может пониматься причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью нескольким лицам, причинение крупного ущерба, превышающего сумму в 500 тыс. руб., срыв поставок, длительный перебой в работе трубопровода, его комплекса и др.

Приведенные данные показывают, что несанкционированные врезки в трубопроводы не только наносят

Приходько А. И.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ОБЩЕСТВЕННО-ОПАСНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НА ОБЪЕКТЫ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА (ТЭК)

значительный материальный ущерб компаниям, эксплуатирующим трубопроводы, но и приводят к крупномасштабному загрязнению окружающей среды, а также угрожают жизни и здоровью человека.

Резюмируя сказанное, хочется отметить, что посягательства на объекты топливно-энергетического комплекса влекут за собой серьезные последствия и причиняют ущерб сразу нескольким объектам уголовно-правовой охраны. Помимо очевидного последствия в виде имущественного ущерба, эти деяния нарушают функционирование целого ряда взаимосвязанных объектов энергетики. Вследствие чего неограниченный круг людей и предприятий может остаться без тепла и света. Чрезвычайно важными являются и последствия в виде загрязнения окружающей среды, что представляет угрозу здоровью и жизни человека. Однако, привлечение к ответственности за посягательства на объекты ТЭК осложнено, в том числе, и из-за конструкции составов данных преступлений. Так, квалификация изъятия нефти как кражи подразумевает включение в имущественный ущерб только размер похищенного энергоресурса. В свою очередь, установить этот размер не представляется возможным.

Приведение в негодность трубопровода с 2006 года является самостоятельным составом преступления -ст. 215.3 УК РФ, но привлечение к ответственности за данное деяние затруднено вследствие указания на такое последствие, как возможность нарушения нормальной работы трубопровода.

Решением указанных проблем видится установление уголовной ответственности за незаконное изъятие нефти из трубопровода в разделе «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» по аналогии со статьями 221 и 226, устанавливающими ответственность за хищение ядерных материалов и оружия соответственно. Данное решение соответствует характеристике врезки в трубопровод как много объектного преступления.

Статья проверена программой «Антиплагиат». Оригинальность 74,01%.

Список литературы:

1. Адоевская О. А., Безверхов А. Г. О хищении нефти из магистральных нефтепроводов // Современные разновидности российской и мировой преступности: состояние, тенденции, возможности и перспективы противодействия / Сборник научных трудов под ред. д.ю.н., проф. Н. А. Лопашенко. Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2005. С. 220-228.

2. Башкин В. Н., Галиулин Р. В., Галиулина Р. А. Аварийные разливы нефти и газового конденсата вследствие несанкционированных врезок в трубопроводы: проблемы и пути их решения // Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе. 2010.№ 10. С. 3-6.

3. Безверхов, А. Г., Адоевская, О. А., Сережкина, К. Н. Хищение из нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов: понятие причины, превенция. Научно-прак-тический комплекс / Безверхов А. Г., Адоевская О. А., Сережкина К. Н.; отв. ред. А. А. Шухоров. Самара, 2007. С. 282.

4. Гумаров И. А. К вопросу учета органами внутренних дел Российской Федерации краж нефти и горюче-смазочных материалов // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2015. № 4(22). С.112-117.

5. Ермакова О. В. Законодательная конструкция состава кражи из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода (п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ) // Вестник Барнаульского юридического института МВД России 2012. №1(22). С. 85-86.

6. Закомолдин Р. В. Преступные нарушения специальных правил и требований безопасности: монография. Тольятти: Филиал РГСУ в г. Тольятти, 2013. 168 с.

7. Иванов Н. Уголовная ответственность за приведение в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов // Уголовное право. 2007. N 3. С. 26-29.

8. Клюев С. Уголовно-правовая квалификация хищений нефти из трубопроводов // Законность. 2008, №11. С.23-26.

9. Кузнецова Н. Ф. Избранные труды (сборник), Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003. С. 140.

10. Лопашенко Н. А. Посягательства на собственность. Монография. - «Норма: ИНФРА-М», 2012 г. - 393 с.

11. Ованесянц А. М., Красильникова Т. А., Иванов А. Б. О загрязнении природной среды и радиационной обстановке на территории Российской Федерации в октябре 2006 г. // Метеорология и гидрология. 2007. №1. С. 115-120.

12. Подчерняев А. Н. Уголовно-правовые и криминологические меры борьбы с хищениями нефти и нефтепродуктов в нефтяной отрасли: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 159.

13. Трайнин А. Н. Общее учение о составе преступления, М., 1957, С. 364.

14. Чучаев А. И. Уголовное право. Особенная часть. М.: Проспект, 2013. С. 507.

РЕЦЕНЗИЯ

на статью «Общественно-опасные последствия посягательств на объекты топливно-энергетического комплекса (ТЭК)» Приходько Анны Игоревны, аспиранта кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Настоящая статья представляет собой первое комплексное исследование, посвященное одной из актуальных тем уголовного права - проблеме оценки последствий посягательств на объекты топливно-энергетического комплекса.

Актуальность темы заключается также в том, что в работе анализируются уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность независимо от места их расположения в уголовном законодательстве. Вместе с тем, автором подчеркивается, что указанные нормы расположены в разных главах уголовного кодекса, характеризуются разными способами посягательства, которые отличаются друг от друга степенью общественной опасности.

Отмеченные характеристики рассматриваемых преступлений, по справедливому замечанию автора, не позволяют определить значение причиняемого имущественного вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

Заслуживает также внимания замечание о том, что при, квалификации преступлений данной группы, необходимо учитывать целый ряд обстоятельств:

во-первых, предусмотренные последствия различные по характеру причиняемого вреда;

во-вторых, вредные последствия одновременно причиняются разных объектам;

в-третьих, не все виды преступных последствий поддаются материальной оценке; в-четвертых, продолжаемый характер данных преступлений затрудняет определение причиняемого вреда.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В качестве рекомендаций по устранению отмеченных недостатков автором предлагаются способы унификации объекта уголовно-правовой охраны, оценки общественной опасности посягательств, определяющих объем и имущественный вред, причиняемый рассматриваемыми преступлениями. Положительной стороной статьи является анализ имеющейся специальной научной литературы, действующего законодательства и материалов судебной практики.

Работа заслуживает внимания профессиональной общественности и рекомендуется к опубликованию.

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент кафедры Уголовного права и криминологии Юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Н.Н. Белокобыльский