Научная статья на тему 'ОБРАЗЫ В РИСУНКАХ И ОФОРТАХ МАКСИМА РАЗДОБУРДИНА'

ОБРАЗЫ В РИСУНКАХ И ОФОРТАХ МАКСИМА РАЗДОБУРДИНА Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
342
17
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МАКСИМ РАЗДОБУРДИН / БИЕННАЛЕ-ФЕСТИВАЛЬ «УРАЛ-ЕРАФО» / САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ЖИВОПИСИ / СКУЛЬПТУРЫ И АРХИТЕКТУРЫ ИМ. И.Е. РЕПИНА / РИСУНОК / ОФОРТ / ТРАДИЦИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ГРАФИКИ

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Айнутдинов Антон Сергеевич

Статья посвящена произведениям Максима Раздобурдина, декана графического факультета Санкт-Петербургского академического института живописи, скульптуры и архитектуры гм. И.Е. Репина (с 2020 года - Санкт-Петербургской академии художеств гмени Ильи Репина), участника Всероссийского биеннале-фестиваля «УРАЛ-ГРАФО» в Екатеринбурге. Анализируются рисунки и офорты, созданные художником в 2002-2019 гг., в контексте традиций отечественной школы графики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

IMAGE IN MAXIM RAZDOBURDIN'S DRAWINGS AND ETCHINGS

The article is dedicated to the works of Maxim Razdoburdin, Dean of the graphic faculty of the St. Petersburg Academic Institute of Painting, Sculpture and Architecture named after I. E. Repin, who participated in the all-Russian open Biennale-festival “URAL-GRAPHO” in Yekaterinburg. The author describes and analyzes the artist's drawings and etchings made in 2002-2019 in the context of the traditions of the Russian school of graphics.

Текст научной работы на тему «ОБРАЗЫ В РИСУНКАХ И ОФОРТАХ МАКСИМА РАЗДОБУРДИНА»

УДК 76.03/.09 А. С. Айнутдинов

Свердловское отделение Союза художников России Екатеринбург, Россия

ОБРАЗЫ В РИСУНКАХ И ОФОРТАХ

МАКСИМА РАЗДОБУРДИНА

Статья посвящена произведениям Максима Раздобурдина, декана графического факультета Санкт-Петербургского академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина (с 2020 года - Санкт-Петербургской академии художеств имени Ильи Репина), участника Всероссийского биеннале-фестиваля «УРАЛ-ГРАФО» в Екатеринбурге. Анализируются рисунки и офорты, созданные художником в 2002-2019 гг., в контексте традиций отечественной школы графики.

Ключевые слова: Максим Раздобурдин; биеннале-фестиваль «УРАЛ-ГРАФО»; Санкт-Петербургский академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина; рисунок; офорт; традиции отечественной графики.

М. А. Раздобурдин. Дарья. 2010. Бумага, акварель. 74x58

Собственность автора

Максим Андреевич Раздобурдин родился в 1979 году в городе Тутаеве Ярославской области, названном по фамилии жившего в нем красноармейца Тутаева. До Октябрьской революции этот старинный русский городок, раскинувшийся по живописным берегам Волги, именовался иначе - Романов-Борисоглебском в честь первого правителя этих мест, углицкого князя Романа Владимировича, и святых мучеников-страстотерпцев князей Бориса и Глеба.

В 1990-е годы Максим Раздобурдин покинул Тутаев, отправившись учиться в художественный лицей им. Б.В. Иогансо-

на, а затем поступил в Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина. Студенческие годы в институте (Академии художеств) прошли в мастерской заслуженного художника России Андрея Пахомова. В 2004-2005 гг. его новый виток биографии был связан со временем, проведенным в аспирантуре у заслуженного художника Российской Федерации Клима Ли.

В 2015 году М.А. Раздобурдин возглавил графический факультет института, являясь его деканом по настоящее время.

Максим Раздобурдин - постоянный участник весенних выставок педагогов

Академии художеств, берущих свое историческое начало еще с конца XIX века. В последние годы художник выставляется и за границей: как экспонент он участвовал в выставке молодых художников «Окно в Россию» во Франции в 2010 году, в рамках «The continuity in the classicality. Pinacoteca Albertina Torino» в 2015 году в Италии, в 2014 в Сеуле на выставке «Korea Russia Modern Art Exhibition». В 2019 году М. Раздобурдин занял 1-е место в номинации «профессионал» на международной выставке-конкурсе «Созвучие», состоявшейся в северной Пальмире.

Максим Андреевич Раздобурдин относится к современному поколению художников-графиков, продолжающих академические традиции русской школы рисования. О нем как о художнике разнообразных дарований и его способности работать в разных областях искусства свидетельствует то, что он возглавил коллектив авторов, работавших над убранством храмового комплекса в Токсово [1]: «Для завершения интерьерного убранства был приглашен коллектив художников, возглавляемых М. Раздобурдиным, деканом факультета графики Института имени И.Е. Репина, автором нескольких архитектурно-художественных объектов, в которых он стремился воплотить свою идею создания синтеза - монументально-скульптурной графики, или графической скульптуры. [...] Можно предположить, что в стилистике графических работ М.А. Раз-добурдина сочетаются культура монументально-декоративного пластического мышления и графический стиль, усвоенный в рамках мастерской А.А. Пахомова Института имени И.Е. Репина» [2, с. 68]. Однако в данной статье в фокусе внимания оказывается графика М.А. Раздобурдина, представленная на фестивале «УРАЛ-ГРАФО» [3, с. 182].

Довольно часто с рисунком как жанром графики связывают графический этюд или набросок, представляющий подготовительный изобразительный материал для воплощения в дальнейшей станковой работе,

книжной иллюстрации. История изобразительного искусства знает немало примеров таких рисунков известных мастеров, сохранившихся до наших дней, которые, впрочем, с течением жизни стали рассматриваться в ряде случаев и как самостоятельные работы для выставок. И чем дальше во времени от момента создания мы находимся, тем больше усиливается этот эвристический, познавательный (искусствоведческий) эффект. Велико для мировой культуры значение большого пласта рисунков, обогащающих знание о творчестве мастеров прошлого, среди них достаточное количество материала, дающего представление о подготовительных этапах работы живописцев, а также о художественно-эстетических принципах и ориентирах различных рисовальных школ и направлений.

Сегодня рисунок наравне со станковыми произведениями обладает самостоятель-

М. А. Раздобурдин. Голова лошади-1. 2016. Бумага, итальянский карандаш, прессованный уголь. 80x70

Частная коллекция (США)

М. А. Раздобурдин. Борис и Глеб. 2001. Продольная гравюра на дереве. 130x100

Собственность автора

ными художественными достоинствами, превратившись из рисованного подготовительного этюда, средства поиска раскрытия образа и темы в первоначальном наброске, обыденной зарисовке, в произведение графического искусства со своим языком. Когда художник воспринимает рисунок не как простое средство фиксации мимолетного впечатления от пейзажа или человека, а как средство создания образа, он использует весь богатейший арсенал графических материалов, обладающих широкими изобразительно-выразительными возможностями: карандаш, уголь, чернила, фломастер, тушь, гуашь, акварель и другие (иногда синтетические, смешанные) техники.

Случается, что окончательное произведение складывается из предварительных и промежуточных нескольких натурных «штудий» в одной или нескольких техниках, из начальных зарисовок по памяти, как это свойственно в целом станковой графике Максима Раздобурдина, отличающейся художественной целостностью и смысловой завершенностью.

В его рисунках еще в период обучения в репинском институте очевиден пиетет по отношению к анатомическим характеристикам натуры, присущий академической

школе. И это вполне естественно, коль скоро в стенах этого учебного заведения преподавали такие выдающиеся художники и педагоги, как П. Чистяков, И. Репин, В. Серов, а позже А. Пахомов-старший и А. Пахо-мов-младший, отводившие особенное место рисунку в своем творчестве и уважающие его роль в искусстве.

В серии 2003-2006 гг., посвященной социальным типам, у Раздобурдина отдается первенство линейному рисунку, обрисовывающему форму фигур и предметов, который сочетается с виртуозной штриховкой и растушевкой отдельных частей. Художник применяет это взаимное дополнение ровной линии и штриховки с растушевкой при изображении, когда требуется передать движение формы, объем и глубину мизансцены в рисунке, создать светотень, выделить главное и оттенить второстепенное в композиции, внести уточнение в фактуру одежды, головного убора, черт лица. Линия контура фигур практически всегда аккуратно подчеркнута более сильным нажимом итальянского карандаша, фиксирующего форму тела, сопровождена дополнительной штриховкой, лепящей рельеф изображения. Движение карандаша способствует выявлению главного в форме изображенной фигуры: естественности позы, подвижности жестов, раскрытия психологической составляющей, но не в ущерб выбранному общему композиционному решению.

В «Лежащем» (2003) Раздобурдин рисует нетрезвого спящего мужчину, по-видимому, без определенного места жительства, типичного представителя городских социальных низов. В расположении тела на горизонтальной поверхности (лавке, деревянном ящике?), в неряшливой позе со свешенными вниз рукой и ногой как бы показываются незащищенность и уязвимость этого social homo sapiens. Композиция рисунка достает из глубин нашей зрительной памяти похожие отрывочные сцены уличной жизни, свидетелями которых хотя бы однажды был каждый. Интерес художника к подобной теме вызывает сочувствие к боль-

ному и опустившемуся человеку, русское стремление разделить чужую боль как свою. Второй рукой мужчина придерживает край плаща, чтобы он не распахнулся, что может характеризовать попытку защититься от внешнего мира и одновременно подчеркивает внутреннее чувство стыда и неловкости перед другими людьми. Графический рисунок отличает удачно найденное композиционное решение в расположении тела вдоль листа. Движение линии то нервное в прорисовке контуров фигуры, то сильное по нажиму на бумагу вдобавок с растушевкой для графического выделения деталей, передающих неопрятность модели (морщин на лице, складок на одежде, стоптанных туфель, найденных им, возможно, на помойке, где можно встретить и героя рисунка).

Глядя на эту работу Раздобурдина, можно вспомнить репинского юношу «Горбуна» (перед тем, как поместить его в картину «Крестный ход в Курской губернии», Репин сделал несколько графических рисунков и живописных этюдов с него) и киевских «слепцов» Ярошенко, его же «Крестьянина» (слепцы были исполнены в этюдных рисунках), тематически близких к ней. Во всех случаях такие же социальные изгои, герои-калеки, «мирские странники» были созданы выдающимися рисовальщиками с сочувствующим глазом и сердцем, со свойственной гражданственной патетикой живописи и книжной иллюстрации и в целом мировоззрения русских художников-передвижников второй половины XIX века.

В рисунках «Мать» (2003) и «Портрет отца» (2006) линия и растушевка взаимно обогащают друг друга, создавая, уже знакомый по «Лежащему», психологический образ человека. Голова отца, ее объем в портрете обретают свой вид и форму отрисовываемыми более жирными отдельными линиями, штрихами, собирающимися сначала в натурный рисунок волосяного покрова и пучка бороды, а затем и самого контура черепа. Внутри овала головы карандашная линия слабеет, выявляя светотеневые контрасты для передачи особенностей скулы,

глазницы, щеки, носа и в целом индивидуальных черт портретируемого лица. Растушевка создает изображение морщинистой кожи и придает ей конкретность и определенную художественную достоверность. С помощью растушевки художник мастерски переносит на лист также узоры рубахи, обозначая в тех местах, где это необходимо, складки хлопчатой материи со скрывающейся за ней живой плотью.

В рисунке матери вновь повторяется уже знакомая нервная контурная линия с растушевкой, рисующая изгибы женского тела, несколько угловатого по форме и поясничного по исполнению, поданного зрителю в той же психологической манере. В нем более выраженно, чем остальное, проработаны художником заскорузлые женские руки, состарившееся лицо и черные волосы. Главный акцент на них сближает полученный образ матери с живописной картиной художника Гелия Коржева «Мать». Этот параллелизм возникает от сопоставления идентичных постановок фигур и сравнения жестов рук, взглядов в обоих портретах. Безусловно, эта ассоциация, больше идущая от пластики, улавливается в пластично-смысловых подтекстах расположения женских рук. В глазах, опущенных вниз у матери Г. Коржева и закрытых, обращенных внутрь себя, в образе у М. Раздобурдина, - схожее ощущение скорби.

Понимание художественно-смысловых возможностей тонального колорита в рисунке у М. Раздобурдина впиталось с тонким чутьем краеугольных стилистических основ графики ленинградского художника Алексея Федоровича Пахомова, воплощенных в первую очередь в его черно-белых известных иллюстрациях для детской литературы. В рисунках к произведениям Л. Толстого «Филипок» и «Косточка», стихам В. Маяковского «История Власа - лентяя и лоботряса» А. Пахомов-старший стремится достичь высокого уровня исполнения, пространство рисунков строится на мастерской светотеневой моделировке. В иллюстрациях этого графика заметна градация све-

М. А. Раздобурдин. Мать. 2003. Бумага, итальянский карандаш. 57x44

Методический кабинет факультета графики Санкт-Петербургской академии художеств (Санкт-Петербург)

та и тени, прокладываются полутона, уводится рисунок либо в глубину перспектив, либо, наоборот, на поверхность - черным, как смоль, цветом, подчеркивающим нечто важное и ценное в контуре и объемности человеческих фигур. Самые темные тона в пахомовских послевоенных рисунках создаются с помощью тонального решения: выделяются фигуры и предметы, а с ними живая и главная мысль художника.

Художественное видение наиболее совершенной композиции рисунка с одним героем осмыслено в отточенных пробах карандаша у Раздобурдина под влиянием графики талантливого петербургского художника Андрея Алексеевича Пахомова. К примеру, скорее всего, не без влияния пахомовского рисунка к обложке книги Ю.В. Козлова «Качели в Пушкинских горах» обошлось даже в такой простой композиции, почти наброске, как «Девочки» (2003). В рисунке «Мать и дети» (2003) можно сказать, что сам учитель, Пахомов-младший, похож на ученика в своей работе «После купания». В том и другом рисунке мы имеем дело со случаями вчув-ствования творцов в телесные ощущения

теплоты, искомыми через выразительную композицию. Если у Пахомова рисуется замерзший мальчик, греющийся после купания под большим полотенцем или какой-то накидкой, то у Раздобурдина в похожей по внешней форме композиции раскрыта близость сыновей к матери. Она показывается через мотив кровности в наивной и простодушной их защищенности, заключенной в простом и в то же время таком неповторимом прикосновении ее рук. То и другое притягательное, желаемое, искомое ребенком ощущение теплоты здесь и сейчас, моментальное, знакомо практически каждому человеку по детским и подростковым воспоминаниям.

К 2010-м годам относится интерес Раздобурдина к анималистическому жанру в графике, а именно к серии рисунков лошадей. Так, рисунки карандашом «Берберийский всадник» (2013) и «Конкур» (2011) создают искусные по своей детальной прорисовке портреты людей и являющихся как бы с ними одним неделимым целым изображения послушных и верных животных. Причем в этих двух работах художник стремится передать, с одной стороны, стремительность движения животных, а с другой - приподнятость их духа от осознания своей пользы, выраженные в красивой пластике длинного прыжка рысака через препятствие и аллюра коня. Наш глаз с большим удовольствием следует не только за оживающей динамикой фигурных композиций, но и неравнодушен к статическому изучению костюмов всадника и наездника, а также уздечки, поводьев, седел, попон и подков лошадей. Создается впечатление, что общий мотив преданности животного человеку объединяет эти два рисунка в определенный диптих, рисующий и рассказывающий сразу о нескольких вещах - важности лошади как боевой единицы для древнего народа и ее незаменимости для современного наездника, жаждущего очередного рекорда. И в первом, и во втором случае животное, как видно, преданно и самоотверженно служит хозяину.

В последующих анималистических рисунках Раздобурдина человек исчезает из сюжетных композиций. Уже в «Лошади» (2016), следующем рисунке, животное мчится галопом без своего всадника. Рисунки «Двое» (2019) и «Голова лошади» (2016) продолжают эту явным образом прослеживающуюся тенденцию.

Зрение петербуржца приковано к историческим и парковым ансамблям, набережным и мостам, многочисленным памятникам. В этом городе взгляд бесконечное количество раз за один день падает не только на знаменитых львов и сфинксов, но и на петербургских лошадей. Памятники Петру I, Николаю I, Александру III, квадрига Александрин-ского театра, скульптурные композиции с Нарвских триумфальных ворот, арки здания Главного штаба включают конные фигуры, возвышающиеся над смотрящим. Художник, творящий в Санкт-Петербурге, окружен этими красивыми и грациозными животными, устремленными вперед с пьедесталов, фасадов домов, придающих исключительный строгий стиль не только архитектуре, но и философии пространства. Кажется, что и дышится в городе как-то по-особенному, в унисон непобежденной классике.

Парадность петербургских скульптурных доминант по-своему осмыслена в анималистических произведениях Максима Раздобурдина, в которых высокой и величественной стати фигур коней-победителей противопоставляется печальная и покорная поза понурого животного, зафиксированного с документальной подлинностью благодаря добавлению спрессованного угля в карандашный рисунок. Получившиеся графические силуэты голов орловских рысаков, опущенные вниз, напоминают ракурс лошади из фотографии 30 апреля 1945 года, который поймал фотограф, снимая на фотопленку скульптурную композицию четвертой группы «Укротителей коней», извлекаемой из ямы в последние дни войны. Репродукция этой фотокарточки имеет удивительное пластическое сходство с образа-

ми раздобурдинских лошадей, получившееся в результате фоторакурса, диктующего определенное настроение скульптуре, как будто бы живой и понурой от темноты заточения и наконец-то неожиданно появляющейся из земляных валунов на солнечный свет. Сравниться с реакцией на это живое мгновение может только ощущение неожиданно прозревшего слепца.

Параллельно с использованием техники карандашного рисунка, в которой он создает социальных типов и лошадей, художник работает в технике продольной гравюры («Борис и Глеб», 2002), линогравюры («Богородица», 2007; с добавлением гуаши - 2007),

М. А. Раздобурдин.

Богородица. 2007.

Линогравюра,

гуашь.

49x36

Собственность автора

M. А. Раздобурдин. Старый Романов. 2008. Офорт. 15x26

Собственность автора

создает акварельные портреты Саввы (2009) и Дарьи (2010), пейзажные офорты «Старый Романов» (2007; 2008; 2009). Высокохудожественное владение каждой из этих техник приводит к творческим результатам, которые не могут остаться незамеченными.

Один из видов старого Романова, малой родины художника, выполнен под горизонтально вытянутый оттиск: «Рисунок этих пейзажей доведен до максимальной отточенности мельчайших деталей, легкими, тонкими, нежными штрихами прорисованы деревья, небо, архитектура» [2, с. 76]. Сочетание серебристого цвета пейзажа в нем и выбранной формы подачи изображения как развернутого свитка делает рисунок своеобразной летописью времени. В нем видны посреди бескрайнего простора и древнерусская церковь, и бывшие помещичьи усадьбы с александровскими колоннами, и покосившиеся избы, и вертикальные, как циркули, столбы с протянутыми на них линиями электропередач. «Я» художника находится в этой разнообразной и целостной реальности, достоверно скомпонованной в офорте, будто бы из зрительных цитат эпох.

В заключение хотелось бы сказать, что персональная выставка М. Раздобурдина - а это более четырёх десятков работ, выполненных различными материалами (угольным карандашом, тушью, акварелью, гуашью), а также эстампы (офорт, сухая игла, ксилография, линогравюра, шелкогра-

фия), - включенная организаторами фестиваля «УРАЛ-ГРАФО» в программу одного из самых авторитетных смотров графики в России, явила высокий уровень мастерства автора как в области печатной графики, так и графики в целом, продемонстрировала широкий тематический и жанровый диапазон художника.

Литература

1. Грачёва, С. М. Религиозное искусство академических художников конца XX - начала XXI вв. // Новое искусствознание. - Санкт-Петербург, 2019.

- С. 29-34.

2. Грачёва, С.М., Кутейникова, Н.С. Храмовый комплекс в Токсово. Оригинальность художественных решений // Научные труды. Вып. 48. Проблемы развития отечественного искусства. Январь-март 2019 : сб. статей / науч. ред. В.А. Ле-няшин ; сост. О.А. Резницкая, А. И. Шаманькова.

- Санкт-Петербург : Ин-т имени И.Е. Репина, 2019.

- С. 66-79.

3. Шарко, Г. А. Всероссийский открытый биеннале-фестиваль графики «УРАЛ-ГРАФО»: от идеи до воплощения // Изобразительное искусство Урала, Сибири и Дальнего Востока. - Красноярск, 2020. - № 3 (4). - С. 173-183.

Об авторе

Айнутдинов Антон Сергеевич - историк искусства, кандидат филологических наук E-mail: ant-one@yandex.ru

IMAGE IN MAXIM RAZDOBURDIN'S DRAWINGS AND ETCHINGS

Ainutdinov Anton Sergeevich Art historian, Candidate of Philology

Abstract: The article is dedicated to the works of Maxim Razdoburdin, Dean of the graphic faculty of the St. Petersburg Academic Institute of Painting, Sculpture and Architecture named after I. E. Repin, who participated in the all-Russian open Biennale-festival "URAL-GRAPHO" in Yekaterinburg. The author describes and analyzes the artist's drawings and etchings made in 2002-2019 in the context of the traditions of the Russian school of graphics.

Keywords: Maxim Razdoburdin; "URAL-GRAPHO" Biennale-festival; St. Petersburg Academic Institute of Painting, Sculpture and Architecture named after I. E. Repin; drawing; etching; traditions of Russian graphics.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.