Научная статья на тему 'Объективные и субъективные факторы Великого Октября'

Объективные и субъективные факторы Великого Октября Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1294
65
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Социология
ВАК
Область наук
Ключевые слова
МАРКС / ЛЕНИН / ВЕЛИКИЙ ОКТЯБРЬ / СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ / ОБЪЕКТИВНЫЕ УСЛОВИЯ / СУБЪЕКТИВНЫЙ ФАКТОР / РАБОЧИЙ КЛАСС / БОЛЬШЕВИСТСКАЯ ПАРТИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Романенко М.В.

В статье рассматриваются структура и содержание объективных и субъективных условий, которые в Октябре 1917 года в ходе активной революционной деятельности рабочего класса и крестьянства под руководством большевистской партии превратились в факторы Великого Октября, победы революции. Дана критика обвинений Ленина в «волюнтаризме», а Маркса в «экономическом детерминизме» и противопоставления ленинизма марксизму в оценке роли субъективного фактора в социалистической революции.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Объективные и субъективные факторы Великого Октября»

Объективные и субъективные факторы Великого Октября

Романенко М.В.

В статье рассматриваются структура и содержание объективных и субъективных условий, которые в Октябре 1917 года в ходе активной революционной деятельности рабочего класса и крестьянства под руководством большевистской партии превратились в факторы Великого Октября, победы революции. Дана критика обвинений Ленина в «волюнтаризме», а Маркса в «экономическом детерминизме» и противопоставления ленинизма марксизму в оценке роли субъективного фактора в социалистической революции. Ключевые слова: Маркс, Ленин, Великий Октябрь, социалистическая революция, объективные условия, субъективный фактор, рабочий класс, большевистская партия.

Romanenko M.V.

Objective and subjective factors of the Great October Revolution The article deals with the structure and content of objective and subjective conditions, which in October 1917, in the course of the active revolutionary activity of the working class and the peasantry under the leadership of the Bolshevik Party, turned into factors of the Great October Revolution, the victory of the revolution. Criticism of Lenin's accusations of «voluntarism» and Marx in «economic determinism» and opposition of Leninism to Marxism in assessing the role of the subjective factor in the socialist revolution is given.

Key words: Marx, Lenin, Great October, socialist revolution, objective conditions, subjective factor, working class, Bolshevik party.

Лейтмотив хора нынешних критиков и противников Великой Октябрьской социалистической революции сводится к старому, часто повторяемому тезису, что в России не было достаточно зрелых объективных и субъективных предпосылок, условий для социалистической революции. Октябрьское восстание они нередко считают военным заговором и чуть ли не дворцовым переворотом. В итоге Великий Октябрь объявляется результатом заговора большевиков, а не вытекает, как доказывают марксисты-ленинцы, из закономерного хода истории. Чтобы показать несостоятельность этих критиков, а имя им - легион, придется кратко осветить ясный для последователей марксизма-ленинизма вопрос о диалектике объективного и субъективного в истории, условий общественного бытия и человеческого фактора в социалистической революции. Революцию вообще, а в России социалистическую революцию в особенности, необходимо рассматривать как результат деятельности революционных сил, сознавать, что она есть продукт взаимодействия социально-экономических и социально-политических объективных обстоятельств и субъективных факторов. В оценке пролетарской революции антикоммунисты часто противопоставляют ленинизм марксизму. Утверждают, что Маркс делал акцент на экономической эволюции, у него субъектом социалистической революции выступает рабочий класс, а у Ленина - партия, в которой антикоммунисты видят организацию заговорщиков.

Изображать Маркса «экономическим материалистом», а Ленина - «волюнтаристом» значит вульгаризировать, более того - фальсифицировать их взгляды. И у Маркса, и у Ленина принципиально единое решение фундаментального вопроса о соотношении объективного и субъективного в истории. Согласно их взглядам определяющую роль в историческом про-

цессе играют объективные, прежде всего, экономические условия. От них в конечном счете зависят и формирование, и содержание, и развитие субъективного фактора, который является отражением и выражением назревших вызовов истории. Необходимость социалистической революции детерминируется, вытекает из объективных условий капитализма, создающего и материальные предпосылки социалистической революции (крупное обобществленное производство) и своего могильщика - пролетариат. В то же время социалистическая революция - результат не одних только объективных условий, но и сознательной и организованной борьбы революционных сил под руководством партии. Этот субъективный фактор обладает относительной самостоятельностью. При наличии зрелых объективных предпосылок он может сыграть решающую роль в победе революции. В момент экономического и социально-политического кризиса «решают сознательность и твердость рабочего класса. Если он готов к самопожертвованию, если он доказал, что он умеет напрячь все свои силы, то это решает задачу... Решимость рабочего класса, его непреклонность осуществить свой лозунг - «мы скорее погибнем, чем сдадимся» - является не только историческим фактором, но и фактором решающим, побеждающим» [1, с. 249].

Вспомним также ленинские слова о том, что революция побеждает тогда, когда к объективным переменам присоединяется субъективная, именно присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия, «достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, «не упадет», если его не «уронят» [2, с. 219]. Основные положения марксизма о революции были развиты В.И. Лениным применительно к новой эпохе в развитии капитализма. Во времена К. Маркса и Ф. Энгельса объективные предпосылки социалистической революции еще не вполне созрели. Поражение Парижской Коммуны (1871 г.) было вызвано не только ошибками вождей восставших, но и недостаточной развитостью капитализма. Переход общества в стадию империализма резко меняет ситуацию. Ленин на основе тщательного экономического анализа приходит к выводу, что государственно-монополистический капитализм - это достаточная

материально-техническая подготовка социализма, когда становится возможным планирование и регулирование производства в масштабе всего общества, когда все производство можно уподобить единой фабрике. Империализм, как высшая стадия капитализма, - канун социалистической революции, в этот период революция пролетариата при благоприятном стечении обстоятельств, становится делом практически неизбежным. Растет активность народа, особенно рабочего класса под руководством партии нового типа, энергичные действия левых сил, революционных партий (именуемых обычно субъективным фактором) что обусловлено прежде всего появившимися реальными возможностями перехода к социализму.

Обращение Ленина к проблеме субъективного фактора диктовалось и необходимостью вести борьбу против получивших широкое распространение среди вождей и теоретиков II Интернационала, русских «экономистов» и меньшевиков теорий стихийности, толковавших марксизм в духе вульгарного материализма. С их точки зрения, созревшие экономические условия общества приведут к тому, что большинство населения превратится в пролетариат, и капиталистические производственные отношения автоматически («естественно») перерастут в социалистические. При этом игнорировался тот факт, что сила пролетариата в капиталистической стране несравненно больше, чем его численность в общей массе населения. Заслуга всестороннего обоснования роли субъективного фактора в борьбе за осуществление социалистической революции, бесспорно, принадлежит В.И. Ленину. Он раскрыл структуру субъективного фактора, определил критерии его зрелости, его решающую роль в победе вооруженного восстания и в дальнейшем процессе социалистических преобразований. Однако признание закона возрастающей роли революционного класса и его партии в ходе истории не означает для Ленина ни субъективизма, ни волюнтаризма.

Ленинизм связывает возрастающую роль субъективного фактора с созреванием объективных (социально-экономических и других) условий социалистической революции. А субъективисты и волюнтаристы (типа М.А. Бакунина и П.Н. Ткачева, О. Бланки) приписывают определяющую и решающую роль воле, активизму

людей, не считаясь с наличием объективных предпосылок (условий) революции. Они акцентируют внимание на деятельности революционного меньшинства, группы, партии заговорщиков, которые якобы способны совершить революцию в любое время в любой стране по своему усмотрению, исходя из ложной посылки, что угнетенный народ всегда готов к революции. В.И. Ленин неоднократно критиковал такие волюнтаристические и сектантские установки, ведущие к авантюризму и поражению революционных сил. Он подчеркивал необходимость строгого учета всей совокупности объективных условий, как основного условия успешности действия революционных масс. Напомним в связи с этим слова Ленина на Апрельской конференции 1917 г., где он подчеркивал: «Нет более опасной ошибки для пролетарской партии, как строить свою тактику на субъективных пожеланиях... Базировать на этом пролетарскую тактику - значит ее убить» [31, с. 352].

В России в 1917 г. не было созревших объективных условий для социалистической революции - это главное утверждение всех противников ленинизма. Для доказательства своего положения они указывают на то обстоятельство, что революция победила не в самой развитой в экономическом отношении европейской стране. Отсюда делается вывод, что ленинизм следует рассматривать как теорию, основанную на «диалектике отсталости», которая противоречит теории марксизма, поскольку последний предполагал победу социалистической революции прежде всего в высокоразвитых индустриальных странах.

Скажем еще раз о том, почему социалистическая революция победила в нашей стране, которая была страной среднего уровня социально-экономического и технического развития, одной из сравнительно отсталых в этом отношении европейских стран, почему социально-политический строй России сделал ее авангардом исторического прогресса. Ответ на этот вопрос нужно искать в особенностях действия закона неравномерного экономического и политического развития капиталистических стран в эпоху империализма. Вот что писал Ленин по этому вопросу: «Любой марксист, даже любой человек, знакомый с современной наукой вообще, если ему поставить вопрос: «Вероятен ли равномерный или гармонически - пропорцио-

нальный переход разных капиталистических стран к диктатуре пролетариата? - ответит на этот вопрос, несомненно, отрицательно. Ни равномерности, ни гармоничности, ни пропорциональности в мире капитализма никогда не было и быть не могло. Каждая страна развивала особенно выпукло то одну, то другую сторону или черту, или группу свойств капитализма и рабочего движения. Процесс развития шел неравномерно» [4, с. 304]. Выражением этой неравномерности явилось перемещение центра революционного движения в XIX в. из Англии во Францию, из Франции в Германию, а в начале XX в. - в Россию, где назревающую народную революцию призвана была возглавить партия нового типа, в корне отличная от европейских партий II Интернационала.

В России в начале XX в. угнетение рабочих капиталистами дополнялся угнетением деревенской бедноты и национальным гнетом. Это давало возможность партии большевиков слить в единый революционный поток борьбу пролетариата за социализм с борьбой крестьян за землю и с национально-освободительным движением. В начале ХХ в. политический и социально-экономический кризис в России усилился. На нужды начавшейся в 1914 г. войны шло более 80% государственных расходов. Осенью 1917 г. закрылись свыше 800 предприятий из-за недостатка топлива и сырья. Промышленное производство сократилось на 36%. Произошло расстройство железнодорожного транспорта, возник острый недостаток продовольствия в городах (с мая-июня были введены продуктовые карточки). Фактически исчезли необходимые потребительские товары: чай, мыло, спички и др. Стремительно обесценивались деньги. Происходил резкий рост цен. Быстрыми темпами шло разложение и деморализация армии. Усиливалось недовольство всех слоев общества. Назревала революционная ситуация.

Какие же условия необходимы для того, чтобы социалистическая революция могла произойти и победить? Для этого должно, прежде всего, созреть противоречие (конфликт) между развившимися в недрах капитализма производительными силами и устаревшими производственными отношениями. Это предполагает определенную ступень развития (зрелости) капитализма. Такой ступени Россия достигла. Докапиталистические стадии развития общества

не могут породить реальную возможность социалистической революции, в них отсутствуют пролетариат и машинный способ производства, там речь может идти лишь о демократических преобразованиях. Разговоры о том, что Россия не доросла до социалистической революции, что в ней не было экономических предпосылок для социализма, не выдерживают критики.

Исследования советских марксистов-философов, экономистов, историков, социологов показали, что приписывание Ленину мысли о том, будто отсталость является решающим причинным фактором революционных изменений, в корне ошибочно. Его позиция прямо противоположная. Без известной высоты капитализма, считал он, у нас бы ничего не вышло [5, с. 397]. По уровню монополизации промышленности, производства и государственного регулирования экономики Россия стояла не ниже, но выше ряда государств. В.И. Ленин в работе «О нашей революции» соглашается с тем, что Россия не достигла такой высоты развития производительных сил, при которых непосредственно возможен социализм. Но «известной высоты» их оказалось достаточно, чтобы, захватив власть и установив диктатуру пролетариата в переходный период, ускоренными темпами создать непосредственные экономические и культурные условия для строительства и совершенствования социализма. Почему так произошло? Сложившаяся «полная безвыходность положения» удесятеряла силы рабочих и крестьян, что способствовало слому буржуазной государственной машины и захвату власти. Поэтому методологически важно различать объективные условия и субъективный фактор вооруженного восстания для успеха социалистической революции. Об этом не раз писали советские ученые. Напомню о фундаментальном исследовании профессора А.Д. Косичева «Теоретическое обобщение В.И. Лениным опыта Октябрьской революции и строительства социализма в СССР» (1974), где сделан аргументированный вывод, что Россия имела все основные объективные экономические предпосылки, необходимые для победы социалистической революции. Скажем о них подробнее.

Прежде всего, это материально-технические предпосылки, т. е. определенная экономическая зрелость капитализма. В работах Ленина об Октябрьской революции детально показано, что

Россия в то время принадлежала к среднеразвитым капиталистическим странам, в которых получил развитие государственно-монополистический капитализм, иначе говоря, основа для вступления на путь социализма была. Социалистическая революция предполагает также наличие активных классовых сил, т. е. рабочего класса и его союзников. Численность рабочего класса стремительно росла в начале XX в., и к 1917 г. она выросла почти в 4 раза. Уже в1915 г. на крупных заводах и фабриках было сосредоточено более половины рабочих, которые отличались революционной активностью и организованностью. Объективным условием революции является обострение в обществе внутренних и внешних противоречий, социальных конфликтов. Россия накануне революции представляла собой клубок острейших противоречий. Это - противоречие между пролетариатом и буржуазией, между царской полуфеодальной надстройкой и союзом буржуазии и либеральных помещиков, между крупными землевладельцами и крестьянами - самым многочисленным классом России и т. д. В стране остро стояли земельный и национальный вопросы. Существовали межрегиональные и межконфессиональные противоречия.

В эпоху империализма неравномерность экономического и политического развития усиливается не только в конкретных странах, но и между ними. В тех странах, которые эксплуатируют колонии и «технологически» грабят зависимые от них народы, буржуазии удается подкупить верхушку рабочего класса (возникает «рабочая аристократия») и тем самым снизить остроту классовых противоречий. Но в ряде других, менее развитых, капиталистических государств нарастание классовых противоречий ускоряется вследствие обострения социального, экономического и национального гнета, создания антинародных авторитарных политико-правовых режимов. Это приводит к образованию слабых звеньев в цепи империализма, к возможности победы социализма лишь в нескольких или даже одной стране. Сказанное не означает, что здесь революция может произойти в любое время. Для этого необходима революционная ситуация. «Революции не может быть без революционной ситуации», - подчеркивает Ленин и даёт ей классическую характеристику. Первое: для наступления революции требу-

ется, чтобы «низы не хотели» жить по-старому, а «верхи не могли» управлять по-старому, то есть потеряли возможность сохранить в неизменном виде свое господство. Второе: происходит «обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетённых классов». Третье: скачкообразно повышается активность масс, которые в «мирную» эпоху дают «себя грабить спокойно», а в революционную эпоху быстро созревают «к самостоятельному историческому выступлению» [6, с. 218].

При анализе объективных условий революции, о чем уже частично было сказано, следует различать материально-технические и социально-политические аспекты. Экономическое развитие определяет прежде всего характер того противоречия (конфликта), которое назрело, требует разрешения и создает возможность тех или иных социальных преобразований. Но сроки и темпы революционных преобразований зависят непосредственно не столько от данного уровня экономики, сколько от остроты объективно назревших классовых противоречий и расстановки социальных сил как внутри страны, так и в соседних государствах. Между тем созревание материально-технических и социально-политических условий в ходе истории протекает неравномерно. В России экономические предпосылки революции были менее зрелые, чем в Англии и Франции, а социально-классовые отношения оказались более зрелыми и острыми в силу целого ряда объективных и субъективных причин: политическая отсталость царской монархии, война крестьян против помещиков, национальный гнет, нерешенность ряда демократических задач, еще со времен революции 1905 г. и др. В России поэтому, отмечал Ленин, легче было начать революцию, чем в западных странах. «...Отсталая страна может легко начать, потому что сгнил ее противник, потому что не организована ее буржуазия, но, чтобы продолжать, ей требуется во сто тысяч раз больше осмотрительности, осторожности и выдержки» [7, с. 252]. Но наличие революционной ситуации создает лишь возможность революции.

В истории бывают периоды, когда объективные условия (экономические и социально -политические) созрели для коренных изменений в обществе, а сил у прогрессивных классов недостаточно, чтобы произвести эти измене-

ния. «Тогда общество, - по словам В.И. Ленина, - гниет, и это гниение затягивается иногда на целые десятилетия»[8, с. 367]. Такие случаи в истории не редкость. Об этом свидетельствует Ноябрьская революция в Германии в 1918 г. После первой мировой войны в Европе революционное движение народных масс было слабо организовано, его не могли возглавить коммунистические партии, которые не обладали достаточным опытом или еще только формировались. Действия консервативных и реакционных классов блокировали революционные выступления народа. Революция может начаться и увенчаться победой лишь тогда, когда к объективным условиям присоединяется адекватный субъективный фактор, т. е. сознательность и организованность рабочего класса и его союзников, руководимого, приобретшей опыт в классовых столкновениях марксистской партией. Без наличия такой авангардной партии - ядра субъективного фактора революции - стихийное движение революционных масс не достигает успеха, революция терпит поражение.

Установление диктатуры пролетариата (а затем и строительство социализма) - это организованный и управляемый процесс. Поэтому законом социалистической революции является соответствие друг другу объективных обстоятельств и правильной политической стратегии и тактики, правильных решений, направляющих действия масс на различных этапах ее развития. Когда в Российской империи в начале 1917 г. сложилась революционная ситуация (только в январе бастовало более 400 тысяч рабочих), необходимы были организованные действия революционного класса и его союзников, достаточно сильные, чтобы свалить старое правительство, «которое, - по мысли Ленина, - никогда, даже в эпоху кризисов, не «упадет», если его не «уронят». При этом В.И. Ленин и большевистская партия руководствовались принципиальным положением К. Маркса и Ф. Энгельса: «Против объединенной власти имущих классов рабочий класс может действовать как класс, только организовавшись в особую политическую партию, противостоящую всем старым партиям... эта организация рабочего класса в политическую партию необходима для того, чтобы обеспечить победу социалистической революции» [9, с. 427]. Почти через 18 лет, в 1889 г., Энгельс вновь подчеркнул, что для того чтобы «пролетариат в решаю-

щий момент оказался достаточно сильным и мог победить, необходимо - Маркс и я отстаивали эту позицию с 1847 г., - чтобы он образовал особую партию, отдельную от всех других и противостоящую им, сознающую себя как классовая партия» [10, с. 275].

Приведенные выше высказывания основоположников марксизма еще раз подтверждают лживость противопоставления ленинизма концепции Маркса и Энгельса. Большевики стали именно такой партией, партией нового типа с новаторским методом мышления, освоившая новую, складывающуюся в ходе кризиса социальную картину мира - единственной партией, которая адекватно выражала потребности назревшей революции. Но, будучи марксистской, она не считала марксизм догмой, а творчески применяла теорию при анализе качественно новых реалий. Для ее успеха не было надобности (да и возможности) дожидаться, чтобы капитализм в России полностью исчерпает свой потенциал как двигатель в развитии производительных сил. А главное, в конкретных исторических условиях, на пути либерально-буржуазной государственности России грозила катастрофа, коллапс. Стремясь предотвратить такую катастрофу и спасти народ и целостность страны, большевики взяли курс на революцию и власть Советов.

Выдающийся итальянский марксист, один из основателей Итальянской коммунистической партии Антонио Грамши тонко почувствовал ситуацию «русской революции». Сразу же после Октябрьской революции в статье «Революция против «Капитала», опубликованной в газете «Вперед!» 27 декабря 1917 г., он писал: «Складывается впечатление, что в настоящее время максималисты являются стихийным выражением биологической необходимости - они должны были взять власть с тем, чтобы российские люди не стали жертвой ужасного бедствия, чтобы российские люди, включившиеся в колоссальную работу для своего собственного воспроизводства, по восстановлению самого себя, чувствовали менее остро клыки голодного волка; чтобы Россия не стала огромной бойней беспощадных зверей, рвущих друг друга на части» [11, с. 542].

Партия большевиков в период наивысшего напряжения социальной борьбы, в процессе осуществления социалистической революции

успешно выполняла роль авангарда выступившего против угнетателей народа. Такая авангардная партия - ядро субъективного фактора революции, который включает следующие основные компоненты: сознательность пролетариата (по крайней мере, его передовой части) и его полупролетарских союзников; организованность революционных сил и их решимость и готовность идти до конца за победу революции; моральный перевес революционных сил над противником, без чего «ни о каком перевороте не могло бы быть и речи». Партия помогает пролетариату и его союзникам осознать свои исторические задачи, способствует росту активности масс. Она организует пролетариат на выполнение им своей исторической миссии. Ленин вслед за основателями марксизма не раз подчеркивал, что нельзя назначить революцию, что народное восстание против угнетателей возможно лишь тогда, когда объективные и субъективные условия для этого созрели.

Стихийное нарастание движения масс -признак неотвратимости революции. Выступление народа 20-21 апреля и 3-4 июля 1917 г. Ленин рассматривал как выражение их революционного подъема, как признак глубины и прочности народного протеста. Вот почему большевистская партия вела активную работу по формированию прежде всего политической сознательности и высокой организованности рабочего класса и его союзников, то есть субъективного фактора революции. Опираясь на стихийную активность революционных рабочих и солдат, выступления крестьян с учетом всех конкретных обстоятельств, приняла решение о свержении буржуазного правительства. Обратимся к воспоминаниям очевидца тех событий Н.Н. Суханову (Гиммеру), меньшевику, члену Исполкома Петроградского Совета, автору «Записок о революции». Суханов категорически отвергает столь популярную у прошлых и нынешних «демократов» версию, согласно которой Октябрьская революция была результатом «заговора» большевиков. Он пишет: «Говорить о военном заговоре вместо народного восстания, когда за партией идет подавляющее большинство народа, когда партия фактически уже завоевала всю реальную силу и власть - это явная нелепость». Как аргумент версии о «заговоре» и тогда, и сегодня приводится тот факт, что Зимний занимали очень небольшие силы. На это

Суханов отвечает: «Очевидно, восстание пролетариата и гарнизона в глазах этих остроумных людей непременно требовало активного участия и массового выступления на улицах рабочих и солдат. Но ведь им же на улицах было нечего делать. Ведь у них не было врага, который требовал бы их массового действия, их вооруженной силы, сражений, баррикад и т. д. Это - особо счастливые условия нашего октябрьского восстания, из-за которых его доселе клеймят военным заговором и чуть ли не дворцовым переворотом» [12, с. 345].

Соединение объективных обстоятельств со зрелым субъективным фактором обеспечило победу Октябрьской революции, в результате которой в нашей стране была установлена диктатура пролетариата в форме Советов, ставшая властью подавляющего большинства населения. Победа революции решила выдающуюся историческую задачу сбережения народа. Это замалчивают нынешние противники Великого Октября. В годы гражданской войны Ленин призывал спасти трудящегося - главную производимую силу человечества. «Мы погибнем, если не сумеем спасти его», - говорил он. Советская власть спасла рабочего, трудящегося и в короткие сроки создала могучую индустриальную державу. Более 70 лет наша страна преграждала реваншистским силам империализма путь к мировому господству. Российский народ всегда будет гордиться проведенной в исторически короткий срок экономической и социальной модернизацией общества и построением мощной социалистической державы, победным Маем 1945-го, историческим полетом Юрия Гагарина, впервые в мире созданной ядерной электростанцией, достижением ракетно-ядерного паритета и помощью народам Азии, Африки, Латинской Америки, сбросившим колониальное ярмо.

Великий Октябрь, социалистическая революция - это не какое-то отклонение от главного пути истории, не продукт узкого круга заговорщиков или партийных функционеров, как об этом вещают противники марксизма-ленинизма и антикоммунисты, а закономерное явление, результат деятельности, творчества рабочего класса, полупролетарских масс города и деревни под руководством партии большевиков. Социализм продемонстрировал одну важную особенность - при условии знания законов общественного развития его созидатели могут существенно ускорять социально-экономический прогресс. Темпы развития нашей страны в 30-е гг. были самыми высокими в мире. Партия большевиков была единственной подлинно революционной партией, сумевшей правильно определить курс развития России, учитывающий национальные особенности нашей страны. Советская власть в России была установлена при поддержке подавляющего большинства трудящихся и ее установление пошло на благо народа и социалистического государства.

Ссылки:

1. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 40.

2. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 26.

3. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 31.

4. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 38.

5. Ленинский сборник. Т.. М. - Л., 1929.

6. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 26.

7. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36.

8. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 11.

9. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 17.

10. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 37.

11. Грамши А. Революция против «Капитала» // Вершина великой революции. К 100-летию Октября. М.: АЛГОРИТМ, 2017.

12. Суханов Н.Н. Записки о революции: В 3 т. Т. 3. М., 1992.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.