Научная статья на тему 'О социокультурных и политических факторах возникновения скаутских организаций в России'

О социокультурных и политических факторах возникновения скаутских организаций в России Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
96
25
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Логинов Сергей Павлович

В статье рассматриваются предпосылки появления и начало деятельности скаутского движения в России в начале XX в. Объясняются причины популярности движения, основанного на методике длительной игры, демонстрируется заинтересованность государства в развитии скаутского движения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «О социокультурных и политических факторах возникновения скаутских организаций в России»

С. П. Логинов

о социокультурных и политических факторах возникновения скаутских организаций в россии

В статье рассматриваются предпосылки появления и начало деятельности скаутского движения в России в начале ХХ в. Объясняются причины популярности движения, основанного на методике «длительной игры», демонстрируется заинтересованность государства в развитии скаутского движения.

В конце XIX — начале XX в. Россия вступила в полосу ускорения модернизации. При «догоняющем типе развития» России и ориентации ее правящих верхов на западноевропейские образцы модернизация по своей сути должна была приобрести либерально-демократический характер, охватить экономическую, политическую, социальную, образовательную сферы жизни. Речь шла о необходимости решения общецивилизационных задач, в том числе и преодоления социально-культурного разрыва внутри общества, приобщения трудящихся к образованию и культуре.

Манифест 17 октября 1905 г. и основные законы (апрель 1906 г.) зафиксировали существенные изменения в государственном строе, породили надежды на формирование гражданского общества и правового государства.

В связи с этим в послереволюционное десятилетие шел поиск путей формирования гражданского общества, понимаемого как совокупность индивидуумов, добровольно объединяющихся в ассоциации и союзы для выражения и защиты своих интересов.

В преддверии ключевых изменений или, скорее, веры в их возможность и необходимость в российском обществе особое значение приобретала проблема формирования новой личности.

В среде прогрессивной и просвещенной части общества вызывали неудовлетворение результаты работы школы. Значительная часть учащихся в период революционных событий 1905 г. оказалась на поводу у радикальных сил. Учитель переставал быть авторитетом и примером для обучаемых.

Еще большую озабоченность вызывала духовная опустошенность и физическая истощенность крестьянских детей, детей рабочих, начинавших систематически трудиться с раннего возраста. Реформируемое российское общество все более осознавало потребность в воспитании активных, деятельных, образованных граждан. На основе достижений естественных и гуманитарных наук складывались новые концепции обучения и воспитания подрастающего поколения. Важная роль в достижении новых целей воспитания детей и подростков отводилась совместной деятельности детей и взрослых в рамках самодеятельных объединений, призванных приобщить юных граждан к общечеловеческим ценностям на основе практического участия в общественно-полезной жизни и совершенствования, самовоспитания человеческой личности.

На рубеже XIX-XX вв. педагогическая интеллигенция исходила из того, что человек является пластическим материалом, годным для творчества; в нем нет натуральных качеств, он весь погружен в культуру и формируется целенаправленными влияниями среды, общества, науки. А по мере разочарования в возможнос-

тях улучшения жизни во взрослом мире сосредоточивались на детях: с ними, не испорченными жизнью и доступными новым методам, можно все начать сначала. «"Наука о детях" в ее философских и прикладных, мифологизированных и наукообразных вариантах, "педагогика" как идеология и социальная техника становятся в центр утомленной эпохи»1.

В. М. Бехтерев, например, в «гармоническом развитии тела и духа» отводил главную роль именно воспитанию, а не образованию, хотя подчеркивал необходимость их тесной связи. «Если образование, — писал он, — дает нам человека с эрудицией, то воспитание создает интеллигентную и деятельную личность в лучшем смысле этого слова. Оно лежит в значительной мере в основе того, что известно под названием нравственного облика человека, его характера и воли»2. При этом под воспитанием Бехтерев понимал «создание привычек вообще, привычек в сфере физической, нравственной и умственной»3.

Популярна была в предреволюционные годы и идея трудовой школы, также трактуемая и воплощаемая в практике далеко неоднозначно. Профессор Академии художеств Н. Е. Румянцев, в частности, отмечал, что учительские съезды проходят «под знаком реформы народной школы в духе трудового воспитания», означающей постепенный переход от прежней словесной школы к ориентируемой на пробуждение творческих сил, инициативы, предприимчивости, воли, характера, развития всех способностей учеников, знакомящей с основами изобразительного искусства, дающей уроки рисования, музыки, танцев и т. д.4

Идея приобщения к основам общероссийской национальной культуры как ступени общечеловеческой исходила из особого самосознания художественной культуры с ее обостренным пониманием своей социальной миссии. Искусство «такая же потребность для человека, — был убежден Ф. М. Достоевский, — как есть и пить. Потребность красоты и творчества, воплощающего ее, — неразлучна с человеком, и без нее человек, может быть, не захотел бы жить на свете»5. На русскую литературу, искусство, историю словесности возлагались надежды как на эффективное средство эстетического и гражданского воспитания.

Педагоги-новаторы создавали новый воспитательный опыт в «опытных станциях», «новых школах», «детских летних колониях», «трудовых артелях», «майских союзах», «обществах взаимопомощи» и т. п. Формы взаимосвязи с государством и обществом у них были разные. Но этот опыт показал, что детские объединения являются эффективным средством воспитания.

Новые формы работы с подростками стали искать многие социальные институты российского общества — армия и церковь, политические объединения и партии, профессиональные союзы и попечительские фонды, школы и другие учебные заведения.

Создавались системы, в которых взрослый и подросток взаимодействовали в рамках единого педагогического процесса. Российские педагогические новации послужили основой разнообразных детских, подростковых объединений. И на их формирование сильное влияние оказала идея длительной романтической игры в доброго рыцаря, идея воспитания подростка как разведчика будущего — скаута. С идеями и содержанием деятельности скаутов общественность России познакомилась в 1909 г., после перевода на русский язык и издания книги английского полковника Р. Баден-Пауэлла «Scouting for boys» под названием «Юный разведчик».

Историографические работы, анализирующие предпосылки появления скаутского движения в России, стали появляться в исторической науке с 1987 г., накануне возобновления процесса возрождения российского скаутинга6. Первый период российского скаутинга описан в работах современных исследователей: Н. Ф. Басова, В. А. Кудинова, Ю. В. Кудряшова, Т. И. Кузнецовой, Е. П. Пупковой, М. В. Фурс, В. Г. Яковлева, В. И. Николаева. Ими были уточнены даты событий, их последовательность, хронология, содержание документов, динамика развития скаутинга на территории страны.

Р. Баден-Пауэлл осуществил свою гениальную догадку — соединив детей и взрослых в одной организации в процессе общего дела, общей длительной игры в разведчиков, пионеров нового общества, общего дела в стремлении быть полезными другим людям и обществу в целом.

И до Баден-Пауэлла взрослые создавали педагогические системы весьма эффективные для своего времени, но все они совпадали в главном: отношения взрослого и ребенка строились как отношения педагога и воспитанника, ребенок рассматривался как объект воспитания, объект воздействия взрослого.

У Баден-Пауэлла отношения между взрослыми и детьми строились как равноправные отношения, где взрослый и ребенок играли каждый свою роль, ребенок добровольно соглашался с мнением и ролью взрослого как старшего товарища, более знающего, более умелого. Взрослый вел за собой младшего.

Так в скаутской организации был отчасти преодолен антагонизм между отцами и детьми.

Баден-Пауэлл уловил стремление детей, подростков к неформальному общению, их желание объединиться между собой для реализации своих потребностей и интересов — к совместному времяпрепровождению, совместной игре, совместной деятельности.

В этих неформальных объединениях ребенок реализовывал себя, свое стремление к взрослости, к самоутверждению.

Универсальность скаутинга в его саморазвитии. Он объединил подростков, молодежь и взрослых различных религиозных конфессий, различных рас и этносов, не только католической Европы, но и православных народов, мусульманского мира в одну организацию. Была создана принципиально новая общественная молодежная организация, вобравшая в себя то лучшее, что накопило человечество к началу XX в.

В глазах военных привлекательность скаутинга как воспитательной системы допризывной военной подготовки доказал Р. Баден-Пауэлл. Военные разных стран, видя ее практическую полезность, прикладной характер, приняли его систему.

Основная цель скаутинга — перевоспитание подрастающего поколения и создание будущих граждан, сильных телом, умом и волей.

Поражение России в русско-японской войне привлекло внимание общественности и власти к поиску его причин. Среди прочих немаловажных было плохое физическое состояние солдат, слабая допризывная подготовка. О слабой физической подготовке русской нации свидетельствовало и поражение России в V олимпиаде в Стокгольме (1912 г.) — 17 место из 21.

Поэтому высшее руководство страны посчитало, что использование системы «скаутинг» — воспитания «юных разведчиков» способствовало бы качественной допризывной подготовке.

В декабре 1912 г. во главе дела физического воспитания подрастающего поколения допризывной подготовки царем был поставлен армейский генерал-майор В. Н. Воейков. Ему было поручено «общее наблюдение за постановкой дела физического развития подрастающего поколения ... принятие мер к объединению деятельности для частных учреждений и обществ, преследующих цели физического развития с правом докладов царю». На эту работу выделялось немало средств: в 1916 г. — 800 тысяч рублей, в январе 1917 г. — 200 тысяч. Продолжало финансирование и Временное правительство — в марте 1917 г. было выделено на эти цели более 100 тысяч рублей золотом7.

Девиз скаутов: «Будь готов!» и ответ «Всегда готов!». Активная жизненная позиция подкреплялась целой программой практической подготовки. Она включала в себя гимнастику, гигиену, оказание медицинской помощи, изучение военного дела, умение ориентироваться на местности, туризм, знание практических сведений из области электротехники, фотодела, садоводства, пчеловодства, столярного и поварского дела. Система взаимоотношений со сверстниками формировала внутреннюю дисциплину и привычку к ней. Подросток добровольно брал на себя обязательства, скреплял их торжественным обещанием.

Толчком к широкому распространению скаутинга послужила Первая мировая война. 1 августа 1914 г. Россия включилась в нее, и общество остро востребовало те качества, которые формировались в скаутских отрядах.

Не прошло и месяца, как в Петрограде было создано «Общество содействия мальчикам разведчикам» — «Русский скаут». Его возглавил военный — вице-адмирал И. Ф. Бострем, а вице-председателем стал О. И. Пантюхов. При этом свой отряд он прикомандировал к «Обществу», отряд стал называться 1-м Петроградским отрядом юных разведчиков. В Москве возникло аналогичное «Общество организации юных разведчиков» под покровительством великой княгини Елизаветы Федоровны.

При «Обществе» вначале действовал один отряд — московский отряд скаутов. Его возглавил В. А. Попов, редактор приключенческого журнала «Вокруг света».

Понятно, что все это вызвало публикации в печати, статьи, увлекательно повествующие о скаутской дисциплине, о чести скаутов, братстве, которые привлекли внимание во многих городах. Форменная оригинальная одежда скаутов, значки, символы, аксельбанты, горн, барабан, посохи и косынки (галстуки), «тайные знаки» — все это воспринималось как увлекательная игра, а не скучные, серьезные занятия, следовательно, привлекало к участию в организации.

Распространение отрядов по стране в 1914-1915 гг. позволяет говорить о начале массового движения.

26-30 декабря 1915 г. в Петрограде состоялся «Первый Всероссийский съезд инструкторов и лиц, интересующихся скаутизмом». К нему было привлечено внимание и общества, и властных структур: среди 50 делегатов была сестра императрицы Великая Княгиня Елизавета Федоровна. Николай II пожелал успеха развитию скаутизма в России.

К концу 1916 — началу 1917 г. скаутские отряды, по свидетельству В. А. Куди-нова, были не менее чем в 143 городах России и насчитывали около 50 000 человек8. Однако архивные материалы Курской губернии позволяют говорить о цифре не менее чем 174 города на данный период9. Учитывая недостаточную изученность

проблемы, можно предположить, что при исследовании архивных источников на местах откроются другие данные о быстром распространении движения в данный период.

Таким образом, можно утверждать, что скаутинг как продукт западной культуры, смог привиться на российской почве именно благодаря социально-экономическим и политическим условиям, сложившимся в нашей стране в начале ХХ в. Воспитатели и воспитуемые смогли объединиться вокруг общего дела и взаимодействовать в процессе общественной деятельности, что было новацией в тогдашней педагогике. Государство же нуждалось в действенной системе допризывной военной подготовки. «Первый Всероссийский съезд инструкторов и лиц, интересующихся скаутизмом» продекларировал создание всероссийской организации, что говорит о появлении к 1915 г. организационно-правовых основ существования национальной организации скаутов, а количество членов движения к концу 1916 г. подтверждает ее фактическое существование.

Примечания

1 См.: Эткинд А. Эрос невозможного: История психоанализа в России. СПб.: Изд. дом «Медуза», 1993. С. 49.

2 Бехтерев В. М. Вопросы общественного воспитания. М., 1910. С. 8.

3 Там же. С. 10.

4 См.: Никольская А. А. Отечественная педагогическая мысль накануне Октября 1917 г. // Педагогика. 1996. №> 2. С. 93.

5 Цит. по: Искусство и педагогика / Л. К. Гришанов, Г. С. Соколов, И. Я. Цвик и др. Кишинев: Штиинца, 1980. С. 13.

6 См.: Захожий В. М., Лебединский В. В. Международное юношеское и детское движение // ВКШ при ЦК ВЛКСМ. М., 1987.

7 Государственный Архив Российской Федерации. Ф. 3. Оп. 1. Д. 3. Л. 15, 16.

8 См.: Кудинов В. А. Большие заботы маленьких граждан. М.: Мол. гвардия, 1990. С. 7.

9 Государственный Архив Курской области. Ф. Р-328. Оп. 1. Д. 225. Л. 117 об.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.