Научная статья на тему 'Объективная сторона состава преступления, предусмотренного Ч. 1 ст. 291. 1 УК РФ'

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного Ч. 1 ст. 291. 1 УК РФ Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
2435
181
Поделиться
Ключевые слова
ПОСРЕДНИЧЕСТВО ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ / ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА / ПОЛУЧЕНИЯ ВЗЯТКИ ЛИЧНО ИЛИ ЧЕРЕЗ ПОСРЕДНИКА / НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ ПЕРЕДАЧА ПРЕДМЕТА ВЗЯТКИ / СПОСОБСТВОВАНИЕ В ДОСТИЖЕНИИ СОГЛАШЕНИЯ О ПОЛУЧЕНИИ - ДАЧЕ ВЗЯТКИ / СПОСОБСТВОВАНИЕ В РЕАЛИЗАЦИИ СОГЛАШЕНИЯ О ПОЛУЧЕНИИ ВЗЯТКИ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Сидоренко Евгений Александрович

В статье рассматриваются теоретические вопросы объективной стороны посредничества во взяточничестве, подходы к пониманию посредничества во взяточничестве, виды деяний, составляющих сущность посредничества во взяточничестве, точки зрения ученых на данные виды, предложения по формулировке диспозиции данной статьи и др. Задача. Раскрытие объективных признаков составов преступлений, предусмотренных ч.1 ст.291.1 УК РФ. Модель. Методологической основой исследования является диалектический метод познания явлений и процессов реальной действительности, предполагающий их изучение в постоянном развитии, тесной взаимосвязи и взаимозависимости. В процессе исследования использована совокупность общенаучных методов исследования: сравнение, анализ, синтез, а также формально-логический, исторический, сравнительно-правовой и другие частнонаучные методы. Выводы. По мнению соискателя, передача взятки по поручению взяткодателя должна квалифицироваться по ст.291 УК РФ. Предложена авторская формулировка ч. 1 ст. 291 УК РФ: «Посредничество во взяточничестве, то есть содействие в достижении либо реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении и даче взятки - наказывается…». Предлагается исключить из текста уголовного закона ч. 5 ст. 291.1 УК РФ, предусматривающую уголовную ответственность за обещание или предложение посредничества во взяточничестве, поскольку применение мер уголовно-правового воздействия на стадии обнаружения умысла недопустимо. Практическое значение. Состоит в возможности использования содержащихся в ней положений выводов и рекомендаций для изменения норм уголовного законодательства, решения проблем, возникающих при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 290 и 291.1 УК РФ, разработки методических рекомендаций для органов предварительного следствия и суда по вопросам квалификации получения взятки. Оригинальность/ценность. Подготовленные соискателем предложения и рекомендации могут использоваться в практической деятельности подразделений ЭБ и ПК при ГУВД г. Москвы, в научно-исследовательской деятельности ВНИИ МВД России, учебном процессе.

The objective party of crimes, before the seen part 1 of article 291.1 of the criminal code of Russian Federation

In article questions of the party of mediation in bribery, including its such components as are considered: history of development of mediation in bribery, approaches to understanding of mediation in bribery, types of the acts making essence of mediation in bribery, the points of view of scientists on these types, offers on the formulation of a disposition of this article, etc. Task. Disclosure of objective sings of structures of the crimes provided by part 1 of article 291.1 of the criminal code of Russian Federation. Model. Methodological basis of research is the dialectic method of knowledge of the phenomena and the processes of reality assuming their studying in continuous development, close interrelation and interdependence. In process it is investigated set of general scientific methods of the research: comparison, the analysis, synthesis, comparative and legal and other methods. Conclusions. According to the competitor, bribe transfer at the request of the briber has to be qualified under article 291 of the criminal code of Russian Federation. The author’s formulation of part 1 of article 291 of the criminal code of Russian Federation is offered: «Mediation in bribery, i.e. assistance in achievement or implementation of the agreement between the briber and the bribetaker about receiving and bribery is punished…» It is offered to exclude from the text of the criminal law part 5 of article 291.1 of the criminal code of Russian Federation, providing criminal liability for the promise or the mediation offer in bribery as application of measures of criminal and legal impact on stages of detection of intention is inadmissible. Practical value. Consists in possibility of use of provisions, conclusions and recommendations for change of norms criminal legislations, the solution of the problems arising at qualification of crimes, of the criminal code of Russian Federation provided by articles 290 and 291.1., development of methodical recommendations for bodies of preliminary investigation ad court concerning qualification of receiving a bribe. Originality/value. The offers prepared by the competitor and recommendations are used in practical activities of divisions of an economic security and corruption counteraction at Main Department of Internal Affairs of the city of Moscow, in scientific activity of the ALL-Russian Research Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, educational process.

Текст научной работы на тему «Объективная сторона состава преступления, предусмотренного Ч. 1 ст. 291. 1 УК РФ»

2'2014

Пробелы в российском законодательстве

5.8. ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО Ч.1 СТ.291.1 УК РФ

Сидоренко Евгений Александрович, аспирант. Подразделение: кафедра уголовно-правовых дисциплин.

Место учебы: Международный Юридический Институт.

Должность: Старший государственный налоговый инспектор, сотрудник юридического отдела.

Место работы: Инспекция ФНС России №18 по г. Москве.

E-mail: russiansoccer@gmail.com

Аннотация: В статье рассматриваются теоретические вопросы объективной стороны посредничества во взяточничестве, подходы к пониманию посредничества во взяточничестве, виды деяний, составляющих сущность посредничества во взяточничестве, точки зрения ученых на данные виды, предложения по формулировке диспозиции данной статьи и др.

Задача. Раскрытие объективных признаков составов преступлений, предусмотренных ч.1 ст.291.1 УК РФ.

Модель. Методологической основой исследования является диалектический метод познания явлений и процессов реальной действительности, предполагающий их изучение в постоянном развитии, тесной взаимосвязи и взаимозависимости. В процессе исследования использована совокупность общенаучных методов исследования: сравнение, анализ, синтез, а также формально-логический, исторический, сравнительно-правовой и другие частнонаучные методы.

Выводы. По мнению соискателя, передача взятки по поручению взяткодателя должна квалифицироваться по ст.291 УК РФ. Предложена авторская формулировка ч. 1 от. 291 УК РФ: «Посредничество во взяточничестве, то есть содействие в достижении либо реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении и даче взятки - наказывается...». Предлагается исключить из текста уголовного закона ч. 5 от. 291.1 УК РФ, предусматривающую уголовную ответственность за обещание или предложение посредничества во взяточничестве, поскольку применение мер уголовноправового воздействия на стадии обнаружения умысла недопустимо.

Практическое значение. Состоит в возможности использования содержащихся в ней положений выводов и рекомендаций для изменения норм уголовного законодательства, решения проблем, возникающих при квалификации преступлений, предусмотренных от. 290 и 291.1 УК РФ, разработки методических рекомендаций для органов предварительного следствия и суда по вопросам квалификации получения взятки.

Оригинальность/ценность. Подготовленные соискателем предложения и рекомендации могут использоваться в практической деятельности подразделений ЭБ и ПК при ГУВД г. Москвы, в научноисследовательской деятельности ВНИИ МВД России, учебном процессе.

Ключевые слова: посредничество во взяточничестве, объективная сторона, получения взятки

лично или через посредника, непосредственная передача предмета взятки, способствование в достижении соглашения о получении - даче взятки, способствование в реализации соглашения о получении взятки.

THE OBJECTIVE PARTY OF CRIMES, BEFORE THE SEEN PART 1 OF ARTICLE 291.1 OF THE CRIMINAL CODE OF RUSSIAN FEDERATION.

Sidorenko Eugene Alehandrovich, posrgraduate student. Department: criminal legal disciplines chair.

Place of study: The international legal institute.

Position: Senior state tax inspector, employee of legal department.

Place of employment: Federal Tax Service Inspection №18 city of Moscow.

E-mail: russiansoccer@gmail.com

Annotation: In article questions of the party of mediation in bribery, including its such components as are considered: history of development of mediation in bribery, approaches to understanding of mediation in bribery, types of the acts making essence of mediation in bribery, the points of view of scientists on these types, offers on the formulation of a disposition of this article, etc.

Task. Disclosure of objective sings of structures of the crimes provided by part 1 of article 291.1 of the criminal code of Russian Federation.

Model. Methodological basis of research is the dialectic method of knowledge of the phenomena and the processes of reality assuming their studying in continuous development, close interrelation and interdependence. In process it is investigated set of general scientific methods of the research: comparison, the analysis, synthesis, comparative and legal and other methods .

Conclusions. According to the competitor, bribe transfer at the request of the briber has to be qualified under article 291 of the criminal code of Russian Federation. The author’s formulation of part 1 of article 291 of the criminal code of Russian Federation is offered: «Mediation in bribery, i.e. assistance in achievement or implementation of the agreement between the briber and the bribetaker about receiving and bribery - is punished...» It is offered to exclude from the text of the criminal law part 5 of article 291.1 of the criminal code of Russian Federation, providing criminal liability for the promise or the mediation offer in bribery as application of measures of criminal and legal impact on stages of detection of intention is inadmissible.

Practical value.

Consists in possibility of use of provisions, conclusions and recommendations for change of norms criminal legislations, the solution of the problems arising at qualification of crimes, of the criminal code of Russian Federation provided by articles 290 and 291.1., development of methodical recommendations for bodies of preliminary investigation ad court concerning qualification of receiving a bribe.

Originality/value.

The offers prepared by the competitor and recommendations are used in practical activities of divisions of an economic security and corruption counteraction at Main Department of Internal Affairs of the city of Moscow, in scientific activity of the ALL-Russian Research Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, educational process.

Keywords: mediation in bribery, the objective party, criminal action, receiving a bribe personally or through the intermediary, direct transfer of a subject of a bribe, contribution in achievement of the agree-

154

ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Сидоренко Е.А.

ment on receiving bribery, contribution in implementation of the agreement on receiving bribery.

Федеральным законом от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» введена самостоятельная уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность за посредничество во взяточничестве.

Согласно ч. 1 от. 291.1 УК РФ посредничество во взяточничестве есть непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя либо иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере.

Введение такого состава преступления не явилось новеллой для законодательства нашей страны.

Впервые уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве была предусмотрена в от. 409 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа 1845 г., которой регламентировалось наказание за «содействие мздоимству или лихоимству». Наказуемость посредничества во взяточничестве устанавливало также Уголовное Уложение 1903 г.

В первом советском законодательном акте, посвященном вопросам борьбы со взятками - Декрете СНК РСФСР от 8 мая 1918 г. «О взяточничестве» в от. 2 уголовно-наказуемым признавалось только «подстрекательство к даче и получению взятки, пособничество во взяточничестве и прикосновенность ко взяточничеству».

В дальнейшем в УК РСФСР 1922 г. (от. 114), 1926 г. (от. 118) и 1960 г. (от. 174.1) последовательно в качестве самостоятельного состава преступления выделялось посредничество во взяточничестве.

Следует отметить, что во всех вышеперечисленных нормативных правовых актах не раскрывалось содержание указанного понятия.

Разъяснение того, что понимать под посредничеством во взяточничестве, содержалось в Постановлении Пленума Верхового Суда СССР от 31 июля 1962 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве», согласно которому «посредником является тот, кто, действуя по просьбе или по поручению взяткодателя или взяткополучателя, способствует достижению или осуществлению соглашения о даче-получении взятки».

В свою очередь, в более поздних Постановлениях Пленума Верхового Суда СССР от 23 сентября 1977 г. и 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве» посредником признавалось «лицо, которое, действуя по поручению взяткодателя или взяткополучателя, непосредственно передает предмет взятки».

В настоящее время посредничество во взяточничестве криминализировано в виде самостоятельного состава преступления в законодательстве ряда стран СНГ и Балтии.

Так, в УК Беларуси под посредничеством понимается «непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя»1.

1 Сравнительное уголовное право. Особенная часть / Под общ. и науч. ред. С.П. Щербы. М.: Изд-во «Юрдитинформ», 2010. С. 460.

Согласно УК Латвии посредничество - это «действия, выражающиеся в передаче взятки от взяткодателя взяткополучателю или сведение этих лиц».

В УК Казахстана данный термин определен как «способствование взяткополучателю и взяткодателю в достижении или реализации соглашения между ними о получении и даче взятки».

В соответствии с уголовным законом Республики Узбекистан посредничество представляет собой «деятельность, направленную на достижение соглашения о получении или даче взятки, а равно непосредственную передачу взятки по поручению заинтересованных лиц».

Таким образом, можно констатировать, что в законодательстве и судебной практике сложилось два подхода к пониманию посредничества во взяточничестве.

В первом случае посредничество заключается в непосредственной передаче предмета взятки по поручению одной из сторон. Во втором случае - это содействие в достижении либо реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем.

Детальный анализ диспозиции ч.1 от. 291.1 УК РФ позволяет сделать вывод, что законодатель пошел по собственному пути при определении посредничества во взяточничестве, определив его в виде трех самостоятельных групп деяний: непосредственная передача предмета взятки; способствование в достижении соглашения о получении-даче взятки; способствование в реализации соглашения о получении-даче взятки.

Первая группа представлена в виде двух альтернативных противоправных деяний: передача взятки по поручению взяткодателя и передача взятки по поручению взяткополучателя.

По нашему мнению, передача взятки по поручению взяткодателя необоснованно выделена в качестве отдельного вида посредничества во взяточничестве по следующим причинам. Из буквального толкования ч.1 от. 291 УК РФ следует, что лицо, непосредственно передающее взятку, фактически выполняет все признаки состава преступления, регламентированного данной нормой, т.е. дает взятку. Следовательно, отсутствует какой-либо смысл в выделении данного деяния в виде самостоятельного состава преступления в ч.1 от. 291.1 УК РФ. Более того, такого рода регламентация безосновательного ужесточает ответственность лица, непосредственного дающего взятку, поскольку санкция ч.1 от. 291.1 более строгая по сравнению с ч.1 от. 291 УК РФ.

Точка зрения о том, что посредник в даче взятки фактически является ее исполнителем, уже имела место в юридической литературе.

Так, А. Аникин дает следующую аргументацию данному тезису: «Субъект дачи взятки не обременен специальными признаками. Таким образом, отсутствуют юридические препятствия для квалификации действий посредника в даче взятки по признакам соисполнительства. Не является таким препятствием и то, что посредник в даче взятки действует в интересах взяткодателя. Действуя от имени (или по поручению, просьбе и пр.) взяткодателя, посредник находится в психологической общности с ним. В рамках своих функций он преследует общую со взяткодателем цель - передать предмет обусловленной взятки. Посреднические действия включаются в механизм дачи взятки в качестве необходимого (существенного) элемента ...уголовно-правовое значение действий как взяткодателя, так и посредника является идентичным по их

155

2'2014

Пробелы в российском законодательстве

объективным и субъективным признакам. Представляется, что в системе преступлений коррупционного характера посредничество в даче взятки идентично даче взятки и с точки зрения характера и степени их общественной опасности»2.

Данный подход неоднократно подвергался критике в юридической литературе. В частности, Е.В. Яковенко в противовес изложенной выше позиции указывает, что «посредник хотя и непосредственно совершает данное преступление, но он лишь реализует умысел другого лица, действует в его интересах, от его имени и по его поручению, в точном соответствии с его инструкциями. Посредник является передаточным звеном, через него предмет взятки передается от взяткодателя взяткополучателю»3 4.

Аналогично, А.В. Горбунов пишет, что в отличие от взяткодателя, посредник, передающий незаконное вознаграждение, не добивается за счет этой материальной выгоды совершения должностным лицом действия (либо бездействия) в свою пользу. Посредник только передает предмет подкупа, выполняя чужую волю. Поэтому он не должен нести ответственность

4

наравне с самим взяткодателем .

Указанные контраргументы ученых строятся на системном толковании норм о даче взятки и ее получении.

Действительно, дача взятки тесно связана с ее получением, образуя неразрывное единство двух сторон подкупа. Поэтому общепризнано, что признаки, характеризующие получение взятки, полностью распространяются и на состав дачи взятки. А.В. Грошев при этом отмечает, что «норма ч. 1 от. 291 УК РФ имеет ссылочную диспозицию, т.е., называя родовой признак, соответствующий нормативному названию преступления, для определения полной совокупности признаков данного преступления она отсылает к ч. 1 от. 290 УК РФ, содержащей описательную диспозицию»5.

Следовательно, дача взятки имеет обусловленность, аналогичную получению взятки, а именно: она дается за действия или бездействие должностного лица в пользу взяткодателя или представляемых им лиц.

Таким образом, довод о том, что взяткодатель должен действовать исключительно в своем интересе является несостоятельным, поскольку закон прямо говорит о том, что лицо, передающее взятку в пользу других лиц, является взяткодателем и его действия в полном объеме охватываются от. 291 УК РФ. В связи с этим непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя должна быть исключена из законодательного перечня видов посредничества во взяточничестве, поскольку иное безосновательно ужесточает ответственность за такого рода деяния.

Непосредственная передача взятки по поручению взяткополучателя, безусловно, не может рассматриваться в качестве соисполнительства в получении взятки по причине наличия специального субъекта состава преступления, предусмотренного от. 290 УК РФ.

Суть данного противоправного деяния заключается в том, что лицо непосредственно осуществляет акт приема предмета взятки при наличии соглашения между взяткодателем и взяткополучателем, иначе такие

2 Аникин А. Посредничество во взяточничестве // Законность. 2009. № 3. С. 18.

3 Яковенко Е.В. Указ. раб. С. 197.

4 См.: Горбунов А.В. Уголовно-правовая характеристика подкупа: Дисс. ...канд. юрид. наук. Челябинск, 2000. С. 44.

5 Грошев А.В. Указ. раб. С. 206.

действия квалифицировались бы как способствование в достижении соглашения между сторонами подкупа.

В юридической литературе ученые по-разному оценивают правовую природу такого рода действий.

Так, Б.В. Волженкин указывает, что посредник во взяточничестве выступает от имени и по поручению взяткополучателя и получает предмет взятки не для себя, а для передачи своему доверителю, который обязуется совершить определенные действия в интересах взяткодателя. Таким образом, такой посредник фактически способствует совершению преступления взяткодателем и взяткополучателем, то есть является соучастником в совершении ими преступлений, следовательно, соучастником двух преступлений6.

Однако неясна роль такого посредника в содействии совершению преступления взяткодателю, учитывая тот факт, что он не действует по поручению последнего и соглашение между сторонами подкупа уже достигнуто.

Другие авторы характеризуют вышеназванные действия посредника сквозь призму института соучастия, признавая их пособничеством7. В основе такой позиции лежит оценка функционального предназначения действий посредника в общем алгоритме преступного деяния взяткодателя, которое заключается в оказании содействия последнему.

Вместе с тем, ученые, признавая такое посредничество пособничеством, вынуждены отмечать, что оно в буквальном смысле не соответствует законодательному определению указанного понятия, закрепленному в ч. 5 от. 33 УК РФ: «Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы».

Так, А.В. Грошев пишет: «Действия посредника-пособника..., будучи таковыми de facto, de jure не подпадают под законодательное определение данного вида соучастия».

О.Х. Качмазов при этом также указывает, что «ни один из этих признаков не охватывает действия посредника, которые могут заключаться лишь в физическом исполнении соглашения о даче-получении взятки. Посредник не может быть признан пособником во взяточничестве, если он не принимал фактического участия в достижении соглашения между сторонами, не содействовал совершению преступления какими-либо способами, указанными в ч. 5 от. 3з УК РФ»8.

В связи с этим ученые констатируют «пробельность» Общей части УК РФ и предлагают его восполнить либо указанием в ч. 5 от. 33 УК РФ на «иные способы» содействия либо путем прямого отнесения посреднических действий к пособничеству.

На наш взгляд, лицо, получившее взятку по поручению взяткополучателя, с одной стороны оказывает содействие последнему, поскольку тот принимает имущественные блага «чужими руками» и его личное участие в преступлении максимально завуалировано, а с другой стороны - совместно с взяткополучателем вы-

6 См.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 246 - 247.

7 См.: Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 5 / Под ред. Г.И. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М., 2002. С. 136.

8 Качмазов О.Х. Указ. раб. С. 166.

156

ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Сидоренко Е.А.

полняет объективную сторону состава преступления, предусмотренного от. 290 УК РФ, т.е. фактически является соисполнителем.

Проблема ответственности лиц, непосредственно совершающих совместно с исполнителем действия, образующие объективную сторону преступления, но не обладающих признаками специального субъекта, не является новой в науке уголовного права.

Суть ее сводится к тому, что лицо, фактически выполняющее часть объективной стороны, в действительности является соисполнителем. Однако, в силу ч.4 от. 34 УК РФ оно должно нести уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника, хотя при квалификации действий такого лица ссылка ни на одну из частей от. 33 УК РФ невозможна.

Ученые предлагают различные варианты устранения такого рода препятствий в квалификации.

Так, С.А. Семенов предлагает ввести в уголовноправовую доктрину и правоприменительную практику понятие «соисполнитель» как самостоятельный вид соучастника, под которым следует понимать лицо, непосредственно принимавшее участие в совершении преступного деяния совместно с исполнителем, но не обладающее его признаками, а также исключить ч. 4 от. 34 УК РФ9.

А. Кладков полагает, что ч. 4 от. 34 УК целесообразно было бы продолжить, указав после слова «пособника»: «за исключением случаев, когда не специальный субъект является членом организованной группы или в составе иной группы выполняет хотя бы частично объективную сторону преступления и, следовательно, является соисполнителем»10 11.

А.И. Рарог отмечает, что «выходом из этого тупика могло бы стать исключение из ч.2 от. 33 взятого в скобки слова «соисполнители», исключение ч.2 из от. 34, дополнение ч.3 от. 34 указанием на соисполнителя и, наконец, дополнение ч.4 от. 34 УК указанием на то, что лицо, не обладающее признаком специального субъекта, может нести за него уголовную ответственность в качестве соисполнителя. Все эти преобразования позволили бы: а) термин «соисполнитель» применить только к исполнителю преступления со специальным субъектом, не обладающему специальным признаком; б) квалифицировать действия таких лиц как соисполнителей преступления со специальным исполнителем; в) при квалификации их действий ссылаться на ч.2 от. 33 УК, из чего будет видно, что лицо непосредственно участвовало в совершении преступления, но не обладало признаком специального исполнителя»11.

Полностью разделяя целесообразность предложений, направленных на изменение норм, регламентирующих институт соучастия, отметим, что законодатель вместо комплексного решения имеющейся проблемы пошел по иррациональному пути и восполнил имеющийся пробел только применительно ко взяточничеству путем закрепления ответственности такого рода соисполнителей в виде специальной нормы о посредничестве.

Таким образом, в связи с вышеизложенным, предлагаем исключить из перечня посреднических действий

9 См.: Семенов С. А. Специальный субъект преступления в уголовном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 12.

10 См.: Кладков А. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии // Законность. 1998. № 8. С. 28.

11 Рарог А.И. Настольная книга судьи по квалификации преступлений. М.: «Издательство Проспект», 2006. С. 217.

во взяточничестве непосредственную передачу взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя, внеся при этом соответствующие корректировки в Общую часть Уголовного кодекса.

Специфика общественной опасности способствования в достижении соглашения о получении-даче взятки и в его реализации заключается в том, что лицо фактически действует в интересах обеих сторон, т.е. является соучастником двух преступлений.

Как справедливо пишет А.В. Грошев, «в подобных случаях неизбежно возникает совпадение в посреднических действиях сразу двух функций - организатора (или подстрекателя) и пособника... Так, например, посредник, склоняющий по поручению должностного лица кого-либо к даче взятки, а затем передающий ее взяткополучателю, одновременно является соучастником двух преступлений: в отношении дачи взятки он выступает в качестве подстрекателя, а в отношении ее получения - пособника. Аналогичная ситуация складывается и в случаях, когда посредник, действующий по поручению взяткодателя, склоняет какое-либо должностное лицо к получению взятки, а затем передает ее взяткополучателю. В этом случае посредник одновременно является подстрекателем получения взятки и пособником дачи взятки».

При таких обстоятельствах, исходя из сути анализируемого преступного деяния представляется целесообразным исключить из ч.1 от. 291.1 УК РФ указание на то, кому из сторон подкупа способствует посредник, поскольку, очевидно, что он способствует обеим сторонам и формулировка «способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю» не имеет какого-либо кримобразующего значения, однако вынуждает правоприменителей подходить к ней как к обстоятельству, подлежащему доказыванию по каждому уголовному делу.

Одновременно представляется не вполне обоснованной позиция законодателя по регламентации посредничества во взяточничестве исключительно в значительном размере. Отсюда можно сделать два вывода: либо посредничество во взяточничестве в меньших размерах в нашей стране декриминализировано, что не соответствует приоритетам государственной политики сегодняшних дней, ставящей борьбу с коррупцией в качестве первоочередных задач; либо такие деяния должны, как и прежде, квалифицироваться по ч.1 от. 290 и ч.1 от. 291 УК РФ со ссылками на от. 33 УК РФ. При этом трудно найти обоснование такого рода подхода, в связи с чем представляется целесообразным исключить указание на значительный размер из диспозиции ч. 1 от. 291.1 УК РФ.

Таким образом, на основании вышеизложенного предлагаем сформулировать ч. 1 от. 291 УК РФ следующим образом: «Посредничество во взяточничестве, то есть содействие в достижении либо реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении и даче взятки - наказывается.».

Основным преимуществом указанного подхода является разрыв акцессорных связей между ответственностью посредника и сторон подкупа. Посредничество во взяточничестве будет считаться оконченным с момента совершения любых действий, направленных на содействие в достижении либо реализации соглашения сторон подкупа, вне зависимости от того, состоялся такой подкуп или нет.

Список литературы:

157

2'2014

Пробелы в российском законодательстве

1. Аникин А. Посредничество во взяточничестве // Законность. 2009. № 3. С. 18.

2. Борзеков Г. И. и В.С. Комиссаров. Курс уголовного права. Особенная часть. 2002. Т5. С. 136

3. Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 246 - 247.

4. Горбунов А.В. Уголовно-правовая характеристика подкупа: Дисс. ...канд. юрид. наук. Челябинск, 2000. С. 44.

5. Грошев А.В. Указ. раб. С. 206.

6. Качмазов О.Х. Указ. раб. С. 166.

7. Кладков А. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии // Законность. 1998. № 8. С. 28.

8. Рарог А.И. Настольная книга судьи по квалификации преступлений. М.: «Издательство Проспект», 2006. С. 217.

9. Семенов С.А. Специальный субъект преступления в уголовном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 12.

10. Яковенко Е.В. Указ. раб. С. 197.

11. Щерба С.П.. Сравнительное уголовное право. Особенная часть. М.: Изд-во «Юрдитинформ», 2010. С. 460.

12. Сидоренко Е.А. Специфика субъектов составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 290 и 291.1 УК РФ // Черные дыры в Российском законодательстве. -2014. - №2.

Literature list:

1. Anikin A. Mediation in bribery // Legality. 2009. №3.

p.18.

2. Borzenkov G.I. and Komissarov V.S. Course of criminal law. Special part. 2002. T5. p.136.

3. Volzgenkin B.V. Office crimes. M., 2000. p. 246 - 247.

4. Gorbunov A.V. Criminal and legal characteristic of bribery. Chelyabinsk, 2000. p. 44.

5. Grohev A.V. Decree of works. p. 206.

6. Kachmazov O.H. Decree of works. p. 166.

7. Kladkov A. Qualification of the crimes committed in partnership // Legality. 1998. № 8. p. 28.

8. Rarog A.I. The reference book of the judge on qualification of crimes «publishing house the Prospect», 2006. p. 217.

9. Semenov S.A. The special subject of a crime in criminal law. Abstract. M., 1999. p. 12.

10. Yakovenko E.V. Decree of works. p. 197.

11. Sherba S.P. Comparative criminal law. Special part. «Publishing house Urditinform» 2010. p. 460.

Рецензия

на статью E. А. Сидоренко «Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1 от. 291.1 УК РФ»

Борьба со взяточничеством в настоящее время является одним из приоритетных направлений государственной деятельности. Вместе с тем качественное изменение взяточничества позволяет констатировать, что в теоретическом и уголовно-правовом аспектах явно недостаточно исследованы и разработаны юридическая природа этого вида преступления, его особенности и др. признаки.

В статье рассмотрены теоретические вопросы объективной стороны посредничества во взяточничестве, включая такие ее составляющие как: история развития посредничества во взяточничестве, подходы к пониманию посредничества во взяточничестве, предложения по формулировке диспозиции данной статьи и др.

Обратившись к данной проблеме, соискатель одним из первых в современных условиях установил и раскрыл недостаточно изученные проблемные вопросы понимания посредничества во взяточничестве, виды деяний, составляющих сущность посредничества во взяточничестве, точки зрения ученых на данные виды, а также собственные аргументы по поводу их включения в диспозицию данной статьи.

На основе проведенного анализа, автором справедливо ставится под сомнение позиция законодателя по регламентации посредничества во взяточничестве исключительно в значительном размере.

Представляют научный интерес предложения по изменению редакции от. 291.1 УК РФ «Посредничество во взяточничестве»,

Ознакомление с работой показывает, что работа носит самостоятельный, творческий характер, в связи с чем может быть рекомендована для опубликования.

Главный научный сотрудник ФГКУ «ВНИИ МВД России» доктор юридических наук, профессор В.Д. Ларичев

158