Научная статья на тему 'О содержании принципа гуманизма в уголовном законодательстве. Отношение осужденных к наказанию'

О содержании принципа гуманизма в уголовном законодательстве. Отношение осужденных к наказанию Текст научной статьи по специальности «Уголовно-исполнительное право. Пенитенциария»

659
70
Поделиться
Ключевые слова
CONVICTS" ATTITUDE TO THE PENALTY / ПРИНЦИП ГУМАНИЗМА / ОСУЖДЕННЫЙ / СУД / ОТНОШЕНИЕ ОСУЖДЕННЫХ К НАКАЗАНИЮ / АНКЕТИРОВАНИЕ ОСУЖДЕННЫХ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Губенкова Елена Витальевна

Права и свободы личности могут стать реальными лишь при наличии действенного юридического механизма, который обеспечивает реализацию прав осужденных и функционирует в определенном социально-психологическом, экономическом, политическом контексте, усиливающем эффективность правозащитных институтов и всей правовой системы в целом. В этой связи определено, что является содержанием принципа гуманизма в уголовном законодательстве. Кроме того, системно, с позиций уголовного права и криминологии, проанализировано отношение осужденных к наказанию как наиболее точно отражающее внутреннюю нравственную позицию личности во время его отбывания. При написании статьи использован обширный эмпирический материал, в том числе практики омбудсмена в Астраханской области. Библиогр. 11.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Губенкова Елена Витальевна,

Human rights and freedoms may come into reality only when there is an active legal mechanism, which ensures convicts" rights, and functions within the specific social, psychological, economical and political context, which would heighten the efficiency of the legal protective institutions and the legal system as a whole. The given article provides for the principle of humanism of criminal legislation. Moreover, the paper gives an analysis and systematizes the convicts" attitude to the penalty as disclosing the inner state of a personality while being imprisoned. The article is based on the wide range of empiric materials, including the practice of the Ombudsman of the Astrakhan region.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «О содержании принципа гуманизма в уголовном законодательстве. Отношение осужденных к наказанию»

ББК 67.409.13

Е. В. Губенкова

О СОДЕРЖАНИИ ПРИНЦИПА ГУМАНИЗМА В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ.

ОТНОШЕНИЕ ОСУЖДЕННЫХ К НАКАЗАНИЮ

Актуальность темы исследования предопределена произошедшими в последнее десятилетие в Российской Федерации коренными изменениями в экономической, политической и правовой системах, обусловившими появление новых институтов и структур общества и государства, нацеленных, главным образом, на обеспечение строгого соблюдения прав и свобод личности, формирование гражданского общества. Не является исключением и уголовно-исполнительная система (далее - УИС), которая в рамках происходящих преобразований активно реформируется. За короткий отрезок времени проделана грандиозная работа. Между тем ее завершение вряд ли возможно без углубленного изучения ориентиров, исходных, определяющих идей, положений, установок, составляющих нравственную и организационную основу возникновения, развития и функционирования права, - принципов права.

В данном контексте особую остроту приобретает исследование курса, направленного на гуманизацию исполнения всех видов наказаний. Действительно, принцип гуманизма закрепляет отношение к человеку как к высшей ценности, не исключая при этом личность осужденного, раскрывает одну из главных особенностей права - уважительное отношение к человеку вне зависимости от его социального или иного положения.

Исходный информационный массив исследования составили репрезентативные данные анкетирования: за октябрь - ноябрь 2006 г. - 174 осужденных к лишению свободы в исправительных учреждениях (далее - ИУ) Астраханской области, 96 сотрудников милиции, прокуратуры и суда Астраханской области и Ставропольского края, 111 сотрудников УИС Астраханской области, а также 507 представителей всех возрастных и социальных групп граждан более чем в 14 субъектах Российской Федерации; за ноябрь 2008 г. - 203 гражданина, проживающих на территории Астраханской области.

Раскрывая сущность того или иного понятия, имеют в виду его содержание, т. е. самое главное (сущностное), на чем базируется это понятие. Определяя, что является содержанием принципа гуманизма в уголовном законодательстве, прежде всего необходимо уяснить его нормативное выражение.

Статья 7 Уголовного кодекса РФ (далее - УК РФ) («Принцип гуманизма»), формулируя понятие принципа гуманизма, определяет:

«1. Уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека.

2. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства»

Как видно, в статье не конкретизируется, «в отношении какого круга субъектов действует принцип гуманизма в уголовном праве? В отношении общества, защищаемого силой уголовного закона? В отношении потерпевшего? Или в отношении преступника?» [1, с. 147]. Это позволяет довольно четко выделить два содержательных аспекта (две стороны, два начала) принципа, суть которых сводится к обеспечению безопасности и защите интересов всего общества от преступных посягательств и обеспечению прав лица, совершившего преступление. В интересах строгого соблюдения законности было бы целесообразно столь же четко в законодательном порядке определить и роль судов в реализации принципа гуманизма в УК РФ.

Конституция РФ в ст. 2 закрепила положение, согласно которому человек, его права и свободы являются высшей ценностью, что соответствует сформировавшимся на уровне ООН и Совета Европы стандартам. Уголовный кодекс РФ в качестве приоритетной задачи называет охрану прав и законных интересов человека и гражданина. Государство для этого создает специальные органы, и прежде всего органы суда, прокуратуры, милиции и т. д. Суд, как орган судебной власти, представляет собой совокупность индивидуумов, являющихся государственны-

ми служащими и осуществляющих свою деятельность в соответствии с основными принципами построения и функционирования системы государственной службы, закрепленными в законодательном порядке (Федеральный закон «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27.05.2003 г. № 58-ФЗ [2]). Один из принципов провозглашает приоритет прав и свобод человека и гражданина, их непосредственное действие, обязательственность их признания, соблюдения и защиты. Выделение названного принципа в Законе подчеркивает важность «признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина» для государственных служащих и дает основание предложить обязательность закрепления деятельности суда в легальной дефиниции принципа гуманизма в УК РФ.

В этой связи уместным будет привести оценку роли суда в работе «Право и справедливость» известного русского правоведа С. А. Муромцева: «Формальная теория проводит резкую границу между законом и судом: закон творит, суд осуществляет волю законодателя. Но в здоровой государственной жизни суд творит так же, как и законодатель, только при помощи иных приемов. ... Судья - законодатель, судья - проводник в жизнь тех начал, которые сознание общества объявляет справедливыми и естественными» [3, с. 258-259].

Это тем более важно, что в ряде случаев законодатель определяет суд не только как орган, осуществляющий правосудие (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ), в том числе по уголовному делу (ч. 1 ст. 8 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее - УПК РФ), назначающий наказание и иные меры уголовно-правового характера (ч. 1 ст. 43 УК РФ, ч. 1 ст. 97 УК РФ), но и как орган, запрещающий осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья (ст. 9 УПК РФ), как контролирующий орган (ст. 20 Уголовно-исполнительного кодекса РФ (далее - УИК РФ). Важным направлением развития защиты прав осужденных является усиление средств охраны и защиты, к которым относятся средства, предусмотренные ст. 46 Конституции РФ, такие как судебная защита нарушенных прав, в том числе путем обращения в Европейский Суд по правам человека (далее -ЕСПЧ). В зависимости от характера нарушаемого права защита может осуществляться в порядке уголовного, административного, гражданского и конституционного судопроизводства. И это не случайно, ибо применение судебного, а не административного порядка обжалования действий и решений должностных лиц и государственных органов в большей степени гарантирует соблюдение интересов, в особенности, если дело касается осужденных к лишению свободы как одной из наименее защищенных в настоящее время категорий населения. При этом на первый план вышла часто скрытая связь между конституционно-правовым смыслом уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства и складывающейся или сложившейся судебной практикой.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Это подтверждают и данные проведенного нами опроса граждан. Так, из всего массива опрошенных в 2006 г. (507 респондентов) при ответе на вопрос: «Если совершаются незаконные ограничения прав и свобод осужденных, то какими именно учреждениями и органами?» 14,4 % (73 человека) указали на суд. В 2008 г. (203 респондента), таковых оказалось 24,1 % (49 человек). В ходе опроса 174 осужденных Астраханской области аналогичный ответ дали 36,2 % респондентов (63 осужденных!). Подчеркнем, что, согласно ранжированному списку предложенных вариантов ответов на заданный вопрос, большинство осужденных среди всех учреждений и органов указали на суд (табл.).

Мнение осужденных относительно учреждений и органов, допускающих незаконные ограничения прав и свобод

Учреждения и органы Количественный показатель, %

Колония-поселение 2,3

Воспитательная колония 2,3

Лечебное исправительное учреждение 2,3

Дисциплинарная воинская часть 3,4

Тюрьма 5,2

Судебные приставы-исполнители 6,3

Уголовно-исполнительная инспекция 7,5

Следственный изолятор S,6

Исправительная колония (общего, строгого или особого режима) 12,1

Иное (затруднились ответить) 23,0

Суд 36,2

Приведенные данные убедительно свидетельствуют о восприятии суда преимущественно как карательного органа, нацеленного прежде всего на борьбу с преступностью.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Аналогичный вопрос был задан 96 юристам-профессионалам (работникам милиции, суда и прокуратуры). На суд указали 8,3 % опрошенных. Среди личного состава УИС (опрошено 111 человек), процент составил 25,2 (28 человек). На первый взгляд, в сравнении с предыдущими цифрами, это незначительные показатели, которыми, казалось бы, можно и пренебречь. Но делать этого не следует, учитывая специфику социологических опросов с помощью полузакрытых вопросов. При наличии 11 запрограммированных вариантов ответов указанные цифры, отражающие свободно выраженное мнение, не могут быть признаны ничтожно малыми.

Кроме того, согласно данным общероссийского репрезентативного опроса взрослого населения, проведенного Левада-Центром по заказу Penal Reform International в июле 2007 г., в среднем свыше четырех пятых (81,0 %) опрошенных уверены в том, что российская судебная система часто и очень часто допускает ошибки. Три четверти считают, что страшнее осудить невиновного, чем позволить виновному избежать наказания. Российское правосудие, как полагают респонденты, прежде всего стремится наказать правонарушителя (так считают 38,0 % опрошенных), изолировать его от общества (мнение 28,0 %), устрашить других возможных преступников (17,0 %). Куда менее значим в действиях правосудия такой мотив, как восстановление справедливости (на него указали 19,0 % опрошенных). Между тем для самих россиян он главный. Таково мнение 48,0 % опрошенных. По мнению абсолютного большинства, добиться справедливости простой россиянин может не у себя в стране, а в ЕСПЧ. Таково мнение 60,0 % опрошенных. Среди россиян с высшим образованием и более высокими доходами, жителей крупных и крупнейших городов, включая Москву, эта цифра достигает 66,0-69,0 %. По данным 2006 г., 61,0 % опрошенных россиян не верят в то, что рядовой человек в России может надеяться на справедливый суд («определенно верят» в это 4,0 %, еще 25,0 % - «скорее верят») [4].

Но вернемся к результатам опроса осужденных к лишению свободы в ИУ Астраханской области. Косвенно полученные выше данные подтверждают ответы на другой вопрос: «Соответствует ли назначенный Вам срок наказания совершенному преступлению?». Ответы распределились следующим образом: «Нет» - 49,4 % (77 респондентов из 174); «Да» - 34,6 % (54 респондента); «Затрудняюсь ответить» - 16,0 % (25 респондентов). Предсказуемо выглядят ответы граждан на вопрос: «Действительно ли тяжесть назначенного приговором суда наказания определяется, как правило, тяжестью совершенного преступления с учетом личности виновного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и иных обстоятельств дела?» «Да» ответили 50,0 % (101 респондент), «Затрудняюсь ответить» - 34,7 % (70 респондентов) и «Нет» - лишь 15,3 % (31 респондент). Ведь гарантию собственной защищенности граждане любой социально-демографической группы видят именно в наказании, в том числе в виде лишения свободы. Респонденты, с одной стороны, как будто знают нормы гуманности и даже демонстрируют их в отдельных суждениях, но когда речь заходит об их личной безопасности, высказываются жестко.

Ни в коей мере не подвергая сомнению обоснованность осуждения и соответствие назначенного наказания содеянному, полагаем, что явное преобладание ответов, отражающих несогласие осужденных с назначенным судом сроком наказания, с одной стороны, необходимо воспринимать с большой осторожностью, в силу необъективной оценки ими профессиональной деятельности суда, а с другой - понимать, что полученные результаты отражают распространенное представление осужденных о «некомпетентности судей». Объяснение этому видится в следующем.

Во-первых, оперативные статистические сведения о работе судов общей юрисдикции за 12 месяцев 2009 г. [5] показали, что всего по Российской Федерации за указанный период осуждено к лишению свободы на определенный срок 303 257 лиц (за аналогичный период 2008 г. осуждено 316 044 лица, убыль в % составила 4,0), в том числе по Южному федеральному округу (далее - ЮФО) - 40 400 лиц. В Астраханской области к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений осуждено 1 916 человек (62,2 % от общего числа осужденных к лишению свободы) (справка о работе районных судов Астраханской области по рассмотрению уголовных и гражданских дел за 2007 г.) [6].

За этот период всего по России в вышестоящих инстанциях уголовные дела были пересмотрены с отменой обвинительных приговоров (по числу лиц) в апелляционной инстанции в отношении 3 629 осужденных (за аналогичный период 2008 г.- в отношении 3 686 осужденных, убыль в % составила 1,5), в кассационной инстанции (на действия районных судов) - в отношении 11 050 осужденных (за аналогичный период 2008 г. - в отношении 12 632 осужденных, убыль в % составила 12,5), в надзорной инстанции - 1 435 судебных решений (за аналогичный период 2008 г. - 1 680 судебных решений, убыль в % составила 14,6). В том числе за необоснованное осуждение: в апелляционной инстанции - 170 (за аналогичный период 2008 г. - в отношении 292, убыль в % составила 41,8), в кассационной инстанции - 136 (за аналогичный период 2008 г. -в отношении 221, убыль в % составила 38,5), в надзорной инстанции - 132 (за аналогичный период 2008 г. - в отношении 192, убыль в % составила 31,3) судебных решений. Правильно отмечает И. Л. Петрухин: «Для обвиняемого оправдательный приговор - это подтверждение уже гаснувшей веры в справедливость правосудия и в то же время - тяжелые воспоминания о днях и годах, проведенных за решеткой, о домогательствах и требованиях следователя признать вину, об обысках в жилище, позоре на работе и осложнениях в семье» [7, с. 11].

По ЮФО в вышестоящих инстанциях уголовные дела были пересмотрены с отменой обвинительных приговоров (по числу лиц) в кассационной инстанции (на действия районных судов) в отношении 1 631 осужденного, в надзорной инстанции - 309 судебных решений. В том числе за необоснованное осуждение: в кассационной инстанции - 6, в надзорной инстанции -32 судебных решений.

В Астраханской области, например, за 2005 г., были вынесены оправдательные приговоры 32 лицам, в отношении которых ранее были возбуждены уголовные дела, и в отношении 190 человек уголовные дела были прекращены по реабилитирующим основаниям [8, с. 25]. В 2007 г. оправдательные приговоры вынесены в отношении 40 человек [6]. В первом полугодии 2008 г. постановлено судами области оправдательных приговоров в отношении 21 человека. По сравнению с прошлым годом наблюдается снижение (в первом полугодии 2007 г. вынесено оправдательных приговоров в отношении 31 человека). Наибольшее число отмененных приговоров в отношении лиц, осужденных за убийство - 40 %, по делам о взяточничестве - 40 %, о мошенничестве - 30,5 % (обобщение по изучению причин отмены и изменения приговоров в кассационном и надзорном порядке за первое полугодие 2008 г.) [6].

Во-вторых, по данным Уполномоченного по правам человека в Астраханской области (далее - Уполномоченный) за 2005 г., как и в предыдущие годы, значительное количество обращений в части нарушения права на судебную защиту составляли именно жалобы осужденных на незаконные и несправедливые, по их мнению, обвинительные приговоры суда первой инстанции и кассационные определения суда второй инстанции (количество обращений, касающихся нарушений гражданских (личных) прав, составило в 2005 г. 35,9 % от общего числа поступивших письменных индивидуальных и коллективных обращений (843) (по РФ за 2007 г. таковых было уже 50,1 %), из них 40,8 % составили жалобы на нарушение права на судебную защиту (что в целом соответствует среднероссийскому показателю и за 2007 г. - 35,1 %, и за 2008 г. - 34,8 %) [9].

Так, гражданин П. сообщил Уполномоченному о начале голодовки, протестуя против кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Астраханского суда. В ходе проверки жалобы выяснилось, что приговор, вынесенный судом первой инстанции, был ужесточен: вместо колонии общего режима П. определили отбывать наказание в колонии строгого режима, а также увеличили срок лишения свободы. Данное решение было явно неправомерным, в связи с чем Уполномоченным было направлено ходатайство в прокуратуру. Прокуратура проинформировала Уполномоченного о том, что в Президиум Астраханского областного суда было внесено надзорное представление, оспариваемые судебные постановления были приведены в соответствие с действующим законодательством, гражданин П. переведен в исправительную колонию общего режима (Дело № 02-0195/05) [8, с. 29].

В 2006 г. несогласие с судебным решением было выражено в 118 из 912 письменных обращениях [8, с. 8].

Кроме того, показательно выглядят результаты расчета значений индекса соблюдения прав человека (далее - ИСПЧ) по 8 исследуемым показателям в 83 субъектах РФ по методике количественной оценки степени соблюдения прав человека (за 2005-2008 гг.) в Астраханской области по 6 показателю (роль судебных органов в соблюдении прав человека), где ИСПЧ составил: за 2005 г. - минус 17; за 2006 г. - минус 27,3; за 2007 г. - минус 11; за 2008 г. - минус 16,7 (для сравнения: в Республике Ингушетия ИСПЧ распределился следующим образом: плюс 58; плюс 31,3; плюс 12,5; плюс 50 соответственно) [9].

В-третьих, изучение статистических данных показало, что в Астраханской области за первое полугодие 2008 г., например, приговоры судов были отменены или изменены в кассационной инстанции по следующим основаниям:

- несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела (27,9 %);

- нарушение требований уголовно-процессуального закона (25,8 %);

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

- неправильное применение уголовного закона (44,1 %);

- несоответствие назначенного по приговору наказания тяжести содеянного, личности осужденного и несправедливости приговора (2,0 %) [6].

Здесь необходимо подчеркнуть, что аналогичные цифры приведены в обзоре кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2009 г. Так, отменены и изменены приговоры в отношении 383 осужденных, или 18,0 % от числа лиц, дела в отношении которых были рассмотрены в кассационном порядке. Основания отмены и изменения приговоров:

— неправильное применение уголовного закона - 38,9 %;

— несоответствие назначенного по приговору наказания тяжести совершенного преступления, личности осужденного (несправедливость приговора) - 37,3 %;

— нарушение уголовно-процессуального закона - 16,4 %;

— несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела - 7,0 % [5].

Далее в обзоре отмечается, что анализ кассационной практики показал: в целом количество допускаемых ошибок осталось на прежнем уровне. Несмотря на публикацию обзоров судебной практики, решений по конкретным уголовным делам, пока не удалось добиться существенного снижения количества отмененных и измененных решений. Так, увеличилась доля ошибок, связанных с неправильным применением уголовного закона - примерно 50,0 % (такая тенденция наблюдается последние три года), при этом само уголовное законодательство кардинальным образом в этот период не менялось. Необходимость отмены судебных решений или внесения в них изменений в кассационном порядке часто возникает в связи с невыполнением судами разъяснений, содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации [5].

Кроме того, по данным Ю. В. Саженкова и В. И. Селиверстова, каждый десятый (10,7 %) из 124 экспертов, в числе которых были известные ученые, правозащитники, специалисты ИУ, Федеральной службы исполнения наказаний Минюста России, а также руководители и члены комиссий по вопросам помилования 38 субъектов РФ, в качестве целей института помилования указал на корректировку судебной практики в целом, а каждый шестой (17,8 %) - на исправление судебных ошибок в конкретных случаях [10, с. 30, 61]. По мнению И. Л. Петрухина, «в сфере отправления правосудия, являющегося подсистемой указанной системы (общество и государство - Е. Г.), законодатель требует немедленного достижения целей судопроизводства по каждому судебному делу, но в то же время понимает, что такой абсолютный результат невозможен, и этим объясняется необходимость существования кассационных и надзорных инстанций, исправляющих ошибки следствия и суда первой инстанции» [7, с. 13].

В целях устранения выявленных недостатков предлагается внести изменения в ст. 7 УК РФ, указав, что именно суды, в числе иных органов и учреждений, обеспечивают безопасность человека. Поскольку слишком большая доля осужденных, принявших участие в исследовании, считает, что наказания не заслужили и осуждены несправедливо, то было бы неверным отрицать, что именно недостатки уголовного судопроизводства, стереотипы правоохранительной деятельности, имеющий место консерватизм правоприменителей оказывают определенное влияние на оценку содеянного и личность подсудимого. Конечно, невозможны признание вины и внутреннее согласие с назначенным наказанием всеми без исключения осужденными, но ре-

зультативность достижения целей наказания (ч. 2 ст. 43 УК РФ) зависит от его справедливости, внутреннего принятия виновным необходимости понести наказание за содеянное. Психологически вряд ли возможно убедить человека принять то, что он считает несправедливым и незаслуженным. В деятельности ИУ при реализации положений нормы ч. 1 ст. 1 УИК РФ наиболее результативным является обращение именно к той немалой части осужденных (34,6 %), считающих назначенный судом срок наказания соответствующим совершенному ими деянию. Ведь, по справедливому замечанию В. А. Елеонского, в содержании отношения осужденного к наказанию можно выделить пять элементов (эмпирически проверяемых показателей): переживание наказания; осознание вины в совершенном преступлении и справедливости наказания; понимание социальной сущности наказания; раскаяние в совершенном преступлении; осознание необходимости отбыть наказание [11, с. 39]. Оценка осужденным справедливости (несправедливости) наказания, нередко определяет его дальнейшее поведение. Только справедливое наказание может оказать воспитательное воздействие. Заметим - справедливое в глазах осужденного. В отношении остальных (65,4 %) необходимо индивидуально менять субъективные оценки и деяния, и назначенного наказания, поскольку если не внутреннее согласие, то именно принятие факта осуждения и примененного наказания может повлиять на достижение целей в отношении того или иного осужденного на стадии исполнения наказания, в том числе лишения свободы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Келина С. Г., Кудрявцев В. Н. Принципы советского уголовного права. - М.: Наука, 1988. - 176 с.

2. О системе государственной службы Российской Федерации: Федер. закон от 27.05.2003 г. № 58-ФЗ

(принят ГД ФС РФ 25.04.2003 г.) (ред. от 01.12.2007) // Рос. газ. - 2003. - 31 мая. - № 140.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

3. Муромцев С. Ф. Право и справедливость // Северный вестник. - 1892. - Кн. 2. - С. 258-259.

4. Дубинин Б. Цена жизни и границы права: россияне о смертной казни, российском законе и суде // Вестн. общественного мнения. - 2007. - № 6 (92). - С. 17-24.

5. http://www.cdep.ra/.

6. http://www.regioncourt. astranet.ru/.

7. ПетрухинИ. Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию: моногр. - М.: Проспект, 2009. - 192 с.

8. Доклад Уполномоченного по правам человека в Астраханской области: «О положении с правами человека в Астраханской области в 2005 году». - Астрахань, 2006. - 96 с.

9. http://www.ombudsmanrf.ru/.

10. Саженков Ю. В., Селиверстов В. И. Правовые проблемы помилования в России. - М.: Юриспруденция, 2007. - 168 с.

11. Елеонский В. А. Отношение осужденных к наказанию и вопросы повышения эффективности их исправления в местах лишения свободы. - Рязань, 1976. - 200 с.

Статья поступила в редакцию 7.04.2010

ON THE ISSUE OF THE PRINCIPLE OF HUMANISM IN THE CRIMINAL LEGISLATION.

CONVICTS' ATTITUDE TO THE PENALTY

E. V. Gubenkova

Human rights and freedoms may come into reality only when there is an active legal mechanism, which ensures convicts’ rights, and functions within the specific social, psychological, economical and political context, which would heighten the efficiency of the legal protective institutions and the legal system as a whole. The given article provides for the principle of humanism of criminal legislation. Moreover, the paper gives an analysis and systematizes the convicts' attitude to the penalty as disclosing the inner state of a personality while being imprisoned. The article is based on the wide range of empiric materials, including the practice of the Ombudsman of the Astrakhan region.

Key words: principle of humanism, convict, court, convicts' attitude to the penalty, polling of convicts.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.