Научная статья на тему 'О рассказе В. Набокова "облако, озеро, башня"'

О рассказе В. Набокова "облако, озеро, башня" Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
4349
156
Поделиться

Текст научной работы на тему «О рассказе В. Набокова "облако, озеро, башня"»

О рассказе В. Набокова "Облако, озеро, башия"

И.Е. Карпович Барнаул

Рассказ В. Набокова "Облако, озеро, башня", входящий в сборник "Весна в Фиальте", был написан в 1937 г. Тема рассказа может быть обозначена как "взаимоотношения человека и тоталитарной системы". Это произведение, несомненно, имеет связь с романами "Приглашение на казнь", "Bend Sinister" и рядом рассказов писателя (такими, например, как "Королек", "Истребление тиранов" и др.). Центральный конфликт данных произведений - трагическое противостояние индивидуальности моральному, переходящему в физический, диктату со стороны толпы, большинства. На материале повседневной жизни Набоков показывает, как личность сталкивается с тиранией коллектива, когда "мы" стремится покорить себе "я", столкновение это приобретает апокалипсические размеры.

Главный герой рассказа - Василий Иванович, отмечено, что он является представителем автора: "Один из Моих представителей (здесь и далее курсив наш - К.И.), как-то на благотворительном балу, устроенном эмигрантами из России, выиграл увеселительную поездку" (420) [I]. "Нас с ним всегда поражала эта страшная для души анонимность всех частей пейзажа, невозможность никогда узнать, куда ведет вон тропинка ..." (422). Набоков использует прием, который Г. Левинтон называет "приемом авторского вмешательства", когда в текст "... вмешивается некий "я", чьи оценки демонстративно совпадают с предполагаемыми оценками автора" [2]. Герой рассказа наделяется черта») автора - Набокова: поэтической наблюдательностью, способностью индивидуально воспринимать мир. "Синяя сырость оврага. Воспоминание любви, переодетое

лугом. Перистые облака, вроде небесны борзых" (422). "На западе еще стояло длиннейшее, розовейшее облако, и, пронзая душу, подальше на пути, горел дрожащей звездой фона сквозь медленный дым паровоза" (423). Очевидно, что для героя ценны именно такие отдельные элементы, составляющие окружающий мир, собственные впечатления и переживания.

В первых строках рассказа, где сообщается о герое и предстоящем путешествии, заметно частое употребление автором местоимения "он" (ему, его и глаголов в единственном числе: "он попробовал билет свой продать ... он решил ехать ... купил пояс и фланелевую рубашку ...плохо спал накануне события ... он думал ..." (420). С момента прибытия Василия Ивановича на вокзал и знакомства со спутниками в тексте рассказа начинает столь же часто употребляться слова с семантикой общности, множественности: "... четверо, связанные тем, что служил в одной и той же строительной фирме" (421) "... но уже бешено затикали, вертясь в солнечном кипятке, тысячи буковых стволов ..." (423). Под натиском множественности растворяется единичное, неповторимое. Этот процесс Набоков показывает и при помощи своего излюбленного приема - игры слов в. тексте. Строка из стихотворения Ф.Тютчева "Silentium" предстает в пространстве рассказа в измененном виде, причем автор изменяет ее таким образом, что в стихотворении появляется "мы": "Мысль изреченная есть ложь" (421).

В "мы" связаны и Попутчики героя, кроме того, все они являются своеобразными отражениями друг друга: двое носят одну и ту же фамилию - Шульц, две другие героини наделены одинаковыми именами, очень похожи внешне. Фамилия еще одного попутчика - Шрам. Данное слово может быть прочитано и наоборот: шрам - марш. Оба прочтения говорят о "солдафонстве" героя, кроме то-

го, Шрам выступает в роли своеобразного "политрука", что дана в тексте в пародийном ключе "Еще был темный, с глазами без блеска, молодой человек, по фамилии Шрам, с чем-то неопределенным, бархатно-гнусным, в облике и манерах, все время переводивший разговор на те или другие выгодные стороны экскурсии и дававший первый знак к восхищению: это был, как узналось впоследствии, специальный подогреватель от общества увеспоездок" (421). В роли командира выступает в рассказе "... долговязый блондин в тирольском костюме, загорелый до цвета петушиного гребня. Это был снаряженный обществом вожак ..." (421).

Реалии советской действительности проявляются в тексте и через название мероприятия, в котором принимают участие герои. "Увеспоездка" (увеселительная поездка) - сокращение, характерное для советского новояза. Слово "увеспоездка" может быть прочитано и так: "увес" - увесистая, т.е. тяжелая. И далее при описании поездки в тексте появляются слова с семантикой тяжести: "Перекидывались пудовыми шутками ..." (421). "Василию Ивановичу, как наименее нагруженному, дали нести под мышкой огромный круглый хлеб" (424).

Занятия, которыми развлекаются герои в пути, требуют множества людей, участия всех: игра в скат, совместная трапеза, пение хором. В песне, которую исполняют в пути экскурсанты, часто повторяется слово "вместе" (слово, содержащее семантику множественности). Распростись с пустой тревогой,

Пачку толстую возьми И шагай большой дорогой Вместе с добрыми людьми

Километр за километром Ми - ре - до и до- ре - ми,

Вместе с солнцем, вместе с ветром,

Вместе с добрыми людьми (423).

Интересно, что "добрые люди" из песенки, к которым призы-

вают примкнуть, на самом деле являются разбойниками, что явствует из самого текста. «Палку толстую возьми/ И шагай большой дорогой ..." (422°). Набоков обыгрывает распространенное выражение "разбойник с большой дороги".

Группа экскурсантов постепенно начинает напоминать главному герою «одно сборное многорукое существо, от которого некуда было деваться" (423). Это "существо" требует подчинения себе, полного отказа от собственного "я", что неприемлемо для главного героя рассказа, превыше всего ставящего личную свободу, ценящего индивидуальное, неповторимое.

Накануне экскурсии Василию Ивановичу мнилось, что поездка может сделать его счастливым. И счастье герой находит: оно состоит в согласованности трех главных частей пейзажа, открывшихся его взору. Пейзаж поражает Василия Ивановича своей неповторимостью, единичностью. "Таких, разумеется, видов в средней Европе сколько угодно, но именно, именно этот, по невыразимой и неповторимой согласованности трех его главных частей ... был чем-то таким единственным и родным, и давно обещанным ..." (425). Таким образом, созерцая соединения трех основных составляющих пейзажа (облака, озеро, башни) делает героя счастливым, сочетание неповторимых элементом составляет счастье [3].

Остаться на постоялом дворе, откуда открывается удивительный пейзаж, герою не суждено. Все должны продолжать прогулку. Насильственное продолжение путешествия Василий Иванович называет: "...приглашением на казнь ..." (426). Это упоминание названия одного романов Набокова указывает на сходство рядов мотивов романа и рассказа. Так, в романе "Приглашение на казнь" мы сталкиваемся с целой системой религиозных представлений [4]. Библейские мотивы звучав в финале рассказа, где бытовая история переводится в план бытии а с ГЛАВНЫМ героем поступают почти так же, как с Христа "Придумали между прочим, буравить ему штопором ладонь, по ступню. Почтовый чиновник, побывавший в России, соорудил из палки и ремня кнут, которым стал действовать, как черт, ловко" (426). Заключительные строки рассказа представляют собой воображай разговор Бога - отца (автора) и Бога - сына (героя): "... Очень изменился. Тихо сел, положив на колени руки. Рассказывал. Повторял без конца, что принужден отказаться от должности, умоляя отпустить, говорил, что больше не может, что сил больше нет быть человеком. Я его отпустил, разумеется" (427). Строки наглядно демонстрируют характерное для Набокова представление автора в роли Творца, Создателя по отношению к своим героям и произведениям. Автор творит мир

литературного произведения, населяя его Героями, которые подчиняются его всесильной воле и играют по организуемым им правилам

Примечания:

1. Набоков В. Облако, озеро, башня // Набоков В. Собр. соч. в 4 т. М., 1990. Т.4. Далее в тексте цитаты приводятся по этому изданию с указанием в скобках страницы.

2. См.: Левинтон Г. А, The Importance of Russian или Les allusions perdue» // Владимир Набоков: PRO ET CONTRA. СПб., 1997. С. 316.

3. Герой может быть счастлив, если останется среди неповторимого пейзажа, станет его частью. "Счастье - первоначально "доля, совместное участие". См, этимологию слова "счастье" в кн.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М.. 1987. Т. 3. С. 816.

4. См.: Смирнова Т. Роман В. Набокова "Приглашение на казнь" // Владимир Набоков: PRO ET CONTRA. СПб., 1997. С. 829841.