Научная статья на тему 'О проблеме эффективности юридической ответственности'

О проблеме эффективности юридической ответственности Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
1212
146
Поделиться
Ключевые слова
Юридическая ответственность / эффективность нормотворчества / эффективность правового регулирования / эффективность правоприменительной деятельности

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Иванова Ольга Михайловна,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «О проблеме эффективности юридической ответственности»

Вестник Самарской гуманитарной акалемии. Серия «Право». 2009. № 1 (5)

ОБШЕПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

О ПРОБЛЕМЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

© О. М. Иванова

Иванова Ольга Михайловна

старший преподаватель кафедры теории и истории права и государства филиал

НОУ ВПО «Самарская гуманитарная академия» в г. Тольятти

Понятие эффективности пришло в юриспруденцию из экономических наук. Впервые об эффективности социально-политических институтов общества заговорили в конце XIX века в США [1]. Первоначально ученые занимались эффективностью организаций, затем — государственного и муниципального управления, а уже потом и права.

Эффективность работы общественно-правовых институтов сродни коэффициенту полезного действия в технике. Только если в технике КПД рассчитывается по формуле, подставляя в нец требуемые величины, то об эффективности общественно-правовых институтов можно судить, только проанализировав общественные отношения в целом.

Математические подходы к эффективности юридической ответственности можно использовать только в очень ограниченном круге вопросов. Например, в рамках концепции юридической ответственности за правонарушение, в которой юридическая ответственность сводится только к наказанию, эффективность юридической ответственности можно рассчитать по формуле:

Р

Э = —

Ц

Где Р — результат применения (административных, уголовных и т. д.) наказаний, а Ц — цели их законодательного установления.

Но юридическая ответственность не сводится только к наказанию за правонарушение, и поэтому по данной формуле можно выявить только часть (слагаемое) ее эффективности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Проблема осмысления эффективности юридической ответственности тесно связана с развитием, функционированием и совершенствованием государственной и общественной жизни.

В рамках исследования эффективности юридической ответственности можно выделить: слагаемые эффективности юридической ответственности; факторы, влияющие на слагаемые эффективности юридической ответственности.

К слагаемым относятся: эффективность нормотворчества; эффективность правового регулирования; эффективность правоприменительной деятельности.

К факторам, влияющим на слагаемые, относятся: правосознание и правовая культура населения и правоприменителей; менталитет; доверие власти.

Все слагаемые эффективности взаимосвязаны, но определяющим все-таки остацтся правовое воздействие и состояние права в целом.

Проанализировав общественные отношения, проводя социологические исследования и сравнивая показатели преступности (правонарушае-мости), уровни правовой культуры и правосознания, а также состояние морали, можно в общих чертах иметь представление об эффективности юридической ответственности.

В науке существуют два подхода к определению эффективности. Прежний взгляд на эффективность юридической ответственности предполагал учитывать соотношение заложенной в нормативном велении цели юридической ответственности и результата самого регулирования [2]. А новый подход не говорит о достижении какой-то законодательно смоделированной цели, а утверждает, что следует эффективностью считать бесконфликтное, нормальное состояние жизни общества, трудового коллектива, государства [3]. Бесконфликтность в данном случае означает присутствие упорядоченных правом конфликтов различных правовых интересов — минимальный уровень конфликтности.

Можно сказать, что мера конфликтности в урегулированных нормой права отношениях должна измеряться, с одной стороны, уровнем правонарушений (показатели пассивной конфликтности), а с другой — различного рода показателями активной конфликтности, характеризующими меру активного несогласия людей с положениями закона (забастовки, пикетирования, демонстрации, выступления профсоюзов, обращения граждан с петициями к законодателю с требованиями изменения того или иного положения закона, активность соответствующих лоббистских группировок в парламенте и т. п.).

С. С. Алексеев утверждал, что «эффективность воздействия права на общественные отношения обеспечивается, прежде всего, путем правотворчества...» [4]. Но очевидно, что при помощи институтов непосредственной демократии можно цель нормы права или нормативного право-

вого акта в целом универсализировать, и она будет отвечать и потребностям общества и государства, и потребностям личности.

В законодательстве некоторых зарубежных стран, например, Италии предложена такая форма реакции народа на закон или акт, имеющий юридическую силу, — «народное вето». Оно означает, что конфликт «народ — закон» упорядочен в норме Конституции [5].

Задача законодателя заключается в поиске правовой модели согласования различных социальных интересов, при которой свобода одних лиц в реализации своих интересов не ущемляла бы свободу других.

Правильно найденный и закрепленный законодательно баланс интересов повлияет и на эффективность права, и на эффективность юридической ответственности.

Для эффективности юридической ответственности важно определить, что считать ее «эталоном», «измерителем». Если в качестве «измерителя» эффективности юридической ответственности избираем ценность регулируемых и охраняемых общественных отношений для законодателя и общества, то уровень конфликтности, т. е. нарушений этих норм, приведет нас к искомому результату.

В качестве общего для всех исследований методологического принципа определения эффективности можно предложить ориентацию на выявление показателей конфликтности, характеризующих меру удовлетворения правомерных интересов участников регулируемых отношений [6].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Поскольку мы предполагаем, что в демократическом обществе существуют упорядоченные законодательно конфликты, то нельзя и критерием для оценки эффективности закона считать полное отсутствие каких-либо конфликтов.

Оптимальная степень конфликтности ситуации означает, что существующее правовое регулирование обеспечивает необходимую и достаточную меру свободы в реализации правомерных интересов субъектов социального общения [7].

К сожалению, эффективность как «прикладная» правовая категория сегодня не рассматривается и не просчитывается законотворцами.

Кроме эффективности нормотворчества и правового регулирования на эффективность юридической ответственности и эффективность права влияют правосознание и правовая культура общества.

Правосознание как отношение людей к праву влияет на совершенство законодательства, эффективность работы суда, других правоохранительных органов, на то, насколько граждане страны являются законопослушными, добровольно, строго, точно исполняют нормы права, какие они выдвигают правовые требования.

Отношение к праву и правовым институтам в обществе можно показать, базируясь на социологическом опросе, проводимом ВЦИОМ в июне-июле 2008 года, так на вопрос «Является ли суд эффективным средством защиты прав?» лишь 37 % опрошенных сказали «да», «нет» сказали 40 %, а «затруднились ответить» — 23 % опрошенных [8]. Результат неутешительный.

В результате другого опроса — «Что мешает судам эффективно защищать права граждан?» — ответ «несовершенство законодательства» дали 19 % респондентов.

Правосознание есть совокупность представлений и чувств, выражающих отношение людей к праву и правовым явлениям в общественной жизни. Часто оно переплетается с моральными воззрениями, так как люди оценивают право и правовые явления с точки зрения моральных категорий добра и зла, справедливости и несправедливости, совести, чести и т. д. Правосознание тесно связано с философскими теориями, идеологическими воззрениями, религиозными доктринами, политическими взглядами.

Правосознанию российского общества присущ взгляд на право как на обязательные предписания стоящих на вершине власти людей, право русским народом понимается как средство принудительного осуществления минимального добра. Российскому обществу свойственна подмена правосознания этическими воззрениями, правовой нигилизм, неуважение к праву и закону. Если общественный договор по-европейски — это согласие подданных и власти об обоюдообязательном законе, то общественный договор по-российски — это молчаливый сговор народа и власти об обоюдной безнаказанности при нарушении закона [9].

Правосознание является неотъемлемой частью слагаемых эффективности права и юридической ответственности, но для должного его уровня нужно выяснить не просто общее отношение к праву объективному, но и знание конкретно своих прав, свобод и обязанностей, а также знать, как ими можно воспользоваться. Незнание законов не снимает ответственности — это известно каждому, но каково знание законов в обществе? Пример можно привести, взяв за основу знание закона о правах потребителей, ведь все мы — учителя, чиновники, следователи, военнослужащие, домохозяйки — являемся потребителями.

Социологический опрос проводился на территории Самарской области в феврале-марте 2005 года и в феврале-марте 2007 года областной официальной газетой «Волжская коммуна» и управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Самарской области. Всего было опрошено 1000 человек. Это позволило сравнить результаты проведцнных опросов. Населению предлагалось ответить на вопросы:

1) «Что вы знаете о своих потребительских правах и умеете ли ими пользоваться?» Увеличилось число респондентов, хорошо знающих этот закон, — 12 %, в 2005 году — 10,2 %. Число знакомых с некоторыми положениями этого закона также выросло и составило 73,8 % по сравнению с 2005 годом (69,6 %). Число респондентов, совсем не знающих положения этого закона, соответственно, сократилось — 14,2 % в 2007 году, 20,2 % — в 2005 году.

2) «Знаете ли вы меры ответственности за нарушение закона о защите прав потребителей?» Увеличилось число респондентов, знающих меры ответственности за нарушение потребительских прав, в 2007 году по сравнению с 2005 годом. Сократилось и число респондентов, вообще не знакомых с ответственностью по этому закону.

3) «Будете ли вы отстаивать свои потребительские права в случае их нарушения?» Процент лиц, которые «будут защищать свои потребительские права», в 2007 году составил 78,5 %, в 2005 году он составлял 53,1 %.

В целом этот социологический опрос показал, что люди стали интересоваться своими правами, пользоваться и защищать их. Повышается грамотность населения в области знания права и юридической ответственности, а это означает, что и правосознание общества будет расти и совершенствоваться.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Социологический опрос студентов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» таких вузов, как Волжский университет имени В. Н. Татищева и Самарская гуманитарная академия, проведенный нами в городах Тольятти, Самара, Сызрань, Жигулевск в течение 2007-2008 учебного года, ставил перед студентами некоторые вопросы, в том числе: «Считаете ли Вы возможным в настоящее время отстоять свои права правовыми средствами?»

Существенно влияет на правовую культуру общества правоприменение, т. е. властная деятельность государственных органов, осуществляющих регулирование общественных отношений на основе закона с целью его реализации. Качество правоприменительной деятельности зависит от многих факторов как институционального (структура госаппарата, порядок взаимоотношений его органов), так и иного характера (профессионализм, культура правоприменения и т. д.).

При определении качества правовой культуры общества должно учитываться и состояние индивидуальных правовых актов — документов: правоприменительных (решения и приговоры судов, постановления следователей, акты прокуроров, документы в административно-хозяйственной сфере и т. д.) и правореализационных (договоры в хозяйственном обороте и т. д.).

Коррупция является очень часто одним из «показателей здоровья» правовой культуры страны. Созданный при Президенте РФ Совет по противодействию коррупции одобрил пакет из четырех законопроектов (они вносят изменения в 25 различных законодательных актов), направленных на активизацию борьбы с нечистыми на руку чиновниками. Работа ведется, но.

В декабре 2008 года проводился социологический опрос населения Самарской области, осуществлялось это консалтинговым агентством «Мастер Маркетинг», при поддержке официальной газеты Самарской области «Волжская коммуна». Населению задавали вопрос: «Куда вы обратитесь за помощью, если будут нарушены ваши права?» За ответ «буду решать свои проблемы самостоятельно» проголосовало 50 % опрошенных, ответ «обращусь к уполномоченному по правам человека» набрал 14 %, «в органы власти» будут обращаться только 2 % респондентов, будут «обращаться в суд» 14 %, «обратятся в средства массовой информации» 4 % опрошенных, «обратятся в правоохранительные органы» только 4 % опрошенных, за свой вариант защиты своих прав и (или) затруднились ответить 12 % респондентов [10] . Подводя итоги опроса, можно сказать,

что пугает мнение 50 % опрошенных, которые сами будут решать свои проблемы в случае нарушения их прав. Если задаться вопросом о доверии или недоверии к органам, специально созданным решать такие проблемы, то получится, что к ним за помощью обратятся только (4+14+14+2=34) 34 % опрошенных жителей Самарской области.

Для российского общества актуальной является задача разработать такую правовую идею, которая соответствовала бы его историческим традициям, духовности его народа, обеспечила бы становление правового государства и правового общественного порядка. Авторитет органов власти в глазах граждан — обязательное условие эффективности функционирования и самой власти и эффективности юридической ответственности в обществе.

Сейчас действенность институтов правосудия и их справедливость и законность — единственное, что может вернуть уважение населения к власти и к государству в целом. А принцип неотвратимости наказания за правонарушение должен работать неотступно.

Осуществление принципа неотвратимости наказания является необходимым условием эффективности юридической ответственности, обеспечивая действенность ее функций [11].

Но не только принцип неотвратимости способен привести ситуацию под контроль закона. Необходимо заметить, «что социальный эффект, достигаемый путем предупреждения преступлений, несравненно больше, чем эффект от применения наказаний за каждое правонарушение» [12].

Ещц одним показателем эффективности юридической ответственности является уровень преступности [13]. Что касается ец уровня, то этот показатель эффективности юридической ответственности остацтся достаточно высоким, что не дает уверенности в утверждении сентенции о том, что эффективность юридической ответственности находится на должном уровне.

Несомненно, зависимость коэффициента преступности от экономических составляющих нашей жизни, таких как доходы населения и заработная плата, тесно прослеживается. Экономический кризис конца 2008 года внес свои коррективы, добавив к уже имеющимся показателям безработицу, причем не тот процент безработицы, который всегда с большими или меньшими колебаниями присутствует в государстве, а такой процент безработицы, когда целые фабрики и заводы, градообразующие предприятия из-за кризиса вынуждены отправлять работников за ворота.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. В эффективности государственного управления выделялись две составляющие: эффективность экономическая и эффективность техническая. Последняя включала в себя оценку результатов деятельности (подробнее см.: Barbbour G. Measuring local government productivity // Municipal yearbook. 1975. P 38; Шамхалов Ф. Основы теории государственного управления М. : Экономика, 2003. С. 435—472).

2 Никитинский В. И. Эффективность норм трудового права. М. : Юрид лит., 1971. С. 24; Алексеев С. С. Механизм правового регулирования в социалистическом

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

государстве. М. : Юрид. лит., 1966. С. 75—91; Фаткуллин Ф. Н. Проблемы эффективности советского права. // XXIV съезд КПСС и проблемы повышения эффективности советского права. Казань : Изд-во Казанского ун-та, 1973. С. 311—326; Подгу-рецкий Адам. Очерки социологии права. М. : Прогресс, 1974. С. 311—326; Проблемы общей теории права и государства. М. : Норма, 2001. С. 499—514.

3. Подробнее см.: Лапаева В. В. Эффективность действия права в кн. «Проблемы общей теории права и государства: учебник для вузов» / под общ. ред. В. С. Нер-сесянца. М. : Норма, 2001. С. 500—507.

4 Алексеев С. С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М. : Юрид. лит., 1966. С. 75.

5. Когда того потребуют пятьсот тысяч избирателей или пять областных советов, назначается народный референдум для отмены, полностью или частично, закона или акта, имеющего силу закона. Референдум не допускается в отношении законов о налогах и бюджете, об амнистии и помиловании, о полномочиях на ратификацию международных договоров. В референдуме имеют право участвовать все граждане, призываемые к избранию Палаты депутатов. Вынесенное на референдум предложение считается принятым, если в голосовании участвовало большинство имеющих на это право и предложение собрало большинство голосов, признанных действительными. Закон устанавливает порядок проведения референдума (См.: Конституция Италии 22 декабря 1947 года // Источники права / сост. О. М. Иванова. Вып. 23. Тольятти : Изд. ВУиТ, 2005. С. 150—151).

6. Юридический конфликт: процедуры разрешения. М., 1995. С. 58.

7. См.: Спиридонов Л. И. Теория государства и права. СПб., 1995. С. 216.

8. ВЦИОМ — Всероссийский центр изучения общественного мнения // Российская газета. 2008. 24 июля.

9. Соловьев В., Соловьев С. Ю. Оправдание добра. М., 1988. С. 219.

10. Волжская коммуна. 2008. 11 декабря.

11. Дубинин Н. П., Карпец И. И, Кудрявцев В. Н. Генетика, поведение, ответственность. М. : Политиздат, 1982. С. 334.

12. Там же. С. 260—261.

13. В январе-августе 2008 года зарегистрировано 2208,7 тыс. преступлений, что на 10,7% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Рост регистрируемых преступлений отмечен в 8 субъектах РФ, снижение — в 75 субъектах. Удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений в числе зарегистрированных снизился с 27,4% в январе-августе 2007 года до 26,9%. Почти половину всех зарегистрированных преступлений (49,0%) составляют хищения чужого имущества, совершенные путем: кражи — 898,3 тыс. (-14,0%), грабежа — 161,7 тыс. (-18,9%), разбоя — 23,0 тыс. (-26,6%). Почти каждая третья кража (31,1%), каждый двадцать пятый грабеж (4,0%) и каждое четырнадцатое разбойное нападение (6,9%) были сопряжены с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище. Выявлено 864,3 тыс. лиц, совершивших преступления (-4,2%), удельный вес лиц без постоянного источника дохода вырос с 59,2% в январе-августе 2007 года до 60,4%, а удельный вес ранее судимых лиц — с 23,2% до 23,7% // Официальный сайт МВД России http: // www.mvd.ru/stats.