Научная статья на тему 'О влиянии последствий политических репрессий 1937–1938 гг. На состояние боеспособности сил Северного флота'

О влиянии последствий политических репрессий 1937–1938 гг. На состояние боеспособности сил Северного флота Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
222
70
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БОЕСПОСОБНОСТЬ / ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ / СОВЕТСКО-ФИНСКАЯ ВОЙНА / КОМАНДОВАНИЕ / СЕВЕРНЫЙ ФЛОТ / COMMAND (HEADQUARTERS) / COMBAT CAPABILITY / POLITICAL REPRESSIONS / SOVIET-FINNISH WAR / NORTHERN FLEET

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Сапожников Алексей Геннадьевич

Раскрываются последствия политических репрессий командно-начальствующего состава для боеспособности сил Северного флота СССР накануне и во время Советско-Финской войны. Отражен масштаб ущерба, нанесенного репрессиями корпусу командно-начальствующих кадров флота. Основное внимание автор акцентирует на уровне боеспособности сил Северного флота, его готовности к локальной войне, в которой ему отводилась вспомогательная роль.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Сапожников Алексей Геннадьевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ON EFFECT OF POLITICAL REPRESSIONS IN 1937-1938s ON NORTHERN FLEET FORCES COMBAT

The article reveals the consequences of political repressions of commanders for combat capability of the USSR Northern fleet forces short of and during the Soviet-Finnish war. It reflects the scale of the detriment inflicted to the corps of commanding personnel of the fleet by repressions. The author focuses on the combat capability level of the forces of the Northern fleet and its readiness to local war, where it should play a supporting role.

Текст научной работы на тему «О влиянии последствий политических репрессий 1937–1938 гг. На состояние боеспособности сил Северного флота»

УДК 930.26

О ВЛИЯНИИ ПОСЛЕДСТВИЙ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ 1937-1938 гг. НА СОСТОЯНИЕ БОЕСПОСОБНОСТИ СИЛ СЕВЕРНОГО ФЛОТА

© А.Г. Сапожников1

Михайловская военная артиллерийская академия,

195009, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Комсомола, 22.

Раскрываются последствия политических репрессий командно-начальствующего состава для боеспособности сил Северного флота СССР накануне и во время Советско-Финской войны. Отражен масштаб ущерба, нанесенного репрессиями корпусу командно-начальствующих кадров флота. Основное внимание автор акцентирует на уровне боеспособности сил Северного флота, его готовности к локальной войне, в которой ему отводилась вспомогательная роль.

Ключевые слова: боеспособность; политические репрессии; Советско-Финская война; командование; Северный флот.

ON EFFECT OF POLITICAL REPRESSIONS IN 1937-1938s ON NORTHERN FLEET FORCES COMBAT A.G. Sapozhnikov

Mikhailovskaya Military Artillery Academy,

22 Komsomol St., St. Petersburg, 195009, Russia.

The article reveals the consequences of political repressions of commanders for combat capability of the USSR Northern fleet forces short of and during the Soviet-Finnish war. It reflects the scale of the detriment inflicted to the corps of commanding personnel of the fleet by repressions. The author focuses on the combat capability level of the forces of the Northern fleet and its readiness to local war, where it should play a supporting role.

Key words: combat capability; political repressions; Soviet-Finnish war; command (headquarters); Northern fleet.

Под боеспособностью войск (сил) подразумевают: качество оружия и военной техники, степень обеспечения ими войск (сил) в соответствии с их организацией; содержание оружия и военной техники в исправном состоянии и умелую их эксплуатацию; наличие материально-технических средств; соответствие организационно-штатной структуры войск (сил) характеру вооруженной борьбы; укомплектованность личным составом; уровень организации управления; боевую выучку и политико-моральное состояние войск (сил); организованность и воинскую дисциплину2. Оценить последствия политических репрессий 1937-1938 гг. для Северного флота целесообразно путем последовательного рассмотрения состояния отдельных компонентов его боеспособности, к которым в первую очередь относятся: состояние техники и вооружения, наличие материально-технических средств, организация и осуществление материально-технического обеспечения; укомплектованность личным составом; уровень организации управления; боевая подготовка сил флота; организованность и воинская дисциплина; морально-боевые качества личного состава.

Состояние материальной части подводного флота, качество и сроки производимого ремонта кораблей и подводных лодок существенно влияли на состояние боевой способности сил флота. Во второй половине

1937 г. аварии, поломки на кораблях флота стали рассматриваться особыми отделами НКВД исключительно как совершенное вредительство. Несмотря на по-

пытки флотского командования дать объективную оценку при расследовании подобных случаев на кораблях, выдвигаемая версия особого отдела НКВД становилась основной и виновные или подозреваемые в аварии (поломке) вскоре лишались свободы. Всего на СФ был уволен по политическим мотивам 71 представитель инженерно-технического состава, из них 52 человека арестованы органами НКВД.

Политические репрессии инженерно-технического и политического состава, занятого в строительстве военных объектов на СФ, не смогли положительно повлиять на ход их строительства.

Пострадал в ходе политической чистки и административный состав флота, занятый его материальнотехническим обеспечением: 36 представителей

начальствующего состава было уволено, из них 29 подверглись аресту органами НКВД. Последствия репрессий начальствующего состава тыловых структур СФ отразились на качестве тылового обеспечения флота. По итогам 1938 г. деятельность органов тыла СФ получила низкую оценку флотского командования. В отчете о боевой подготовке отмечено: «Задачи, поставленные перед тыловыми органами приказом НКО за №0112 и приказом Командующего Северным Флотом №030 от 25 декабря 1937 г., отработаны неудо-

3

влетворительно» .

Процесс политических репрессий командноначальствующего состава СФ, характеризующийся бессистемностью, неравномерностью и ярко выра-

1Сапожников Алексей Геннадьевич, начальник учебно-методического отдела, тел.: 88122921413, e-mail: uo.mvaa@mail.ru Sapozhnikov Aleksei, Head of the Curriculum and Instruction Department, tel.: 88122921413, e-mail: uo.mvaa@mail.ru

2СВЭ (Советская военная энциклопедия). Т. 1, С. 435.

3Российский государственный архив военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. Р-970. Оп. 2. Д. 88. Л. 20.

женной в отдельные периоды массовостью, значительно обострял существующую кадровую проблему на флоте. Командование и кадровые органы флота пытались укомплектовывать внезапно ставшие вакантными должности тем контингентом, который находился в наличии.

Оценивая состояние боевой подготовки сил флота и оперативной подготовки его штабов после волны массовых репрессий, необходимо отметить, что флот переживал характерные для всех вооруженных сил Советского Союза трудности в организации и проведении боевой подготовки соединений, частей (кораблей) и подготовке органов боевого управления. В значительной степени они определялись причинами материального характера, но немаловажным, а зачастую решающим фактором являлся бесценный опыт командира - руководителя процессом боевой подготовки. Насколько в 1938 г. командный состав СФ был готов к проведению мероприятий боевой подготовки, можно проследить на примере отдельных предметов боевой подготовки. Например, в отчете о боевой подготовке СФ за 1938 г. отмечалось: «Командный состав слабо знает средства связи и правила их использования». Основная причина того, что командиры перестали стремиться осваивать новое и передовое, крылась в изменении приоритетов в службе.

Руководство наркомата обороны приказами, директивами и распоряжениями управляло процессом боевой подготовки войск (сил). Например, директива начальника Химического управления РККА комдива М.О. Степанова, изданная в декабре 1937 г., гласила: «Обучение и тренировку в комбинезонах вести исключительно в обстановке выполнения задач боевой подготовки <...>. Запрещаю совершение маршей в комбинезонах ради маршей, без учета необходимости реальной тактической подготовки. Категорически запрещаю заниматься рекордами в комбинезонах, если это не вызывается необходимостью боя»4. Данной директивой комдив Степанов стремился добиться от командиров не только грамотного использования средств химзащиты, но и ограничить активность некоторых из них, применяющих средства защиты в воспитательных целях.

Результаты боевой подготовки соединений и частей СФ за 1938 г. были более чем скромные, что можно проследить на примере огневой подготовки. Соединения и части элементарно не выполняли положенное им планом боевой подготовки количество стрельб. Например, в Беломорском укрепрайоне вместо запланированных семи стрельб было выполнено четыре (57% плана), в Мурманском укрепрайоне вместо 13 стрельб выполнено 5 (38,5% плана), в бригаде подводных лодок вместо 15 стрельб выполнено всего 3 (20% плана). Всего за СФ выполнено стрельб - 24 (40,7% плана) с оценками: «отлично» - 4, «хорошо» -7, «удовлетворительно» - 9, «неудовлетворительно»

- 4. Отдельные соединения показали крайне низкие результаты, например, БУР за четыре проведенных стрельбы был оценен следующим образом: «хорошо»

4 РГА ВМФ. Ф. Р-970. Оп. 2. Д. 112. Л. 15.

- 1, «удовлетворительно» - 1, «неудовлетворительно» - 2.

Еще хуже обстояло с выполнением плана зенитных стрельб, так, 58-й отдельный зенитный дивизион из запланированных 40 стрельб выполнил всего 11 (27% плана). Лучше обстояло с выполнением плана торпедных стрельб. В БПЛ 1-й дивизион выполнил его на 100%, второй - на 62,5%.

Таким образом, в 1938 г. почти 60% запланированных огневых задач для частей и соединений СФ не были выполнены. Качество выполненных задач свидетельствовало о посредственном уровне подготовки, а показатели отдельных частей говорили об утере североморцами навыков в выполнении огневых задач.

Командованию СФ приходилось прикладывать невероятные усилия для того, чтобы поднять уровень боевой подготовки флота. Инертность, овладевшая большинством командиров в период репрессий, преодолевалась с большим трудом. В решении Военного совета «О состоянии боевой подготовки на флоте» от 6 июля 1940 г. было отмечено: «Выполнение приказа НК ВМФ №020 и моего приказа №009 проходит медленно. <...> Общее состояние кораблей материальной части и техники неудовлетворительное». Относительно непосредственно боевой подготовки частей и кораблей флота было указано следующее: «...выполнение планов боевой подготовки неудовлетворительное: часто запланированные задачи и упражнения срываются из-за недостаточной настойчивости командиров всех степеней в выполнении задач, намеченных по плану. <...> Существующий уровень боевой подготовки, темы и качество ее за прошедшее полугодие, общее состояние частей не удовлетворяют требованиям НК ВМФ, требованиям, выдвигаемым обстановкой и готовностью флота»5. Таким образом, политические репрессии оказали крайне отрицательное влияние на качество оперативной подготовки штабов и уровень боевой подготовки сил Северного флота.

Особую тревогу Военного совета флота вызывала растущая аварийность плавсредств. В принятом им 26 января 1939 г. решении «О работе плавсредств Мурманского военного порта» указано: «Много аварий: за

1938 год было 62 случая зарегистрированных аварий, а за 20 суток января 1939 года было установлено 12 случаев аварий. <...> Много случаев пьянства, прогулов среди личного состава плавсредств и простоя буксируемых пароходов»6.

Принимаемые командованием СФ меры по снижению аварийности не смогли существенно изменить ситуацию до начала Советско-Финской войны. В этом отношении особенно плохо обстояли дела у вспомогательного флота, о чем свидетельствуют материалы проверок выполнения приказов наркома и решений Военсовета флота. Так, летом 1939 г. в донесении о проверке приказа НК ВМФ и решений Военного совета СФ об аварийности и состоянии вспомогательного флота было отмечено: «.вспомогательный флот

5 РГА ВМФ. Ф. Р-2191. Оп. 1. Д. 2. Л. 47.

6 РГА ВМФ. Ф. Р-2191. Оп. 1 Д. 1. Л. 30.

имеет и на сегодня много аварий и поломок. В первой половине 1939 г. аварий и поломок было больше, чем за весь 1938 г.»7.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Заслуживает внимания случай с подводной лодкой «Щ-424». 20 октября 1939 г. для несения дозорной службы подводная лодка «Щ-424» под командованием К.М. Шуйского вышла из Полярного. Плавание проходило в сложных метеоусловиях - снежный заряд. У о. Торос в Кольском заливе «щука» была протаранена рыболовным траулером «РТ-43» и, получив пробоину в прочном корпусе левого борта, затонула на глубине 250 м. Подошедшими кораблями было спасено 10 подводников из 41 члена экипажа. При расследовании обстоятельств и причин столкновения его виновниками были признаны капитан 3 ранга К.М. Шуйский и капитан траулера А.П. Дружинин, обоюдно нарушившие Правила предупреждения столкновений судов в море8.

Начальник политуправления СФ, подводя некоторые итоги боевых действий, вынужден был отметить высокую аварийность в морских частях в период советско-финляндской войны. Так, в некоторых частях имелись потери в ПЛ (подводных лодках) и СКР (сторожевых кораблях) из-за высокой аварийности: «За период операции в дивизионе СКР произошли следующие аварии: гибель «Бриза», авария СКР «Буран», авария СКР «Штиль», авария с мотоботом «Федоров»

- его потопил СКР «Град» - и другие более мелкие происшествия» . По халатности технического состава в феврале 1940 г. 14 самолетов МБР-2 сгорели в ангаре. Командование Северного флота и командиры соединений единодушно отметили высокую аварийность на флоте после волны политических репрессий. В качестве причин были названы: снижение профессионализма командно-начальствующего состава, падение дисциплины, неудовлетворительное состояние организации службы, боязнь ответственности за имеющиеся неисправности материальной части.

Следует признать, что период политических репрессий 1937-1938 гг. характеризовался значительным падением уровня организованности и воинской дисциплины на Северном флоте. Массовые политические репрессии исключительно отрицательно повлияли на состояние таких основных компонентов боевой способности сил флота, как организованность и воинская дисциплина, морально-боевые качества личного состава. Стереотипы поведения в период чистки командно-начальствующего состава аккумулировались в устойчивые тенденции, способствующие дезорганизации службы войск, росту происшествий, снижению морально-боевых качеств, падению уровня организованности и воинской дисциплины. Недостатки оказались труднопреодолимыми даже в период боевых действий 1939-1940 гг., потребовали значительного времени и усилий командования для восстановления на флоте дисциплины и организованности.

7 РГА ВМФ. Ф. Р-2191. Оп. 2 Д. 2. Л. 10.

8 Березовский Н.Ю [ и др.] Боевая летопись ВоенноМорского Флота, 1917-1941. М.: Воениздат, 1993. С. 625.

9 РГА ВМФ. Ф. Р-971. Оп. 2. Д. 50. Л. 149._______________________

Исследование архивных документов позволяет сделать вывод о том, что в 1937-1938 гг. на сравнительно небольшом Северном флоте было уволено по политическим мотивам не менее 219 человек, что составляло 20% командно-начальствующего состава флота. Были арестованы семь из восьми уволенных военнослужащих данной категории: флагман 1 -го ранга - 1, комбриг - 1, капитан 1-го ранга - 2, бригадный комиссар - 2, бригинтендант - 1. Шесть из семи арестованных представителей высшего состава были осуждены: к ВМН - 4 человека (флагман 1 -го ранга К.И. Душенов, капитан 1-го ранга К.Н. Грибоедов, бригадный комиссар П.П. Байрачный, бригадный интендант П.А. Щетинин), к длительным срокам заключения в ИТЛ - 2 человека (бригадный комиссар П.М. Клипп, капитан 1 ранга П.С. Смирнов). Был арестован, но затем освобожден комбриг П.И. Лаковников.

Репрессиям подверглась значительная часть старшего командно-начальствующего состава (99 чел.). Наиболее пострадали от увольнений категории командного и технического состава. В ходе арестов флот лишился: командиров кораблей и ПЛ - 7, их помощников - 5, командиров секторов кораблей и ПЛ, механиков - 12.

Кадровый состав флота после волны политических репрессий претерпел качественные изменения. Многие молодые командиры заняли должности на 1 -2 ступени выше, при этом не проявляя достаточного усердия и примерности в службе. Командир Охраны водного района В.И. Платонов на совещании 1 февраля 1940 г. возмущался, что некоторые командиры дивизионов не являются примером, не учат командиров кораблей: «Это звено выпало из ответственности, например: лодка погибла, а командир дивизиона ушел в академию. Кадровый состав не работает над собой»10.

В результате арестов и увольнений по политическим причинам, многие структурные единицы СФ оказались фактически обезглавленными. Ущерб, нанесенный репрессиями корпусу командно-начальствующих кадров флота, не мог не сказаться на состоянии его боеспособности. Несмотря на постепенно увеличивающееся количество кораблей, вооружения и техники, уровень боеспособности сил СФ снижался весь период репрессий. Последствия репрессий, которые активно проявились в период Советско-Финской войны, оказались труднопреодолимы. Анализ содержания архивных документов о боевых действиях флота в 1939-1940 гг. показывает, что Северный флот оказался не готовым даже к локальной войне, в которой ему отводилась вспомогательная роль.

10 РГА ВМФ. Ф. Р-2191. Оп. 1. Д. 2. Л. 12.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.