Научная статья на тему 'О соотношении понятий «Публичное регулирование», «Публичное управление» и «Публичная власть»'

О соотношении понятий «Публичное регулирование», «Публичное управление» и «Публичная власть» Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
5433
556
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Власть / публичное регулирование / Публичное управление / публичная власть / Общественные отношения / Право / authority / Public regulation / public management / public authority / public relations / Law

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Усманова Резида Минияровна

<i>В статье раскрывается понятие «публичное регулирование», «публичное управление» и «публичная власть», анализируется соотношение и значение этих понятий. Автор считает, что публичное управление, является формой проявления публичной власти, а публичное регулирование в свою очередь функцией публичного управления и средством публичной власти.</i>

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

<i>The article reveals the concepts «public regulation», «public management» and «public authority», also correlation and meaning of these concepts is analyzed. The author supposes that public management is the form of manifestation of public authority, and public regulation in turn is a form of function of public management and means of the public power.</i>

Текст научной работы на тему «О соотношении понятий «Публичное регулирование», «Публичное управление» и «Публичная власть»»

УДК 342.55

Усманова Резида Минияровна

кандидат юридических наук, доцент, декан юридического факультета Стерлитамакского филиала Башкирского государственного университета тел.: (917) 756-05-93

О СООТНОШЕНИИ ПОНЯТИЙ «ПУБЛИЧНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ», «ПУБЛИЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ»

И «ПУБЛИЧНАЯ ВЛАСТЬ»

Usmanova Rezida Miniyarovna

Candidate of Law, associate professor, dean of the faculty of law, Sterlitamak affiliate of Bashkir State University tel.: (917) 756-05-93

ON CORRELATION OF CONCEPTS «PUBLIC REGULATION», «PUBLIC MANAGEMENT» AND «PUBLIC AUTHORITY»

Аннотация:

В статье раскрывается понятие «публичное регулирование», «публичное управление» и «публичная власть», анализируется соотношение и значение этих понятий. Автор считает, что публичное управление, является формой проявления публичной власти, а публичное регулирование в свою очередь функцией публичного управления и средством публичной власти.

Ключевые слова:

власть, публичное регулирование, публичное управление, публичная власть, общественные отношения, право.

The summary:

The article reveals the concepts «public regulation», «public management» and «public authority», also correlation and meaning of these concepts is analyzed. The author supposes that public management is the form of manifestation of public authority, and public regulation in turn is a form of function of public management and means of the public power.

Keywords:

authority, public regulation, public management, public authority, public relations, law.

В юридической литературе термин «публичное регулирование» не получил своего распространения. Учеными рассматривались «правовое регулирование», «государственное регулирование», «нормативное регулирование», «индивидуальное регулирование», «социальное регулирование», «государственно-правовое регулирование», «законодательное регулирование», «локальное правовое регулирование», «публично-правовое регулирование», «частноправовое регулирование».

Видимо, это связано с тем, что отечественное правоведение удовлетворялось правовым и государственно-правовым регулированием (что по сути отождествлялось). Особая роль при этом отводилась государственной власти и государству как монополисту в сфере правотворчества. Однако в современных экономических условиях демократии и гражданского общества, помимо государственной власти, различается муниципальная власть, институты прямой демократии, политические партии и общественные объединения, которые выполняют возложенные на них публичные функции.

В настоящее время ряд ученых рассматривают понятие «публичное регулирование» через публичное управление [1, с. 38-41]. Так, В.Е. Чиркин пишет: «Публичное управление - это нормотворческая, распорядительная, контрольная, организационная и иная деятельность. Она осуществляется на основе установленных норм, правил, процедур» [1, с. 41]. Другие, не рассматривая в общем смысле данное понятие, прибегают сразу к рассмотрению публичного права и связанного с ним публично-правового регулирования. «Природу публично-правового регулирования нельзя понять без современных представлений о динамике публичного права», - замечает Ю.А. Тихомиров [2, с. 4].

Как известно, общество поддерживает стабильность своей жизни двумя основными средствами: властным управлением и нормативным регулированием. Нормативное регу-

лирование - особая форма деятельности общества, направленная на создание, реализацию и обеспечение различного рода общих правил (норм) поведения людей с целью упорядочения их отношений и достижения стабильности в обществе.

П.Е. Недбайло пишет: «Любое нормативное регулирование состоит в установлении определенных правил и организации их соблюдения. Таким путем вносится известное единство и определенность в социальную жизнь, оказывается на нее воздействие» [3, с. 88]. Однако, как было сказано выше, стабильность в обществе поддерживается и властным управлением. С помощью власти деятельность различных субъектов направляется на достижение общих целей. С помощью нормативного регулирования согласовываются (упорядочиваются) отношения между ними. Как правильно отмечает Ю.А. Тихомиров, «власть выступает основным средством социального регулирования общественных отношений» [4, с. 25]. Следовательно, категория «публичное регулирование» может быть рассмотрена нами через категорию публичной власти.

В научной литературе отсутствует общепризнанное, универсальное понимание власти. Верно отмечает И.А. Азовкин: «...трудно найти другое понятие, которое толковалось бы столь различно» [5, с. 11]. Е.А. Юртаева рассматривает власть в различных ипостасях: 1) власть как способ формирования органов власти; 2) власть как форма осуществления политической деятельности; 3) власть как критерий для разграничения методов правового регулирования (публично-правовой, частноправовой) [6, с. 12].

Власть - это такой тип коммуникации внутри формальной организации, которому участник организации согласен подчиняться, иначе говоря, такой, которому он согласен дать право определять то, что он должен делать по отношению к организации. Согласно этому определению, у власти два аспекта. Первый, субъективный аспект связан с тем, что человек соглашается признать данный тип коммуникации (порядка). Как пишет Ж.-П. Жакке, «Власть, чтобы сохранять, должна покоиться на согласии управляемых; если такого согласия не имеется, то власть, основанная исключительно на силе, не может надеяться на длительный срок существования. Это согласие может быть приобретено путем обращения либо к вере, либо к участию граждан» [7, с. 51].

Второй, объективный аспект связан с теми особенностями коммуникации, которые побуждают человека признать ее властью.

При этом в современном государстве власть не сводится к принуждению. Государственная власть существует наряду с господством иных субъектов. Осуществление государственно-властных прерогатив уже перестает быть исключительно монополией самого государства. Передача власти компетентным формам, аппаратам, осуществляющим власть в публичном секторе, составляет целевое назначение государственной власти [8, с. 307-308].

Власть формируется и внутри различных социальных объединений, в разнообразных социальных отношениях, т. е. существуют уровни власти, носителями их являются государство, общественные органы, негосударственные органы. Ранее на основе того, чьи интересы выражает власть, выделяли власть общенародную, классовую. В современных условиях на основе частных и публичных интересов различается публичная и частная власть, соответственно функционирование власти осуществляется на двух уровнях социальной структуры общества: публичном и частном. Частный уровень действует в малых группах, публичный же включает в себя государственную власть и корпоративную власть. На публичном уровне различается и муниципальная публичная власть местного сообщества.

Среди ученых было выработано несколько подходов к определению публичной власти. Так, ряд ученых отождествляет публичную власть и общественную власть [9, с. 161]. Л.А. Григорян писал, что термин «публичная власть» означает всего лишь «общественная власть». А общественная власть существует во всяком обществе» [10, с. 16-21]. М.И. Бай-

тин утверждает, что «политическая, государственная власть представляет собой разновидность общественной, публичной власти» [11, с. 134]. Л.И. Каск заявляет, что «публичной властью» являлась и власть в родовом обществе. Равным образом можно назвать власть при государственной организации «общественной властью...» [12, с. 27].

Другой подход связан с тем, что публичная власть является синонимом государственной и политической власти. В свое время В.Ф. Сиренко отождествлял публичную власть и государственную и называл ее государственной публичной властью [13, с. 69-70]. И.М. Степашин писал: «Публичная, т. е. политически организованная власть, есть власть господствующего класса...» [14, с. 84]. А.И. Ким утверждал: «...Общественная и публичная власть не тождественны; тождественны же публичная и государственная власти, порожденные политическими отношениями» [15, с. 65].

Однако в отличие от государственной власти, задача публичной власти заключается не в том, чтобы регулировать все и вся, а в том, чтобы наилучшим образом соединить управление «сверху» с саморегулированием «снизу».

В советский период понятие публичной власти не несло особой смысловой нагрузки. Одним и практически единственным социально значимым видом власти в обществе являлась государственная власть. Государственная власть рассматривалась и как основное средство упорядочивания общественных отношений, и как инструмент формирования нового общества. В научной литературе советского периода выделялась общественная власть первобытного общества, которая воспринималась как некий давно утраченный идеал, но при построении нового общества некоторые принципы действия такой власти могут быть использованы. Другие виды власти какой-либо заметной роли в общественной жизни не играли и соответственно не являлись предметом научного анализа. Те виды власти, которые в соответствии с современными воззрениями охватываются понятием публичной власти, включались в состав единой государственной власти. Для глубокого осмысления термина «публичная власть» и отграничения его от смежных просто не было объективных предпосылок.

Как отмечает П.А. Минаков, после принятия Конституции РФ термин «публичная власть» стал употребляться в качестве родового, обобщающего понятия, объединяющего понятия «государственная власть РФ», государственная власть субъектов РФ» и «местное самоуправление» [16, с. 5].

В современной научной литературе отсутствует единообразное понимание природы публичной власти.

В.Е. Чиркин публичную власть рассматривает через понятие территориального публичного коллектива как особого вида объединения народа или его части, отличающегося особыми формами образования, высокой степенью централизации в пределах своей территории, особым характером связей между его членами и специфическими свойствами принуждения, которые имеют публично-властный характер [17, с. 20]. Именно в таком коллективе и возникает публичная власть. Отношения здесь регулируются и правовыми нормами, и нормами морали, обычаями и традициями. Однако, по мнению В.Е. Чиркина, приоритет имеют правовые: «именно правовыми нормами определяются основы жизнедеятельности территориального коллектива и предусматривается наказание за их нарушение» [17, с. 24]. В.Ф. Халипов дает следующее определение: «Публичная власть -власть (в присутствии публики), открытая народу и его суждениям, общественная по характеру, не частная, вовлекающая в управление широкие круги населения» [18, с. 134].

А.А. Югов считает, что публичная власть «...есть система всеобщего участия населения в решении совместных дел» [19, с. 12]. Он дает следующие характеристики публичной власти. «Публичная власть - это всякая политическая власть, осуществляемая гражданами в

коллективных формах... Публичная власть - это особая и самостоятельная власть, не совпадающая по своему содержанию и объему с властью государственной. <...> В известном смысле, публичная власть, когда мы понимаем ее как власть народа в целом, есть высшая форма власти [19, с. 52-53]. По сути, А.А. Югов отождествляет народовластие и публичную власть. Он пишет: «В наиболее укрупненном виде система власти российского народа (публичной власти) представляет собой триаду: 1) субъекты публичной власти; 2) объекты публичной власти; 3) механизм публичной власти» [19, с. 60]. В качестве субъектов публичной власти автор выделяет российский народ в целом, избирательный корпус, государство и его органы, муниципальные образования и органы местного самоуправления, граждан в личном качестве, группы избирателей, территориальные коллективы граждан, общественные объединения. Объектами публичной власти названы такие общественные явления, как человек и его различные социальные, политические и правовые модусы; группы людей, сферы общественной жизни [19, с. 69]. Механизм публичной власти составляют: состояние власти, форма власти, вид власти, структура власти, инфраструктура власти, организационно-правовые способы реализации власти.

Публичная власть имеет свою форму проявления - управление. Однако в юридической литературе по этому поводу нет единства мнений.

Так, одни ученые полагают, что управление есть процесс реализации власти, ее динамика [20, с. 15]. «Управленческий процесс представляет собой осуществление публичной власти», - пишет В.Е. Чиркин [21, с. 52]. Другие считают, что управление является более широким понятием, чем власть, которая является особой формой, средством управления людьми [22, с. 38-45]. В свое время В.М Горшенев писал, что «термин «управление» в качестве содержательного элемента предполагает способность властвования» [23, с. 11]. По мнению Р. Иеринга, управление - свободное преследование цели средствами общества в границах, установленных нормами [24, с. 218]. Третьи рассматривают власть не просто как средство управления, но и его непременным условием. Управление как процесс упорядочения и согласования поведения людей невозможно без преобладания чьей-то руководящей воли, будь то воля большинства либо того, кто лучше аргументирует свое решение [25, с. 46]. А.А. Югов отмечает, что публичная власть есть процесс влияния, управления, воздействия на поведение индивидов [26, с. 60].

Выделенные позиции по рассматриваемому вопросу не являются взаимоисключающими. «Несмотря на кажущуюся разноречивость названных позиций, думается, что каждая из них объективно оправдана. Категория власти настолько многопланова, что с равным основанием может быть рассматриваема и как предпосылка управления или самоуправление, и как способность к подчинению или само подчинение. Дело лишь в том, с какой точки зрения... подходить к уяснению данной проблемы» [27, с. 9].

В целом, соглашаясь с мнениями указанных авторов, считаем, что управление как внешнее проявление власти связано с наличием организационных средств и соответствующих методов осуществления власти. Для публичного управления в качестве организационных средств выступают система публичных органов, а в качестве методов -убеждение, принуждение и поощрение. Однако все это, как справедливо отмечал

В.М. Горшенев: «..еще не может придать обществу необходимой организованности. Предпосылки организованности создаются тогда, когда, например, средства и методы власти облекаются в соответствующую нормативную форму, которая непосредственно создает определенность во взаимоотношениях между властвующими и подвластными и обеспечивает организованность различных социальных связей как по горизонтали, так и по вертикали» [28, с. 12].

Однако нельзя природу управления сводить только к властности. Властность, авторитарность есть одно из наиболее значимых свойств управления, но не исчерпывающее его сути. Более глубинным и существенным в управлении является движение социальных интересов, которое в управлении приобретает целенаправленность и предметность [29, с. 22].

В публичном управлении осуществляется практическое и прямое регулирование, при котором та или иная социальная норма не только провозглашается, признается и утверждается, но и на самом деле претворяется в жизнь, применяется при решении обозначенных целей, как бы опредмечивается. При публичном управлении оказывается воздействие, и специфика такого воздействия в целеполагающих, организующих, регулирующих свойствах публичной власти. Воздействие может выражаться в предписаниях определенных действий. Эти предписания могут быть более общими или менее общими, но все они имеют одну общую черту: предписания заключают в себе момент принудительности. Одни действия они запрещают, другие провозглашают обязательными, третьи позволяют или разрешают [30, с. 13], но все они регламентируют социальные связи.

Как было сказано, все явления общественной жизни требуют регулирования, именно в регулировании проявляется свойство управления как особой ее функции. Важной характеристикой управления и регулирования выступает то, что с помощью определенных усилий прямо или косвенно регулируемые процессы направляются в русло имеющихся норм. Главным условие эффективности публичного управления - познание объективного, раскрытие его внутренних зависимостей и механизмов, учет многообразия элементов и закономерностей, а также построение на основе объективного соответствующих целей, функций и структур публичного управления.

В качестве объективных основ следует различать природно-географические условия. Природные свойства территории, на которой проживает народ, подсказывают им формы общественной жизни, например, родятся свои мифы, традиции и обычаи. Следующей объективной основой являются естественные общественные условия, которые сформировались в результате длительного взаимодействия человека и природы. В своих исследованиях Л.Н. Гумилев показал, что ландшафт предопределяет сущность и формы жизнедеятельности соответствующего этноса. Народ на своей территории создает свою культуру, добивается гармонизации природы и своей жизнедеятельности, тем самым он вырабатывает организационные структуры быта и социального общежития, вне соблюдения которых управление приобретает разрушающий характер. Необходимо учитывать все эти особенности. Обычаи, традиции и менталитет - все это важные и объективные свидетельства того, что соответствующими народами найдены и выверены историей адекватные условия их существования и развития, частного и общественного поведения, отражающие своеобразие природы и климата. Третий ряд объективных основ - культурноисторическое наследие, которое создается субъективным фактором. К культурноисторическому наследию относятся общественные формы - вече, община, дума. Субъективные факторы олицетворяют собой создание в действии, определенное слияние мыслительного и практического процессов.

Важно, чтобы в публичном управлении было соотношение интересов и целей народа и интересов и целей самого публичного управления, т. е. интересы народа совпадали с государственными, муниципальными и общественными интересами. Большое значение придается «наложению» и взаимодействию социальных норм, которые, с одной стороны, относятся к субъективным факторам и которыми регулируется публичное управление, с другой. Публичное управление призвано исходить из реального состояния нормативной урегулированности субъективного фактора, объективно оценивать место и роль различ-

ных видов социальных норм и лишь на этой основе вырабатывать и осуществлять свои управляющие воздействия.

Таким образом, публичное регулирование - это упорядочение отношений путем не только официально-властного установления государством, органами местного самоуправления, общественными организациями различных общеобязательных правил, но и с помощью выработанных самим обществом, коллективом граждан и негосударственными органами норм и правил поведения. Во-первых, публичное регулирование, как и управление, представляет собой процесс. Во-вторых, регулирование представляет собой воздействие на поведение людей. Связь регулирующего воздействия нормы на поведение отметил американский психолог Т. Шибутани: «Чем более установились нормы, тем менее вероятно, что люди их осознают» [31, с. 42]. В-третьих, регулирование обусловливает поведение человека по отношению к другим людям во всех сферах своей деятельности. В-четвертых, регулирование носит системный характер. Воздействие на общественные отношения происходит с помощью взаимосвязанных элементов - различных социальных норм.

Публичное регулирование осуществляется посредством функционирования различных видов публичной власти. Вид публичной власти определяется, по мнению П.А. Минакова, соответствующей общностью людей, которая выступает в качестве ее непосредственного, признанного источника [32, с. 75]. Выделяются следующие виды публичной власти: надгосударственная, государственная, муниципальная и публичная власть общественных объединений. Некоторые ученые выделяют корпоративную власть [33, с. 53]. При этом под корпоративной властью понимают власть общественных объединений. Публичная власть каждого из известных видов может осуществляться на различных уровнях, и перечень таких уровней индивидуален для каждого вида власти. Так государственная власть представлена следующими уровнями: 1) федеральной государственной власти; 2) государственной власти субъектов Российской Федерации; 3) государственной власти на местах. Именно на этих уровнях осуществляется регулирование через нормы права. Публичное регулирование соответственно выражается через механизм правового регулирования. Однако отношения регулируются и посредством других социальных регуляторов (политических норм, обычаев и традиций). Так, Федеральный закон «О национально-культурной автономии» от 17 июня 1996 г. [34] среди принципов национально-культурной автономии закрепляет «уважение языка, культуры, традиций и обычаев граждан различных этнических общностей» (ст. 2), в числе прав названо «право следовать национальным традициям и обычаям...» (ст. 4).

Широко использует категорию этнического обычая региональное законодательство. Это связано прежде всего с тем, что именно на данном уровне могут и должны учитываться особенности этнических общностей, проживающих на территории соответствующего субъекта Федерации. Например, Закон Ханты-Мансийского автономного округа «Об общинах коренных малочисленных народов в Ханты-Мансийском автономно округе» от 19 ноября 2001 г. [35] закрепляет возможность решения вопросов внутренней организации общин в соответствии с традициями и обычаями малочисленных народов (п. 2 ст. 2).

В зависимости от территориальных основ местного самоуправления выделяются три уровня муниципальной власти: 1) муниципальная власть в рамках муниципального района; 2) муниципальная власть в рамках городского округа; 3) муниципальная власть в рамках городских и сельских поселений. На этих уровнях преобладает действие правовых норм. Однако, в соответствии со ст. 1 Федерального закона 2003 г. № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», местное самоуправление в Российской Федерации - форма осуществления народом своей власти

исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций. Соответственно на местном уровне в качестве регулятора общественных отношений могут выступать обычаи и традиции. Например, регулирование отношений в казачьих обществах осуществляется на основе традиций казаков. Особая роль отводится на местном уровне и различным политическим институтам.

На уровне публичной власти общественных объединений важная роль отводится их собственным актам. Например, политическая партия руководствуется своими программными заявлениями.

На всех уровнях публичной власти функционируют свои регуляторы. С помощью социальных регуляторов достигаются цели публичного управления.

Таким образом, публичное управление является формой проявления публичной власти, а публичное регулирование в свою очередь функцией публичного управления и средством публичной власти.

Ссылки:

1. Чиркин В.Е. Публичное управление : учебник. М., 2004. 475 с.

2. Тихомиров Ю.А. Публично-правовое регулирование: динамика сфер и методов // Журнал российского права. 2001. № 5. С. 3-12.

3. Недбайло П.Е. Советские социалистические правовые нормы. Львов, 1959. 498 с.

4. Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М., 2001. 355 с.

5. Азовкин И.А. Демократический характер государственной власти в СССР и механизм ее осуществления // Советское государство и право. 1968. № 9. С. 11-16.

6. Гражданин, закон и публичная власть. М., 2005. 368 с.

7. Жакке Ж.-П. Конституционное право и политические институты : учеб. пособие. М., 2002. 365 с.

8. Тихомиров Ю.А. Указ. соч.

9. Конституционное (государственное) право

зарубежных стран : учебник для юрид.

Вузов и факультетов. В 4 т. / Рук. авт. коллектива и отв. ред. Б.А. Страшун. Т. 1. М., 1993. 245 с.

10. Григорян Л.А. Народовластие в СССР. М., 1972. 186 с.

11. Байтин М.И. Государство и политическая власть. Саратов, 1972. 239 с.

12. Каск Л.И. О признаках государства // Правоведение. 1963. № 1. С. 26-37.

13. Сиренко В.Ф. Проблемы интереса в государственном управлении. Киев, 1980. 180 с.

14. Григорян Л.А. Социалистическая государственная власть и представительная форма ее осуществления // Советское государство и право.1960. № 3. С. 84-92.

15. Ким А.И. Государственная власть и народное представительство в СССР. Томск, 1975. 216 с.

16. Минаков П.А. Публичная власть: политологический аспект : монография. Уфа, 2008. 200 с.

17. Чиркин В.Е. Публичная власть. М., 2005. 175 с.

References (transliterated):

1. Chirkin V.E. Publichnoe upravlenie : textbook. M., 2004. 475 p.

2. Tihomirov Y.A. Publichno-pravovoe regulirovanie: dinamika sfer i metodov // Zhurnal rossiyskogo prava. 2001. No. 5. P. 3-12.

3. Nedbaylo P.E. Sovetskie sotsialisticheskie pravovye normy. L'vov, 1959. 498 p.

4. Tihomirov Y.A. Teoriya kompetentsii. M., 2001. 355 p.

5. Azovkin I.A. Demokraticheskiy harakter gosudar-stvennoy vlasti v SSSR i mehanizm ee osushchestvleniya // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. 1968. No. 9. P. 11-16.

6. Grazhdanin, zakon i publichnaya vlast'. M., 2005. 368 p.

7. Jakke J.-P. Konstitutsionnoe pravo i politicheskie instituty : textbook. M., 2002. 365 p.

8. Tihomirov Y.A. Op. cit.

9. Konstitutsionnoe (gosudarstvennoe) pravo za-rubezhnyh stran : textbook for juridical universities and faculties. In 4 vols. / head of collective of authors and executive ed. B.A. Strashun. Vol. 1. M., 1993. 245 p.

10. Grigoryan L.A. Narodovlastie v SSSR. M., 1972. 186 p.

11. Baytin M.I. Gosudarstvo i politicheskaya vlast'. Saratov, 1972. 239 p.

12. Kask L.I. O priznakah gosudarstva // Pravovedenie. 1963. No. 1. P. 26-37.

13. Sirenko V.F. Problemy interesa v gosudarstven-nom upravlenii. Kiev, 1980. 180 p.

14. Grigoryan L.A. Sotsialisticheskaya gosudarstven-naya vlast' i predstavitel'naya forma ee osushchestvleniya // Sovetskoe gosudarstvo i pravo.1960. No. 3. P. 84-92.

15. Kim A.I. Gosudarstvennaya vlast' i narodnoe predstavitel'stvo v SSSR. Tomsk, 1975. 216 p.

16. Minakov P.A. Publichnaya vlast': politologicheskiy aspekt : monograph. Ufa, 2008. 200 p.

17. Chirkin V.E. Publichnaya vlast'. M., 2005. 175 p.

18. Халипов В.Ф. Власть. Основы кратологии. М., 1995. 300 с.

19. Югов А.А. Правовые основы публичной власти

в Российской Федерации : монография.

Екатеринбург, 1999. 124 с.

20. Азовкин И.А. Указ. соч.

21. Чиркин В.Е. Указ. соч.

22. Кейзеров Н.М. Власть и авторитет. Критика буржуазных теорий. М., 1973. 264 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

23. Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М., 1972. 258 с.

24. Иеринг Р. Цель в праве. СПб., 1881. 412 с.

25. Скуратов Ю.И. Система социалистического самоуправления советского народа (проблемы конституционной теории и практики). Свердловск, 1987. 224 с.

26. Югов А.А. Указ. соч.

27. Степанов И.М. Советская государственная власть. М., 1970. 123 с.

28. Азовкин И.А. Указ. соч.

29. Сиренко В.Ф. Указ. соч.

30. Горшенев В.М. Указ. соч.

31. Шибутани Т. Социальная психология. М., 1969. 535 с.

32. Минаков П.А. Указ. соч.

33. Югов А.А. Указ. соч.

34. См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2965.

35. Собрание законодательства Ханты-Мансийского автономного округа. 2001. № 10. Ст. 1232.

18. Halipov V.F. Vlast'. Osnovy kratologii. M., 1995. 300 p.

19. Yugov A.A. Pravovye osnovy publichnoy vlasti v Rossiyskoy Federatsii : monograph. Ekaterinburg, 1999. 124 p.

20. Azovkin I.A. Op. cit.

21. Chirkin V.E. Op. cit.

22. Keyzerov N.M. Vlast' i avtoritet. Kritika burzhuaznyh teoriy. M., 1973. 264 p.

23. Gorshenev V.M. Sposoby i organizatsionnye formy pravovogo regulirovaniya v sotsialistich-eskom obshchestve. M., 1972. 258 p.

24. lering R. Tsel' v prave. SPb., 1881. 412 p.

25. Skuratov Y.I. Sistema sotsialisticheskogo samoupravleniya sovetskogo naroda (problemy konstitutsionnoy teorii i praktiki). Sverdlovsk, 1987. 224 p.

26. Yugov A.A. Op. cit.

27. Stepanov I.M. Sovetskaya gosudarstvennaya vlast'. M., 1970. 123 p.

28. Azovkin I.A. Op. cit.

29. Sirenko V.F. Op. cit.

30. Gorshenev V.M. Op. cit.

31. Shibutani T. Sotsial'naya psihologiya. M., 1969. 535 p.

32. Minakov P.A. Op. cit.

33. Yugov A.A. Op. cit.

34. See: Sobranie zakonodatel'stva Rossiyskoy Fed-eratsii. 1996. No. 25. Art. 2965.

35. Sobranie zakonodatel'stva Hanty-Mansiyskogo avtonomnogo okruga. 2001. No. 10. Art. 1232.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.