Научная статья на тему 'О приоритетах в налоговой политике ближайшего будущего'

О приоритетах в налоговой политике ближайшего будущего Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
852
99
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НАЛОГ С ПРОДАЖ / НАЛОГОВАЯ НАГРУЗКА / НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКА / НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС / НДС / НАСТРОЙКА НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ / ПРОГРЕССИВНАЯ ШКАЛА НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ / "СЕРАЯ" ЗАРПЛАТА / СТРАХОВЫЕ ПЛАТЕЖИ / SALES TAX / TAX BURDEN / TAX POLICY / TAX CODE / VAT / SETTING UP A TAX SYSTEM / PROGRESSIVE TAX SCALE / ILLEGAL SALARY / INSURANCE PAYMENTS

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Пансков Владимир Георгиевич

Проанализированы основные идеи, выдвигаемые научным сообществом, а также обсуждаемые в правительственных кругах по решению поставленной в послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию на 2017 год задачи «настройки» российской налоговой системы. Поддерживая идею необходимости уменьшения налоговой нагрузки на бизнес за счет снижения тарифов страховых платежей, автор обосновывает нецелесообразность повышения ставок других налогов, в частности НДС и НДФЛ, а также введения нового налога с продаж. В работе предлагаются другие пути возмещения выпадающих доходов в связи со снижением тарифов страховых взносов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Priorities of Tax Policy for the Near Future

The article analyzes the main ideas put forward by scientific community and discussed in government circles about the solution of the task set in the Presidential Address to the Federal Assembly 2017 to fine-tune the taxation system. While supporting the idea of the necessity to decrease the tax burden on business by reducing tariffs of insurance payments, the author justifies the inexpediency of raising rates of other taxes, in particular VAT and personal income tax, as well as imposing a new tax sales tax. This article provides other ways of reimbursing the national shortfall in revenue of the enlarged government in connection with the reduction of tariffs of insurance payments.

Текст научной работы на тему «О приоритетах в налоговой политике ближайшего будущего»

УПРАВЛЕНИЕ ФИНАНСАМИ. КОНТРОЛЬ

В.Г Пансков

УДК 336.221.4

О приоритетах в налоговой политике ближайшего будущего

Проанализированы основные идеи, выдвигаемые научным сообществом, а также обсуждаемые в правительственных кругах по решению поставленной в послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию на 2017 год задачи «настройки» российской налоговой системы. Поддерживая идею необходимости уменьшения налоговой нагрузки на бизнес за счет снижения тарифов страховых платежей, автор обосновывает нецелесообразность повышения ставок других налогов, в частности НДС и НДФЛ, а также введения нового налога — с продаж. В работе предлагаются другие пути возмещения выпадающих доходов в связи со снижением тарифов страховых взносов.

Ключевые слова: налог с продаж, налоговая нагрузка, налоговая политика, Налоговый кодекс, НДС, настройка налоговой системы, прогрессивная шкала налогообложения, «серая» зарплата, страховые платежи.

В послании Федеральному собранию Российской Федерации на 2017 год Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин поручил правительству подготовить к концу 2017 года предложения по «настройке» российской налоговой системы [6]. Как вытекает из смыла послания, соответствующие поправки в Налоговый кодекс Российской Федерации должны быть введены в действие с 2019 года как часть плана реформ для ускорения экономического роста в 2019—2024 годах. Сложность поставленной задачи совершенствования российской налоговой системы и сжатые сроки ее выполнения буквально через месяц вызвали широкую дискуссию о возможных путях и методах ее решения среди ученых и практиков, а также в правительственных кругах. Минфин, Минэкономразвития России, а также Центр стратегических разработок приступили к подготовке соответствующих вариантов налогового маневра. В настоящее время на обсуждение научной общественности вынесен ряд предложений, суть которых сводится к перераспределению налоговой нагрузки между отдельными видами налогов. В частности, предлагается провести так называемую «фискальную девальвацию» — снизить тарифы стра-

© Пансков В.Г., 2017

ховых взносов до 21—22 % при одновременном повышении ставки НДС до этого же размера, обеспечив тем самым снижение налоговой нагрузки на труд без сокращения общей суммы доходов государства. Обсуждается также идея компенсировать потери государства от снижения тарифов страховых взносов за счет повышения ставки налога на доходы физических лиц (НДФЛ) до 15—17 % [3]. Одновременно с этим стало активно обсуждаться предложение в качестве компенсации использовать не рост ставки НДС или НДФЛ, а ввести налог с продаж. Таким образом, исходя из смысла этих предложений, можно сделать вывод, что разработчики предлагаемых мер исходят из следующих предположений. Во-первых, в российской экономике высока налоговая нагрузка на труд и ее необходимо существенно снизить. Во-вторых, в целом, налоговая нагрузка на бизнес в России невысока и нет необходимости в ее снижении. В-третьих, нельзя допустить снижения доходов казны, и следовательно, налоговый маневр должен быть нейтральным для бюджетной системы страны.

Попробуем разобраться, насколько обоснованы данные предпосылки, а также целесообразны и эффективны предлагаемые меры решения накопившихся в российской налоговой системе проблем. В первую очередь, следует безусловно согласиться, что в нашей стране имеет место запредельная налоговая нагрузка на труд. Об этом свидетельствует, в частности, огромный размах укрывательства плательщиками от обложения заработной платы и других денежных выплат. Поэтому следует поддержать идею о существенном снижении тарифов страховых взносов в социальные внебюджетные фонды. По-видимому, нет необходимости доказывать, что налоговый маневр, в какой бы форме он ни проводился, не должен привести к существенному снижению доходов государства, тем более в условиях дефицита и федерального бюджета, и большинства бюджетов субъектов Федерации, и пенсионного фонда России. Одновременно с этим не могут не вызывать отторжения два других положения, лежащих в основе предлагаемых мер. В первую очередь, это относится к вопросу об уровне налоговой нагрузки в российской экономике. Утверждение, что ее уровень не только совпадает, но и в ряде случаев ниже многих экономически развитых стран — не более чем глубокое заблуждение. Налоговая нагрузка на бизнес в нашей стране существенно превышает данный показатель большинства этих государств. Поэтому, на наш взгляд, необходимо разработать меры по снижению налоговой нагрузки на предпринимательскую деятельность. И сделать это можно только в том случае, если при уменьшении тарифов страховых взносов не повышать налоговые ставки и не расширять налоговую базу по другим налогам, или вводить дополнительные налоги. Тем более, что повышение ставок НДС или НДФЛ или введение налога с продаж кроме сохранения налоговой нагрузки на прежнем, недопустимо высоком уровне может привести к другим, достаточно серьезным негативным последствиям для развития российской экономики. В частности, повышение

ставки НДС до 21 % или 22 % неизбежно отразится на снижении жизненного уровня большей части населения страны, вызванного ростом потребительских цен. Одновременно с этим снижение потребительского спроса приведет к замедлению темпов экономического роста. Кроме того, снижение жизненного уровня населения вызовет рост потребительского кредитования с неизбежным ростом просроченной задолженности и возможными кризисными явлениями в банковской сфере, могущими негативно отразиться на всей экономике. Подобный негативный эффект для развития экономики создаст и повышение ставки НДФЛ, поступления которого в настоящее время обеспечивается в основном за счет обложения доходов не самой богатой части населения.

Нельзя забывать еще одно важное обстоятельство. Как известно, наибольший удельный вес добавленной стоимости, которая в конечном счете и является объектом обложения НДС, имеет место в обрабатывающих отраслях экономики, в отличие от добычи полезных ископаемых. Поэтому повышение ставки НДС на четверть неизбежно приведет к замедлению развития обрабатывающих отраслей экономики. И одновременно произойдет повышение стимулирующей роли налогов в добывающих отраслях экономики, значительная доля продукции которых экспортируется, и они получат больший размер возмещения из бюджета средств НДС, уплаченных при изготовлении экспортной продукции.

Касательно введения наряду с сохранением НДС дополнительного налога с продаж можно сказать следующее. Во-первых, наличие в одной налоговой системе двух налогов с одинаковой налоговой базой противоречит основополагающим принципам налогообложения. Во-вторых, введение нового налога потребует дополнительных издержек, связанных с налоговым администрированием, как со стороны налогоплательщиков, так и налоговых органов. Администрирование налога с продаж, как показал опыт (неслучайно, просуществовав всего два года, он был отменен), намного сложнее и затратнее, чем администрирование любого другого входящего в российскую налоговую систему налога. При введении данного налога существенно увеличится число налогоплательщиков, поскольку платить его должны будут все торговые точки, в том числе, каждый ларек и каждая торговая палатка. В настоящее время контроль за соблюдением ими налогового законодательства существенно упрощен, поскольку они работают или на патенте, или уплачивают единый налог. Налогоплательщики, с другой стороны, вынуждены будут увеличить число сотрудников, занимающихся администрированием данного налога. При этом фискальная эффективность данного налога не будет высокой. Как показал двухлетний опыт его функционирования в российской налоговой системе, уровень собираемости по нему колебался, по разным экспертным оценкам, в пределах от 60 % до 70 %. Как известно, налог с продаж взимается, в основном, в розничной торговле. При этом только по официальным данным не ме-

нее 15 % продовольственных и около 25 % непродовольственных товаров в нашей стране до сих пор реализуется на рынках. Особенно много проблем возникнет в связи с высокой долей несетевой розничной торговли на Северном Кавказе и в южных регионах страны. По данным Росстата, на сетевую торговлю в этих регионах приходится всего лишь 18,4 % оборота розничной торговли [8]. Возникнет необходимость создания специальной системы налогового администрирования, поскольку налоговым органам придется контролировать огромное количество торговых точек. В этих условиях учесть полностью всю выручку, получаемую в российских реалиях, как правило, наличными деньгами, практически невозможно. Упование на новый класс контрольно-кассовых аппаратов, позволяющих контролировать в режиме реального времени выручку, не совсем состоятельно. Проблема в том, что в условиях большого удельного веса рыночной торговли, где российский покупатель, как правило, не требует кассового чека, эффект новой кассовой техники будет сведен практически «на нет».

Кроме того, собираемость данного налога будет существенно отличаться в субъектах Федерации вследствие резко различающегося уровня розничного товарооборота. Как показывают расчеты Института Гайдара, исходя из отчетных данных за 2015 год, 20 регионов с крупнейшим розничным оборотом получили бы 63 % всех сборов налога с продаж, в том числе Москва — 15,6 % всех поступлений, Московская область — 6,3 %, Краснодарский край и Санкт-Петербург — по 4,2 % [7]. Иными словами, дополнительные финансовые ресурсы от введения налога с продаж будут сконцентрированы в основном в регионах-донорах, которые и в сегодняшних условиях не испытывают серьезных проблем с исполнением как доходной, так и расходной частей бюджета. Те же регионы, бюджеты которых на протяжении последних нескольких лет исполняются с дефицитом и которые имеют серьезные проблемы с погашением своих долговых обязательств, практически ничего не получат.

Налог с продаж, в какой бы форме он ни был введен, может существенным образом повлиять на социальную обстановку в стране, изменить налоговую нагрузку населения в связи с неизбежным ростом потребительских цен. При реализации товаров, работ и услуг организациям, финансируемым из бюджета, возникает вопрос о компенсации им дополнительных расходов. Поэтому на полученную сумму налога предстоит увеличить финансирование здравоохранения, просвещения, обороны, правоохранительных органов и так далее.

Таким образом, повышение налоговых ставок НДС, НДФЛ или же введение налога с продаж может привести или к росту расходов населения, или к снижению его доходов с соответствующим сокращением потребительского спроса и негативными последствиями для роста экономики. Можно возразить, что снижение тарифов страховых взносов с 30 % до 22 % нивелирует указанные последствия роста потребительских цен, поскольку

снижение тарифов на 8 процентных пунктов будет действовать в противоположном направлении. Как показывают экспертные оценки, серьезного изменения в уровне потребительских цен может не произойти. Дело в том, что в структуре затрат фондоемких производств весьма невелик удельный вес расходов на оплату труда и страховых платежей, составляющий, соответственно, 9,6—20,2 %% и 2,7—5,7 %%. Поэтому снижение на 25 % тарифов страховых платежей может обеспечить снижение издержек производства такой продукции максимум на 1,5 %. Но гарантию снижения потребительских цен даже на эти 1,5 % никто дать не может. Достаточно вспомнить 2004 год, когда был отменен налог с продаж: розничные цены во всей стране ни на один пункт не снизились, несмотря на обнадеживание налогоплательщиков, в частности, крупнейшими торговыми организациями. В то же время, например, повышение ставки НДС с 18 % до 22 %, то есть на 4 процентных пункта, неизбежно приведет к повышению цен по всему кругу товаров, работ и услуг как минимум на 6—7 %%, поскольку данный налог обладает существенным каскадным эффектом.

Из приведенных выше доводов и данных можно, на наш взгляд, сделать следующие выводы. Высокая налоговая нагрузка на предпринимательскую деятельность и, прежде всего, на труд настоятельно требуют снижения тарифов страховых платежей. Вследствие невозможности и возникновения негативных последствий для экономики повышения ставок и расширения налоговой базы по другим налогам, уплачиваемым бизнесом, необходимо искать другие источники для покрытия дефицита пенсионного и других социальных фондов, а также бюджетной системы страны. Растущий дефицит пенсионного фонда Российской Федерации, наряду с рядом других факторов, в значительной мере объясняется сокрытием базы обложения, и в первую очередь, — скрытой формой оплаты труда. Это явление получило в российской экономике столь широкое распространение, что оно становится предметом обсуждения не только в научном сообществе, но и в правительственных кругах. Этой проблеме, в частности, много внимания уделил Министр экономического развития М. Орешкин, выступая на Гайдаровском форуме в Москве. «У нас такая налоговая нагрузка в этой части, в [сопоставимых] странах нигде нет такой нагрузки на фонд оплаты труда, который есть в России», — сказал он. По словам министра, в стране страховые взносы «платит государство само себе, крупный, а также часть среднего бизнеса... И это самая большая проблема, с которой нужно работать» [1].

Сделанные нами на основании данных статистической отчетности Росстата расчеты показывают, что доля скрытой зарплаты, с которой не уплачиваются ни страховые взносы, ни индивидуальный подоходный налог, составляет более 13 % от ВВП. При этом, доля официально выплаченной заработной платы составила в 2015 году 22,6 %. Таким образом, в настоящее время от налогообложения ежегодно скрывается примерно 14 трлн

рублей. В результате несложных подсчетов можно установить, что бюджетная система страны ежегодно теряет около 1,5 трлн рублей НДФЛ, а внебюджетные государственные социальные фонды — порядка 3,5—4,0 трлн рублей. Поэтому, на наш взгляд, первоочередной задачей, стоящей перед научным сообществом, а также перед исполнительной и законодательной властью является не спор о том, по какому налогу следует повысить ставку или какой новый налог ввести, а решение проблемы «конвертной» заработной платы. На наш взгляд, у государства есть реальные возможности ее решения, и они должны быть, безусловно, использованы. В данном случае государство может использовать как экономические, так и административные механизмы. Естественно, что наиболее действенными являются рыночные механизмы, поскольку они являются мерой не принуждения, а стимулирования, заинтересованности. Таким экономическим механизмом в борьбе с «конвертной» зарплатой должно стать, по нашему глубокому убеждению, поддержанное и научным сообществом, и правительственными органами существенное снижение ставок отчислений в государственные внебюджетные социальные фонды, особенно в сфере малого и среднего бизнеса, наиболее сильно пострадавших от резкого повышения ставок страховых взносов с 1 января 2011 года.

Вместе с тем, в данном случае, к сожалению, исключительно экономическими мерами проблему «серой» зарплаты, на наш взгляд, решить не удастся. И связано это с тем, что налогоплательщики, укрывающие выплаты работникам от налогообложения, адаптировались к созданной ими системе ухода от налогообложения, действуют по отработанным и успешно функционирующим схемам, и снижение тарифов страховых взносов даже на четверть далеко не для всех из них станет побудительным мотивом для перехода к новым отношениям с государством. Поэтому наряду с чисто экономическими мерами следует принять и ряд административных.

Во-первых, следовало бы установить, как это действует в большинстве высокоразвитых стран, законодательный минимум заработной платы (без поощрительных надбавок и других видов доплат) наемных работников, ниже которого работодатель ее устанавливать и выплачивать не имеет права. Указанный размер минимальной заработной платы, определенный законодательно, должен при этом быть установлен в таком размере, чтобы он обеспечивал необходимый прожиточный минимум для работников и членов их семей, при этом должна быть установлена жесткая система ответственности работодателя при любой форме собственности за нарушение данной нормы законодательства. В результате этого размер «конвертной» заработной платы может быть хоть немного, но уменьшен.

Во-вторых, необходимо принятие решительных мер по наведению порядка в наличном денежном обращении. В первую очередь, на наш взгляд, следовало бы ввести существенные ограничения на расчеты наличными деньгами при совершении населением крупных покупок, которые долж-

ны обслуживаться исключительно с помощью безналичных расчетов. Одновременно с этим необходимо повысить уровень контроля за движением наличных денег в экономике. В настоящее время такой контроль в стране, на наш взгляд, недостаточен, что позволяет обналичивать денежные средства сверх установленных норм и создавать условия для выплаты зарплаты в конвертах. В частности, действующие ныне положения позволяют предпринимателям без образования юридического лица практически бесконтрольно осуществлять операции с наличностью. Кроме того, установленная обязанность коммерческих банков контролировать движение наличных средств и соблюдение действующих нормативов по работе с наличностью у их клиентов по существу не может быть и фактически не является эффективной. В связи с этим представляется необходимым приравнять предпринимателей без образования юридического лица в части обращения с наличной денежной массой к юридическим лицам.

Возможности выплаты «конвертной» зарплаты можно было бы существенно ограничить при налаживании в стране должного контроля за соответствием производимых населением расходов размеру получаемых им доходов. Поэтому со всей неизбежностью встает вопрос о необходимости введения контроля за производимыми населением расходами. Справедливости ради, следует отметить, что попытки введения такого контроля налоговыми органами предпринимались в нашей стране не один раз, и все они заканчивались, практически не начавшись. Основная причина провала подобных действий органов власти заключалась в том, что сопоставление произведенных в течение года конкретным гражданином расходов приходилось производить со всеми имеющимися, накопленными за многие годы и ничем не подтвержденными с позиции законности их получения доходами. Введение эффективного действенного механизма перекрестного контроля доходов и расходов каждого физического лица, по нашему мнению, может и должно стать серьезной мерой борьбы с «конвертной» заработной платой. А это возможно только в условиях введения института обязательного ежегодного декларирования каждым физическим лицом всех полученных в налоговом периоде доходов с серьезными штрафными санкциями за непредставление налоговой декларации и особенно за сокрытие полученных доходов. До тех пор, пока в стране не будет создана ясная и простая система подачи налоговых деклараций, вряд ли удастся существенно увеличить поступление и НДФЛ, и страховых взносов. При этом первым шагом всеобщего декларирования доходов должно стать единовременное предоставление всеми совершеннолетними гражданами деклараций об имеющемся в их распоряжении имуществе, включая денежные средства как в наличной форме, так и на счетах в банках. В последующие годы такая декларация, на наш взгляд, должна содержать сведения только о полученных в течение года доходах и произведенных крупных расходах.

Действенной мерой по сокращению выплат заработной платы «в конвертах» может стать также, по нашему мнению, ужесточение санкций, в том числе, и финансовых, за факты выплаты «серой» заработной платы. Как известно, в настоящее время согласно статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации неуплата или неполная уплата сумм налога или сбора в результате занижения налоговой базы, другого неправильного исчисления налога, взноса или сбора или других неправомерных действий влекут взыскание штрафа в размере 20 % от неуплаченной суммы налога или сбора. За указанные действия, совершенные умышленно, Кодексом предусмотрено взыскание штрафа в размере 40 % от неуплаченной суммы налога, взноса или сбора. Вместе с тем, как показывает практика налогового контроля, доказать умышленность в действиях налогоплательщика практически нереально, и эта часть статьи 122 фактически не работает. Кроме того, налоговым органам достаточно сложно выявить факты выплат «серой» зарплаты. Тем не менее, они постепенно совершенствуют формы и методы контроля в этой области, что нередко позволяет собирать доказательную базу для предъявления в арбитражных судах фактов занижения облагаемой базы по НДФЛ и по страховым взносам. На наш взгляд, предусмотренные Налоговым кодексом Российской Федерации размеры финансовых санкций явно недостаточны. Поэтому предлагается установить размер финансовой санкции за сокрытие налоговой базы по НДФЛ и по страховым взносам в размере 100 % от суммы не удержанного и не перечисленного в бюджет налога, а также взносов в государственные социальные внебюджетные фонды. Одновременно с этим следовало бы ввести финансовую, а также ужесточить уголовную ответственность руководителей и главных бухгалтеров предприятий и организаций за факты сокрытия от налогообложения размера заработной платы, фактически выплаченной работникам. В данном случае нельзя не согласиться с позицией профессора И.В. Горского: «..вопросы легализации доходов должны решаться . жестким, действующим в рамках закона контролем и применением суровых санкций за уклонение от уплаты налогов. Уход от налогов — воровство, и оно должно быть наказуемо, в том числе и в уголовном порядке» [2]. Наряду с этим, возможно, следовало бы подключить к проблеме выявления фактов выплат «серой» зарплаты и самих работников организаций. В частности, в качестве материального поощрения перечислять часть штрафа, уплаченного работодателем за сокрытие базы налогообложения, работникам, способствующим раскрытию подобных фактов.

Вместо принятия конкретных мер по борьбе с «конвертной» заработной платой, которые действительно могли бы дать серьезный экономический эффект, государство в течение более пятнадцати лет безуспешно пытается решить эту проблемы за счет применения плоской шкалы налога на доходы физических лиц.

Достаточно серьезные резервы роста налоговых поступлений в бюджетную систему страны могут быть вскрыты в подоходном налогообло-

жении путем перераспределения налоговой нагрузки среди разных слоев населения. Проблема налогообложения физических лиц в российской налоговой системе состоит в том, что при относительно низкой налоговой нагрузке на население в целом, оно имеет гипертрофированный характер: более высокое налоговое бремя несет менее обеспеченная часть населения. Это связано с влиянием ряда факторов. При равномерном распределении налоговой нагрузки по НДФЛ за счет единой ставки налога, по косвенным налогам (НДС, акцизы) население их уплачивает по регрессивным ставкам, вследствие чего из доходов менее обеспеченной части населения изымается большая часть их доходов. Кроме того, по действующему российскому налоговому законодательству отдельные виды доходов от капитала (вклады в банках, реализация имущества), который сконцентрирован в основном у наиболее обеспеченной части населения, не облагаются НДФЛ. И наконец, определенное влияние на несправедливость налогообложения населения оказывают установленные по НДФЛ налоговые вычеты. Отдельными из них (на лечение, на обучение, на инвестиции в недвижимое имущество), как правило, пользуется наиболее обеспеченная часть российского населения. Остальные налоговые вычеты, реальную возможность пользоваться которыми имеют все категории населения, настолько малы, что практически не оказывают серьезного влияния на имущественное положения даже самых низкооплачиваемых категорий населения.

Таким образом, можно констатировать, что в российской налоговой системе поступление наибольшей части доходов от населения обеспечивается за счет «налога на бедность», плательщиками которого выступает почти все трудоспособное население страны. Поэтому у государства в настоящее время имеется реальная возможность повысить уровень налогообложения наиболее обеспеченной части населения страны. Добиться этого можно путем введения прогрессивной шкалы налогообложения совокупного годового дохода физических лиц. Это может дать достаточно высокий фискальный эффект при сохранении, а возможно, даже при снижении налогового бремени подавляющей части населения страны. Но для достижения подобного результата необходимо соблюсти несколько условий. Во-первых, шкала налогообложения должна быть построена таким образом, чтобы прогрессия не распространялась на доходы от заработной платы. Иными словами, под повышенную ставку налога должен подпадать доход, равный более 180—200 тысяч рублей в месяц. Во-вторых, облагаться НДФЛ должен совокупный годовой доход, что позволит более полно учесть в налоговой базе все доходы наиболее обеспеченных слоев населения. Дело в том, что в настоящее время основной источник высоких и сверхвысоких доходов физических лиц не только в России, но и во всем мире — это не заработная плата, а доходы от капитала: дивиденды, процентные доходы по банковским вкладам, доходы по ценным бумагам, от сдачи имущества в аренду или от его реализации, и так далее. В частности,

по данным Росстата, оплата труда в России составляет менее половины всех доходов населения. При этом, другие доходы, включая доходы от собственности и скрытую зарплату, составляют 32,0 % [9]. По отчетным данным Росстата за 2015 год, общая сумма доходов населения России составила 53,1 трлн рублей, в том числе, одни только доходы от собственности выразились в сумме 3,5 трлн рублей [10]. При этом, как показывает мировой и особенно российский опыт, «незарплатные» доходы концентрируются исключительно у наиболее состоятельных граждан, составляющих исключительно малую долю всего населения любой страны. И наконец, в-третьих, необходимо одновременно с налоговой прогрессией для наиболее высоких доходов обеспечить реальное снижение налоговой нагрузки для подавляющего большинства налогоплательщиков — физических лиц путем введения необлагаемого налогом минимального дохода и отменой налоговых вычетов, которыми в настоящее время пользуются в основном наиболее обеспеченные слои населения.

Введение прогрессии в налогообложении физических лиц позволит в определенной мере сократить негативные процессы в экономике, вызванные наличием избыточной массы денежных средств у одной части населения страны и недостатком средств у другой, подавляющей, его части. Избыточные средства, как показывает практика, вкладываются, как правило, в ценные бумаги, что ведет к росту спекулятивных операций на рынке ценных бумаг, вследствие чего имеет место отрыв реальной стоимости активов от их рыночной стоимости, что чревато с большой степенью вероятности возникновением экономического и финансового кризиса в стране. Одновременно с этим реализация предлагаемых мер в области НДФЛ не только не снизит покупательный спрос населения на товары и услуги, но и позитивно повлияет на его рост и создаст соответствующие условия для подъема экономики. Это будет достигнуто за счет повышения денежных доходов подавляющей части населения страны, которые будут направлены исключительно на потребление. С другой стороны, доходы наиболее обеспеченной части населения будут сокращены в той части, которая не шла на потребление, а направлялась или в сбережения, или уводилась за рубеж.

Литература

1. Глава Минэкономразвития назвал главную налоговую проблему России // РосБизнесКонсалтинг. 2017. 14 января. URL: http://www.rbc.ru/ rbcfreenews/5879fd659a79476e29ece74b (дата обращения: 22 апреля 2017 года).

2. Горский И.В. К вопросу о плоской ставке налога на доходы физических лиц в Российской федерации// Научные труды НИФИ Академии финансового управления Министерства финансов Украины. Киев, 2013. С. 100.

3. Манохин А. Граждане заплатят // Ведомости. 2017. № 4268.

4. Пансков В.Г. Налоговая нагрузка на экономику: нужен налоговый маневр // Экономика. Налоги. Право. 2016. № 5. С. 130—138.

5. Пансков В.Г. Настройка российской налоговой системы: необходимость, проблемы, пути решения // ЭТАП: Экономическая Теория, Анализ, Практика. 2017. № 1. С. 57—67.

6. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Российской Федерации собранию на 2017 год. URL: http://www.kremlin.ru/ events/president/news/53379 (дата обращения: 22 апреля 2017 года).

7. Прокопенко А., Папченкова М, Стеркин Ф, Базанова Е. Налоговики решили не отходить от кассы // Ведомости. 2017. № 4284.

8. Стеркин Ф, Письменная Е, Кувшинова Е. Налог с продаж может быть введен в довесок к НДС // Ведомости. 2012. № 3256.

9. Структура денежных доходов населения по основным источникам их формирования в целом по России и по субъектам Российской Федерации за 2015 год // Федеральная служба государственной статистики. Официальный сайт. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/ bednost/tabl/1-1-2.doc (дата обращения: 22 апреля 2017 года).

10. Федеральная служба государственной статистики. Официальный сайт. URL:http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/ population/level (дата обращения: 22 апреля 2017 года).

References

1. Glava Minekonomrazvitiya nazval glavnuyu nalogovuyu problrmu Rossii [The Minister of economic development called the main tax problem in Russia] // RBC. 2017. 14 Jan. Available at: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/ 5879fd659a79476e29ece74b (accessed 22 April 2017). (In Russian).

2. Gorsky, I. V. K voprosy o ploskoy stavke naloga na dohody fizicheskih litc v Rossiyskoy Federatcii [To the question of flat rate of the tax to incomes of physical persons in the Russian Federation]// Scientific works of «NIFI», Academy of financial management Ministry of Finance of Ukraine, Kyiv, 2013, p. 100. (In Russian).

3. Manokhin A. Grazhdane zaplatyat [Citizens will pay] // Vedomosti. 2017, no. 4268. (In Russian).

4. Panskov V. G. Nalogovaya nagruzka na economiku: nuzhen nalogovyi manevr [Tax burden on the economy: we need tax reform] // Economics. Taxes. Right. 2016, no. 5, pp. 130—138. (In Russian).

5. Panskov V. G. Nastroyka nalogovoy sisremy: nepbhodimost', problem, puti resheniya [Setting of the Russian tax system: need, problems, solutions] // JeTAP: Jekonomicheskaya teoriya, Analiz, Praktika [ETAP: Economic Theory, Analysis, Practice], 2017, no. 1, pp. 57—67. (In Russian).

6. Poslanie Prezidenta Rossiyskoy Federatcii Federal'nomu sobraniyu Rossiyskoy Federatcii na 2017 god [The message of the President of the Russian

Federation the Russian Federation Federal Assembly in 2017]. Available at: http://www.kremlin.ru/events/president/news/53379 (accessed 22 April 2017). (In Russian).

7. Prokopenko A., Papchenkov M., Sterkin F., Bazanova E. Nalogoviki reshili ne othodit' ot kassy [Tax authorities have decided not to move away from cash] // Vedomosti. 2017, no. 4284. (In Russian).

8. Sterkin F., Pis'mennaya E., Kuvshinova E. Nalog s prodazh mozhet byt' vveden v dovesok r NDS [Sales Tax may be imposed in addition to VAT] // Vedomosti. 2012, no. 3256. (In Russian).

9. The structure of cash income of population by main sources of their formation in Russia as a whole and by constituent entities of the Russian Federation for 2015 // Federal state statistics service. Official site. Available at: URL: http:// www.gks.ru/free_doc/new_site/population/bednost/tabl/1-1-2.doc (accessed 22 April 2017). (In Russian).

10. Federal state statistics service. Official site. Available at: URL:http://www. gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/level (accessed 22 April 2017). (In Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.